Поможет ли ограничение топливного экспорта сдержать рост цен на бензин?

Гости
Григорий Баженов
руководитель аналитического центра «Независимого топливного союза»

Иван Князев: Тема вот какая. Правительство рассмотрит возможность ограничения топливного экспорта. Запрет коснется всех марок бензина, и решение может быть принято уже на этой неделе. Мера должна помочь стабилизировать цены на внутреннем рынке. Давайте вместе с вами посмотрим, сколько бензин у нас сейчас стоит в стране. По данным Росстата, с начала года цены на него выросли в среднем на 3,6%. К 4 мая 1 литр бензина в среднем по стране стоил 47 рублей 68 копеек. 92-й при этом 45 рублей ровно. Цена за литр 95-го выросла на 5 копеек в этом году, теперь он у нас стоит 48 рублей 61 копейку. Ну и, соответственно, АИ-98, 98 бензин 55 рублей 26 копеек. Дизтопливо 49 рублей 53 копейки, там подорожания фактически не было. Но понятно, что это средняя стоимость.

Сколько он стоит вот у вас в регионе, на сколько он подорожал, напишите, позвоните нам, вместе проанализируем. Также будем выяснять, а что нам все-таки даст этот запрет.

Тамара Шорникова: Спросим уже у экспертов. С нами на связи сейчас Григорий Баженов, руководитель аналитического центра «Независимого топливного союза». Здравствуйте, Григорий Александрович.

Григорий Баженов: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Григорий Александрович, понятно, что вот вопрос, который я сейчас задам, но, возможно, есть мнение и у вас, как у специалистов. Вот тот самый возможный запрет на три месяца в какой-то такой экстренной ситуации, которую может правительство. Вице-премьер Александр Новак заявлял, что такая мера может быть принята для стабилизации ситуации на внутреннем рынке в периоды пикового спроса, но, мол, сейчас необходимости в этом нет. Несмотря там даже на какие-то растущие цены и т.д. А по-вашему что за экстренная ситуация это может быть в стране, когда же все-таки такой запрет можно вводить, и он принесет какую-то пользу?

Григорий Баженов: Смотрите, дело заключается в том, что фактически сейчас мы говорим фактически о подстилке соломы под какую-то негативную ситуацию, которая может так или иначе развернуться в рамках нашего топливного рынка. Если цены начинают расти быстрее инфляции, тогда, видимо, и будет вводиться подобного рода запрет. Потому как, в общем-то, ключевой таргет, который имеет место у нашего правительства – это рост цен в пределах инфляции. Если они выходят за пределы инфляции, то есть не уже по факту они вышли, а если мы видим, что те темпы роста, которые наблюдаются, они, в общем, свидетельствуют о том, что бензин сильно разгонится в цене, тогда и будут вводиться подобного рода запреты.

Это, в общем, такая достаточно известная тактика нашего правительства еще со времен, когда его председателем был действующий президент России. И тогда придумали, например, документ, который позволял вводить заморозку цен в случае там определенного объема колебаний в течение трех месяцев. И, соответственно, они солому подстелили и теперь этим пользуются тогда, когда считают нужным.

Но, в общем-то, как правило, решение принимается даже не столько на основе этого документа, сколько в отношении той ситуации, которую очень активно обсуждают на самых верхах. Активно обсуждают – вводят, активно не обсуждают – ничего не вводят.

Иван Князев: Цены это сдержит, эта мера все-таки?

Григорий Баженов: Я не думаю, что это как-то существенным образом повлияет. По сути, это по большей части очередная дубина, которую придумали в правительстве. Но, в общем-то, тут надо понимать простую вещь, что у нас 90% от общего объема производства идет на внутренний рынок, и речь идет о совсем незначительных объемах.

Для того, чтобы у нас, в общем-то, все работало как следует, нужно существенным образом менять систему и создавать условия, при которых все НПЗ активно ставят товары на биржу и реализуют через биржу. Для этого следует включать определенные фискальные стимулы, которые, в общем, работают тогда и только тогда, когда реализация идет не по внутренним каналам, а через площадку общего доступа, а именно через биржу.

И, если этого не делать, будут принимать новые решения, постановления, распоряжения – все это будет поддерживать статус-кво, который на самом деле никому невыгоден, за исключением, может быть, Минфина, который будет и дальше повышать акцизы на бензин.

Иван Князев: А если через биржу пропускать, там за счет чего будут возможности снизить цену тогда?

Григорий Баженов: За счет повышения предложения. Это же обычный, банальный рыночный закон. То есть если у вас, в общем-то, практически весь продукт, который произведен внутри страны, покупается и продается внутри биржи, то, в общем-то, у вас начинает балансироваться рынок. Если у вас лишь ограниченное количество реализуется через биржу, а при этом спрос значимо больше, чем предложение, то это толкает цены биржевые просто-напросто вверх, а это уже потом идет и транслируется в мелкий опт.

То есть, когда непосредственные участники рынка – АЗС берут топливо с нефтебазы у крупных компаний или у тех, кто купил на бирже. Но и, соответственно, это уже толкает вверх розничные цены. Если у вас реализуется большая часть продукта на бирже, и лишь там небольшая часть идет на снабжение собственных подразделений розничных, тогда у нас устанавливаются более-менее равные конкурентные условия. И, соответственно, у нас даже в случае роста спроса предложения достаточно для того, чтобы таких резких скачков, как сейчас, просто не допускать.

Тамара Шорникова: Если идти от того же – больше предложение, разумнее цены, почему не наращивать объемы производства, переработки сырой нефти, чтобы продавать по нормальным ценам в своей стране? Говорят нефтяники: «Невыгодно заполнять НПЗ сейчас при таких ценах».

Григорий Баженов: Ну, это так и есть. Это так и есть, действительно не выгодно, это чистая правда. Невыгодно, потому что нет маржинальности в нефтепереработке, нет маржинальности в рознице. У нас не растет внутренний спрос, для чего его расширять? От бензина, дизеля основные покупатели на экспорте отказываются. То есть начинают постепенно потреблять другие продукты. Для чего…

Тамара Шорникова: Так у нас внутри страны, например, от бензина, дизеля многие отказываются, потому что дорого, не по карману. Соответственно, просто на велосипеды переходят.

Григорий Баженов: Смотрите, а для чего наращивать производство, если у вас наращивание производства убыточно?

Тамара Шорникова: Так мы не выйдем из этого круга. Может быть, сначала все-таки попробовать все-таки увеличить производство, сделать нормальные цены, люди будут ездить на машинах активнее?

Григорий Баженов: Смотрите, конечно, нужно выходить из этого круга. Но если выходить из этого круга, тогда нужно уже сесть нормально за стол и подумать, каким образом…

Тамара Шорникова: Понятно.

Иван Князев: Спасибо. Григорий Баженов, руководитель аналитического центра «Независимого топливного союза». После небольшой паузы будем говорить о миграционной политике в нашей стране.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)