Пора снять маски?

Пора снять маски? | Программы | ОТР

Где и какие антиковидные ограничения могут отменить в ближайшее время. Не рано ли?

2021-02-15T14:46:00+03:00
Пора снять маски?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Вознесенский
кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней РУДН
Дмитрий Журавлев
генеральный директор Института региональных проблем, доцент Финансового университета

Иван Князев: С сегодняшнего дня в некоторых регионах России смягчили ковидные ограничения. Местные власти пошли на такой шаг на фоне снижения числа новых заразившихся.

Тамара Шорникова: В Нижегородской области частично снят запрет на ночную работу кафе и ресторанов. Также открыли аттракционы, аквапарки, детские развлекательные центры и фудкорты в торговых центрах. В Омской области на спортивные мероприятия вновь разрешили допускать зрителей. И примерно такие же послабления в Амурской области, в Ростове-на-Дону. В Москве в автобусах вновь открывают первые двери – те, что рядом с водителем.

Иван Князев: Да. Сегодня я как раз ехал на работу и заметил. Ну а по поводу спортивных и развлекательных мероприятий – понятно, что от региона к региону разное заполнение может быть. Но вопрос: что с масками? Смотрите, друзья. В Чечне и Удмуртии их ношение сделали рекомендательным, изучив на региональном уровне эпидобстановку, как говорится. Но на это сразу же отреагировали в Роспотребнадзоре. Глава ведомства Анна Попова заявила, что это требование пока не отменяется по всей стране, маски носить нужно.

Тамара Шорникова: В общем, хотим понять, не рано ли расслабились. Или, может, уже действительно пора снимать маски? И что с другими ограничениями, вроде рассадки в шахматном порядке в транспорте или ношения перчаток, – они действуют еще или уже нет? Соблюдать эти меры или можно нарваться на штраф? Узнаем у экспертов.

Иван Князев: И, конечно же, вас хотим спросить. Пора снимать маски? «Да» или «нет» – пишите нам на номер 5445. Это будет наш опрос. В конце обсуждения подведем итоги, посмотрим, кто уже замучился носить маски, сколько таких в стране.

Тамара Шорникова: Да, кто победит. И, конечно же, пишите и в чате нашего телеканала. Вот, например, сообщение пришло буквально сразу же: «По-моему, еще рано, надо подождать», – пишет нам Николай Осипов.

Иван Князев: Вот из Алтайского края: «Маски теперь везде продаются, но носить их не все хотят. А я маску надеваю».

Тамара Шорникова: Удмуртия: «Рано еще. Вновь 100 человек каждый день», – Ижевск пишет.

Иван Князев: Дмитрий Журавлев сейчас с нами на связи, генеральный директор Института региональных проблем. Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Дмитрий Журавлев: Здравствуйте. Рад вас видеть.

Тамара Шорникова: Да, взаимно.

Иван Князев: Взаимно. Дмитрий Анатольевич, я так понимаю, что некоторые регионы не только потому, что надоели маски, а уже просто экономику пытаются как-то потихонечку спасать, да?

Тамара Шорникова: Ну, хотя где маски, а где экономика, казалось бы?

Дмитрий Журавлев: Та же шахматная рассадка означает, что лучше кинотеатры закрыть, театры тоже, потому что там рентабельность всегда небольшая, а если ползала, то ее практически и нет. Ограничения влияют на экономику. Так что, с этой точки зрения, конечно, их ослабление – это позитив. Думаю, именно с этим и связаны ослабления. Никто же специально не хочет ухудшить ситуацию в своем регионе.

Но есть две проблемы. Проблема экономики, о которой мы сказали. Если не будет экономики, то все потом мы, здоровенькие, пойдем на биржу труда, по-другому никак. А есть вторая проблема, более серьезная (на мой взгляд, более серьезная), – это психологическое состояние людей. Маски сами по себе не тяжелые. Они скорее полезные, потому что если они хоть на 1% нас защитят, то это уже хорошо.

Но вот это ощущение, что ни дня без вздоха, что называется, конечно, оно людей угнетает, потому что хочется жить спокойно, хочется жить весело, не хочется сидеть дома, не хочется ходить в форме Фантомаса по городу. Это, казалось бы, не имеет экономической развертки. Вот нельзя сказать, сколько деталей сделал, сколько кирпичей положил. Но это более опасно, на мой взгляд. И это влияет на здоровье людей – и физическое, и психологическое.

Тамара Шорникова: Дмитрий Анатольевич, мы поняли. А вот что, мне кажется, можно просчитать. Вот вы сказали: «Мы, здоровенькие, пойдем на биржу труда, если так дальше будет продолжаться, если все ограничения останутся в силе». А если мы рано снимем ограничения и снова заболеем, и снова какая-нибудь волна? Вот это не будет ли финансово страшнее?

Дмитрий Журавлев: А это будет еще хуже. Это вряд ли будет финансово страшнее, потому что тем, кто заболеет, уже будет все равно. Это будет страшнее для общества.

Тамара Шорникова: Ну, для экономики региона. Сколько больных выпадут из строя, в конце концов.

Дмитрий Журавлев: Помните Одиссея? Либо сильно усилить эти ограничения – и тогда задавить экономику и состояние психологическое здоровья людей. Либо их ослабить полностью, но тогда создать ситуацию, в которой в экономику, может быть, некого будет возвращать.

Иван Князев: Тут еще вопрос ответственности.

Дмитрий Журавлев: Почему регионам-то передана эта тема? Потому что выбор этот сделать из Москвы невозможно – слишком далеко.

Тамара Шорникова: А в регионах есть компетентные люди, которые могут этот выбор сделать, ответственные, думающие стратегически, на ваш взгляд?

Дмитрий Журавлев: Ответственные и думающие стратегически, бесспорно, есть. Насчет компетенций – это вопрос разный, регионы разные. Понятно, что крупный специалист постарается жить где-нибудь между Нижним и Тюменью, но никак не в Тыве или еще где-то. Не потому, что Тыва плохая, а потому, что там зарплаты очень маленькие. В результате чем меньше, чем слабее регион, тем труднее ему принять решение.

Иван Князев: Давайте послушаем телезрителей. Елена из Санкт-Петербурга у нас на связи.

Тамара Шорникова: Елена, слушаем.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Можно сначала насчет жилья скажу, а потом насчет масок?

Тамара Шорникова: Только коротко.

Зритель: Спасибо ОТР за вашу передачу. И еще бы слушали вашу передачу не только телезрители, но и руководители нашей страны, чтобы какие-то выводы делали. Вот насчет жилья очень хочется сказать, потому что я давно уже…

Иван Князев: Елена, только коротко, потому что у нас сейчас другая тема.

Зритель: Да. Дело в том, что необходимо… Хочу обратиться к правительству нашей страны. Почему в других странах социальное жилье предоставляется без права приватизации, а у нас десятилетиями стоят на очереди люди и не могут получить жилье? Необходимо не только продавать жилье, но и социальное жилье давать, без права приватизации.

А теперь – насчет масок. Маски необходимо носить, потому что… В общественных местах маски необходимо носить. Дело в том, что маски защищают хотя бы при чихании, при кашле. Я считаю, что маски необходимо носить.

Тамара Шорникова: Так, а другие ограничения снять/оставить?

Зритель: Ну, частично какие-то ограничения можно снять. Но только частично. Ну а какие-то оставить.

Тамара Шорникова: Например? Например, что снять? Что уже исчерпало себя?

Зритель: Ну, например, рестораны с какого-то времени можно разрешить, рестораны, столовые, кафе днем. А вечером, допустим, ночные пока еще не разрешать. В театрах и в кинотеатрах не 100% зала, а хотя бы 50–70% заполнение зала.

Иван Князев: Да, понятно. Спасибо.

Дмитрий Анатольевич, а на свой страх и риск регионы как-то могут в этом вопросе лавировать? Чечня и Удмуртия вроде как сказали: «Да, рекомендательный характер». Но это означает, в принципе: «Ладно, все, маски снимаем». И тут же сразу госпожа Попова сказала им: «Ай-ай-ай! Пока этого делать еще нельзя». А в некоторых регионах говорят: «Мы еще не готовы». Вот здесь от смелости руководителей, что ли, зависит?

Дмитрий Журавлев: Ну, и от смелости руководителей, конечно. Но в большей степени это будет зависеть от того, насколько местный потребнадзор будет слушать своего руководителя, а насколько – регионального. Почему-то в Чечне у меня ответ на этот вопрос однозначный. Я не думаю, что чеченский потребнадзор пойдет штрафовать по улицам людей, если господин Кадыров сказал, что маски не должны быть обязательными, они могут быть, но не должны. В других регионах будет наоборот, потому что потребнадзор – структура вертикальная, федеральная.

Иван Князев: Понятно.

Дмитрий Журавлев: То есть это вопрос личности, это вопрос степени влияния руководителя на собственный регион.

Иван Князев: Хорошо. Спасибо. Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем, был с нами на связи.

Вот что пишут нам наши телезрители. Астрахань: «Маски снимать еще рано. Пандемия еще не закончилась».

Тамара Шорникова: Волгоград: «Пора снять маски».

Иван Князев: Челябинская область: «Нет». Коми: «Да». Архангельская область: «Просто должно быть веское слово от эпидемиологов». Из Волгоградской области: «Пора, пора, пора!» – кричит человек. Из Костромской: «Британский вирус у нас у порога, а мы маски снимаем». Ну и из Московской области тоже пишут, что пока рано отменять.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Надежду из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые наши ведущие.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Иван Князев: Слушаем. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я дозвонилась, я очень рада вас слышать. Я всегда смотрю с огромным удовольствием вашу передачу. Вы просто такие злободневные вопросы поднимаете. Это так важно! Это так нужно!

Тамара Шорникова: Спасибо. Нам очень ценно.

Зритель: Я очень благодарна вам. Дай Бог здоровья!

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: Я живу в Москве. Я медик бывший. Ну, бывших не бывает. Я, конечно, что бы сказала? Маски в метро, маски в общественном транспорте обязательно нужно продлить хотя бы еще до апреля. Почему? Потому что культура наших людей не очень. Чихают, без масок вообще чихают, не закрываюсь ни локтем, ничем. Огромная скученность людей. Это все-таки барьер. Это я как медик говорю.

Но огромная просьба для москвичей… Я думаю, меня поддержат миллионы. Пора пожилым людям открывать социальные карты проезда. Не все сидят по домам. У других есть внуки учащиеся, есть дети. Они имеют детей-старшеклассников, заканчивающих школу. Вот сейчас у них экзамены, их надо контролировать. Надо ездить, приезжать к учителям, смотреть, на собеседования всевозможные. У нас закрыт проезд. У нас маленькие пенсии. Пора уже пенсионерам открывать проезд бесплатный.

Тамара Шорникова: Да, поняли вас. Спасибо.

Зритель: Огромное спасибо!

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: «А вы носите маску?» – это уже спрашивали корреспонденты жителей Чебоксар, Симферополя и Иркутска, спрашивали, преследуя их с видеокамерами. И вот какие ответы получили.

ОПРОС

Иван Князев: Я, кстати, слежу за тем, как голосуют наши телезрители: «Пора ли снимать маски?» – ответ на этот вопрос. Примерно 50 на 50, народ у нас так разделился. Это можно также отследит по SMS. Кто-то пишет: «Нет, ни в коем случае». А кто-то пишет: «Я никогда и не носил». Кстати, из Удмуртии. Может быть, поэтому.

Сергей Вознесенский у нас сейчас на связи, кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней РУДН. Здравствуйте, Сергей Леонидович.

Сергей Вознесенский: Здравствуйте, Иван и Тамара.

Иван Князев: Сергей Леонидович, я на самом деле уже окончательно запутался, что можно, а что нельзя. Вот мы говорили о том, что в шахматном порядке уже в транспорте никто не садится – ни в метро, ни в автобусах, нигде. Первые двери открыли. Перчатки… Вроде бы как в автобусах объявляют, что обязательно нужно надевать перчатки, но никто не носит. В некоторых магазинах нельзя без маски, а в некоторых говорят, что абсолютно ничего не надо. Вот у нас сейчас действует? И что еще должно действовать?

Сергей Вознесенский: 28 октября 2020 года Анна Юрьевна Попова издала постановление, что во всех общественных местах на территории Российской Федерации, будь то это лифт, общественный транспорт либо любое другое учреждение, масочный режим обязателен. И его пока что по всей России на федеральном уровне никто не отменял. Поэтому для меня, честно говоря, немножечко возникают вопросы к правомочности разных регионов снимать ограничения, когда на федеральном уровне действует запрет.

Иван Князев: Ну а перчаточный режим отменили?

Сергей Вознесенский: Перчаточный режим в Москве, к сожалению, контролируется проверяющими органами. Об эффективности перчаток говорить можно очень много, но тем не менее получить административный штраф за отсутствие перчаток вполне возможно в Московском регионе.

Тамара Шорникова: Сергей Леонидович, когда едешь в Москве в трамвае, там на информационных экранах показывают информацию о том, какие маски, из каких материалов насколько защищают от вирусов, бактерий и так далее. Потому что сейчас, естественно, их такое количество разных мы носим. Можете свое ответственное мнение на этот счет сказать?

Потому что очень популярны те же самые неопреновые, которые многоразовые, но люди пишут, что: а) во-первых, из-за них куча прыщей; б) до сих пор непонятно, защищают ли они, не защищают. Может быть, просто какая-то тряпка на лице. Что носить, чтобы защитить себя действительно? Не потому, что штраф, не потому, что режим, а чтобы защитить себя сейчас.

Сергей Вознесенский: Вы знаете, первое – я бы посоветовал пользоваться исключительно медицинскими изделиями. Из медицинских изделий можно выделить две группы. Первая – это обычная хирургическая трехслойная маска, которую можно носить практически весь день. Ну и на всякий случай, чтобы был один или два в радиусе доступности респиратор класса FFP2, в том случае если вам предстоит посетить, к примеру, поликлинику или какое-то другое мероприятие, где, вполне возможно, есть инфицированные люди. А повседневно это обычная одноразовая маска, которую мы носим два часа, а после этого выбрасываем.

Иван Князев: А у вас какая? Рядышком лежит?

Сергей Вознесенский: Обычная.

Иван Князев: Обычная?

Сергей Вознесенский: Конечно.

Иван Князев: Сергей Леонидович, смотрите. Вот вы говорите, что пока маски не отменили, регионы, может быть, поспешили. Ну, в Москве 1 800 с мелочью заразившихся. Как бы для 15-миллионного города, мне кажется, это уже маловато, что ли. Может, уже как бы… Или когда? Сколько должно быть заразившихся за сутки, чтобы маски отменили?

Сергей Вознесенский: Вы знаете, все ограничения вводятся чаще всего одномоментно, когда мы видим плохую эпидемиологическую ситуацию. А вот отмена ограничений происходит поступательно и постепенно. Когда отменяют какие-либо ограничения, основываются, скорее всего, на трех цифрах. Я очень надеюсь, что на трех цифрах.

Первое – это неснижаемый охват тестирования. Второе – это то, что мы видим на информационных сайтах – количество новых выявленных случаев болезни. И третий показатель – это количество пустых коек в регионе, предназначенных для пациентов с коронавирусной инфекцией. Вот если все это нам вселяет оптимизм, то можно говорить о каком-то постепенном снятии ограничений. Сняли какие-то ограничения. Если динамика положительная отмечается, то снимаем новое какое-то ограничение.

А по поводу масочного режима. Один из наших зрителей очень четко заметил, что если, помимо коронавируса, еще и грипп, парагрипп, аденовирус? Еще очень большое количество респираторных вирусных инфекций, которые в феврале и марте очень неплохо передаются от одного человека к другому. В некоторых регионах мы уже видим подъем заболеваемости обычными ОРВИ. Хочет кто-то этого для себя? Я думаю, никто не ответит положительно, что хочет.

Иван Князев: Ну давайте узнаем, что думает Галина из Иваново. Здравствуйте, Галина.

Зритель: Добрый день, уважаемые. Я люблю вашу передачу, смотрю каждый день. Я призываю всех вакцинироваться. И снимем маски. Потому что у нас в Ивановской области я наблюдаю каждый день в автобусах, что кто-то носит, кто-то просто на подбородке, а кто-то вообще не надевает. Так что я призываю всех вакцинироваться. Мне 66 лет, я уже вакцинировалась. Призываю всех.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое, Галина.

Вот замечательный вопрос, Сергей Леонидович. Вакцинацию в этот перечень отмены включили или нет?

Тамара Шорникова: В важные пункты.

Сергей Вознесенский: Я думаю, это даже не вопрос, а то замечательный девиз, который Галина высказала. Я думаю, очень многие присоединяются к этой точке зрения, и я в том числе.

Вакцинироваться обязательно нужно. Вакцина – это один из столпов, так скажем, современной инфектологии, благодаря чему многие инфекции у нас считаются управляемыми. Но после того, как человек вакцинировался, одномоментно у него иммунитет не развивается. Для этого нужен минимум 21 день, а может быть, и несколько больше, если у человека иммунитет снижен. Поэтому вакцинация – это вещь крайне необходимая, но она не означает, что провакцинировался – и сразу снял маску и, если можно так сказать, пустился во все тяжкие.

Тамара Шорникова: Нет, если говорить о вакцинации с точки зрения охвата населения? То есть, условно, столько-то миллионов населения мы привили – соответственно, ограничения больше не нужны, потому что как раз тот самый коллективный иммунитет, вакцина работает и так далее. Когда мы сможем об этом говорить? И сможем ли вообще?

Сергей Вознесенский: Когда мы сможем вакцинировать более 60% взрослого населения и когда мы увидим отсутствие заболеваемости, тогда мы можем говорить, что вакцинация сработала, в дальнейшем никаких ограничений неспецифического характера мы вводить не будем. Это как константа. Но еще не факт, что вирус не будет мутировать, нам не придется дорабатывать вакцину и проводить ежегодную вакцинацию так же, как и для гриппа.

Иван Князев: Ой, как-то не хотелось бы это слышать…

Тамара Шорникова: Сергей Леонидович, а вот те самые южноафриканские штаммы, другие, которые возникают сейчас, – это наша новая реальность? Потому что когда читаешь такие новости, то кажется, что маски с нами навсегда.

Сергей Вознесенский: Все изменчивости, которые происходят, – это так называемые точечные изменения. Они не приводят к появлению полностью нового вируса. Это так называемый дрейф генов. Пока что производители вакцин уверяют, что их вакцинные препараты защищают от всех тех изменчивостей, которые произошли на данный момент. Как это будет в дальнейшем? Посмотрим. Но на сегодняшний день какую-то нотку пессимизма я тут бы не стал вносить.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за то.

Иван Князев: Сергей Вознесенский, кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней РУДН, был с нами на связи.

Вот смотри, что пишут нам наши телезрители, Тамара. Московская область: «Ходили в масках в аптеках, мыли руки. Все, что приносили домой, обрабатывали антисептиками. Заболели», – написал телезритель. Тульская область: «Все, хватит! Маски носить надоело». Из Московской области опять же: «Разблокируйте социальные карты пенсионерам». Из Ростовской области: «Маски пора снимать».

Тамара Шорникова: «Медиков нужно слушать, а не политиков», – пишет нам телезритель из Москвы и Московской области.

Иван Князев: И вот интересные итоги нашего опроса: «Пора снять маски?» «Да» – ответило меньше людей, чем «нет». 47% наших телезрителей сказали: «Да». «Нет, пока еще рано» – соответственно, 53%. То есть пока еще поносим. Видимо, чуть-чуть.

Тамара Шорникова: Это были темы дневного выпуска программы «ОТРажение». Но впереди, вечером, вас ждет новая порция увлекательного и интересного. Чего именно – сейчас расскажем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Яков
Их и надевать не надо было. Вменяемые граждане так и поступали: не надевали.
Остров Самоневезения
Остров самоневезения (новые слова к старой песне) Весь пропитан вирусом, абсолютно весь, Осторов кипарисовый в океане есть, Осторов кипарисовый в океане есть, Весь пропитан вирусом, абсолютно весь. Там под кипарисами люди-дикари, С масками на лицах, с вирусом внутри, С масками на лицах, с вирусом внутри, Там под кипарисами люди-дикари. Что они ни делают вирус тут как тут, Видно, заклинания вирус не берут, Видно, заклинания вирус не берут, Что они ни делают вирус тут как тут. Вирус не выводится, намертво прирос, Плачут, Богу молятся, не жалея слёз, Плачут, Богу молятся, не жалея слёз, Вирус не выводится, намертво прирос. Вроде не больные и могли бы жить, Им бы пандемию взять и отменить, Им бы пандемию взять и отменить, Вроде не больные и могли бы жить. Как назло, на острове вводится надзор! Бунтарям без масок штрафы и позор! Дикарям без масок штрафы и позор! На проклятом острове вводится надзор! По такому случаю с ночи до зари Плачут невезучие люди-дикари И не знают, бедные, как им дальше быть: Вирусы - зловредные, все не истребить...
Где и какие антиковидные ограничения могут отменить в ближайшее время. Не рано ли?