После нас хоть потоп

Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы

Петр Кузнецов: Вот о чем поговорим. Почему после каждого дождя тонут улицы российских городов? Где ливневки? Этим летом московские власти уже объясняли: ливневки оказались забиты осенней листвой (это о предыдущем потопе). Прошло две недели – и столицу снова затопило. Накануне оказались затоплены парковки, дороги и даже станция метро «Ботанический сад»: по лестнице вода хлынула в вестибюль, пассажирам было по щиколотку.

И такое происходит не только в столице, разумеется. Несколько дней назад, например, ливень обрушился на Казань – и улицы превратились в реки.

Марина Калинина: Ну и на Иркутск, как мы сегодня узнали от нашего корреспондента.

Петр Кузнецов: Везде все подтапливает, причем регулярно. После последнего дождя прокуратура проводит в Казани проверку.

Серьезнее всего ситуация была в конце июля в городе Нижние Серги (это Свердловская область): там реки вышли из берегов, были подтоплены больше 60 домов, три полностью разрушены, повреждены опоры линий электропередачи, поток смыл четыре моста. Последствия ливня спасатели ликвидировали всю неделю.

Марина Калинина: И сейчас на эту тему будем говорить с нашим экспертом – это Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы. Константин Викторович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Добрый день.

Константин Крохин: Здравствуйте, добрый день.

Марина Калинина: Где ливневки? – хочется спросить. Вы знаете?

Петр Кузнецов: Знаете, это же не какой-то мощный и дорогостоящий объект, не какая-то заумная и сложная сеть, а проблема вечная.

Марина Калинина: Константин Викторович?

Петр Кузнецов: Сейчас мы перенаберем нашего эксперта. Константин Крохин совсем скоро с нами на связи будет.

Почитаем, что пишут наши телезрители. Пишут: «Да, ливневки в нашем городе тоже не выдерживают никакой критики, а не то что воды. Сколько раз писали! Причем непонятно, кому писать. Кто несет ответственность за их установку? Кто вообще такие места выбирает?» – интересуются наши телезрители. Кто занимается логистикой? Кто определяет, что ливневка должна быть именно в этом месте? Почему не определяются самые критичные места?

Константин Крохин к нам вернулся. Совсем мало времени остается. Константин Викторович, пожалуйста, сразу же с вашего комментария.

Константин Крохин: Вообще ливневки – это те сооружения, которые самые сложные и достаточно дорогостоящие, как и любое инженерное инфраструктурное строительство. К большому сожалению, это проблема не отдельных городов и населенных пунктов, а это вообще проблема качества строительства, а еще раньше – и качества проектирования. Поэтому это действительно проблема.

Люди экономят. Экономят не только застройщики коммерческие, а экономят и муниципальные застройщики. Ну, я уж не говорю о том, что на стадии исполнения… То есть мы говорим, что есть проблема на стадии проектирования, когда торопятся быстрее сдать объект какой-то – и социальные объекты, и жилые объекты. Но есть еще вопрос исполнения, когда по проекту даже ливневка есть, а строители ее не исполняют. И на этапе контроля и приемки этих домов, территорий, объектов транспортных не проверяется уклон и не проверяется состояние. Это и приводит к таким плачевным результатам.

Петр Кузнецов: А что, ущерб не существеннее? Может быть, имеет смысл все-таки вложить деньги, чтобы такого не было?

Константин Крохин: В том случае, если собственник – государство… Я на многих совещаниях присутствовал, когда расхватывались объекты социального заказа и объекты коммерческие. Так вот, там, где государство или муниципалитет, то это прямо беда, как будто нет хозяина: и сроки не выполняются, и качество работ низкое, и материалы строительные плохие. И самое главное – надзор. Непосредственно государственный строительный надзор – он низкого качества. Проще говоря, все подписывают, не глядя. Присутствует, безусловно, коррупционная составляющая.

Но самое главное – это сдать к сроку, выслужиться, показать объем, миллионы квадратных метров. А то, что потом это невозможно эксплуатировать и через год, через два возникают аварийные ситуации – по большому счету, это никого не беспокоит, потому что чиновники, работающие на определенном участке, так долго не работают, через два-три года они идут на повышение. Спросить не с кого. А, скажем так, если подавать в суд на застройщика…

Петр Кузнецов: А ливневка все та же. Спасибо. К сожалению, времени не остается.

Марина Калинина: Или ее вообще нет.

Петр Кузнецов: Или вообще нет. Это Константин Крохин и его комментарий.

Спасибо, что вместе с нами провели этот информационный час. Оставайтесь с нами. Сразу же после новостей – большая тема. Мы продолжим говорить о том, как мигранты помогают нашей экономике. А они действительно помогают. И мы вам с помощью наших экспертов это докажем. Оставайтесь на ОТР.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему после каждого дождя тонут улицы российских городов? Где ливнёвки?