Помогли на свою голову... Почему у нас инициатива наказуема?

Помогли на свою голову... Почему у нас инициатива наказуема?
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Любовь Адамская
доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Финансового университета при Правительстве РФ
Марат Аманлиев
адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита»
Ирина Коваленко
корреспондент ОТР

Тамара Шорникова: Ну а мы вернулись в студию, программа «ОТРажение», прямой эфир, Константин Чуриков, Тамара Шорникова. И вот наша «Тема дня». Расчистил дорогу от поваленных деревьев? – будь готов ответить перед законом за незаконную рубку в особо крупном размере. Поставил на свои деньги единственную детскую площадку в селе? – убирай самовольную постройку, не положено.

Константин Чуриков: Ну, с одной стороны, закон и порядок, даже для хороших дел предусмотрена своя процедура, о ней нужно знать. Но, с другой стороны, мы много говорим о гражданском обществе, о каком-то самосознании людей, об инициативе снизу, но вот после таких примеров, честно говоря, желание пропадает. Вот почему инициатива у нас наказуема и что вы бы сделали в своем городе, поселке, деревне, а может быть, уже сделали? Вот об этом сейчас поговорим.

Тамара Шорникова: В студии у нас Любовь Адамская, доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Финансового университета при Правительстве, и Марат Аманлиев, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита». Любовь Владимировна, Марат Ильич, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Давайте, может быть, сразу просто начнем с сюжета, он точнее сформулирует, о чем идет речь, мы прямо покажем реальных людей, которые что-то делают, а им потом за это «прилетает».

Тамара Шорникова: Да. Там подробности историй, заявленных в начале этой темы, и новые примеры. Рустем Давыдов все обобщил, смотрим.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Зрители, подключайтесь.

Уважаемые гости, ну так кто в этих историях вредитель, гражданское общество или государство? Ну с точки зрения закона. Марат Ильич?

Марат Аманлиев: Ну, с точки зрения закона, если брать сухую формальность, юридическую сторону, ну да, наверное, можно сказать со скрипом в сердце и в душе, что виноваты люди, потому что есть определенный системный подход к тем или иным вещам, к установке детских площадок, к вырубке деревьев. Но, вы знаете, когда я прочитал про это дело, про возбуждение уголовного дела по статье 260-й «Незаконная вырубка», я прочитал, что это дерево уже лежало, одно было какое-то трухлявое совершенно, а второе просто снесло ураганом.

Тамара Шорникова: Да.

Марат Аманлиев: И это признали преступлением.

Константин Чуриков: У нас даже валежник уже официально собирать можно.

Марат Аманлиев: Ну 2020 год как-никак, все-таки уже можно.

Константин Чуриков: Да, правильно.

Марат Аманлиев: Но без бензопилы.

Значит, что такое преступление? Это раскрыто в статье 14 Уголовного кодекса, у нас там есть часть 2-я, которая указывает, что не является преступлением деяние, формально содержащее признаки преступления, но в связи со своей малозначительностью его нельзя признавать преступлением. И никто на это внимания не обратил: ни доблестный участковый, ни прокурор. Я надеюсь, они горды собой, что они взяли парня, насколько я понял, сирота...

Тамара Шорникова: Двадцать четыре года.

Марат Аманлиев: Да, решил помочь школьникам и городу своему, убрать дерево, и они такие пришли... Представляете, они приходят домой и вот...

Константин Чуриков: Мы буквально через минуту к этой истории вернемся, как раз выйдет на связь наш корреспондент из Краснодара.

Любовь Владимировна, а с точки зрения логики, даже государственнической логики кто здесь виноват?

Любовь Адамская: Знаете, вот поставить точки над тем, что вот виноват и не виноват, скорее я бы не так рассуждала. Мое мнение все-таки и мое представление о чиновнике или о служащем муниципальном следующее. Вероятнее всего, он вообще не владеет темой на территории, он не знает ни людей, ни его не знают. То есть вот как-то, видно, структура муниципальная, хотя я всегда, вы обратили внимание, за муниципальную ветвь заступаюсь. Здесь явно видно, что муниципальный орган власти, самый доступный к населению, недоступен, поэтому ни молодые люди, ни те, которые их родители, они совершенно не понимают, что в принципе законодательство, да, прописывает, что нельзя трогать, нельзя без согласования руководителя муниципального образования. Но, к сожалению, произошло.

И очень хорошо, Марат, вы сказали, что невдумчивый полицейский, который в принципе мог бы прочитать, что можно рассматривать это и не доводить до уголовного состояния, он не вчитался. Но, вероятнее всего, на фоне всех изменяющихся событий он хотел себя проявить, он себя проявил, хотя это так мелко.

Тамара Шорникова: Полицейский невдумчивый, а чиновники-то какие? Они равнодушные? Они трусливы, потому что а вдруг чего? Не дай бог...

Любовь Адамская: Скорее равнодушные и недосужие. Им как-то до того, что на территории... Вероятнее всего, они не доходят до каких-то мелких таких вопросов...

Константин Чуриков: Вот.

Любовь Адамская: Хотя этот вопрос сейчас вырос уже в большой вопрос.

Константин Чуриков: Подождите, как сделать так, чтобы до муниципальных служащих, чиновников другого уровня доходила эта информация? Ведь можем себе представить, что дерево упало, люди там как-то вообще перелезают под ним или над ним, и служащие просто не в курсе. Как довести эту информацию до них? Смотрите, в больших городах все уже налажено, там любой чих, Интернет, все, пожалуйста...

Тамара Шорникова: «Активный гражданин».

Константин Чуриков: Активный гражданин, горожанин, все в порядке. Вот в деревнях, в селах, в поселках как это сделать?

Любовь Адамская: В любом случае это зависит от двух позиций. Первая позиция – это, конечно, избрать нужно и инициировать выборы главы муниципального образования, тот, который доступен к народонаселению, тот, который знаменит на территории своими какими-то хорошими делами. И второй момент: конечно, нужен самим жителям проявлять инициативу и понимать, что они как налогоплательщики содержат этот аппарат управления той территории, на которой они проживают. То есть две параллели, которые, в общем-то, должны быть почти равнозначны в действии.

Константин Чуриков: Вы сказали «кто знаменит на этой территории проживания». Я вот боюсь, что на этой территории кроме президента и губернатора никто не знаменит больше.

Любовь Адамская: Нет, почему? Мне кажется так, что... Исходя из практики, есть люди, которые в принципе переживают за территорию. Другое дело, есть категория скромных людей, которые говорят: «Ну как бы я могу это сделать, я не думаю о должности», – а некие другие не говорят, не делают, но почему-то приходят в структуру управления. Вот, казалось бы, но это так.

Тамара Шорникова: Давайте сейчас узнаем подробности краснодарской истории. Сегодня как раз должно было состояться, было объявлено заседание суда как раз по юноше, который убрал или распилил в особо крупном размере деревья...

Любовь Адамская: Проявил инициативу.

Тамара Шорникова: Да. Вот узнаем, собственно, что решилось, что обсуждается. Ирина Коваленко, корреспондент ОТР, сейчас с нами выходит на связь. Здравствуйте, Ирина.

Ирина Коваленко: Добрый день. Заседание назначено только через час.

Тамара Шорникова: Ага.

Ирина Коваленко: Состоится в городе Апшеронске, поэтому сейчас пока все в ожидании, что будет.

Константин Чуриков: Ирина, но часто бывает, что заранее все знают, что будет. Что, в общем, говорят адвокаты...

Тамара Шорникова: Какие шансы?

Константин Чуриков: ...прокуратура? Что скорее, 4 года тюрьмы или 66 тысяч рублей?

Ирина Коваленко: Надеются на мировое соглашение.

Константин Чуриков: Ага.

Тамара Шорникова: А что оно будет означать?

Ирина Коваленко: Оно будет означать, насколько я поняла, штраф.

Тамара Шорникова: В каком размере?

Ирина Коваленко: Или же хотят... Около 60 тысяч рублей. Или же... высадил.

Константин Чуриков: Важное уточнение: но в рамках уголовного дела, да, Ира? В рамках уголовного дела, то есть у человека будет судимость в любом случае?

Ирина Коваленко: Да, если так все будет, да. Но, конечно же, сторона Василия надеется, что все мирно закончится и не будет никакой уголовной ответственности.

Тамара Шорникова: Как сам Василий комментирует эту ситуацию? Что чувствует, что рассказывает?

Ирина Коваленко: Василий говорит, что сухостой, эти деревья были действительно повалены уже, они лежали на тропинке, эта тропинка ведет через сад школы, это не двор, это сад школы, ведет к церкви и ведет к школе. Соответственно, там ходят люди, и некоторые жители утверждают, что дети часто уходят. Он увидел поваленные деревья, в том числе там его ходит опекун, мама, он увидел эти поваленные деревья и убрал их с дороги. Чтобы они не валялись, он их забрал к себе во двор. Говорит, что это ольха, ею нельзя отапливать, то есть с целью выгоды он не мог забрать эти деревья, они неотапливаемые.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Это все фактическая сторона вопроса. Интересно, что чувствует? Парню 24 года. Вот есть информация, что он работает помощником на деревообрабатывающем комбинате, получает 12–13 тысяч рублей в месяц, активно хотел помочь, что-то сделать своими руками, оказать помощь. И вот так, таким образом закончилась его помощь. Что он чувствует по этому поводу? Что думает?

Ирина Коваленко: Сейчас он боится вообще что-то предпринимать, он даже боится поднять ветку, которая валяется, говорит: «За это, надеюсь, не осудят».

Константин Чуриков: Ирина, тогда так, ждем подробностей, все-таки что решит суд, а вечером сообщим их уже в эфире в наших новостях. Спасибо. Ирина Коваленко, корреспондент ОТР. В Краснодарском крае судят сироту за то, что спилил остатки упавшего дерева, которое мешало проходу детей и людей в школу и в церковь.

Тамара Шорникова: А есть...

Любовь Адамская: Константин, можно через запятую посыл? Потому что пока эфир еще смотрит ваш корреспондент, Ирина, будьте добры, Василию передайте следующее. У него сейчас позиция, да, не очень хорошая. Но у него есть молодой возраст, и пусть он вот этой самой инициативой через практику поймет, что именно сейчас ему нужно задуматься о том, через год, через два подать свои документы на руководителя муниципального образования, ибо он сможет в своем карьерном росте потом хорошую практику, хорошую работу дать на территории. Пусть идет в орган управления.

Константин Чуриков: Любовь Владимировна, вы же знаете, для этого нужно, чтобы не было судимости, правильно?

Тамара Шорникова: Да.

Любовь Адамская: Да, но если сейчас, если сейчас все-таки разум возобладает у руководителей... Я со своей стороны обещаю зрителям поговорить сегодня с полпредом Краснодарского края Ивановым Юрием Павловичем...

Константин Чуриков: О.

Любовь Адамская: Да, мы сегодня только утром с ним разговаривали, и насколько возможно его административного ресурса, насколько возможно, чтобы как-то он вмешался в эту ситуацию. Потому что у парня вся жизнь впереди, весь карьерный рост, и вот просто так... Он – не дерево, его просто так «спилить», его карьерный рост загубить, конечно же, нельзя, он человек, и, вероятнее всего, очень душевный, очень ответственный и молодой человек. И нужно помочь этому молодому человеку.

Константин Чуриков: Марат Ильич, по вашей части Самара спрашивает: «А наказать вот этого чиновника, муниципального служащего за халатность слабо?» Вообще можно это сделать?

Марат Аманлиев: Ну смотря за что. За то, что он не вовремя убрал дерево?

Константин Чуриков: За то, что не убрал, за то, что люди...

Марат Аманлиев: Ну в принципе в отношении него прокуратура должна провести прокуратуру. То есть если установлен факт того, что было некое дерево, которое было повалено после какого-то урагана или того или иного природного явления и оно не убиралось, ну конечно, его должны привлечь к ответственности, просто не к уголовной, не к халатности, потому что по статье «Халатность» требуется какой-то существенный ущерб, а здесь такого не было. Я думаю, это все окончится каким-то дисциплинарным взысканием в стиле замечания или что-нибудь. А у парня, ему прямо светит уголовное наказание в случае, если ни у кого в голове не стрельнет, что это не преступление.

Константин Чуриков: У нас много звонков.

Тамара Шорникова: Да, много звонков, но буквально прямо короткая ремарка, SMS из Тюменской области, еще раз о том, к чему приводят вот такие примеры: «Живу в селе, кругом лес, столько валежника, а не возьми. Пусть сгниет или сгорит, хотя печки топить нечем, – видимо, тоже боятся, закон есть, но тот валежник, не тот валежник. – Это страна дебильных чиновников», – цитируем как есть.

Константин Чуриков: И Москва пишет про этого парня с иронией, конечно: «Будет знать, как в барский лес залезать».

У нас сейчас звонок, давайте первой будет Нина из Нижегородской области. Нина, здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый день, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да.

Константин Чуриков: Нина, почему у нас инициатива наказуема в стране, как считаете?

Зритель: Почему инициатива наказуема? Да потому что у нас не работают муниципальные и местные власти... Алло?

Константин Чуриков: Да-да, слышим вас, продолжайте.

Зритель: Алло, вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Отлично.

Константин Чуриков: Да-да-да, продолжайте.

Зритель: Это же работа местного самоуправления, местных депутатов. Парня надо не наказывать, а благодарить его за такое действие. Я много лет прожила в сельской местности, много лет в городе и знаю, как там относятся к селянам. Это работа местных депутатов и местного самоуправления. Парня нужно поблагодарить, его обязательно освободить от суда.

Константин Чуриков: Нина, а у вас там, где вы живете, какие депутаты? Какое местное самоуправление? Все в порядке, или тоже какие-то есть недочеты?

Тамара Шорникова: Вы их видели вообще?

Зритель: У нас тоже есть всякие, извините за выражение, закидоны, решения бывают неправильные. Но у нас есть очень действенные депутаты, которые борются с такими вот неправильными решениями. Конечно, не все получается, потому что местное самоуправление зажато районными, областными властями, не дают работать местным депутатам, потому что все идет от области и от района. Но мне очень хочется, чтобы этого парня освободили от всякой ответственности, он сделал доброе, полезное дело!

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Давайте еще сразу Земфиру из Уфы послушаем. Земфира, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня, конечно, по поводу этого парня самые мысли о том, что все у него сложится, дай бог, если все вышло даже на телевидение. Ну а вот о нас хотелось бы, конечно, сказать, потому что сердце саднит до сих пор начиная с 2014 года. Мы проживаем во внутриквартальном проезде, эта территория охватывает 2 гектара земли, согласно расчетам архитектурным. И мы, так скажем, инициативная группа, дети-школьники, жители сажали сквер начиная с 2007 года по 2014 год, мы сажали на этом ПГС начиная от тиса деревья, каштаны, ну и все остальные...

Константин Чуриков: А ПГС – это что такое, простите?

Любовь Адамская: Поселок городского типа.

Константин Чуриков: А, поселок городского типа, все, понял.

Тамара Шорникова: Нет, это ПГТ.

Любовь Адамская: А.

Зритель: Вы про нас?

Константин Чуриков: Да.

Тамара Шорникова: Да, расшифруйте.

Константин Чуриков: ПГС – это что такое?

Зритель: ПГС – это песок.

Константин Чуриков: Песок, видите.

Любовь Адамская: А-а-а.

Константин Чуриков: Это и поселок, и песок, ага.

Зритель: Нет, у нас микрорайон Инорс называется, он находится в Калининском районе города Уфы.

Константин Чуриков: Ну понятно. Что с вами сделали? Наказали вас за то, что вы рощу высадили?

Зритель: Да-да, совершенно верно. Грунт на площади 1,5 тысячи квадратных метров вывезли бесплатно, куда-то его продали, директор этот, подрядчик, быстренько уволился. Дальше деревья рубили, вот представляете, сосны в высоту метра 3 в самую жару, в июле месяце вырубали, прямо вот под корень рубили. Старшая по дому тут с лопатой ходила выкапывала, значит, цветы, которые тут были рассажены. Хотели сделать парковку, однако сделали ее только не согласно протоколу собрания, сделали, вместо того чтобы ширина, как была по протоколу собрания, увеличить на 6 метров, итого увеличили на 15, потому что там проходила газовая...

Константин Чуриков: В целом ваша история, Земфира, понятна, спасибо за звонок. Тут уже нужны комментарии. Вот, подождите, тут, в общем, разброд и шатание, каждый в свою сторону, значит, вроде как, с одной стороны, жители должны были между собой договориться, парковка им нужна или роща, с другой стороны, если рощу посадили, можно ли ее вырубать? Вообще у нас есть такие, так сказать, позволения, дозволения, допуски в стране?

Марат Аманлиев: Ну если какие-то полномочия находятся в ведении органов исполнительной власти или местного самоуправления, естественно, люди не имеют права заниматься самодеятельностью определенной, потому что для всего есть правила. У нас есть ГОСТы, СНиПы для песка, для высоты забора, для толщины, для ширины, для его цвета, для чего угодно есть СНиПы. Понятно, с одной стороны, что разброда не должно быть: один сделает так, другой так, у нас будет такой хаос вокруг.

Но, с другой стороны, это все происходит отчего? Оттого, что вообще никто ничего не делает, ну вот никто ничего не делает. Яма будет 5 лет вот на этом месте находиться, ее никто не будет закапывать, тысячу жалоб напишешь, тысячу раз не прореагируют, скажут, что денег нет, два кирпича положишь, скажут: «Ну ты чего, родной? Это мы тут не будем ничего делать, в нашу песочницу не лезь». У них какой-то такой подход, знаете, они как будто проходят иногда...

Константин Чуриков: Вот это откуда? Вы как все-таки человек, который воспитывает, выращивает людей, чиновников, – это что, от зависти? Откуда это берется?

Любовь Адамская: Да это просто-напросто от лени и от неумения быть ответственным. Вот все чиновники, «чиновнички», служащие даже на небольшом уровне, на муниципальном, вот я удивляюсь. Ладно мы говорим про чиновников класса «А», они сидят в высоких кабинетах, им там, конечно, не видно нас, это понятно, это как-то объяснимо. Но когда на муниципальном уровне...

Вот мне как преподавателю, который готовит ребят на муниципальный уровень управления, конечно, как-то непонятно и обидно. Как так? Ты живешь на территории, которая почти как ладонь, ты ее должен видеть, должен понимать и должен сопереживать за ту территорию, на которой ты находишься. И любое управленческое решение за тобой должно носить характер вовлечения людей, налогоплательщиков в ту ситуацию, которая у тебя на территории. Ты эту ситуацию разруливаешь? – хорошо, это тебе, что называется, бонус, что ты действующий, нормальный, хороший, человечный руководитель.

Почему этого не делают? Вы знаете, объяснений нормальных, человеческих нет. Лентяи! И на этих лентяев нужны именно активные граждане-налогоплательщики. А у нас граждане, как мы понимаем, налоги платим, всегда думаем: «Ну сейчас чудо произойдет». Ждем этого чуда, хороший служащий придет в муниципалитет, в администрацию муниципального округа, и вот он о нас позаботится. Ведь мы не спрашиваем, сколько мы платим налогов, мало или много, мы же не обсуждаем, мы просто платим.

Марат Аманлиев: Да.

Любовь Адамская: И мы ждем этого чуда, а чуда не происходит.

Константин Чуриков: Вот реплика, секунду, в Якутии помните историю, значит, мост через Лену, действительно люди стучались, просили, власть услышала, на местах власть услышала, все, значит, будут строить мост через Лену. И бац! – проезд по мосту через Лену будет платным, товарищи. Вот вам, кстати, история про налоги.

Любовь Адамская: Да, я помню эту историю. Кстати, разочаровала абсолютно всех жителей такая история. И, вероятнее всего, те сейчас изменения, которые идут у нас после обращения президента к Федеральному Собранию, очень хорошие изменения идут, мы очень этому рады, в основном активные налогоплательщики. Надеюсь на то, что муниципальный сегмент, о нем именно было несколько строчек в послании, что местное самоуправление, будет все-таки ему придана огласка, придано внимание, что не только полномочия, как сейчас много полномочий, но они не подкреплены финансированием, что эта составляющая обязательно изменится, я искренне в это верю, что к полномочиям будет финансирование и все-таки будет понятно, и честно будет уделено большое внимание вот этому низовому уровню, муниципалитетам, муниципальным образованиям и аппаратам управления. Верю, искренне верю в это.

Константин Чуриков: Видим, видим блеск в ваших глазах.

Тамара Шорникова: Да.

Саратовская область: «Интересно, хоть мусор на улицах и в парках можно без согласования убирать?»

Константин Чуриков: Кстати, может быть, что-то светит за это?

Марат Аманлиев: Скорее всего, мусор-то убирать можно, потому что мусор никому не охота убирать, поэтому не думаю, что кого-то накажут за это.

Тамара Шорникова: Так.

Любовь Адамская: А если они перепутают, что это не мусор, что там, оказывается, значит, осколок от чего-то...

Тамара Шорникова: Всенародное достояние?

Любовь Адамская: Да, не знаю... Я знаю, что в Саратовской области очень много краеведческих музеев, может быть, из музея что-то несли, уронили... Ну это, конечно, сарказм такой, это чтобы подначить под местное руководство, Саратовская губерния должна быть вменяемой, не знаю.

Тамара Шорникова: И в Калининграде, в Калининграде, мне кажется, ни в коем случае нельзя, вдруг там янтарь попадется под ногами, очень опасно.

Любовь Адамская: Да, и за это тоже накажут.

Тамара Шорникова: Давайте уже серьезно слушать наших телезрителей. Владимир, Чувашия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вопрос, мнение? Слушаем.

Зритель: У меня не мнение, у меня сожаление по нашей стране. Мне Василия жалко и, наверное, не только мне одному, а всей России. И как ни стыдно этим тем всем руководителям, которые написали на него эту жалобу, все? Это вот люди сейчас посмотрят, не будут ничего убирать, у нас страна еще больше будет в хламе. И каждому человеку если убраться около своего дома, что-то убрать, ему нужно идти, значит, взять какую-то бумагу, чтобы это все убрать, у какого-то бездельника спрашивать. Почему так власть это все делает? Почему не контролирует их никто? Вот что я хотел сказать.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Константин Чуриков: Так, спасибо. Вот прямо, Любовь Владимировна, вам вопрос.

Любовь Адамская: Да, это боль. Спасибо вам большое за такое выступление публичное, это действительно боль. Я так думаю, что к вам очень многими присоединились бы, точка зрения именно такая, как вы сейчас озвучили. В общем-то, что? Опять муниципальный аппарат плохо работает.

Ведь как это должно быть? Есть квартальные, есть старшие по кварталу, и эта система в принципе работала и в период давным-давно, не буду уже уходить в период Советского Союза, и сейчас. Нужно было бы просто руководителю муниципального округа или руководителю аппарата муниципального округа всю вот эту общественную составляющую, которая не получает заработную плату за свои действия, собирать и системно с ними работать. И должны знать, что ответственный за квартал один, другой, третий, и вот эта мощь общественного сегмента, с которой руководитель должен общаться. И если он не будет общаться, то вот такие моменты будут и будут говорить, что страна плохая. А страна не плохая, это плохой руководитель на территории.

Константин Чуриков: А хотите еще сюжет, чтобы не только про ветки?

Любовь Адамская: Да.

Константин Чуриков: Вот история из Пермского края. Мы, правда, ее снимали так, дай бог памяти, 1,5 года назад, но, думаю, мало что там, наверное, изменилось...

Тамара Шорникова: Но что-то подсказывает...

Константин Чуриков: ...дай бог, чтобы изменилось. В общем, Константин Зубакин о том, как люди друг друга лечат, когда нет докторов в селении.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот такая игра в доктора. Активно комментировали гости происходящее вот в этом сюжете. Любовь Владимировна?

Любовь Адамская: Огромнейшая просьба к редакции: вы, пожалуйста, вот эту ссылку новому министру здравоохранения, пожалуйста, просим вас от всего сердца, отправьте. Может быть, у него сердце вздрогнет и он поймет, что Россия полна такими уникальными людьми, которые готовы помогать чиновникам большим за их большую заработную плату, не взимая с них абсолютно ничего, а только требуя того, чтобы они действительно внимательно относились к народонаселению.

Константин Чуриков: Нового министра здравоохранения, напомню, зовут Михаил Мурашко. Да, мы так и сделаем.

Марат Ильич, а вот в этом случае... Нет, естественно, слава богу, все в порядке, сами люди, как говорится, держатся...

Марат Аманлиев: Справляются.

Константин Чуриков: Да. Но в принципе кто-то может прийти и сказать: «Вы что тут творите?»

Марат Аманлиев: Я удивлен вообще, что, когда вышел ваш эфир, не нашлось никакого одаренного и немножко волшебного активиста какого-нибудь, который не написал жалобу и не сказал, что тут женщина вообще губит народонаселение Российской Федерации, занимается каким-то колдовством. Ну потому что таких дураков хватает, надо же таких людей называть как бы обычными русскими словами. Тут нельзя говорить, что они какие-то странные, это дурачок какой-то, которые могут написать жалобу на вот такого человека, который помогает чиновникам, у которых свои дела, свои фирмы, они там занимаются подрядами, тендерами, пилят бюджеты, а на яму на обычную у них времени нет, а дерево убрать у них времени нет, а как парня осудить, так у них время есть.

Любовь Адамская: Участковый дурачье, слышали публично?

Константин Чуриков: Так-так.

Любовь Адамская: Если ему никто не скажет, то, пожалуйста, из эфира, вот мы с коллегой-экспертом говорим.

Марат Аманлиев: Ну а по поводу... Знаете, по поводу участкового и прокурора, я считаю, что нужно отдельно отметить, я думаю, что они очень гордятся собой, что они поймали такого «преступника». Представляете, как у них проходит вечер? Они приходят домой, им говорят: «Пап, как дела?» – «Ох, сегодня поймал преступника». – «А кого?» – «Представляешь, сироту, он взял дерево спилил, а я его поймал». Я, кстати, прочитал в СМИ, что его вызвали на место, где был этот пенек, его полицейский заставил встать с пилой вот так вот ровно, и он его сфоткал, ну как будто бы застиг на месте преступления.

Любовь Адамская: Циничность какая!

Марат Аманлиев: Да. Я считаю, что эти люди как будто бы... Вот ну как президент говорил, что милосердие встроено в гены нашей нации, и у меня такое ощущение, что президент именно про этих двух людей, он не о них говорил, потому что они не разбираются ни в уголовном праве, ни в человеческих взаимоотношениях.

Тамара Шорникова: Ну, Марат, спилил или нет, тоже ведь вопрос, не будем говорить так...

Марат Аманлиев: Ну в том плане, что он спилил лежачее дерево.

Тамара Шорникова: Потому что вот свидетельские показания по делу дали 7 человек, еще около 40 жителей поселка подписали обращение в защиту молодого человека, они подтвердили то, что деревья упали во время урагана, затем были убраны, а не изначально спилены по инициативе обвиняемого. И экспертиза установила, что одно из деревьев было сухостоем действительно, а другое полностью сгнило.

Марат Аманлиев: А это как раз-таки статья 14-я, что не является преступлением.

Тамара Шорникова: И очень зацепила, конечно, история Василия Попкова наших телезрителей. Вот SMS из Хабаровского края: «Давайте скинемся и поможем Василию оплатить штраф, если его присудят», – Анна. Вот такие уже есть предложения.

Любовь Адамская: Блогеры, пусть блогеры сейчас займутся этой социальной темой. Все те, которые днюют и ночуют в Интернете, пожалуйста, будьте добры, подключитесь, пожалуйста, и помогите своим количеством, для того чтобы все-таки надзорные органы ну тоже, наверное, включили какой-то разум, кроме формальных моментов.

Константин Чуриков: Нисколько не хочется обелять тех служащих, которые все это допустили, но тем не менее все-таки давайте вернемся к тому, что территория нашей страны огромна. Были бы мы Швейцарией, Португалией, естественно, и мы бы, и чиновники, и кабинеты у них были бы пониже, мы бы все видели. Вот в масштабах страны как наладить присутствие чиновника на месте, в деревне, в поселке сделать так, чтобы он видел, знал, чуял? Может, их просто не хватает? Мы говорим, что их много, а может быть, их не хватает?

Любовь Адамская: Нет, мы готовим в университетах очень много, практически во всех крупных университетах есть кафедры государственного и муниципального управления, готовим специалистов в этой области. Я думаю, что с кадрами здесь абсолютно нет никаких проблем.

Другое дело, что чиновники из высоких кабинетов, мы с вами имеем информацию по Оренбургу, Оренбургская область, когда решили тоже прогнуться, как этот местный, значит, участковый, и объявили в Интернет-пространстве как бы конкурс на замещение вакантной должности министров. Звоню в представительство правительства по Оренбургской области и говорю: «Слушайте, в нашем Финансовом университете обучаются ребята, причем отличники, хорошие, глаза горят, желают области что-либо сделать. Возьмите на практику в свободное от учебы время». Что вы думаете? Я второй год звоню, мне говорят: «Нет, это невозможно», «Нет, нам это не интересно». Почему? А опять-таки отношение такое, именно частное отношение, что нам молодежь не нужна, да, мы сейчас прогнемся на какой-то новый ниве.

А по-хорошему вот в послании президента прозвучало, что МСУ, это местное самоуправление, 131-й федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления, конечно, его нужно, еще 100, более 116 поправок, нужно сделать 117-ю, но конкретную, ту, которая бы позволяла выбрать из конкурентов, а там, как правило, конкурентов-то мало бывает, но тем не менее конкурентов найти на должность, и должность хорошо должна оплачиваться, не 7 500, как сейчас в некоторых муниципальных образованиях, а с хорошей заработной платой, но с хорошим контролем как надзорного органа, так и общественного сектора. Я в это верю.

Константин Чуриков: Марат Ильич, как профессионал, юридически подкованный человек скажите, как людям эффективнее добиваться внимания власти к какой-то проблеме?

Марат Аманлиев: Знаете, это такой комплексный подход должен быть. Люди должны... Поскольку они попадают в ситуацию безысходности, когда их не слышат, не реагируют на простое обращение, нужно писать сначала жалобу в прокуратуру района. Если эта прокуратура не реагирует или не видит никакой необходимости проявлять и принимать какие-то меры прокурорского реагирования, нужно писать жалобу и на этого чиновника, и на прокуратуру на эту на бездействие в вышестоящую прокуратуру, потому что эту жалобу вниз уже не спустят.

Константин Чуриков: Уже региональную какую-то, районную, региональную?

Марат Аманлиев: Ну по субъекту, городскую. Если это не реагирует... И по цепочке, и так далее. Плюс ко всему есть возможность у нас защищать свои права в порядке административного судопроизводства, то есть вы подаете административное исковое заявление о признании действий и бездействий должностных лиц или их решений незаконными.

И плюсом ко всему к этому нужно каким-то образом пытаться подключать к этому СМИ. Ну вот не кривя душой могу сказать, что ОТР вытаскивает на поверхность какие-то такие проблемы, о которых мало вообще кто говорит, и если бы на всех каналах была какая-то отдельная передача или отдельная какая-то съемочная бригада, которая бы ездила и прямо светила в лицо, в глаза каждому чиновнику, тыкала его в то незаконное решение, мягко говоря (просто нельзя такие слова говорить в эфире, но тем не менее), в их решение, это было бы очень эффективно.

Потому что, как ни странно, вот это общественное порицание и еще страх сверху аппаратного давления какого-то и последствий в будущем, потому что его же могут просто подвинуть в сторону, отфутболить какое-то другое место занять, но он может оказаться в позиции сбитого летчика, просто которого никуда никогда не возьмут, потому что он «токсичный», его брать нельзя, и куда бы он ни встал, за ним будут следить, будут проблемы. Только таким каким-то комплексным подходом, просто писать жалобу можно долго очень с одной ямой бодаться.

Любовь Адамская: Ну вот это сослагательное «если бы», вот оно было бы...

Марат Аманлиев: Ну да, к сожалению.

Любовь Адамская: А если бы это было возможно... Это вот длится уже на протяжении, не знаю, столетий. Первый и лучший вариант – пожалуйста, уважаемые налогоплательщики, которые ежегодно сверяют свои позиции, оплатили не оплатили, будьте, пожалуйста, активными! Не стесняйтесь и не бойтесь органы местного самоуправления, руководителей на местном уровне! Проявляя инициативу, вы сначала все-таки придите к нему в кабинет, напишите ему письмо и будьте инициаторами решения задач, не стесняйтесь. Но не сами принимайте решение, а вовлекайте в этот процесс решения всех руководителей местного уровня.

Константин Чуриков: Простой короткий вопрос. Ни для кого не секрет, так, в общем, изучаю португальский язык, вот езжу часто, периодически в Португалию. Там у них, знаете, тоже есть местное самоуправление, называется фрегезия, это вот такой вот муниципалитет.

Любовь Адамская: Да, есть такое.

Константин Чуриков: Вот, и там это как бы не изба, это такой домик, они там, значит, строят автовокзал в каком-нибудь маленьком-маленьком городке, они там прокладывают дорогу, в принципе следов разрухи нет. Даже бывают тоже, скажем так, бедные поселки. Почему у нас так нельзя сделать? Каковы ограничения?

Любовь Адамская: Значит, президент Российской Федерации сказал о том, что полномочия нам в муниципальные органы власти прописать прописали, а финансирование не дали. Вот это самая большая проблема. Далее: нужно четко, прямо вот по сегментам деятельности прописать не только полномочия муниципального органа территориального, но и в целом всей этой пирамиды. У нас сегодня очень много в принципе полномочий, но, когда мы приходим и говорим, что вот необходим, значит, где-то пожарный стенд новый того же вокзала, а муниципалитет смотрит, муниципальный орган власти, и говорит: «А у нас нет на это финансирования». Обращаются в город, город говорит: «А мы нет, а мы нет». И в результате воз и ныне там, задача не решается. Все, что касается...

Константин Чуриков: То есть туда спустить и деньги, и людей нагнать?

Любовь Адамская: Конечно. Но скорее... Люди-то есть.

Константин Чуриков: Да?

Любовь Адамская: Вопрос в том, чтобы было финансирование и четко к этим полномочиям привязанное, тогда можно строить и вокзалы, тогда можно и клумбы без согласования третьего лица, государства, где клумбы разбивать, тогда это можно делать все и на территории. Но сейчас очень большие ограничения. Каждый чих мало того, что не оплачивается, он еще, как мы сейчас на практике увидели, нужно еще и согласовывать.

Тамара Шорникова: Алексей из Ставрополя к нам дозвонился, давайте послушаем. Алексей, коротко, мало времени осталось.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Алло. Коротко. Я хотел бы сказать, кто ответит за опустыненную Томскую область и за все остальные области, где леса вырубаются просто миллиардами кубометров? А здесь парень, почистив двор, одно дерево, сухостой или гниль, спилил, и его собираются наказывать.

Тамара Шорникова: Да, это такой риторический вопрос.

Константин Чуриков: Да, нет ответа на этот вопрос.

Тамара Шорникова: Спасибо, Алексей.

Константин Чуриков: Но это все та же самая, как говорится, притча про мешок картошки. А почему у нас так устроена, скажем так, правоприменительная практика?

Марат Аманлиев: Ну как-то так повелось: чем меньше у тебя денег, тем больше вероятность того, что ты попадешь на очень серьезное наказание. Можно даже провести аналогию, недавно вот это было дело с Бочкаревой, вы, наверное, слышали по поводу нашей актрисы. Значит, гражданка Израиля за 9,6 граммов гашиша получила 7,5 лет, а Бочкарева за 0,69 граммов кокаина получила 30 тысяч судебный штраф. Вот кокаин сильнее, чем гашиш, по действию по своему, он в принципе опаснее, негативнее отражается на организме, но Бочкарева известная актриса, и как-то так получилось, что судебный штраф, а гражданка Израиля, она же просто пролетала мимо, мимо проходила, ну попалась с гашишем, вот тебе и 7,5 лет. Не знаю. То есть это можно объяснить, но...

Константин Чуриков: Спасибо вам, уважаемые гости. Мы выслушали ваши рекомендации, советы. Мы узнали, в чем причины, почему не чешутся на местах что-то делать. Спасибо вам большое.

У нас в студии были Любовь Адамская, доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление» Финансового университета при Правительстве, и Марат Аманлиев, адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита». Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски