Поезда под санкциями

Поезда под санкциями | Программы | ОТР

Отразятся ли ограничения на цене билетов в Крым?

2020-01-30T14:15:00+03:00
Поезда под санкциями
Человека формирует дефицит? Единая тарифная сетка для бюджетников. Кредиты помолодели. Студенческий капитал. Врать – полезно для карьеры. Россияне стали злее?
Дефицит делает человека человеком?
Красиво жить запретишь
Переговоры Путина и Лукашенко, Трамп и Нобелевская премия, колонизация Венеры – в комментариях обозревателя Сергея Лескова
Единая тарификация: когда региональный бюджетник будет получать, как московский?
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Что вас бесит?
Рубрика «Личный контроль»: Глобальная цифровизация
Молодежь не зарабатывает - молодежь берет кредиты
ТЕМА ДНЯ: Осень. Народ разозлился
Гости
Владимир Климанов
директор центра региональной политики РАНХиГС
Алексей Кочетков
политолог, руководитель фонда «Народная дипломатия»

Петр Кузнецов: Пока еще это возможно.

Ольга Арсланова: Да. Произошла важная вещь.

Петр Кузнецов: США расширили санкции по Крыму. И под них попали ряд местных чиновников. Ну, и заодно российская компания «Гранд Сервис Экспресс». Это оператор поездов дальнего следования как раз в Крым. Маршрут проходит по мосту через Керченский пролив.

Ольга Арсланова: Представитель перевозчика уже сообщил о том, что санкции не страшны ему, они никак не скажутся на его работе, потому что компания работает только на российском рынке. Но тем не менее, санкции введены.

Петр Кузнецов: Что за компания, давайте познакомимся. Лаконичная визитка: компания «Гранд Сервис Экспресс» была образована в 2002 году, стала первой в России частной транспортной компанией, получившей лицензию Министерства путей сообщения России на право осуществления, соответственно, перевозок пассажиров железнодорожным транспортом. И вот месяц назад, т. е. в декабре 19-го года, «Гранд Сервис Экспресс» стала оператором пассажирских перевозок по железнодорожной части Крымского моста. Теперь она под санкциями.

Ольга Арсланова: Кстати, сейчас открыла их сайт посмотреть, сколько стоят билеты. Можно из Москвы в Симферополь, например, 2 февраля уехать за 3,5 тыс. в купе и за 12 тыс. в СВ. Давайте узнаем, изменятся ли цены, кстати…

Петр Кузнецов: Ну, в принципе, мне кажется, рыночные.

Ольга Арсланова: …на билеты. И вообще как скажутся эти санкции на жизни в Крыму и на жизни на материке.

Петр Кузнецов: Да, потому что в компании говорят: никак. Алексей Кочетков, политолог, руководитель Фонда «Народная дипломатия», с нами на связи. Он нам поможет разобраться в этой истории. Алексей Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Кочетков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Алексей Владимирович, а позвольте, вот вам, может быть, известны какие-то еще подробности по этой компании? Потому что…

Ольга Арсланова: Акционеры закрыты…

Петр Кузнецов: …акционеры закрыты, и, честно говоря, мы так до конца и не поняли: это дочка РЖД или нет? Или РЖД не имеет никакого абсолютно отношения?

Алексей Кочетков: Нет, я предполагаю, что, конечно, это дочка РЖД. И я думаю, что как раз именно эту компанию и выбрали для того, чтобы осуществлять перевозки между континентальной Россией и Крымом. Как раз с той целью, чтобы обезопасить саму РЖД от возможных санкций. Потому что все-таки компания РЖД работает и на европейских направлениях много, и там, естественно, могли бы быть какие-то последствия. А здесь, действительно, компания зарегистрирована только исключительно с той целью, чтобы работать на территории России. И все эти американские санкции скорее носят такой психологический характер, ну, то есть: «Вот вам. Смотрите, что будет, если кто-то будет работать с Крымом». Кстати, по той же самой причине, например, Сбербанк не заходит до сих пор в Крым самостоятельно, а работает через дочек. Т. е. чтобы максимально обезопасить себя от негативных последствий. Потому что, действительно, если компания работает не только в России, но еще и за границей, то, конечно, такие санкции могут нанести определенный ущерб.

Петр Кузнецов: Т. е. в принципе почти все, если не все, крупные компании так в Крыму и работают, через дочки, да?

Алексей Кочетков: Практически да. Это, собственно говоря, особых сложностей не создает. Это уже сложности чисто психологические: ну что же, вот как же так, два субъекта Российской Федерации, а таких ведущих, серьезных, крупных компаний российских на полуострове нет. Т. е. там нет наших телефонных операторов: например, Мегафон, Билайн, – они тоже там не работают под своими брендами. Точно так же как и банки не работают.

Ольга Арсланова: А скажите, а что с продуктовым ритейлом? Ведь цены в Крыму довольно-таки высокие, из-за того, что, наверное, тоже не все компании могут себе позволить выйти на этот рынок.

Алексей Кочетков: Здесь еще, наверное, играет все-таки роль некоторая недобросовестность тех компаний, которые работают на полуострове. Потому что в принципе сейчас уже нет никаких логических объяснений для того, чтобы цены продолжали расти или держаться на уровне, в том же Севастополе, на уровне московских или выше московских.

Ольга Арсланова: Т. е. санкциями и туризмом объяснить это невозможно?

Алексей Кочетков: Нет-нет, это чисто такой, знаете, все-таки еще не очень высокий уровень культуры самих бизнесменов, которые стараются максимально все равно продолжать извлекать прибыль даже там, где можно было бы немножечко и включить совесть.

Ольга Арсланова: Алексей Иванович, а все-таки поясните, что мешает Соединенным Штатам Америки выяснить родственные связи вот этой компании транспортной с РЖД или Сбербанка с его дочками и ввести прямые санкции на компании, у которых есть и явно валютные счета, которые можно наказать, и серьезно они от этого пострадают. Что мешает?

Алексей Кочетков: Во-первых, это не так просто юридически. Вы помните историю с турбинами для Балаклавской и для Симферопольской электростанций, когда Siemens обвинили в том, что он поставляет, Siemens сказал, что нет, неправда, мы не поставляем, мы вот перепродали другой компании, она внесла какие-то изменения и уже практически на полуостров поехал не чистый продукт Siemens, а уже доработанные какие-то узлы и установки. Поэтому, собственно говоря, Siemens никак и не пострадал в конечном итоге. Так же, в общем-то, и здесь. Это не такое… это надо доказывать, судиться. И в принципе, я думаю, что американцы не ставят себе сейчас цели и задачи нанести максимальный урон каким-то российским крупным компаниям, а это такая вот демонстрация: видите, мы же реагируем, вот смотрите, мы тут погрозили кулачком или еще чем-то.

Петр Кузнецов: Вот вроде перевозчик такой…

Алексей Кочетков: …И таким образом выполнили свой долг перед украинскими клиентами.

Петр Кузнецов: Возвращаясь к этому перевозчику – «Гранд Сервис Экспресс». Т. е. на пассажиропотоке это никак не скажется? Это, если и будет удар, то… ну, это же не может быть исключительно показательной поркой, то какие-нибудь зарубежные активы компании сейчас будут недоступны?

Ольга Арсланова: Или лично руководителям?

Петр Кузнецов: Или лично руководителям. О которых мы мало знаем.

Алексей Кочетков: Это только при том условии, что такие активы действительно существуют в природе. Но если компания создавалась, или, по крайней мере, когда принималось решение привлечь ее к этим перевозкам, то я не думаю, что эти варианты не просчитывались. И я думаю, что это просто такой хлопок из хлопушки. Т. е. шумовой эффект определенный есть, я думаю, что сейчас на Украине, наверное, очень многие радуются, и не исключено, нам бы посмотреть просто, наверняка в средствах массовой информации это подается так, что и, видимо, РЖД попала под санкции. Хотя на самом деле это вот – ну просто ничего, пшик абсолютный. Т. е. как и были, и все.

Ольга Арсланова: Да. Но шум есть. Мы его обсуждаем, кстати, в прямом эфире. Как будет адекватно ответить России? Может быть, нам тоже что-нибудь вменить и запретить каким-нибудь перевозчикам, которые работают на территории нашей страны, например, зарубежным?

Петр Кузнецов: Знаменитый поезд из Америки.

Ольга Арсланова: Да.

Алексей Кочетков: Вы знаете, вот в последнее время, особенно это связано сейчас с нашим таким историческим конфликтом с Польшей, много обсуждается различных вариантов ответных мер. Я считаю, мое личное мнение, что давно пора вводить персональные санкции. Просто вот против конкретных политиков. Это было бы гораздо, так скажем, чувствительнее. Потому что – ну, каким-то американским компаниям? У нас не тот баланс.

Ольга Арсланова: Т. е. они этого не заметят, урона.

Алексей Кочетков: Ну, вы знаете, можно…

Петр Кузнецов: Но если мы зеркально им ответим, говорить – да, они должны не заметить.

Алексей Кочетков: …через нашу территорию очень много народу летает. Вот, допустим, попасть в Таиланд из Европы – через Россию это максимально, так сказать, оптимальный вариант. Через Россию, Московский транспортный узел. Вот если закрыть наше воздушное пространство или, там, транзитные зоны для довольно большого списка людей, которые занимаются какой-то откровенно враждебной антироссийской деятельностью, призывы или заявления делают постоянно, которые несовместимы, так скажем, с нормальными добрососедскими отношениями, то я думаю, что через какое-то время большое количество европейских, тех же польских и французских, бельгийских политиков начали бы уже задумываться. И, плюс, конечно же, нужно максимально делать вот такую антироссийскую деятельность максимально невыгодной. Т. е. чтобы любой политик понимал, что ущерб от русофобии на политическом уровне может быть гораздо большим, чем преференции, которые можно на этом заработать.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое за этот комментарий. Это Алексей Кочетков, наш первый эксперт.

Ольга Арсланова: Вот что нам пишут: «Санкции действуют. Самодостаточной стране со своим производством и торговлей с миром санкции при этом должны быть нипочем. Неужели мы так зависим от американцев?» Давайте зададим этот вопрос нашему следующему эксперту.

Петр Кузнецов: Владимир Климанов с нами на связи, заведующий кафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС. Владимир Викторович, здравствуйте.

Владимир Климанов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Вот с точки зрения экономики – как влияют, как могут влиять санкции на цены, например? Если мы говорим о санкциях против пассажирской компании: она может, например, на этом фоне поднять цены на билеты?

Петр Кузнецов: Которая занимается, еще раз, только внутренними перевозками.

Ольга Арсланова: Хоть и внутренними. Но это же американские.

Петр Кузнецов: И направление ограничено, конечно.

Владимир Климанов: Но, вы знаете, давайте мы успокоим все-таки телезрителей и скажем, что да, на ценах на железнодорожные билеты для отдыха в Крым это вряд ли повлияет. Для деятельности самой компании, конечно, это неприятная ситуация. И она должна куда-то отнести там потенциально возникающие убытки. Но все-таки, мне кажется, такого рода перевозки фактически субъектов естественных монополий, хотя там формально, может быть, железнодорожные перевозчики сами таковыми не являются, но железная дорога в целом – это регулируемая отрасль с регулируемыми тарифами, и поэтому здесь не должно чего-то произойти. Это общенациональные наши интересы, которые вот в конкретном случае на цену билетов на железнодорожные перевозки не повлияют, я почти уверен.

Петр Кузнецов: Скажите, а как вы в целом оцените объемы пассажиропотока в Крым. Туда и обратно. Т. е. – есть ли спрос, выгодно ли этим заниматься? Потому что, видите вот, помимо федеральной компании появился перевозчик, который вот тоже оттянул на себя часть клиентов, получается. Вот тот, кто попал под санкции.

Владимир Климанов: Мы знаем, что рост туристического потока в последние годы в Крым только увеличивался. И очевидно, что авиаперевозки не могли полностью покрыть тот потенциал для такого рода поездок. Поэтому строительство и автомобильного моста, и теперь пуск железнодорожной ветки – это, разумеется, плюс к тому, что, наверное, турпоток и вообще число посещающих Крым должно увеличиться.

Петр Кузнецов: А турпоток в целом тогда, как объяснить его рост? С чем это связано? С доступностью все новых как раз маршрутов туда или с чем-то еще? Что мы туда добавим?

Владимир Климанов: На самом деле то, что Крым вошел в состав Российской Федерации, открыло новые возможности для отдыха наших граждан. К тому же нужно помнить, что есть определенная категория россиян, которым ограничены зарубежные поездки, и в том числе туристические, и поэтому они, наверное, с радостью открыли для себя вот это новое направление отдыха в Крыму. Крым сам по себе, в общем, и для жителей нашей страны всегда оставался таким регионом, куда хотелось бы поехать. И поэтому то, что там произошло увеличение, я в этом не вижу ничего такого экстраординарного. Там идет достаточно активное строительство. И та инфраструктура, которая не дотягивала до того, чтобы такой турпоток принять, сейчас уже готова к этому. Действительно, были, во-первых, ограничения, связанные с энергопоставками. Построили новый энергомост, соединяющий полуостров с Краснодарским краем, и построили 2 новых ТЭС, достаточно крупных для такого региона. Провели новый магистральный газопровод. Создали инфраструктуру в самом Крыму, в том числе и транспортную. Т. е. вот идет активно и заканчивается уже даже строительство автомагистрали «Таврида». Это один из самых крупных таких проектов в нашей стране сейчас, инфраструктурных. И вот те узкие места, которые были в Крыму, они как бы исчезают. Открыт новый терминал аэропорта, в конце концов. Можно продолжать и продолжать.

Ольга Арсланова: Владимир Викторович, а что делать с тем, на что часто жалуются и туристы, и жители Крыма? Я говорю о высоких ценах, в том числе о ценах на продукты. Очень сложно регулировать цены, следить за ними, вообще что-то с ними делать, когда тот или иной регион находится в изоляции, в том числе в экономической.

Владимир Климанов: Да, это действительно очень сложный вопрос. И сложно его решить просто каким-то одним действием. Мы понимаем, что Крым традиционно воспринимался как место такого дешевого и массового отдыха для россиян и, в годы нахождения его в составе Украины, для жителей Украины. И таковым на самом деле Крым остается и сейчас в значительной своей части. И поэтому, когда туристы видят дорогие цены на продукты или на какие-то услуги, которые там поставляются, конечно, им становится некомфортно. Они, в общем, в своих ожиданиях ориентируются на дешевый отдых именно в этом месте. В этой связи, наверное, нужны какие-то специальные регуляторные меры относительно цен. Так или иначе, нам этого, скорее всего, не избежать. Потому что мы понимаем, что, действительно, при отсутствии там и тех торговых сетей, которые могут экономить издержки на экономии на масштабе осуществлять, при разного рода ограничениях, связанных с транспортной доступностью этой территории сейчас, с ограниченностью внешнеэкономических каких-то поставок, – понятно, что цены там будут все равно повышены по отношению к другим территориям внутри России. И здесь, наверное, какие-то регуляторные меры нужно вводить. С другой стороны, мы понимаем, что Крым функционирует в условиях свободной экономической зоны, и здесь уже есть послабления для предпринимателей, работающих именно в этом регионе. Т. е. те, кто здесь хочет работать, они все-таки находятся уже в несколько более благоприятных по отношению к другим регионам страны налоговых и административных условиях. Не случайно, кстати говоря, в Крыму один из повышенных по отношению ко всему, наверное, максимальная доля налогов, идущих от малого бизнеса в структуру бюджета.

Ольга Арсланова: Т. е. отчасти это балансирует.

Владимир Климанов: Там как раз пониженная доля налога на прибыль, а доля налогов от малого бизнеса здесь повышена.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Большое спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Это Владимир Климанов.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)