Все вместе мы собрали уже больше трех с половиной миллионов рублей! Подводим итоги марафона ОТР в поддержку пострадавших от наводнения

Все вместе мы собрали уже больше трех с половиной миллионов рублей! Подводим итоги марафона ОТР в поддержку пострадавших от наводнения
Долгострой. Закон о социальных предпринимателях. Россия–Украина: обмен пленными. «Резиновые» квартиры. Отказ от пластика в рознице
Брошенные стройки: почему их всё больше?
Сергей Лесков: Главный итог переговоров России и Японии - то, что они ведутся
Владимир Жарихин: Если мы начнём менять украинских моряков на Вышинского, мы, по сути, признаем его виновность
Пользоваться многоразовым вместо одноразового - это тренд, который необходимо развивать
Есть случаи, когда до 10 тысяч человек прописывали в «резиновых» квартирах. И если владельцев наказывать жёстче, то рублём, а не тюрьмой
Социальные предприниматели не должны ждать, когда государство придет к ним с заказом. Они должны сами выходить на рынок, показывая свои возможности и эффективность
«На местах в регионах нет компетенций, которые могли бы оценить риски проекта». Эксперт - о проблеме долгостроев
Омское метро и гостиницы во Владивостоке: десятки миллиардов потратили, но так и не достроили
Работа без выходных. Наводнение в Сибири. Очередь за соцжильём. Доступ к кредитным историям
Гости
Сергей Левченко
Губернатор Иркутской области
Татьяна Григорьянц
Корреспондент
Александр Гарайко
президент Благотворительного фонда «Адели»
Сергей Давидян
председатель Иркутского областного отделения Общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест»
Михаил Волков
заместитель генерального директора ФГУП «Почта России»

Оксана Галькевич: Четвертого июля, чуть больше недели назад, в прямом эфире «Отражения» мы запустили акцию по сбору помощи жителям Иркутской области. Я думаю, что все мы помним, что в конце июня после сильнейших дождей в этом регионе 6 районов затопила большая вода. Мы знаем, как непредсказуемы сибирские реки. Вот, например, река Ия в районе города Тулуна вышла из берегов и поднялась почти до отметки в 14 метров, 13,90.

Константин Чуриков: Это в 2 раза выше прежних критических уровней. Наводнение вообще сильнейшее за последние 100 с лишним лет, оно унесло жизни 25 человек, еще о девятерых ничего не известно, они пропавшие без вести. Сегодня в Иркутской области день траура в память обо всех погибших. Наши соболезнования семьям погибших, всем сибирякам.

Оксана Галькевич: В зоне бедствия или, если пользоваться официальными формулировками, в зоне чрезвычайной ситуации оказались 38 тысяч человек в 100 поселках Иркутской области. Вода затопила 13 тысяч домов, домов, где прежде жили целые семьи с детьми, со стариками-родителями. Больше 3,5 тысяч домов после обсуждения, как выяснилось, никакому восстановлению не подлежат.

Константин Чуриков: Ну и помимо жилых домов разрушены еще школы, детские сады, поликлиники, больницы, дома культуры, библиотеки. С нуля придется всю инфраструктуру еще восстанавливать: в области разрушены 11 мостов и 48 участков дорог.

Оксана Галькевич: Половина сибирского лета, короткого сибирского лета, уже прошла, в сентябре там будут первые заморозки, в октябре первый снег, а может быть, и раньше, знаете, сибирская зима ведь так же непредсказуема, как и ее реки. Людям там еще очень долго будет нужна поддержка, наша с вами помощь. В течение еще нескольких часов наша акция по сбору помощи продолжится. Вы можете помочь сибирякам, сделайте это – отправьте сообщение на номер 3949 со словом «Иркутск» и указанием суммы, например, «Иркутск 100», «Иркутск 50», «Иркутск 300», абсолютно любая сумма.

Константин Чуриков: Ну и все эти дни работу по сбору помощи для пострадавших от наводнения мы проводим совместно с благотворительным фондом «Адели», это наши партнеры. И сегодня у нас в студии Александр Гарайко, президент этого фонда, – добрый вечер, Александр Николаевич.

Александр Гарайко: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: А также рядом с нами наша коллега Татьяна Григорьянц, корреспондент Общественного телевидения России. Татьяна работала несколько дней в этой зоне…

Константин Чуриков: Десять дней.

Оксана Галькевич: …десять дней в зоне чрезвычайной ситуации как раз…

Татьяна Григорьянц: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Татьяна расскажет нам о том, как это все выглядит на самом деле на месте.

Константин Чуриков: У нас еще в течение этого часа с нами на связь выйдет губернатор Иркутской области, ряд, скажем так, высокопоставленных людей. Собственно, мы их тоже спросим о том, что происходит.

Александр Николаевич, давайте начнем все-таки с того, какую сумму удалось собрать на сегодняшний день, может быть, на этот час.

Александр Гарайко: Ну на сегодняшний день… Во-первых, я хотел бы поблагодарить сначала всех, кто поучаствовал с нами в марафоне, продолжает отправлять деньги на помощь пострадавшим семьям в Иркутской области. На сегодняшний день, буквально за пару минут до того, как я зашел в студию, это было 3 миллиона 582 тысячи средств собрано в этом марафоне совместно нами с вашим каналом. В принципе как дальше идут сборы, пока вам не могу сказать, уже порядка 10 минут прошло.

Константин Чуриков: Соответственно, сегодня в полночь сбор закончится. Что дальше? Как дальше?

Александр Гарайко: Соответственно, эти средства целевые, они будут распределены, вероятнее всего, по запросу руководства Иркутской области, это будут приобретены либо какие-то вещи, либо имущество какое-то для семей, пострадавших в Иркутской области от наводнения. Деньги целевые, они в другое назначение никуда уйти не могут, поэтому мы ждем распоряжения.

Константин Чуриков: В общем, вы на связи с руководством Иркутской области.

Александр Гарайко: Совершенно верно, да.

Константин Чуриков: Они скажут, что нужно и где нужно, и это то, что нужно, будет куплено и доставлено людям.

Александр Гарайко: Совершенно верно, на всю сумму.

Оксана Галькевич: Надо просто понимать, что нужно там людям сейчас все абсолютно, от какой-то бытовой техники до элементарной какой-то там одежды, предметов мебели.

Александр Гарайко: Что нас попросят, мы с удовольствием на всю сумму, которая к нам поступила...

Оксана Галькевич: Мы тоже на связи с руководством Иркутской области. Давайте как раз сейчас побеседуем с губернатором региона, Сергей Левченко у нас на связи сейчас. Сергей Георгиевич, здравствуйте.

Сергей Левченко: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сергей Георгиевич, мы, конечно же, должны начать нашу с вами беседу прежде всего со слов соболезнования семьям погибших, жителям региона вашего, Иркутской области, потому что у вас сегодня день траура.

Сергей Левченко: Спасибо за соболезнования от имени всех жителей Иркутской области.

Константин Чуриков: Сергей Георгиевич, расскажите, пожалуйста, сейчас вот в этих поселках, куда пришла вода, откуда она уже уходит постепенно, что там? Что на месте? Люди, которые там жили, они там и остались? В общем, что происходит там?

Сергей Левченко: Ну сегодня еще… 138 домов подтоплено, поэтому еще идет откачка… 10 300 домов, которые были подтоплено. Это действительно 7 районов Иркутской области, они неравномерно… Больше подтоплено в городе Тулуне, это около 3 тысяч домов. Они…, часть мы будем ремонтировать, капитальный ремонт за счет государства, а там, где дома уже либо снесены, либо в таком состоянии, что их ремонтировать нельзя, для них за счет государства будут либо куплены квартиры, либо построены дома по желанию этих жителей. Сегодня мы занимаемся тем, что даем им деньги на ущерб имущественный 50 и 100 тысяч рублей в зависимости от самого ущерба.

Оксана Галькевич: Ну вот те самые компенсации. Сергей Георгиевич, смотрите, прошла информация о том, что вот до 19 июля вице-премьер Виталий Мутко дал распоряжение МЧС закончить работы после паводка в Иркутской области, и вы, местные власти, должны определиться с площадками для постройки нового жилья. Времени достаточно мало, очень короткий такой срок вам поставлен. Вы успеете?

Сергей Левченко: Мы уже определились с площадками.

Оксана Галькевич: Хорошо. Скажите тогда, что это будет за жилье? Площадки для застройки какого жилья? Мы знаем, что Тулун, Нижнеудинск, вообще эта часть Иркутской области в основном было частное, индивидуальное строительство. Были, конечно, и некие многоэтажные дома, но в основном это частные строения. Что будет строиться вот на этих территориях, которые вы должны определить, то, что попросил Мутко сделать?

Сергей Левченко: Действительно, дома здесь есть… в Тулуне и 5-этажные, и в большинстве это 1- или 2-этажные дома. И… там будет застроен многоэтажными домами от 3-х до 5 этажей. А микрорайон…, там, где… может быть до 2,5 тысяч домов…, он будет застроен индивидуальными жилыми домами за счет государства.

Константин Чуриков: Сергей Георгиевич, нам вот зрители сейчас буквально, в эту минуту по SMS пишут, что вот нигде не могут найти списка погибших, что он не опубликован. Где его можно найти? Эта информация открытая?

Сергей Левченко: Вполне открытая информация, это есть в полиции, в министерстве… Действительно, 25 человек. Тем родственникам, которые… близкие родственники, уже выплатили миллион рублей. К сожалению, у 5 человек близких родственников нет.

Константин Чуриков: То есть нужно обращаться в полицию.

Оксана Галькевич: Прежде всего. Да, спасибо большое.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Это был Сергей Георгиевич Левченко, губернатор Иркутской области, у нас на прямой связи по телефону из Иркутска.

Константин Чуриков: Вот теперь, Татьяна, расскажи, что ты увидела, все-таки глаза журналиста – это особые глаза, камера. Что там? С чем ты столкнулась?

Татьяна Григорьянц: Ну я хотела бы сказать, что самая сложная ситуация, конечно, в Тулуне. Это просто поразило нас, всю съемочную группу, хотя мы за свою работу…

Оксана Галькевич: Вот чувствую, человек приехал и глубоко погрузился в работу, Татьяна даже стала говорить как местные, в Тулуне́.

Татьяна Григорьянц: Да, как бы меня ни исправляли шеф-редакторы, к сожалению, да, не могу никак перестроиться на Тулу́н. И больше того, сами жители города Тулун нас очень ругали, говорили, что не в городе Тулу́не, а в городе Тулуне́. В общем, вот в этом городе, конечно, обстановка ну просто поражает сознание любого, даже кто уже прошел не одно ЧП, как наши операторы, ни в одном таком стихийном бедствии поработал. Действительно, вот так на глаз, наверное, полгорода смыло, жители говорят о том, что 1/3 не стало. То есть дома... У меня до сих пор стоит картинка перед глазами, вот эта трасса Москва – Владивосток, уже по ней запустили автомобили, хотя когда мы только приехали, она была еще под водой. И вот этот вот поток автомобилей по трассе, но затор из домов перед мостом.

Константин Чуриков: Та знаменитая вот эта картинка, фотография, которую, наверное, просто все уже увидели.

Татьяна Григорьянц: Да. И знаете, что самое печальное? Что вот на этих берегах обломки домов, от которых что-то осталось, люди, которые ходят по ним и собирают просто какие-то вещи: вот кружку они свою узнали, в этой грязи, вот они там какой-то подсвечник… То есть какие-то просто мало-мальские вещи, которые еще хоть как-то можно отмыть, просушить и использовать… Это, конечно, равнодушным не оставляло.

Константин Чуриков: А еще там кто-то остался? То есть есть люди, которые по принципу, что затопило, но все равно жить-то негде, пойти некуда, которые там вот остались жить?

Оксана Галькевич: Эти люди, кстати, в самой тяжелой на самом деле ситуации оказались.

Константин Чуриков: Без света, без всего, а ночью как…

Татьяна Григорьянц: Смотрите, я могу сказать, что мы с частью наших героев, о которых мы делали сюжеты, поддерживаем связь, буквально сегодня с утра созванивались. Один из них, Петр Воронин (он, правда, находится в Нижнеудинске), он как раз живет рядом со своим практически полностью разрушенным домом, то есть у него остались только стены, которые сейчас нужно тоже как-то перебирать, сушить, он этим и занимается. Живет он рядом в машине и говорит о том, что у него по улице довольно много таких соседей, которые кто в палатке, кто в машине, кто приезжает от родственников, то есть ночует где-то, а приезжает, опять же занимается просушкой дома, получением компенсаций. То есть люди бегают вот так вот по городу, чтобы написать заявление на получение компенсации, чтобы что-то успеть вытащить, просушить…

Оксана Галькевич: …где-то в очереди за гуманитарной помощью постоять…

Татьяна Григорьянц: Где-то постоять в «Сбербанке», потому что сейчас пришел черед, я как раз хотела об этом сказать, получения уже крупной компенсации, то есть не единовременных 10 тысяч рублей, которые выплачивали на руки и только наличными деньгами, сейчас пришло время получать вот эту крупную компенсацию по результатам комиссии: частичная потеря – 50 тысяч рублей, полная потеря имущества – 100 тысяч рублей на человека. И как выясняется, эти деньги должны перечисляться на карты, которые есть не у всех, соответственно люди сначала должны отстоять очередь в банке, либо подать заявление на восстановление карты, либо взять выписку своего счета, отнести в администрацию, там написать заявление на получение этой самой компенсации, дождаться комиссии… Если комиссия пришла, уже сделали оценку, уже ждать денег. Я могу сказать, что…

Константин Чуриков: Вот то, что ты рассказала, – это требуется дней 10, по-моему, если не 15.

Оксана Галькевич: Нервотрепка какая-то сумасшедшая, да. Вся семья этим занята, всем есть чем заняться.

Татьяна Григорьянц: И это очень расстраивает жителей. Но я могу сказать, с другой стороны, мы общались и с администрацией местной, допустим, того же Нижнеудинска, наверное, совершенно справедливо заметили местные чиновники о том, что вот, например, если брать не город даже Нижнеудинск, а какое-то небольшое село, там сидит глава и два помощника, физически просто справиться с этим сил нет. Помощи какой-то административной, федеральной такой тоже не пришло, я имею в виду людские кадры.

Константин Чуриков: На тот момент не почувствовали эту помощь, когда ты там была.

Татьяна Григорьянц: Да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я вот хочу обратиться сейчас к нашим телезрителям. Друзья, обратите, пожалуйста, внимание, сообщение со словом «Иркутск» и указанием суммы надо отправлять на номер 3949, вот сейчас у вас перед глазами строка как раз с указанием, как это все делать. Номер короткий 3949, «Иркутск 100», «Иркутск 200», «Иркутск 50». Я просто вижу, что сообщения ваши приходят на наш SMS-портал, но это никак не поможет.

Константин Чуриков: Это не SMS-портал фонда «Адели», который собирает средства.

Оксана Галькевич: Это не SMS-портал фонда «Адели», да.

Константин Чуриков: Сейчас давайте послушаем нашу зрительницу Нину из Ставропольского края. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, у меня совсем другое, я не могу переслать. Я пенсионерка, мы живем с мужем в достатке, у нас очень много места. Мы можем с мужем принять семью и жить сколько им захочется, отдохнуть, как говорится, от этих всех проблем. Молодым, наверное, нужно работать, а вот пожилые, которые не могут этого сделать, и приехали вы у нас пожили месяц, два, три, независимо от срока.

Оксана Галькевич: Вы знаете… Спасибо вам большое, Нина.

Константин Чуриков: Спасибо за ваше доброе сердце, да.

Оксана Галькевич: Я просто хочу, пока вы здесь на связи, сказать вам: вы, пожалуйста, оставьте ваши координаты нашим администраторам. Дело в том, что мы сделали даже такую страницу у нас на сайте Общественного телевидения России (покажите, пожалуйста, наши режиссеры), вот вы открываете otr-online.ru, и мы сделали такую страницу специальную, где перечислены все предложения помощи, которые за это время на наш SMS-портал приходили от телезрителей, вот такая вот страница. Зрители ОТР предлагают помощь пострадавшим от наводнения в Иркутской области. Вот здесь вот с координатами из разных регионов, есть Ингушетия, Алтайский край, Ставропольский, Владимирская область, самые-самые разные люди, самые разные регионы. Кто-то приглашает к себе остановиться, у кого-то где-то пустует дом или дачный какой-то участок, дачный домик – вот люди, которые предлагают свою помощь тем, кто потерял все и негде ему жить сейчас.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Александр Николаевич, есть какая-то информация, сколько людей, то есть информация по биллингу, по номерам, то есть сколько человек откликнулись?

Александр Гарайко: Слушайте, я на такой вопрос вам точно ответить не могу.

Константин Чуриков: Это вам нужен компьютер перед глазами, да?

Александр Гарайко: Не то что нужен компьютер, потому что эта информация, во-первых, идет через провайдера, который эти платежи принимает, обрабатывает, соответственно потом денежные средства поступают сначала на банк оператора… Это все мы можем по количеству, если точная информация нужна, мы ее опубликуем, опубликуем в самое ближайшее время, потому что ситуация горячая, все должны знать, все должны видеть, как наша страна откликнулась на эту беду.

Константин Чуриков: Важны даже не суммы, просто вот интересно, вообще сколько людей.

Александр Гарайко: На самом деле это вся страна, это практически все регионы, потому что мы статистику видим именно по операторам телефонов, телефонных операторов. Не могу вам точное количество сказать, но просто разделите на 100, вот такое количество народу откликнулось.

Константин Чуриков: Ну хорошо, у нас сегодня, скажем так, промежуточные итоги акции по сбору средств, потому что мы еще, кстати говоря, покажем и расскажем в эфире, на что конкретно эти деньги ушли… Мы даже съездим…

Оксана Галькевич: Конечно, мы обязательно покажем, друзья, потому что у многих возникают вопросы. Даже не сомневайтесь на самом деле, мы обо всем расскажем, до копейки, до рубля отчитаемся перед вами.

Вы знаете, даже по нашим на самом деле ощущениям можно ведь, наверное, сказать, что эта акция… Люди оказались очень отзывчивы на эту беду, она необычайной именно по своей энергетике как-то вот получилась, именно много было и очень активно шли поступления.

Александр Гарайко: Ну вы знаете, у нас вообще люди неравнодушные в нашей стране, это такое очень хорошее качество. Они всегда откликаются на любую беду вне зависимости от статуса человека, от его воспитания, образования. Поэтому особенно в первый день, когда был объявлен марафон, практически платежи шли без остановки, пусть небольшие, но они шли, и люди неравнодушны были к этой ситуации. Ну и это знаете как, национальное достояние у нас, отозваться на беду в помощь какому-то там региону по какой-то проблеме…

Оксана Галькевич: Объединиться в каком-то важном общем деле.

Александр Гарайко: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: На самом деле действительно, вот я хочу просто подчеркнуть, переводы зачастую были очень небольшие, кто 30, кто 50, кто 100 рублей, но вот так вот, собственно, вместе мы собрали такую серьезную сумму.

Александр Гарайко: Серьезная сумма, кстати, да.

Константин Чуриков: Сейчас давайте посмотрим сюжет Анны Тарубаровой о тех, кто помог. Как и чем откликнулись люди на эту большую беду. Сейчас пока еще сюжет готовится.

Много у нас сообщений разных. Таня, скажи, пожалуйста, как тебе показалось, люди все равно хотят поговорить с человеком из Москвы, да? Вот ты прилетела, они что, кого винят в том, что произошло?

Татьяна Григорьянц: Вот я как раз хотела сказать…

Константин Чуриков: Кроме природных явлений.

Татьяна Григорьянц: Костя, шаг назад сделаю по поводу отзывчивости. Знаете что поразило? Что как только мы приехали и в Нижнеудинск, и в Тулун, люди, у которых какие-то свои магазинчики, какое-то свое производство, какое-то свое домашнее хозяйство… Вот мы едем на съемку из Нижнеудинска в Тулун, там какая-то бабушка подходит с пакетами молока, вот она только утром подоила корову и просит передать. На самом деле это очень поражало: люди, которые сами оказались в беде, готовы были последнее отдать своему соседу, у которого еще хуже. Вот эта поговорка «у соседа корова умерла, а мне приятно» вообще не про сибиряков.

Константин Чуриков: И все-таки.

Татьяна Григорьянц: Повтори, пожалуйста, вопрос.

Константин Чуриков: Что они тебе говорят? Кого они винят в произошедшем помимо природы?

Оксана Галькевич: Давайте… Я, честно говоря, предлагаю, может быть, как-то немножко снизить градус: не винят, а причины, в чем причины этого масштабного бедствия?

Константин Чуриков: Ну хорошо.

Татьяна Григорьянц: Я могу сказать, что…

Оксана Галькевич: Какие причины они называют и обсуждают?

Татьяна Григорьянц: Оксана, ты совершенно верно подметила, не было какого-то настроения на кого-то переложить что-то или ругаться. Было просто состояние шока у людей, что такого просто быть не могло, почему это произошло, непонятно. Вот такое состояние было. Была некоторая обида на природу, у нас даже бабушка Алена Худоногова, которую мы тоже снимали, она вообще живет рядом с рекой Застрянка, это приток Уды. Вот, собственно, кончается берег, кончается ее огород и начинается река. И вот пока мы снимали, она подходила к этой реке, постоянно подходила: «Ну что же ты наделала…» То есть та река, которая ее кормила, там внуки ее ловили рыбу, вдруг принесла ей такое горе в дом.

Константин Чуриков: И тебе никто не говорил, что их просто никто не предупредил?

Татьяна Григорьянц: Такое было.

Константин Чуриков: Ведь кто-то мог найтись и предупредить.

Татьяна Григорьянц: Конечно, когда происходит такая ситуация, естественно, люди, особенно когда уже начинают потихоньку отходить от шока первого, у них первая реакция – это злость на местные власти, что не предупредили, что помощь вовремя не подошла или подошла, но не ко всем. Такое можно было наблюдать. Но опять же это нельзя назвать глобальным, скорее это… Я не чувствовала, что это было как-то из-за злости, знаете, какой-то внутренней, переложить опять же на кого-то вину. Все равно они говорят о том, что вот не предупредили, а потом сами говорят: «Нет, конечно, приходило сообщение от МЧС, но там было слово «возможно подтопление», мы его не восприняли всерьез». Надо заметить…

Константин Чуриков: И было сказано «подтопление», а «наводнение» и «подтопление» – это разные вещи.

Татьяна Григорьянц: Но такого наводнения действительно никто не ждал. И мы разговаривали с мэром города Тулун, с Юрием Карихом, который говорил о том, что они укрепляли дамбу, пока вода поднималась. Но то, что она поднимется на 14 метров, а дамба 10, такого действительно никто не ждал.

Оксана Галькевич: Причем дамба не так давно построенная, свежепостроенная, уже по состоянию на, скажем так, прогнозируемые риски на тот момент.

Вы знаете, мы сейчас хотим подключить к нашей беседе еще одного человека, у нас на связи как раз из Иркутска Сергей Давидян, председатель Иркутского областного отделения Общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест». Сергей, здравствуйте.

Константин Чуриков: Сергей Альбертович, здравствуйте.

Сергей Давидян: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Я хотела сначала рассказать о том, что «Почта России» очень активно подключилась к нашему марафону, к нашей акции по сбору помощи, принимала с первого же дня практически, с 5 июля принимает посылки, до сих пор принимает, бессрочно готова принимать, пока люди будут приносить посылки на адрес вашего отделения в Иркутске. Вот расскажите, вы получаете эти посылки? Что там за отправления, из каких городов, из каких регионов?

Сергей Давидян: Да, мы уже 3 дня как получаем посылки по «Почте России» от жителей нашей страны. Поступает довольно много посылок. Вот в первый день привезли 38 посылок, во второй день 48, в третий день привезли 200 посылок, а уже на четвертый более 480 посылок. Обещали привезти в понедельник ближайший более 1 000 посылок уже.

Константин Чуриков: Сергей Альбертович, но все равно же предстоит какая-то сортировка того, что прислано, да? Как происходит распределение и сортировка? Вы же не просто полученную посылку передаете кому-то, конкретно пострадавшему.

Сергей Давидян: Конечно. У нас этот алгоритм отработан многие годы. Получая посылки, мы обязательно все пересчитываем, мы их принимаем по весу, поштучно. Затем у нас сотрудники-добровольцы Красного Креста рассортировывают их по номенклатуре, то есть продукты питания, вещи, гигиена. И по запросу от тех или иных регионов, которые попали в зоны ЧС и зоны наводнения, мы направляем напрямую жителям, которые ждут эти посылки.

Оксана Галькевич: Сергей Альбертович, ну вот скажите, вы сейчас уже рассортировали там что-то по номенклатуре, как вы сказали. Чего явно не хватает? Что нужно было бы, мы можем сейчас телезрителям сказать: друзья, если пойдете на почту, в ваше ближайшее отделение…

Константин Чуриков: …что нужнее?

Оксана Галькевич: …что нужнее всего?

Сергей Давидян: Посылки, которые мы сортируем, в них вещи разные, в том числе, как я отметил, и гигиена, продукты питания, это теплые вещи, обычные сезонные вещи. На сегодняшний день необходимы прежде всего, конечно, продукты питания.

Константин Чуриков: Так.

Сергей Давидян: Это посуда, это, если возможность есть, направить инструменты для восстановления жилища, какое-то жилище сохранить. Это одеяла, матрасы, это белье постельное.

Оксана Галькевич: Да, собственно говоря, и личное белье тоже, говорили, что у людей практически смены нет никакой, да?

Сергей Давидян: Да.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну продукты питания – это прежде всего нескоропортящиеся, длительного срока хранения.

Константин Чуриков: То, что дойдет до Иркутска и не испортится.

Оксана Галькевич: Да. И посуда какая-то, видимо, тоже удобная в использовании, не бьющаяся. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Сергей Альбертович Давидян, председатель Иркутского областного отделения Общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест» был у нас на связи.

Константин Чуриков: Давайте посмотрим, кто откликнулся вообще в целом по стране на иркутское наводнение. Сейчас как раз тот самый сюжет Анны Тарубаровой.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Мы на самом деле тоже надеемся на содействие железных дорог… Вы знаете, на самом деле это далеко не все случаи помощи, откликов от людей, которые за это время, за эти деньги мы получали. Предприниматель из Ростова-на-Дону, например, отправил в адрес иркутского отделения «Российского Красного Креста» гуманитарный груз в 200 килограммов: там были брюки, рубашки, пиджаки. Очень просил нас проконтролировать, чтобы все вещи достались именно жителям Иркутской области, обязательно это сделаем. Из Белгорода передавали посылки с шоколадом, школьной формой. Калужский предприниматель передал на нужды пострадавших 20 кроватей. То есть вот так вот, вы знаете, мы связывались с разными людьми и собирали где что возможно.

В нашем благотворительном марафоне участвовали даже самые маленькие компании. Вот, например, небольшое ИП из Иркутска, они собрали денег со своих сотрудников и купили 3 тепловые пушки – это то, что сейчас очень нужно там людям в затопленных домах, чтобы их сушить. Бизнесмен из Иваново, если кто-то смотрел наш марафон 4 июля, не поверил сначала, что вот Общественное телевидение действительно проводит какой-то сбор помощи, сказал, что пока не видит нас…

Константин Чуриков: Лично, сам.

Оксана Галькевич: ...не потрогает руками, не убедится в этом, не поверит. Так вы знаете, он приехал к нам из Иваново, убедился в том, что да, действительно, Общественное телевидение помогает, мы проводим такую акцию по сбору помощи, в итоге отправил 100 комплектов постельного белья и столько же пледов вот туда в Иркутскую область. И Мытищинская городская клиническая больница тоже подключилась буквально на днях, очень активно собирают помощь для пострадавших в Иркутской области. Всем большое спасибо!

Константин Чуриков: Ну и сразу, да, извините, если кого-то забыли перечислить, потому что список на самом деле огромный…

Оксана Галькевич: …и он пополняется, это самое приятное.

Константин Чуриков: …и неподъемный, постоянно пополняется.

Вы знаете, вот мы что видим? Мы видим, что мелкий бизнес, что вот дедушка вот эти огурчики, грибочки принес, люди откликнулись. Нас очень многие спрашивают, а вот чиновники, люди, как говорится, высшего ранга, бизнесмены крупные, крупные бизнесмены какую помощь оказали? Понятно, что ответа у нас нет, и не потому, что они плохие или хорошие, кто-то помогает, об этом не говорит, кто-то говорит об этом, но это такой риторический вопрос, что называется, в воздух.

Оксана Галькевич: Вы знаете, очень много сообщений. Тут говорят, что нужно кормить людей, кормить, собственно говоря, тех бездомных животных, которые остались. Очень многие, я так понимаю, погибли, потому что наверняка там такие территории были, частными какими-то подворьями, домами люди жили, многие были собаки на привязи. Но кто-то ведь и остался…

Татьяна Григорьянц: И спасали.

Оксана Галькевич: И спасали.

Татьяна Григорьянц: Вместе с детьми спасали и животных. Но самое печальное – это когда, например, волонтеры спасали животных, увозили куда-то в приюты либо в Иркутск, либо куда-то в ближайшие города, где их подлечивали, звонят хозяевам, говорят: «Заберите». Но на это нужны деньги, на доставку обратно, и люди говорят: «Мы не можем, у нас сейчас просто физически нет никакой возможности». К сожалению, многим так вот пришлось расстаться со своими питомцами, такие истории мы тоже слышали, нам о них рассказывали. Но то, что очень много волонтеров бросилось на спасение домашних животных, – это просто тоже поражает на самом деле, потому что повсюду можно было видеть машины вот эти со специальными крючками… Выходят люди, они специальными крючками вытаскивают этих собак. Между тем все равно в городах этих бродячих животных очень много.

Оксана Галькевич: На самом деле для таких территорий, где люди живут частным каким-то хозяйством, подворьем потерять всех домашних животных, всю вот эту скотину – это большая-большая беда на самом деле, большое горе в том числе. Этим же люди жили, землей кормились, хозяйством этим кормились, и вот сейчас фактически остались и без этой поддержки тоже очень многие.

Татьяна Григорьянц: В Нижнеудинске, например, на том же берегу реки Застрянки просто огороды, пласт земли просто смыло. То есть там не то что ничего не осталось, там в принципе даже нельзя подумать о том, что когда-то были огороды.

Оксана Галькевич: Вот у нас был в сюжете эпизод с дедушкой, который свои вот эти помидорчики, огурчики хочет туда отправить. Так вот люди, надо сказать, и без этого тоже там остались в Тулуне, в Нижнеудинске, в этих окрестных деревнях, в этих небольших поселках, все, что там копилось, чтобы кормить семью.

Константин Чуриков: Нам сейчас звонит Елена из Кировской области, наша зрительница. Елена, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер. Вы меня слышите, да?

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Елена Николаевна, мне 63 года. Прошу прощения за дикцию, я без зубов. Нет у меня электронного кошелька. Попросила соседей, молодую семью, отправить, у них машина хорошая, отправила два огромных пакета (я не хвастаюсь, нет, чем хвастаться) теплой одежды с советскими этикетками, еще детские, может быть, пригодится, куртки качественные, шапки, все такое.

Но не в этом дело. Я хотела задать вопрос Оксане Глебовне и вот замечательному человеку, президенту фонда «Адели», у него лицо очень порядочного человека, глаза такие русские, добрые.

Александр Гарайко: Спасибо.

Оксана Галькевич: Александр Николаевич Гарайко, президент фонда.

Зритель: Александр Николаевич, вот скажите, пожалуйста, такой вопрос. Было объявлено, что это трагедия, катастрофа всероссийского масштаба. Почему траур только в Иркутской области, не по всей стране?

Константин Чуриков: Елена, я думаю, что этот вопрос, наверное, все-таки не к Александру Николаевичу, извините, что я вмешаюсь… Это не Александр Николаевич решает точно абсолютно.

Зритель: Да. Это опять что, деление на регионы? Там у них катастрофа, только у них траур? Нельзя так, люди, нельзя.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок. Действительно, вы знаете, всегда вызывает тоже вопросы. У нас уже бывало, что… Оно не то что просится, оно как бы в душе тебя не отпускает, а траура нет.

Оксана Галькевич: Вы знаете, очень много сообщений на наш SMS-портал сейчас приходит. Вот, например, опять же, друзья, еще раз прошу, на номер 3949 сообщение «Иркутск» с указанием суммы отправляйте, 3949, «Иркутск 100», «Иркутск 200». Я просто вижу, что продолжают сюда уходить… Не туда, понимаете, вы отправляете сообщения, очень жаль, потому что я вижу, что вы хотите помочь, и мне бы очень хотелось, чтобы эта помощь действительно поступила и была нужной там людям на местах.

Люди пишут о том, что вот, например: «Сегодня я отправила мыла 6 килограммов в иркутское областное отделение «Российского Красного Креста» из Чебоксар». Самарская область пишет: «Сегодня от меня дошла посылка, очень рада доставке», – пенсионерка из Сызрани. Почему дошла? – потому что можно же по трекеру, номеру проследить, доставлено или нет.

Константин Чуриков: Вот сейчас как раз о посылках и о почте. У нас на связи Михаил Волков, заместитель генерального директора «Почты России». Здравствуйте, Михаил Юрьевич.

Михаил Волков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Михаил Юрьевич, вы знаете, зрители интересуются, насколько включились в акцию по отправке посылок, по передаче гуманитарной помощи москвичи. Вот здесь очень много вопросов на портале. Есть ли у вас такая информация по регионам, кто активнее, кто не активнее?

Михаил Волков: Да, безусловно, подключились на самом деле все регионы активно: Москва, Санкт-Петербург, Московская, Свердловская, Челябинская и другие области, Республика Татарстан. Ну и в силу того, что просто Москва большая, поэтому, конечно, очень большой отзыв идет с московского региона.

Оксана Галькевич: Михаил Юрьевич, вы знаете, на самом деле мы должны вам сказать огромное спасибо, что вы очень быстро включились в эту нашу работу.

Константин Чуриков: Без вопросов, без долгих согласований.

Оксана Галькевич: Без впервые, без каких-то согласований, без каких-то отговорок и оговорок. Вы знаете, мы, телевизионщики, мы привыкли работать так быстро.

Константин Чуриков: С колес.

Оксана Галькевич: С колес мы привыкли работать. Скажем честно, от вас, от «Почты России» мы такой скорости, такой включенности, такой сплоченности не ожидали. Мы очень рады.

Михаил Волков: Спасибо вам за теплые слова. На самом деле по-другому быть не может. Мы всегда стремимся быть быстрыми даже в обычной нашей работе, ну а тем более когда возникают такие трагические, чрезвычайные ситуации, безусловно мы как наиболее социально ориентированная организация в стране не могли остаться в стороне от этой беды, которая пришла в дом. Тысячи людей в Иркутской области, кому как не «Почте России» с самой большой сеткой в стране здесь подставить плечо помимо того, как работают самоотверженно сотрудники «Почты России» в самой Иркутской области.

Оксана Галькевич: Скажите, вы принимаете отправления из всех абсолютно отделений страны, да, бесплатно, за свой счет все это перевозите. Вот если говорить об объемах, с прошлой пятницы вы ведете эту работу, сколько посылок уже было отправлено, не знаю, может быть, в штуках, в килограммах? Как-то если говорить об этом.

Михаил Волков: Ну это сейчас уже более 5 тысяч посылок, сейчас россияне ежедневно отправляют в иркутское отделение Красного Креста более 800 посылок, так что статистика обновляется постоянно, и по мере того, как люди узнают об этой акции, объемы растут… Это уже более 50 тонн мы отправили.

Константин Чуриков: Михаил Юрьевич, много вопросов о том, почему нельзя все-таки старые вещи, ношеные отправлять. Нам пишут, что вещи чистенькие, все, пожалуйста, но не принимают.

Михаил Волков: Ну здесь скорее такие… ограничения гигиены, наверное, поэтому действительно есть ограничения, что можно принимать, что нельзя. Поэтому все-таки здесь помимо средств гигиены мы берем только вещи, не бывшие в употреблении.

Константин Чуриков: Сколько идет…

Оксана Галькевич: Это санитарные требования на самом деле по оказанию гуманитарной помощи, это скорее не к «Почте России» вопрос.

Константин Чуриков: Да. Сколько идет, например, из Москвы посылка в Иркутск сегодня, в Тулун, в Нижнеудинск, в остальные поселки?

Михаил Волков: Я думаю, что это где-то в среднем это до 5–7 дней.

Константин Чуриков: Это я к тому, чтобы еще раз напомнить нашим зрителям, что если продукты, – а продукты, как нам только что было сказано, очень нужны, – то нескоропортящиеся, это, очевидно, могут быть консервы, это могут быть крупы какие-то…

Оксана Галькевич: Это крупы какие-то, макаронные изделия, вот это все в фабричной упаковке, друзья, все можно отправлять.

Вы знаете, еще один вопрос, Михаил Юрьевич, к вам. Скажите, вот там же, в зоне бедствия, собственно, вы ведь не прекращали работу? Вот в таком чрезвычайном режиме как ваши коллеги, ваши сотрудники там трудились все эти дни и продолжают трудиться?

Михаил Волков: Коллеги, действительно, хотелось бы, пользуясь случаем, отметить, поблагодарить всех сотрудников «Почты России», которые особенно в самый разгар событий работали практически круглосуточно с точки зрения спасения людей, имущества. Основной упор был сделан на доставку пенсий, доставку социальных пособий, и эта работа продолжается. Здесь идет постоянная работа по оказанию и доставке социальной помощи пострадавшим. В принципе достаточно… восстановили сообщение по пострадавшим районам не только с точки зрения поставки денежных средств, но и с точки зрения посылок, которые, в общем, я думаю… в этой ситуации. В некоторых районах, вообще в принципе отрезанных от сообщения, поэтому вместе со штабом… решали вопрос с вертолетами, лодками добирались до пострадавших районов.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. Это был Михаил Волков, заместитель генерального директора «Почты России».

Оксана Галькевич: Вот я просто коротко напомню нашим телезрителям: друзья, вы можете присоединиться в том числе к помощи, к этой акции по сбору помощи и таким образом, либо на короткий номер 3949 отправьте сообщение «Иркутск 100» или «Иркутск 50», где «100» или «50» будет как раз сумма. Либо, пожалуйста, вы можете прийти в любое отделение «Почты России» рядом с вашим домом, принести посылку, в списке отправляемого должны быть новые вещи, самое необходимое, подушки, одеяла, белье постельное, личное, продукты нескоропортящиеся длительного срока хранения. Все это вы можете отправить «Почтой России» абсолютно бесплатно на адрес иркутского Красного Креста.

Константин Чуриков: Ну, кстати, по поводу все-таки ношенных и не ношенных вещей. Вот, пожалуйста, нам Мурманская область пишет: «У меня пальто и две куртки новые, я их не носила, но бирки с них срезала. Их можно отправить или не примут?» Наверное, не факт, что примут.

Оксана Галькевич: Вы знаете, можно и таким образом. Дело в том, что вот Татьяна, например, наш корреспондент, привезла из зоны чрезвычайной ситуации целый список контактов людей, которым сейчас очень нужна помощь. Но это будет, друзья, посылка уже за ваш счет, просто вам нужно будет связаться как-то с этими людьми, взять эти контакты, мы готовы предоставить, самим с ними связаться, выяснить, что необходимо, и отправить.

Тань, люди вообще… Как эти контакты собирались, этот список?

Татьяна Григорьянц: Ну вот это, кстати, к разговору об отзывчивости. Как только… Мы все владельцы соцсетей так или иначе, как только мой близкий какой-то круг узнал о том, что мы находимся в зоне ЧС, сразу же посыпались сообщения: «Возьми адреса, напиши, у нас детская одежда, у нас тут пакет учебников, у нас тут пакет того-то и того-то».

И вот тоже, что меня поразило, что люди, которые сами находились вот в таких сложных обстоятельствах, брали на себя еще и такую социальную функцию… У нас была девушка, супруга молодого человека… Семья, в общем, тоже пострадала, и она взяла на себя вот эту функцию, она где-то там искала какой-то компьютер, понятно, что все личное утонуло, где-то там пыталась, собирала через мессенджеры вот эти вот контакты. Мы с ней состыковывались и вот передавали уже людям, которые… Адреса, телефоны, соответственно, список вещей, которые необходимы. И вот, кстати, к разговору о том, что необходимо: сейчас очень требуются медицинские препараты.

Константин Чуриков: Какие?

Татьяна Григорьянц: По измерению давления, очень много диабетиков в районе…

Оксана Галькевич: Аппаратура какая-то для диабетиков, для тех, у кого высокое давление.

Татьяна Григорьянц: Да-да. Мы, кстати, разговаривали с местными медиками, так получилось, что мы жили в одной гостинице, часть волонтеров-медиков, которых прислали из Красноярска и из Иркутска, говорили о том, что травм как таковых во время паводка получили мало людей, но очень сильно обострились хронические заболевания на фоне стресса.

Константин Чуриков: Секунду, Оксана, можно?

Оксана Галькевич: Здесь проблема в том, что, к сожалению, «Почта России» не может принимать… Это централизованно только государство может сделать. Можно отправлять элементарные вещи, «зеленка», йод, какие-то такие, знаешь…

Татьяна Григорьянц: Ну вот я как раз хотела сказка, сегодня буквально с утра написала девушка из Томска, которая говорит о том, что вот у нее есть такой-то препарат, у нее есть зимняя куртка и так далее, есть кому отправить. Она сказала: «Возьмите, пожалуйста, на заметку, я сегодня договорилась с дальнобойщиками, которые идут через Томск, через эти города…» То есть люди находят абсолютно разные варианты, как доставлять вообще такую помощь.

Оксана Галькевич: Там дорога-то одна просто, Тань.

Татьяна Григорьянц: Ну в общем да.

Константин Чуриков: Все равно много вертится в голове таких риторических вопросов или тех вопросов, на которые, наверное, сейчас никто не ответит, наверное, там какие-то разбирательства потом будут. Но, значит, от Нижнеудинска, от Тулуна до Иркутска порядка 500 километров, верно?

Оксана Галькевич: Триста пятьдесят, по-моему.

Татьяна Григорьянц: До Иркутска около 500, да.

Константин Чуриков: Около 500 километров, да? Все-таки проехать можно поездом, верно? У меня вопрос: а что, врачи не могут приехать и дать эти лекарства? Почему так получается?

Татьяна Григорьянц: Нет, дело все в том, что не о лекарствах идет речь, а о препаратах, которые… Например, у женщины, тоже у одной из наших героинь, у нее сахарный диабет, ей необходим препарат, который бы позволял ей измерять уровень сахара в крови каждый день.

Константин Чуриков: А, ну хорошо, оборудование, специальное устройство.

Татьяна Григорьянц: Да, и это в личное пользование. Боюсь, что наши медики не обладают такими зарплатами, чтобы за свой счет покупать в личное пользование пострадавшим какие-то препараты. Если бы это было как-то на федеральном уровне, я не знаю, Министерство здравоохранения выделило условно часть вот этих аппаратов для пострадавших, я думаю, что люди были бы просто счастливы, конечно. Но я об этом не слышала.

Константин Чуриков: Ну хорошо, как говорится, сейчас не будем никому говорить под руку, потому что там на месте очень много работы, дело времени все это осмыслить и оценить.

Давайте послушаем Олега из Иркутской области. Олег, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Олег.

Зритель: Алло, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я не то что с Иркутской области, я с пригорода города Тулуна. Низкий поклон людям, которые отозвались, открылись и помогают нашей области, нашему городу просто… Спасибо вам!

Константин Чуриков: Скажите, Олег, что сейчас лично вам, тем, кто сейчас как раз-таки в зоне бедствия оказался, что вам лично нужно?

Зритель: Мне, моей семье, бог миловал, мы не пострадали…

Константин Чуриков: Не затопило. Ну хорошо, с кем-то же разговаривали, правильно?

Зритель: Ну да, есть…

Константин Чуриков: С теми, кого затопило. Что им нужно, что вам рассказывали?

Зритель: Ну да, потеряли и дома, и придворье, за счет чего жили, и скотина утонула, и все. Сейчас в первую очередь да, одежда, питание, где-то что-то кому-то надо жить…

Константин Чуриков: Электричество есть, Олег? Электричество дали? Перепроверяем просто информацию на всякий случай.

Зритель: Конечно! Есть электричество, есть. МЧС, молодцы ребята, военные с Кемерово приехали, просто низкий поклон…

Оксана Галькевич: Все делают, да?

Константин Чуриков: Ну слава богу. Спасибо большое!

Оксана Галькевич: Спасибо.

Вы знаете, Таня, я хотела спросить. А вот мы все как-то ругаем официальные власти, вот у нас и МЧС не слишком быстро прилетает, и врачи недобегают, когда нужно. А так ли на самом деле?

Татьяна Григорьянц: Вообще, или если мы говорим о конкретно этой ситуации?

Оксана Галькевич: Нет, именно там. Ты же там была, ты же видела. Я думаю, что там сейчас работы всем хватает.

Татьяна Григорьянц: Работы хватает, это правда. И я хотела бы сказать, что…

Оксана Галькевич: Мне кажется, в такой ситуации невозможно не выкладываться.

Татьяна Григорьянц: Довольно сложно оценить, что значит «выкладываться», а что значит «не выкладываться». Можно выкладываться по полной программе, но когда у тебя город 30 тысяч человек, а у вас там отряд из 2006 как бы ты ни выкладывался, все равно всем сразу помочь…

Оксана Галькевич: Мало.

Константин Чуриков: Мы понимаем, что это ни о чем.

Татьяна Григорьянц: Да. Но я могу сказать, по нашим наблюдениям, весьма субъективным, что в городе Тулун, например, все службы подключались практически мгновенно, и там было гораздо меньше жалоб от жителей на то, что вот не разгребли дерево, не убрали во дворе что-то, не успели поставить прививку, потому что уехали, и так далее. То есть врачи и военные действительно реагировали очень быстро.

Что касается Нижнеудинска, там, по нашим опять же наблюдениям, помощь пришла чуть позже, хотя вода сошла там раньше, чем в Тулуне. И военные вот сейчас как раз, вот в эти дни активно ходят по дворам, помогают жителям убирать, откачивать воду. И я могу сказать, что появился даже целый список очереди, то есть люди записываются в очередь, например, чтобы росгвардейцы приехали помогли убрать. Но такое имеет место быть, конечно.

Константин Чуриков: Многие хотят высказаться в эфире, у нас сейчас Татьяна, тоже, кстати, Иркутская область на линии. Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: С какого вы конкретно города?

Зритель: С города Усть-Илимск, очень красивый маленький город.

Оксана Галькевич: Знаем такой.

Зритель: У меня есть предложение. Здесь я у вас услышала, что не только вот… Там много очень затопленных домов и всего прочего. Надо строить, как кто-то сказал, новые поселки где-то повыше, где-то поинтереснее. Если там нужны люди, а я всю жизнь штукатур-маляр, я могу приехать, так как я на пенсии, свободная, могу приехать помочь чем-то.

Оксана Галькевич: Татьяна, руки там, помощь там нужны, это правда, поэтому вы-то точно…

Константин Чуриков: Двадцать четыре часа в сутки, да.

Оксана Галькевич: Да, 24 часа в сутки, особенно сейчас. Вы же сибирячка, вы же знаете, скоро уже начнет холодать, скоро вы почувствуете это дыхание осени, а потом и зимы.

Зритель: Вот в том-то и дело, когда строится поселок, надо быстрее делать.

Оксана Галькевич: Да, Татьяна, спасибо вам.

Константин Чуриков: Спасибо. Свои координаты оставляйте.

Оксана Галькевич: Сегодня как раз мы говорили с губернатором вашего региона Сергеем Левченко, он сказал о том, что вот уже через несколько дней они должны предоставить федеральным властям те места, где будет строиться новое жилье.

Константин Чуриков: «Вот вам, – пишет нам Волгоградская область, – и национальная идея: взаимопомощь и ощущение общности народа независимо от статуса и национальности».

Оксана Галькевич: Помогаем друг другу, друзья.

Представим наших гостей, кто нам сегодня помог подвести итоги нашей акции по сбору помощи.

Константин Чуриков: Александр Гарайко был у нас в студии, президент благотворительного фонда «Адели», – Александр Николаевич, спасибо. Это были всего-навсего такие промежуточные итоги, я думаю, что еще встретимся.

Оксана Галькевич: Обо всем расскажем подробно, уважаемые друзья. И Татьяна Григорьянц, корреспондент Общественного телевидения России.

Еще несколько часов вы успеваете отправить сообщение на короткий номер 3949 со словом «Иркутск» и указанием суммы. Помогайте.

Константин Чуриков: Через 3 минуты выпуск новостей на ОТР, а уже через 20 минут мы к вам вернемся. Смотрите нас.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски