Покупка года. Итоги опроса рубрики «Реальные цифры»

Гости
Никита Кричевский
доктор экономических наук, профессор

Оксана Галькевич: Ну что ж, три недели ровно у нас до 2022 года следующего. Каким он будет эмоционально, событийно, мы с вами еще не знаем.

Но вот то, что финансово нам всем будет много сложнее, чем в году уходящем можно сказать уже, наверное, с большой долей определенности. Потому что все последние недели, месяцы, разве что из утюга не раздается: «цены растут, все дорожает», и к этому идут объяснения: инфляция, рост цен на мировых рынках и, как следствие, в России тоже.

Виталий Млечин: Ну, и мы на этой неделе решили узнать у вас: что в 2021 для вас стало покупкой года, серьезным финансовым вложением, ощутимой тратой.

В понедельник мы запустили опрос в рамках нашей регулярной рубрики «Реальные цифры», чтобы сравнить информацию от вас с данными, в том числе и Росстата, ведомство зафиксировало рост продаж дорогостоящих товаров в этом году.

Оксана Галькевич: Да. Роскоши, предметов роскоши!

Но наши зрители (пятая часть зрителей, которые приняли участие в опросе) писали о том, что главной покупкой, т.е. по сути, основной для них в этом году были, есть и остаются продукты. Ну еще одежда и обувь, в общем, тоже, чтоб купить что-то из этих предметов, нужно силу финансовую поднакопить.

Уже заметно реже нам писали о покупке крупной, да и мелкой бытовой техники: холодильников, телевизоров, телефонов (причем кнопочных), швейной машины для работы, обогревателей, кондиционеров.

Виталий Млечин: Примерно десятая часть зрителей написала о том, что в этом году ощутимая часть бюджета пошла на покупку стройматериалов, ремонт, строительные работы. Вот, например, сообщение из Кировской области: «Купила стройматериалы, доски, балки, профнастил, цемент, гвозди для ремонта дома – ему 117 лет! Купеческий».

Оксана Галькевич: У, как интересно! Посмотреть бы на него.

На четвертом месте в списке главных покупок – лекарства и оплата протезов, причем не всегда за счет собственных средств. СМС из Мурманской области процитирую: «Зубная коронка и пломбы – 90 тысяч. В кредит».

Виталий Млечин: 5% зрителей сообщили о покупке автомобилей и чуть меньше – о приобретении недвижимости: квартир, земельных участков, дач.

Это подтверждает вот эксперт Высшей школы экономики, что «в период инфляции люди стремятся не сберегать деньги, а вкладывать».

Оксана Галькевич: Запоминающимся отдыхом похвастали чуть более 4,5% респондентов. Были, но единицы – те, кто приобретал предметы роскоши, те самые: серьги с бриллиантами, золотые цепочки и т.д.

Виталий Млечин: Да.

Оксана Галькевич: Но нам запомнились другие сообщения, например, письмо из Ленинградской области от пенсионерки, она долго экономила и наконец-то купила билет в филармонию.

Виталий Млечин: Да.

В Подмосковье «купили улей и семью пчел». Пишут, что «удовольствие бесценное». В Нижегородской области мужчина «купил телескоп – мечту детства».

Оксана Галькевич: Вот! Молодец!

Виталий Млечин: Пенсионер из Тюменской области «приобрел маленькую пивоварню за 40 тысяч». Неплохо!

Оксана Галькевич: Ой, там были еще забавные сообщения о том, что люди купили щенка. Вот тут такая порода – «дратхаара, мечтали о нем 4 года».

Виталий Млечин: Да, это охотничья собака.

Оксана Галькевич: А вот так. Ну, я не собачница, я не знаю. «Помогли выплаты по 10 тысяч рублей пенсионерам». Вот.

И еще сообщение было, что «наконец-то купил двух коров и трех годовалых телочек на развитие собственного хозяйства». Вот так.

Виталий Млечин: Вот это вложение в собственное хозяйство! Да, это правильно.

Оксана Галькевич: Самые дорогие покупки по опросу ОТР – это квартира за 12 млн руб., об этом нам написала зритель из Кемерово. Далее автомобиль – более 2 млн. руб., ну чем не роскошь на самом деле.

Виталий Млечин: К сожалению, по нынешним ценам автомобиль за 2 миллиона – это вот далеко не роскошь! Вот совсем далеко не роскошь.

Оксана Галькевич: Ну, по крайней мере, это уже не просто какое-то средство передвижения, это уже достаточно дорого обходится.

Недешево стоят газификация в Подмосковье – 750 тысяч руб. и семейный тур в экзотическую страну, к теплому морю; ну, по крайней мере у людей воспоминания потом останутся. Денег уже, видимо, нет.

Виталий Млечин: Денег точно нет.

Оксана Галькевич: Норковая шуба. Ну вот, друзья, вот такая у нас роскошная жизнь! Вот так живем.

Виталий Млечин: Дорогие друзья, если вы не успели нам написать, можете это сделать прямо сейчас: 5445 – по-прежнему бесплатный номер для ваших СМС-сообщений или позвоните нам в прямой эфир: 8-800-222-00-14 – это тоже бесплатно. Телефон включен, можете уже его набирать.

А с нами на прямой связи Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор. Никита Александрович, здравствуйте!

Никита Кричевский: Добрый день!

Оксана Галькевич: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Никита Александрович, ну вот, по результатам нашего опроса роскошью-то не сильно пахнет.

Никита Кричевский: Роскошью не сильно пахнет всегда.

Но обратите внимание, из вашего опроса 30% покупок – это товары повседневного спроса, т.е. одежда, продукты, лекарства и прочее, а 70% – это товары длительного пользования: это стройматериалы, это недвижимость, это автомобили, это то, что там идет дальше по списку.

Это говорит ровно о том, о чем мы говорили весь этот год: в России, так же, как и во всем мире, в основном приобретают товары длительного пользования. Связано это с тем, что значительная часть средств просто не имеют адресов для того, чтобы потратить эти деньги.

В первую очередь, я имею в виду то, что услуги-то закрыты, фактически закрыты: нет туризма, нет развлекательных мероприятий, постоянные локдауны в сфере общественного питания. С торговлей то и дело возникают перебои (я имею в виду торговлю непродовольственными товарами), ковид и прочее, прочее, прочее, что негативно отражается ну, например, на посещении тех же самых кинотеатров или филармонии, о которой писала наша телезрительница.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, но товары длительного пользования, о которых вы говорите, они ведь и стоят на самом деле подороже, чем билет в филармонию. И обычно мы говорим о том, что вот нашим людям много на что не хватает, а тут мы говорим о товарах длительного пользования.

Это получается, как? Расчехлили кубышки, сократили свои накопления? За счет чего?

Никита Кричевский: Это не мы говорим с вами, Оксана, это говорят наши телезрители, которые отвечают нам на вопрос, на что они тратили деньги в этом году. Это не мы придумали.

70% – это те самые товары длительного пользования, о которых я вам только что говорил и эта тенденция не только Российская, она общемировая. За счет чего? За счет того, повторюсь, деньги у людей приходят. Потому что люди продолжают работать, люди продолжают получать пенсии, пособия, прочие бюджетные выплаты, т.е. говорить о том, что в этом году люди сильно обеднели, конечно, нельзя. Реальные доходы растут, это общепризнанный факт.

Так вот, разговор идет о том, что эти доходы нет возможности потратить на те, скажем так, услуги, о которых люди говорили все последние годы. Здесь, повторюсь еще раз, нет возможности куда-то поехать, что-то посмотреть сходить в кинотеатр, либо в ту же самую филармонию ходить боязно, почему – потому что, вы же понимаете, ковид еще никуда не отступил, и только что вы об этом говорили с предыдущим коллегой.

Оксана Галькевич: Ой, нам тут посыпались сообщения. Люди пишут, что «кольцо с бриллиантом купила» – Амурская область.

Виталий Млечин: Ух, ты! Замечательно!

Оксана Галькевич: «Ботинки» – Москва и Московская область.

Никита Кричевский: Вы знаете, вы знаете, мы говорим не о роскоши, не о драгоценностях, не о каких-то предметах, которые нужны для того, чтобы потрафить самолюбие, грубо говоря, показать свои понты!

Мы говорим о реальных товарах длительного пользования массового потребления.

Что я имею в виду? Я имею в виду те самые балки, те самые стройматериалы, те самые автомобили, ту самую недвижимость, т.е. то, что нужно будет на протяжении ближайших лет обязательно!

А вот то, что касается золота, бриллиантов, ну, это да: у кого-то, видите, щи жидкие, а у кого-то жемчуг мелкий. Так было всегда и так будет всегда.

Виталий Млечин: А интересно, что достаточно много сообщений относительно здоровья приходит.

Особенно по поводу зубов. Много сообщений: «сделал зубы», там за 100 тысяч руб., за 200 тысяч руб.

Оксана Галькевич: Карелия, вот только что упало: «За 18 тысяч лечение зубов...»

Виталий Млечин: Ну 18 тысяч, это по сравнению с тем, что было в других сообщениях – это просто сущие копейки.

Получается, что вот тоже такое вложение в себя, в собственное здоровье – это тоже очень большая часть расходов.

Оксана Галькевич: Ой, господи! Татарстан: «Зубы – 260 тысяч».

Виталий Млечин: А, ну вот, вот, вот, это реально.

Никита Кричевский: Вы абсолютно правы!

Что касается, но вы видите, как... Медицина воспользовалась своим привилегированным в последние годы положением и, конечно, извлекает сверхприбыли из того, что людям больше элементарно не на что потратить, я имею в виду – услуги не на что потратить за деньги.

Они, естественно, идут для того, чтобы починить там, скажем, свои зубы или для того, чтобы проверить свое здоровье. То есть, по сути, это вложиться в себя. Вложиться в себя для того, чтобы обеспечить (что такое зубы?), чтобы обеспечить более комфортное существование в предстоящие годы.

Зубы – это не только красота, не только ваш презентабельный внешний вид, но это здоровое питание, это здоровое пищеварение, это часть желудочно-кишечного тракта. Уж извините меня за такие подробности! Чем больше зубов, чем они качественнее, тем лучше вы будете переваривать пищу и тем здоровее вы будете. Это же очевидные вещи! Поэтому люди, естественно, идут делать зубы и молодцы! Так и надо делать.

Другой вопрос, что тут бы надо подкрутить те самые зубные клиники, стоматологические заведения на предмет проверки ценообразования, – но это уже вопрос для другой программы и к другому ведомству.

Оксана Галькевич: А интересно, а вот как их подкрутить?

Никита Александрович, кто должен заниматься этим расследованием на предмет ценообразования в стоматологических клиниках? Потому что, вот правда, из программы в программу – это больной вопрос в прямом и переносном смысле для многих людей.

Никита Кричевский: Ну, Оксана, вы очень давно меня не звали на свои программы, поэтому этот вопрос кочует у вас из программы в программу.

На самом деле ответ очевиден – это, фас! Это Роспотребнадзор, это прокуратура, в конце концов. Это элементарно, Ватсон! Элементарно!

Вы пишите заявление в прокуратуру о том, что вам оказали некачественные, несоответствующие оплаченным деньгам услуги, и требуете компенсацию. Требуйте компенсацию, просто напишите заявление элементарно!

Так нет! Мы будем писать в ОТР в программу ОТРажение для того, чтобы они сказали на всю страну о том, что та или иная клиника ведет себя плохо. Хотя на самом деле нужно просто взять листок бумаги и на компьютере или от руки написать заявление. Все!

Виталий Млечин: Ну, надо сказать, зубы дорого сделать в любой стране. По сравнению, скажем, с западными странами у нас еще и дешевле.

Никита Кричевский: Согласен. Но дело в том, что у стоматологов-то в России и зарплаты тоже несколько меньше, по сравнению, например, с Германией.

Виталий Млечин: Да, но хорошие материалы стоят дорого одинаково!

Никита Кричевский: А сколько материалов в себестоимости этих услуг?

Виталий Млечин: Сколько?

Никита Кричевский: А, вы меня спрашиваете?

Виталий Млечин: Конечно.

Никита Кричевский: Вопрос риторический. Они, естественно, меньше половины, глубоко меньше половины.

Потому что значительная часть – это аренда, это заработная плата, это сверхдоходы собственников, это прочие услуги, за оплату которых с нас сдирают деньги. Ну, это же всем известно! А вы делаете вид, что вы от меня впервые это слышите или специально меня подзуживаете, провоцируете на то, чтобы я это сказал. Ну, тоже хорошо, согласен.

Виталий Млечин: Омская область пишет: «Покупали с женой весь год акции компании, оставим сыновьям в наследство. Пенсионеры». – Вот это разумное вложение денег, как вы считаете?

Никита Кричевский: Знаете, я в казино не играю. И если вам из Омской области пишут, что они решили поиграть в акции, значит, в Омской области ну очень хорошо живут!

Профессор Кричевский, в Москве живя и получая не самые низкие доходы, не может себе позволить участвовать в операциях на фондовом рынке. Ну, по материальным причинам и в связи с твердым убеждением, что фондовый рынок – это казино. Казино.

А я не игрок, я не лудоман. Если кто-то себя считает лудоманом, ну, флаг у руки! Но вы только потом не пишите, не звоните нам и не говорите о том, что мы вот вложились и все проиграли.

Кстати говоря, проигравших по итогам этого года – 20% тех, кто вложился. А средняя доходность частных инвесторов меньше, чем инфляция. Я бы поостерегся на месте наших зрителей.

Оксана Галькевич: Но особенно да, надо поостеречься людям, которые не обладают такими знаниями в экономической сфере, как вы, Никита Александрович. Вы все-таки доктор экономических наук и тем не менее опасаетесь.

Никита Кричевский: Нет, нет, нет, не в этом дело. Не в этом дело, Оксана, не в этом дело. Для того, чтобы заниматься фондовыми операциям, надо быть в теме 24 в сутки 7 дней в неделю.

Вы должны просыпаться ночью в 2 часа и залезать в компьютер, смотреть, как там торгуется Шанхай, например, или Гонконг. Понимаете, в чем дело? А вот так вот прийти и вложиться, и через год прийти и сказать: «А где мои дивиденды?» – так не получается.

Так проще работать с банком. Не проще, а единственный альтернативный вариант – это работа с банком, а лучше сделать зубы! Зубы! Или как я, купить новые очки!

Оксана Галькевич: Никита Александрович, вы сказали о том, что это факт: доходы людей растут.

Никита Кричевский: Да.

Оксана Галькевич: И у нас тут же посыпались на СМС-портал сообщения, что «да какой растут, нам вот только на это хватает и на это уже не хватает!»

Ну, а действительно, хорошо, допустим, были единовременные выплаты в этом году, пенсионерам докинули, родителям детей до определенного возраста тоже что-то прибавили.

Но так ведь и инфляция у нас тоже. Набиуллина вон в первый раз аж выделила продуктовую инфляцию в отдельную, так скажем, строчку, о которой упомянула; 10,8 она была по данным в последнем месяце, продуктовая только инфляция.

И другая инфляция тоже, общая инфляция тоже такая, в общем, серьезная, семимильными шагами.

Поспевают ли вот эти растущие доходы за этими издержками?

Никита Кричевский: Ну, конечно, не поспевают! Вы снова провоцируете меня на то, чтобы я подтвердил ваше предположение. Естественно, не поспевают!

И вместе с тем по Росстату, а не по моим личным ощущениям, доходы растут. У меня они не растут! А вот по Росстату – растут. Растут, и это видно, собственно, по многим позициям. Это видно, например, по увеличению товарооборота в розничной сети, это видно по максимальным значениям прибыли предприятия. Это есть, это правда! Но рост этот восстановительный; далеко не факт, что он продлится в следующем году.

Что касается девушки Набиуллиной, давайте оставим ее в покое. Она в следующем году уходит со своего поста и начинает, уж извините за такое высказывание, нести чушь, ну вот реальную чушь.

Она борется с инфляцией, тем самым она ее только увеличивает. Потому что увеличение ставки – это увеличение кредита, а увеличение кредита – это рост себестоимости продукции. И девушка Набиуллина нам при этом говорит: «Ну видите, мы же боремся с инфляцией». Только как-то побороться не может.

А боремся мы на самом деле не при помощи Центробанка, а правительство Российской Федерации, которое, как я считаю, сделало в этом году очень серьезный задел на снижение инфляции до 4-5%, на чем и настаивает президент.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, я прошу прощения, но по поводу ухода Набиуллиной, это чуть ли не сенсация в нашем эфире прозвучала сейчас, да? В каких-то там официальных источниках не видели мы такой информации. Это по данным из каких источников?

Никита Кричевский: У нее мандат на два срока и второй мандат заканчивается как раз в следующем году.

Оксана Галькевич: А, угу, хорошо!

Еще один звонок у нас. Людмила из Ульяновской области. Людмила, здравствуйте!

Виталий Млечин: Здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте! Я вот смотрю вашу передачу сейчас. И меня возмущает вот ваш гость вашей программы, как он говорит, что доходы населения увеличились. Какое увеличились?! Это у него может они увеличились? Или у бюджетников, которые получают, сейчас кругом карантин...

Виталий Млечин: Людмила, вы невнимательно, невнимательно слушали нашего эксперта, к сожалению. Он же сказал, что у него не увеличились. Это данные по Росстату.

Оксана Галькевич: По Росстату! По Росстату.

Но возмущение людей видите вот, собственно, такими утверждениями, вот этими, знаете, процентами, относительными данными, цифрами, оно ведь, правда, обосновано. Понять-то людей можно, Никита Александрович?

Никита Кричевский: Да можно, конечно, кто же спорит. Кто же спорит? Естественно, можно. И мне, например, тоже весьма и весьма сомнительно, что доходы растут так, как об этом говорит Росстат. Но Росстат много всего интересного говорит.

С другой стороны, у нас нет альтернативных способов определения роста реальных доходов, видите в чем дело. Их нет с тридцатых годов, когда уничтожили Конъюнктурный институт великого русского советского экономиста Николая Кондратьева. Все. Его расстреляли и института нет. С тех пор у нас есть только один официальный источник информации – Росстат.

А дальше Людмила может возмущаться. Ну, я к ней присоединяюсь на самом-то деле.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, вы сказали о том, что в следующем году, даже по Росстату, мы можем уже такой картины не увидеть. И вот смотрите, пришло сообщение. Из «Коммерсанта» зачитаю его: «Белоусов спрогнозировал новую волну инфляции из-за подорожания продуктов. Третью волну инфляции в 2022 году».

Никита Кричевский: Так, и что?

Оксана Галькевич: Ну, вот это подтверждает ваше утверждение о том, что видимо по этой причине, в том числе, мы не увидим уже даже по Росстату, никакого роста. Или что или предполагается, что никаких выплат не будет единовременных?

Никита Кричевский: Оксана, профессор Кричевский спрогнозировал, что в следующем году инфляция снизится.

Давайте через год встретимся и посмотрим, кто был прав: Белоусов или Кричевский. Только меняться местами не будем, Оксана, не будем! Не надо мне это! Не надо! Не надо. Пусть Белоусов занимается своим делом, а я буду сидеть с вами, разговаривать в прямом эфире.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, так может вот эти вот карьерные перемещения и доходы вырастут сразу?

Никита Кричевский: У кого?

Оксана Галькевич: Не знаю. У кого-нибудь. У Белоусова или еще у кого-нибудь.

Никита Кричевский: У Белоусова наверняка ниже не будут. Что касается нас с вами, здесь я не уверен.

Оксана Галькевич: А, это точно. Да. Мы тоже не можем подтвердить эти данные Росстата, но что ж, так и есть.

Сообщений у нас много на СМС-портале. Омск пишет: «А мы купили квартиру в этом году и завели пушистого кота».

Виталий Млечин: Поздравляем!

Оксана Галькевич: Ну, это видимо тоже товары длительного пользования и эмоции какие-то тоже длительного пользования.

Никита Кричевский: Ну, слушайте, мы живем не столько для того, чтобы кушать, так скажем, носить шмотки или звонить на ОТР. Мы живем для себя любимых, мы живем для того, чтобы получать удовольствие от жизни! И если люди покупают кота, то они хотят таким образом получать дополнительные удовольствия!

У меня вот, например, шестой год уже живет большой кот, британский текированный. Ну, я не могу сказать, что он самый умный в своем роде, но и не глупый тоже. И вообще он классный парень! И это хорошо! Это на самом деле хорошо!

Да, на него приходится тратить много денег, там питание, корм, и прочее. Но тем не менее, мы же его покупаем не в качестве вложения в инвестиции, а мы его покупаем для себя, для внутреннего потребления, для удовлетворения своих тактильных, эмоциональных потребностей.

Оксана Галькевич: Никита Александрович, если коротко, посоветуйте, вот все-таки как доктор экономических наук, как профессор, вот вы уже сказали, предупредили нас намеком, что следующий год может быть непростым.

Как нам соломки подстелить? Ну к чему себя готовить, может быть, я не знаю, что нам делать? Как обезопасить себя? Коротко.

Никита Кричевский: Как можно меньше смотреть федеральные телеканалы. Смотреть исключительно ОТР. Исключительно. Ну и иногда еще футбол, иногда еще футбол, т.е. Матч ТВ. Это не дженсайт, извините. Вот.

А также как можно меньше реагировать на всякие разговоры там о каких-то обязательно которые произойдут событиях там, связанных, например, с обострением внешнеполитической и прочей ситуацией.

Все будет нормально, все будет хорошо, все будет спокойно!

Оксана Галькевич: Спасибо большое!

Виталий Млечин: Спасибо! Спасибо вам большое! Вот на этом и закончим.

Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор.

Сейчас прервемся, потом «Личное мнение» Татьяны Москальковой. Не уходите!

Оксана Галькевич: Смотрите ОТР!

Виталий Млечин: Да!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (2)
Олег Столяров
за эмоциональный интеллект твердая "пять", а с логикой давайте разбираться. Не пишите прокурору заявление на некачественную установку зубных имплантов, если они на самом деле стоят качественно (и не вывалились за три дня даже из верхней челюсти). , если вы не довольны ценами .Не пойдет прокурор анализировать цены то, а, посмотрев вам в рот, может еще и дело за клевету возбудить. А по делу: в инфополе великолепно "греют" ажиотажный спрос именно на предметы длительного пользования, периодически публикуя прогнозы авторитетных экономистов. Но структуру цены государству давно пора анализировать, облагая повышенным налогом прибыль, полученную от изменения конъюнктуры рынка.
Олег Столяров
пока Белоусов считает , что "рост цен на... может вызвать инфляцию" - инфляция в России непобедима. Простите, но не могу я писать это с серьезным лицом! Даже лучше выглядел в свое время типовой комментарий банка России типа "рост цен никак не отразится на инфляции". я его долго с серьезным видом ,если на совещании был, к примеру , воспринимал.