• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Анна Вовк: Нам нужны свои средства производства, ведь сейчас импорт оборудования резко вырос и достигает 95%!

Анна Вовк: Нам нужны свои средства производства, ведь сейчас импорт оборудования резко вырос и достигает 95%!

Гости
Анна Вовк
председатель Комитета МТПП по вопросам развития инвестиционной среды для бизнеса

Ольга Арсланова: Это программа "Отражение", мы продолжаем. Сегодня Владимир Путин обратился с традиционным посланием к Федеральному собранию. Мероприятие прошло не в Кремле, а в Большом Манеже.Перенос места выступления связан с тем, что было очень много приглашенных и были некоторые новшества. Например, впервые в дополнение к тексту собравшимся показывали инфографику и видеоролики на гигантских экранах, которые как раз в Манеже было удобно монтировать.

Юрий Коваленко: Глава государства по традиции рассказал о приоритетных направлениях государственной политики на ближайший год и на более длительную перспективу, а также дал собственную оценку положения дел в стране.

Ольга Арсланова: Каждый год президент публично обращается к обеим палатам Федерального собрания, оценивает положение дел в стране, сообщает парламентариям о наиболее важных решениях, которые он принял на своем посту. Мы каждый год транслируем такие выступления главы государства и традиционно обсуждаем их в прямом эфире в программе "Отражение". Важно понимать, что меняется после послания, мы за этим тоже следим. Юридически ежегодные обращения президента к парламенту носят рекомендательный характер, однако Госдума и Совет Федерации принимает постановления, направленные на реализацию задач, о которых говорит президент, учитывают их в своей работе, и по итогам обращения появляются конкретные поручения правительству. Поэтому на вопрос наших зрителей, меняется ли что-то, мы отвечаем, что да, некоторые изменения происходят и мы за ними в том числе тоже наблюдаем.

Юрий Коваленко: В частности, сегодня президент изложил задачи на будущее для промышленности. Доля малого бизнеса в экономике в России к 2025 году должна составить 40%, заявил Владимир Путин. Власти Российской Федерации будут делать все возможное для развития предпринимательства в стране; при этом бизнес тоже должен увеличивать свой вклад в стратегическую задачу прорывного развития России, добавил президент.

Ольга Арсланова: Много было сделано заявлений, которые касаются и промышленности, и бизнеса. Обо всем подробнее будем говорить прямо сейчас: у нас в гостях Анна Вовк, председатель Комитета МТПП по вопросам развития инвестиционной среды для бизнеса. Анна, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Добрый день.

Анна Вовк: Добрый день.

Ольга Арсланова: Главное, буквально в первые же минуты мы услышали: в стране устойчивое экономическое и промышленное развитие, есть технологические изменения на цивилизационном уровне, которым мы тоже должны соответствовать. В эти тона была окрашена практически вся первая часть выступления президента. Для вас что главного о дальнейшем импульсе для развития промышленности вы услышали? Что для вас было самым важным?

Анна Вовк: Для меня было самым важным услышать то, что все-таки высокотехнологичные отрасли должны быть драйвером роста, и это правильно, потому что во всем мире это общепринятая практика. И то, что у нас по динамике все равно на сегодняшний день при росте цен и тарифов на международном рынке на нефть и газ дали рост опять доли этих доходов в рамках ВВП – это составило более 50% – получается, что мы еще только стремимся выйти на развитие вне нефти и газа.

Юрий Коваленко: А вот наши драйверы, те самые высокотехнологичные производства в каком состоянии сейчас? Насколько мы готовы к такому прорывному развитию экономики?

Анна Вовк: В разном они состоянии. Вопрос, в частности, в финансировании, потому что если финансирование в международном масштабе, опять-таки, в основном базируется на венчурном капитале, то в России венчурный капиталист – это государство, в основном это идут фонды с государственным участием. Вот эту политику необходимо пересмотреть, чтобы был приток как частного капитала, так и зарубежного капитала.

Юрий Коваленко: Венчурный – это значит рисковый. То есть получается, рискует у нас опять государство, вкладывая в какие-то высокотехнологичные отрасли.

Анна Вовк: На сегодняшний день да, а хотелось бы, чтобы рисковало не только государство, но и частные инвесторы, тогда ответственность бизнеса будет выше. Потому что в целом по любой отрасли, в том числе по промышленности, если вкладывается частный инвестор, он в первую очередь смотрит на то, какой рынок сбыта и какой спрос, уже во вторую и третью очередь он смотрит на льготы. Если мы смотрим на льготы в первую очередь – и на налоговые, и на все остальные – то мы не получаем бизнес, мы получаем дотационную систему.

Ольга Арсланова: Одно из самых главных заявлений, сделанных президентом: наш основной враг – это технологическое отставание. Оно может быть судьбоносным, оно может нас лишить самых талантливых людей, самых целеустремленных, и технологическое отставание в том числе в промышленности – это очень опасно для страны. Насколько серьезно мы сейчас отстаем и в каких сферах, где наиболее заметно сейчас это отставание? Потому что по сути президент констатирует некоторые уже нарождающиеся проблемы.

Анна Вовк: Я могу сказать немножко издалека про то, что часто звучит – давайте сделаем импортозамещение, давайте приведем основные фонды страны в должное состояние. Это все хорошо, это красиво звучит, это призывы. Я полностью согласна с тем, что сказал Владимир Владимирович, что действительно будет именно отток людей, нужно обязательно обращать внимание на эту сферу. Почему? Потому что чтобы что-то произвести, чтобы технологию поставить на уровень и стать конкурентоспособным, нужно сначала завести средства производства, и тогда, когда будет средства производства, будет новая технология. На сегодняшний день доля импорта в области средств производства, то есть в оборудовании, резко выросла, то есть она сейчас достигает 95%. За 2 года мы получили увеличение, а не снижение. Более того, в этом году обратно вступил в силу налог на основные средства, налог на движимое имущество. Услышав обращение Владимира Владимировича, я думаю, что бизнес сейчас надеется, что все-таки, может быть, этот налог приостановят, потому что модернизировать производство будет сложно, если налог вступит.

Ольга Арсланова: Это вот вы имеете в виду ту самую фразу "Нужно оживить пространство свободы для бизнеса"? Это действительно может быть очень серьезным сигналом?

Анна Вовк: Да, я думаю, что да.

Ольга Арсланова: Давайте вспомним, что еще сегодня говорили. Развитие страны потребует серьезного увеличения расходов, это президент признал. И по словам Путина, есть несколько источников наполнения бюджета, одно из главных условий – это развитие несырьевого экспорта. Президент заявил, что в ближайшие 6 лет объем поставок за рубеж кроме нефти и газа должен вырасти вдвое и составить 250 миллиардов долларов.

Юрий Коваленко: Ну и кроме того, нужно эффективнее тратить государственные деньги и улучшать производительность труда. По-прежнему стоит задача развития малого и среднего бизнеса, его доля в ВВП страны к середине 2020-х гг. должна вырасти до 40%. Ну и также в ближайшие годы России потребуется и налоговая реформа.

Владимир Путин: Подчеркну, нам нужны такие фискальные решения, которые обеспечат пополнение бюджетов, причем всех уровней, а также исполнение всех социальных обязательств, и при этом будут не сдерживать, а стимулировать экономический рост.

Ольга Арсланова: Путин рассчитает на вклад бизнеса в развитие России, признает, что для этого в стране еще многое нужно сделать – например, упростить налоговую отчетность, сделать проще деятельность предпринимателей. В идеале должно быть так, чтобы жители России могли открыть свое дело одним кликом, а будущему правительству надо как можно быстрее сформировать налоговые условия и зафиксировать их в ближайшие годы.

Владимир Путин: Нужно сделать так, чтобы появление контролеров на предприятиях стало исключением. Это оправданно только на объектах с повышенным риском. В остальных случаях должны использоваться дистанционные методы контроля. В течение двух лет необходимо перевести всю систему контроля и надзора на риск-ориентированный подход.

Ольга Арсланова: Президент заявил, что количество россиян, занятых в малом и среднем бизнесе, должно расти, нужно как-то это стимулировать. В 2006 году их было 10.5 миллионов человек (сейчас эти данные будут на ваших экранах), дальше идут данные за 2014 год, 2016 год. В 2017 году уже почти 19 миллионов, цель на 2024 год – 25 миллионов человек.

Я услышала прямое обращение к людям, которые сейчас раздумывают, начинать ли им заниматься бизнесом в России, президент сказал, что да, будут создавать для этих людей условия. Как вам кажется, с чего здесь надо начинать? Что должно этих людей простимулировать принять решение в пользу собственного бизнеса?

Анна Вовк: В первую очередь я думаю, что должна быть четкая позиция Минфина. Именно отсутствие четкой позиции Минфина в области налогового планирования на какой-то понятный период очень сдерживает бизнес в его планировании. Потому что если мы хотим именно не венчурное, а нормальное стабильное предприятие, нам нужно знать на 2, на 3, на 5 лет. На сегодняшний день мы можем планировать себя только в рамках квартала: если сейчас налоговая нагрузка одна, какая она будет завтра, неизвестно, и это первый фактор.

Второй, возвращаюсь опять к моменту налогов и основных средств производства. Если мы будем стимулировать производство внутри России, то нам нужно для производства основных средств долгие дешевые деньги. Сейчас с предоставлением каких-либо долгосрочных кредитов приемлемый процент, в общем-то… Не совсем все гладко.

Юрий Коваленко: Есть версия у экспертов о том, что слишком много архаичных институтов и избыточного регулирования у бизнеса. Для того чтобы все это убрать, это потребует еще больше затрат, чем на модернизацию экономики, то есть в этом задействовано большое количество и управляющего аппарата, и система на этом построена. Как все это перестроить в уже живущей модели экономики?

Анна Вовк: Хорошо, отвечу. Мы вчера обсуждали как раз в Торгово-промышленной палате Москвы цифровую трансформацию бизнеса, что это несет для бизнеса, будет это в плюс или в минус. Все пришли к единому мнению из разных отраслей, что да, это большой плюс. И то, что государство сейчас первым является форпостом, кто начинает меняться и оцифровывать все и вся, то есть давать возможность быстрого технологичного доступа к государственным услугам, к любым другим ресурсам (для людей в социальной сфере в том числе) – это большой плюс. И сейчас же можно зарегистрировать индивидуального предпринимателя в городе Москве по крайней мере действительно в 2-3 клика, и это большой плюс, то есть уже сдвинулись. Это дает сегодня уже результаты. Если это будет сделано повсеместно, если будет реализованы следующие шаги в рамках Российской Федерации, то есть будет сделано покрытие широкополосным Интернетом, если будет везде электрофикация, то тогда да. Если мы в энергетику страны привлечем частный капитал, тогда да, тогда будут новые рабочие места, будут дешевые земли, которые опять могут быть освоены промышленными производствами.

Но я бы еще хотела обратить, конечно, внимание на сферу услуг, потому что малый и средний бизнес во всех странах, добрая половину его составляет сфера услуг. У нас на сегодняшний день она не очень сильно развивается, потому что нет платежеспособного спроса населения. Получается так, что один человек другому должен предоставить услугу, при этом нет никакого производства, на это кредит никто не дает. Соответственно, если мы берем западную модель, в Америке 5 человек, которые друг у друга купили услугу, ничего не произошло, ничего физически не произведено, а оборот, внутренний валовый продукт уже есть. Берем Европу: изначально малый и средний бизнес точно так же строился, то есть были услуги и часть промышленного производства, на сегодняшний день большая часть услуг. То есть нам надо, в общем-то, перейти к какой-то приемлемой для нас модели, но посмотреть на эту сторону. То есть малый и средний бизнес должен идти в сферу услуг и стимулировать дальнейший спрос.

Ольга Арсланова: Но для… Опять же, правильно ли я вас понимаю, что для того чтобы эта сфера услуг работала эффективно, люди должны стать немного богаче?

Анна Вовк: Должны.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим вот об этой цифре: 250 миллиардов в год должен составлять российский экспорт в несырьевом секторе, это важный момент, и через 4 года мы должны поставлять на рынки больше продовольствия, чем импортируем. Как вам кажется, у нас для этого вообще есть потенциал?

Анна Вовк: Потенциал есть всегда, вопрос в готовности инфраструктуры. То есть есть отрасли, которые сейчас уже готовы, которые показывают рост – это легкая промышленность, например, обрабатывающая промышленность, там есть на что опереться, то есть они уже модернизированы и готовы поставлять конкурентоспособную продукцию, в частности, на рынки Евразийского экономического содружества. Поэтому да, можно.

Ольга Арсланова: Но эта модель вообще выгодна стране? – экспортировать больше, чем импортировать.

Анна Вовк: Очень, естественно, конечно. Это повышает наш внутренний валовый продукт, это повышает нашу конкурентоспособность как страны. И наши опять-таки производства имеют доступ в таком ключе к технологиям и к видению других конкурентов, которые не только сидят рядом, а которые еще и за рубежом. Это стимулирует.

Ольга Арсланова: То есть наш продукт становится более качественным, более конкурентоспособным?

Анна Вовк: Да.

Юрий Коваленко: Но все же у нас еще есть один вопрос достаточно важный для нашей страны, поскольку она протяженная на пространстве, требуется большое количество энергии, большие энергозатраты. И тем не менее президент в обращении сказал, что в ближайшие 6 лет на обновление электроэнергетики будет направлено 1.5 триллиона рублей. Причем это сказано прямо вполне себе утвердительно. Это будут частные инвестиции, или государство готово подготовить энергетическую систему, для того чтобы в нее вкладывали уже частные инвесторы?

Анна Вовк: Я честно скажу, что здесь, наверное, подход будет классическим, то есть государство будет стимулировать и давать основные свои средства, и по мере необходимости будет стимулировать уже частный капитал. Сейчас нет этого метода, нет механизма, сейчас только отрабатываются в других отраслях возможности государственно-частного предприятия. Это не везде успешно, где-то прямо показывает очень хорошие результаты, но возможно, энергетика станет таким хорошим плацдармом для копирования этой модели бизнеса, почему нет.

Юрий Коваленко: Для малого бизнеса, среднего?

Анна Вовк: Для любого. То есть, в общем-то, здесь есть место… Если выстраивать цепочку поставок и кто-то будет поставлять кабель, кто-то будет поставлять стойки, кто-то что-то еще будет делать, то есть здесь может найтись место для подряда любого размера организаций.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей. Предприниматель из Костромской области Сергей с нами на связи. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Можно говорить?

Ольга Арсланова: Да. Скажите, предприниматели Костромской области следят за заявлениями президента?

Зритель: Да-да, обязательно. Я предприниматель, у меня стаж больше 22 лет, я работаю с 1993 года. И вот когда ко мне обращаются предприниматели, которые хотят быть ими, я им говорю: "Ни за что не ходите". Потому что у нас идет сплошная болтовня все эти годы. Работать стало очень тяжело, так тяжело, как еще никогда не было. В 1993 году, в 1994-1995-х гг., в бандитские времена легче было, чем сейчас. Налоги растут каждый год. Вот смотрите, я предприниматель, в Пенсионный фонд отчисляли мы 16 и 19 тысяч, сейчас у нас 17 и 23 400, а на этот год мне уже дают 26 800, аналогично все виды. Единый налог вырос, понимаете? Как работать-то?

А теперь дальше. Вот у нас выводят эту цифровую экономику, да. Они столько денег потратили на компьютеры, кассы и прочее, конца края этому не видно. Доход-то у нас не растет, так же нельзя за счет нас это все проводить. Я когда смотрю отчет министра, товарища, который у нас за налоги отвечает, что они собрали хорошо, но мы-то стали нищие, мы не инвестируем, мы перебиваемся, как бы только выжить.

Ольга Арсланова: Спасибо за вашу историю.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Буквально на днях прошла информация о том, что индивидуальные предприниматели теперь будут делать отчисления не с выручки, а с общего дохода пенсионные, и по некоторым расчетам иногда это может быть настолько неподъемно для предпринимателя, что он просто прекратит свою деятельность. Такие истории мы слышим из разных регионов от наших зрителей, предпринимателей. Может ли что-то из этих решений сейчас быть переиграно после выступления президента, где был однозначный сигнал, что таких вещей должно быть меньше?

Анна Вовк: Я думаю, что послание носит рекомендательный характер. Если, опять возвращаясь к Минфину и Минэкономразвитию, они хорошо это услышат и смогут реализовать в конкретные практические программы, то я думаю, что да. В конечном итоге за все платит покупатель, потребитель. Если нет доходов у потребителя, которые позволяют ему планомерно покупать товары и услуги, то ничего не будет происходить. Как бы ни росла вверх или ни снижалась вниз налоговая нагрузка, это никак серьезным образом не отразится на общем состоянии дел у предпринимателя.

Юрий Коваленко: Ну а, может быть, могут спасти опять какие-нибудь налоговые каникулы либо очень-очень льготные кредиты, либо предоставление каких-то, скажем, кросс-платформенных площадок для торговли, для поставки услуг? Государство ведь вправе и может это сделать, может позволить это сделать, это недорого в рамках государства.

Анна Вовк: Да, государство может себе позволить сделать многое, вопрос в том, какие конкретно механизмы государство будет реализовывать. Все, что вы сказали, государство все это может сделать, вопрос, будет ли оно это делать.

Юрий Коваленко: Может быть, получится как в некоторых других сферах, когда человек должен проявить свою инициативу, доказать, что он хороший предприниматель, доказать, что у него опыт работы достаточно большой, после этого как бы за выслугу лет ему это позволят? Но откуда тогда возьмутся молодые предприниматели?

Анна Вовк: Я вам скажу так. У предпринимателей в нашей стране незавидная роль. На сегодняшний день все, что мы обсуждаем про барьеры, все, что мы обсуждаем про драйверы роста – это немножко далеко для предпринимателей, для малого бизнеса в частности. Они живут другими категориями: для них важно, чтобы те клиенты, которые у них есть, покупали их товары и услуги. Если в конечном итоге они увидят, что вся прибыль съедена налоговой нагрузкой, это уже будет день завтрашний. И сейчас налоговая нагрузка стала непомерной, надо сейчас менять ее.

Нет такого стабильного планирования у индивидуального предпринимателя или у малого бизнеса, даже у среднего не всегда есть финансовый директор, который может на какой-то период времени спрогнозировать и сказать: "Ой, да, будет вот так, а будет не вот так, вот здесь вот налоги, вот здесь вот расходы, а вот здесь у нас получается недостаточное количество оборотных средств". Сейчас немножко бизнес живет в растерянной ситуации, нет стабильного планирования. Кого ни спросишь, одна и та же история: нет планирования, нет уверенности, нет стабильности, нет роста. Люди не закладывают изначально в свою деятельность вот этот понятный механизм стабильный.

Поэтому здесь важно все-таки какие-то понятные долгосрочные, среднесрочные… Это уже сейчас долгосрочным является даже год, какие-то понятные критерии, что нам снизят, на вот этот год дадут каникулы или нам на эти 1.5-2 года дадут возможность бесплатно пользоваться теми самыми цифровыми методами, кассами и так далее. Потому что сейчас как это происходит? – в приказном порядке: все обязаны с такого-то числа купить кассы и срочно ими пользоваться, все обязаны сделать вот это и срочно этим пользоваться, все должны только в электронном виде создавать отчетность. Это же тоже дополнительные расходы для малого бизнеса. Поэтому тут должно быть движение с двух сторон.

Ольга Арсланова: Сейчас в правительстве активно обсуждают реформу контрольно-надзорной деятельности. В Московской Торгово-промышленной палате какие-то надежды возлагают на этот документ? Он, по-моему, первое чтение сейчас прошел.

Анна Вовк: Вы знаете, дело в том, что с прошлого года изменилось внутреннее положение, устав торгово-промышленных палат московской и российской, и сейчас у нас нет возможности проявлять законодательную инициативу, мы можем только оценивать уже действие закона. Очень рано говорить о том, как…

Ольга Арсланова: Но с вами как-то советуются, спрашивают, не кошмарят ли бизнес конкретно в Москве, что бы вы могли посоветовать?

Анна Вовк: Вот на эту тему будет в этом году отдельная история.

Ольга Арсланова: Каким должен быть контроль и надзор, не слишком ли часто приходят?

Анна Вовк: Я вам хочу сказать, что приходят. Не далее как в прошлом году было очень много обращений в конце года о том, что приходят, часто приходят, приходят из всех органов. И вопрос в том, что не отработана система не только вот этих приходов, а уходов. То есть бизнес в конечном итоге теряет прибыль, имидж, малый и средний бизнес… Малый в принципе после таких долгосрочных проверок банкротится, они не выдерживают отсутствия, это действительно такое давление оказывается на бизнес. Причем оно не всегда коммерческое, то есть я имею в виду, что не всегда по коммерческим характеристикам: кто-то из конкурентов может просто сказать какое-то неприятное слово, написать заявление, и к вам начинают приходить.

Юрий Коваленко: И таких конкурентов может быть много.

Анна Вовк: Да.

Юрий Коваленко: У нас есть звонок из Московской области. Роман, здравствуйте, вы в эфире.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Анна Вовк: Добрый вечер.

Зритель: Я занимался бизнесом, фурами в Москве, я так живу в Москве, я сейчас просто на даче. Смотрю каждый раз вашу передачу. Когда у меня были фуры, просто за бумаги, за разрешениями я терял буквально полмесяца. Это так легко говорят, бизнесом займись. Этим я занялся, но я выдержал буквально 3-4 года, больше я не выдержал, продал все фуры и ушел, считай, в никуда.

Ольга Арсланова: То есть вас подкосила бюрократия, Роман?

Зритель: Да, бюрократия полная. В ГАИ разрешения, пропуска вот эти каждый раз, каждый год все новые и новые. У меня были "Мерседесы", нормальные машины, все евро, обеспечивал "Яву" погрузками-разгрузками, табаком этим…

Ольга Арсланова: Понятно, Роман. Роман больше не работает.

При этом мы услышали сегодня, что госсектор должен не то чтобы уйти, его присутствие в бизнесе должно быть меньше. Если можно, коротко, как это можно сделать?

Анна Вовк: Сложный вопрос, как это сделать.

Ольга Арсланова: Да, это сложный вопрос.

Анна Вовк: На сегодняшний день действительно государство является основным драйвером экономики, то есть государственный заказ является основным работодателем для всей страны. Как это изменить? Надо выращивать малый и средний бизнес. Что для этого нужно, мы обсудили до этого. Ну так получается у нас замкнутый круг. Я возвращаюсь опять к цифровой трансформации бизнеса: власть делает шаг навстречу, но нужно все-таки эти рычаги сделать более доступными. У нас практически сейчас у большинства населения в больших городах есть смартфоны, даже у гастарбайтеров, которые приезжают к нам, есть смартфоны. И сейчас человек со смартфона может себе позволить сделать максимум телодвижений, касающихся его бизнеса. Поэтому это уже…

Юрий Коваленко: Это принцип одного окна в мобильном телефоне.

Анна Вовк: Принцип одного окна.

Юрий Коваленко: Только что говорил президент.

Анна Вовк: Да, очень такая говорящая реклама одного из банков, когда на кредитном комитете приходит малый бизнес и его туда-сюда по столу гоняют – это тоже так. Банки у нас сейчас являются вещью в себе, живут на своей волне, они ни разу не рядом с бизнесом, он в своей истории. На сегодняшний день традиционно бизнес приходит в банк, потому что ему как минимум нужно расчетно-кассовое обслуживание. Опять же, в смартфоне сейчас есть такая возможность, такие опции. Есть какие-то уже шаги, которые помогают бизнесу по сравнению с тем, что было 3, 4 года назад облегчить свою жизнь. Я думаю, что их должно быть просто грандиозно больше, прямо в разы, в сотни раз, не в десятки, а в сотни. Вчера, опять-таки, видела представителей бизнеса Москвы и России, которые говорили о том, какие есть разработки, технологии, эффективность их внедрения, они дают результаты уже сейчас. И очень радостно в связи с этим становится, очень хочется помогать этим предпринимателям, у которых горит глаз и кто действительно готов работать здесь, не убегать куда-то за рубеж, а здесь, в нашей юрисдикции делать дела конкретные.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за то, что пришли и прокомментировали заявление президента. У нас в гостях была Анна Вовк, председатель Комитета Московской Торгово-промышленной палаты по вопросам развития инвестиционной среды для бизнеса.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Анна Вовк: Спасибо.

 

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты