Поддержка сельских банков

Поддержка сельских банков | Программа: ОТРажение | ОТР

В глубинке работу с клиентами труднее заменить онлайн-услугами

2020-06-04T12:09:00+03:00
Поддержка сельских банков
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Гости
Михаил Алексеев
эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков»
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»

Ольга Арсланова: На селе жить тяжелее всем, даже банкам. Центробанк предложил Правительству поддержать финансовые организации, которые оказывают услуги в небольших населенных пунктах нашей страны.

Петр Кузнецов: В глубинке труднее заменить работу с клиентами онлайн-услугами. Необходимость прямого доступа к финансовым услугам не только в селах и деревнях, но и в городах с населением до 50 тысяч человек, стала особенно заметна в условиях самоизоляции, когда жителям, в первую очередь, пенсионерам. Крайне сложно было лишний раз организовать поездку в то же банковское отделение, причем хотя бы ближайшего большого города.

Ольга Арсланова: Где хоть что-то работает, да. Давайте вообще посмотрим, как у нас в России выглядит банковский сектор. На 1 июня в стране действует почти 30 тысяч отделений банков. Если сравнивать с 2017 годом, произошло сокращение, причем более чем на 8% – это почти 6 тысяч подразделений банков. Сокращение офисов, как вы видите, продолжается с 2014 года, тогда их было 43 тысячи, даже больше.

И вот, согласно отчету Центробанка о развитии банковского сектора за 2018 год, рентабельность банковской деятельности в регионах заметно упала. Местные банки получили убыток в 227 миллиардов рублей, в то время как в 2017 году у них была прибыли в 55 миллиардов. Как выживают банки в деревнях, в малых населенных пунктах, поговорим прямо сейчас…

Петр Кузнецов: с нашими экспертами. Приветствуем Игоря Костикова, председателя «Финпотребсоюза». Игорь Владимирович, здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Первая мысль, которая приходит: если банковское отделение в том или ином месте нерентабельно, значит надо его просто закрыть, заменить какими-нибудь онлайн-услугами, а если что можно съездить в большой город.

Игорь Костиков: Так оно на самом деле и происходит, потому что мы видим, что есть сокращение. Если мы возьмем тренд чуть подлиннее, то это сокращение со 150 тысяч ушло до таких цифр, потому что в советское время, как мы знаем, практически в каждом населенном пункте была Сберкасса, это было в доступности. Но когда это все превратилось в коммерческие банки, естественно, что коммерческие банки начали идти за затратами: убирать лишние затраты, убирать лишние отделения. Фактически, тренд очевиден, и основная масса наших мелких населенных пунктов осталась без прямого банковского обслуживания. И эта объективная ситуация понятна.

Думалось, что все это будет замещено онлайн-услугами, но последние 3 месяца нам показали, что несмотря на весь прогресс интернета, у нас в стране доступ к интернету все-таки очень ограничен. Основная масса населения старшего возраста не имеет либо доступа, либо возможности воспользоваться интернет-услугами. Поэтому, конечно, это представляет серьезные проблемы.

Петр Кузнецов: Открыть отделение банка вообще дорогая процедура?

Игорь Костиков: Да, это очень дорогая история, потому что есть серьезные требования со стороны Центрального банка: как оно должно быть оборудовано, что в этом отделении должно быть. Банк России в какой-то момент даже упростил, что можно открывать упрощенные отделения в населенных пунктах, но это все равно достаточно дорого. И там понятно, поскольку речь идет, в том числе, о наличных деньгах, потому что на селе, в основном, будут нужны наличные деньги, то будет нужна соответствующая охрана, прямые линии с правоохранительными органами, чтобы можно было, в случае чего, предотвратить правонарушение. То есть проблемы существуют, и надо решать доступность обычных банковских услуг для населения, каким-то образом покрывая те убытки, которые возникают у банков.

Петр Кузнецов: Вот я как раз об убытках. Открытие, скорее всего, ложится на плечи банков. Просто ему говорят: «Открывай на селе», а дальше уже…

Игорь Костиков: Пока ложится на плечи банков. Ему даже уже никто не говорит открывать.

Петр Кузнецов: Пока не говорит.

Игорь Костиков: Банк идет за собой. Он понимает, что должен сокращать убытки. Есть какие-то программы, которые связаны с финансированием сельских жителей, с финансированием села, которые его заставляют где-то держать даже убыточные отделения для того, чтобы обеспечивать реализацию этих программ. Там они их сохраняют, несмотря на убыток. Но мы прекрасно понимаем, что это дело временное и не обеспечивает тот необходимый объем услуг населению на селе, который необходим.

Ольга Арсланова: Скажите, как, с вашей точки зрения, было бы правильно решить эту задачу? Должно ли государство банкам помочь, учитывая то, что они выполняют важную социальную функцию в таких населенных пунктах?

Игорь Костиков: Да, вы сказали очень правильные вещи. Все забывают, что банк – это не просто коммерческая организация, а это еще и социальный институт. Почему-то это у всех уходит на задний план, в первую очередь, у банкиров. Я думаю, что тут нужно избрать несколько путей.

Один путь. Нужно, наверное, установить какой-то норматив по закрытию этих филиалов или по поддержанию их со стороны Банка России или Налоговой службы, потому что они должны будут, естественно, списывать убытки на прибыль. У них это снижает валовую прибыль, то есть отражается и на возможностях резервирования, увеличения капитала, мы это все прекрасно понимаем.

Второй момент. Безусловно, должны быть какие-то программы поддержки со стороны государства. Мы знаем, что в свое время такие программы были. Например, я помню опыт 1990-го года: Сбербанк России обслуживал российский бюджет в обмен на то, что они поддерживали необходимую сеть обслуживания на селе. Мы вам даем держать у себя деньги, а вы при этом держите сеть, то есть вы зарабатываете на наших деньгах, а отделения убыточные. Я не исключаю, что у нас крупные государственные банки об этом забыли.

Может быть, оно на сегодняшний день так и есть. Мы показываем, сколько банки зарабатывают в целом, а показывают убытки на селе. Может быть, как раз Центральному банку и надо посмотреть, а с чего они зарабатывают и сказать: «Ребята, вы, как социальный институт, зарабатываете на государственных деньгах, будьте добры тогда отчисляйте часть денег на покрытие убытков, связанных с сельскими отделениями». Центральному банку надо тоже четко определить социальную функцию банков, и за счет чего она будет погашаться.

И последний момент. Центральный банк должен посмотреть, каким образом немножко изменить свое регулирование и поддержать банки для того, чтобы они открывали сеть на местах. Честно говоря, все эти радужные намерения об использовании онлайн-банкинга на селе далеки от реализации.

Петр Кузнецов: Спасибо огромное. Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза». Приветствуем Михаила Алексеева, это эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков». Здравствуйте, Михаил Александрович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Михаил Алексеев: Доброго дня.

Петр Кузнецов: Скажите пожалуйста, но ведь отсутствие возможности снять деньги в шаговой доступности можно считывать как нарушение прав вкладчика, держателя карты, получателя пенсии, короче, всех на селе?

Михаил Алексеев: Слушайте, есть еще несколько форматов. На селе отсутствует много чего, куда можно позвонить, в Центральный банк, попросить, чтобы мне тоже дали денег, я тоже на селе открою, чего там не хватает? Мы о чем вообще говорим, почему вообще государство должно снова давать деньги банкам? И почему у нас во времена пандемии мы заговорили о том, что снова нужно профинансировать банки под благое дело?

Ольга Арсланова: Михаил, извините, я перебью вас. Но вы же не можете заставить коммерческую организацию работать себе в убыток, то есть вы можете вежливо попросить, но она может также вежливо отказаться, что, собственно, она и делает, закрывая эти отделения.

Михаил Алексеев: Пускай закрывает отделения, но поддерживать в этом контексте экономическую активность населения следует, наверное, рыночными методами. Мы какой траекторией движемся. Если мы говорим о том, чтобы коммерческим организациям было выгодно открывать эти отделения, так давайте заниматься селом, давайте заниматься развитием территорий, а не давать деньги 1,5 – 4 миллиона рублей на открытие одного отделения. Мы все сейчас смотрим, слушаем: вы – в студии, а я – здесь. Мы все прекрасно понимаем, к чему это приведет, кому от этого станет лучше.

Ольга Арсланова: А кому от этого станет лучше?

Михаил Алексеев: Кто получит сетку за бесплатно. Я тоже хочу что-нибудь открыть на селе. Я сейчас легко приведу 10 примеров того, чего не хватает на селе. Давайте эти деньги вкладывать в село. Вот вы показываете эти картинки.

Ольга Арсланова: Да.

Михаил Алексеев: Может быть, дорогу там нужно построить, чтобы туда люди из города приезжали, может быть, какие-то льготы дать – в это деньги вкладывать? Там все банки откроются. Исход людей из городов – история, которая тоже вполне может случиться в ближайшее время. Вы сами понимаете, по каким причинам. Экономику надо развивать, а не вот эту придумку: «Давайте банкам какие-то деньги дадим». Закончится тем, что дадут деньги, и мы посмотрим потом с вами, точно также у вас в студии, когда время пройдет, как это все заброшено, закрыто.

Мы уже видели, наблюдали, как Сбербанк у нас увеличивал количество отделений в городах, вы не помните? Это было 4 года назад, когда у нас Сбербанк массово арендовал помещения. Их стало неожиданно много, как ритейловых магазинов, на каждом шагу Сбербанк. Потом вдруг передумали, потому что все переходят в онлайн. Вкладывать в онлайн – это просто развивать коррупционную кормушку, вот сейчас, в этом контексте.

Я категорически против, это настолько смешно и настолько, на мой взгляд, не имеет никакого общего отношения с реальностью и с реальной потребностью. Кто-нибудь жителей села спросил, что им нужно, прежде, чем говорить?

Петр Кузнецов: Смотрите, я вот, что хотел сказать. Вы про ритейл как раз уже вспомнили. Можно все решать через агентские сети, не обязательно открывать дорогостоящие отделения. Это можно решить через отделение Почты России, в том же самом магазине оказывать финансовые услуги.

Михаил Алексеев: А зачем это нужно, если можно взять 1,5 – 4 миллиона и открыть отделение банка, и все, и по красоте. Будут там 1-2 операциониста, зато 5 бабушек смогут снимать пенсию наличными. Мы о чем вообще говорим? Я считаю, что такие вещи и такие инициативы должны пресекаться на корню, и называть вещи своими именами. Вы правильно затрагиваете этот вопрос, это не должно пройти мимо и превращаться в распил. Чем лучше станет жить в стране от этих денег, каждая копейка на счету. Сейчас каждый россиянин испытывает те или иные проблемы.

Ольга Арсланова: Да, понятна ваша позиция, спасибо. Михаил Алексеев, эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков». Мы говорили о том, нужно ли помогать российским банкам, финансировать их для открытия уже закрытых отделений в малых городах и деревнях.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В глубинке работу с клиентами труднее заменить онлайн-услугами