Последняя миля: «Газпрому» хотят отдать подключение к газу конечных потребителей

Последняя миля: «Газпрому» хотят отдать подключение к газу конечных потребителей | Программы | ОТР

газпром, последняя миля, газификации, дивиденды

2020-04-29T22:03:00+03:00
Последняя миля: «Газпрому» хотят отдать подключение к газу конечных потребителей
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Сергей Пикин
директор «Фонда энергетического развития»
Дмитрий Гусев
вице-президент «Независимого топливного союза»

Оксана Галькевич: А сейчас поговорим, вы знаете, товарищи, в год столетия ГОЭЛРО предлагаем обсудить не юбилей великого достижения наших предков, а газификацию державы. Такую ли, когда ли, и вообще осилим? По планам должны осилить процентов так на 85 к 2030 году. Но, как говорится, конъюнктура изменилась. (Сложное слово такое). Нефть-матушка упала, газ-батюшка тоже за ней. И тут случилось неожиданное. На внутреннем рынке стоимость газа стала выше, чем на некоторых рынках зарубежных.

Константин Чуриков: Вот посмотрите. В Великобритании и в Нидерландах стоимость тысячи кубометров теперь выше, чем вот цена за тот же самый объем для жителей, например, нашей Смоленской или Ленинградской области. В Германии по-прежнему берут по $86, но за вычетом экспортной пошлины и транспортных расходов у Газпрома остается только $20 выручки. Бедный Газпром. Т. е. работать теперь для нас, для населения на внутреннем рынке компании, по идее, становится выгоднее.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы многократно обсуждали проблемы газификации наших необъятных просторов в прямом эфире ОТРажения. И одним из аргументов самых разных экспертов всегда была именно цена. Нам говорили, что невыгодно работать на внутреннем рынке, невыгодно портировать, усиливать, так скажем, газификацию страны, потому что выгоднее тянуть трубопроводы за границу и там же продавать. Потому что цена там выше. Ну, может, вот оно, наконец, вот это время, то самый момент? Внешние рынки замерли, покупательный спрос там упал. Где рассвет в конце тоннеля или свет, никто не знает, и вообще, когда он там будет? Самое время, может быть, заняться газовым обустройством родимых просторов? Как думаете, уважаемые телезрители? Звоните, пишите. Мы в прямом эфире.

Константин Чуриков: Я бы тут еще представил одну новость. Минэнерго хочет, чтобы единственным ответственным за всю газификацию страны у нас был Газпром. Что он должен проходить последнюю вот эту милю, должен будет, от трубы до потребителя.

Оксана Галькевич: А Газпром согласен?

Константин Чуриков: Газпром пока думает. У него много выпадающих расходов. На связи Сергей Пикин, директор «Фонда энергетического развития». Здравствуйте, Сергей Сергеевич.

Оксана Галькевич: Сергей Сергеевич.

Константин Чуриков: Сергей Сергеевич, вот сейчас вы к нам подключаетесь. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Тоже в самоизоляции.

Константин Чуриков: У меня сразу к вам вопрос. Я вас попрошу и зрителей посмотреть на экран. Мы вот решили изучить, сколько Газпром потратил на газификацию страны за 13 лет – с 2005 по 2018 год. Это 361 млрд. руб., официально на сайте компании говорится. При этом в газете «Коммерсант» мы прочли, что в этом году компания собирается выплатить дивиденды своим акционерам за прошлый год 360 млрд. руб.

Оксана Галькевич: Ну, сопоставимые суммы.

Константин Чуриков: Т. е. абсолютно один в один. Так все-таки компании по силам на самом деле тянуть эту трубу до людей? Или не по силам?

Сергей Пикин: Непосредственно сейчас Газпром и тянет трубы только в пределах своей компетенции.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Пикин: Т. е. он дотягивает до региона. А распределение внутри муниципалитетов, внутри поселений – это вопрос именно муниципалитетов. Поэтому, когда Минэнерго говорит о наделении Газпрома обязательством и последнюю милю прокладывать, как раз это решается самая проблема – когда труба вроде как есть в регионе, но дотянуться до нее порой не бывает возможности, потому что у муниципалитетов денег нет на последнюю милю. Если все это упаковать в Газпром, тогда ситуация улучшится.

Но это как бы половина только проблемы. Другая половина – еще и стоимость самого присоединения. Как мы с вами неоднократно говорили в рамках передачи, что это очень дорого. Это порой не просто сотни тысяч рублей, но это и миллионы рублей. И здесь очень редко кто сможет потянуть еще и такие цифры.

Оксана Галькевич: Вы имеете в виду – потянуть кто не сможет, редко кто сможет? Вы имеете в виду население, физические лица? Или какие-то компании?

Сергей Пикин: Нет, именно присоединиться. Т. е. бывает и так, что труба вроде бы проложена, а вот заплатить за то, чтобы присоединиться к трубе, бывает, нет такой возможности, потому что стоит очень дорого.

Константин Чуриков: Сергей Сергеевич, мне казалось, что вот Новак, министр энергетики, как раз это и имел в виду, что прямо до потребителя, прямо вот под ключ. Или нет? Или я неправильно понял?

Сергей Пикин: Нет, он имел в виду вроде как до того, чтобы магистральная труба дошла до муниципалитета, и вместо денег муниципалитета использовать инвестиционный бюджет Газпрома, чтобы дотянуть до непосредственно границы участка, например. А вот уже само присоединение идет за счет потребителя. Потому что это уже внутренние дела потребителя … присоединиться.

Оксана Галькевич: Подождите, а что тогда меняется? Потому что раньше же тоже точно так же было. Тянули до определенного муниципального образования, до определенного населенного пункта, разводили по улицам, а дальше люди уже к домам подводили. В чем новелла?

Сергей Пикин: Отличие в том, что зона ответственности Газпрома – это только дотянуть магистральный газопровод. А вот распределительный газопровод – это вопрос муниципалитета. Таких денег у муниципалитета нет, поэтому предлагается использовать Газпром.

Константин Чуриков: Мы тогда сейчас прямо заголовок даже поменяем. У нас было написано «Газпром пойдет в народ», теперь мы знак вопроса поставим. Бабушка надвое сказала.

Оксана Галькевич: Сергей Сергеевич, а вот все-таки давайте с точки зрения момента, оцените его. Опять же, мы много раз с вами говорили о том, что Газпрому выгоднее работать с внешними потребителями, заграничными, потому что цены совершенно другие. Покупательная способность россиян гораздо ниже, чем у европейцев. Ну, много, много, в общем, разных причин. Так вот, сейчас не тот ли самый момент, когда газ зачастую дороже на российском рынке, чем на европейском? Может быть, это тот самый момент заняться страной, обустройством газовым? Тянуть, прокладывать, подключать людей, продавать людям, наращивать внутренний потребительский спрос. Я наивна?

Сергей Пикин: Нет, на самом деле в этом есть правда. То, что падают не только цены на газ (а в этом году они минимальные за последние лет, наверное, около 15, где-то так), но еще и объемы падают. Потребляется газа меньше. Теплая зима, накоплены резервы. Газпром продает все меньше газа в Европу. И цены, которые мы видим сейчас, они, правда, оптовые, не совсем корректно сравнивать с нашими тарифами, потому что население той же Германии или других стран ЕЭС платит сотни евро, сотни за тысячу кубометров. Т. е. это не 67…

Оксана Галькевич: Но я думаю, что к этим ценам Газпром не имеет отношения.

Сергей Пикин: Не имеет отношения.

Оксана Галькевич: Мы-то взяли те цены, к которым Газпром непосредственно имеет отношение. Поэтому все-таки здесь правда соблюдена.

Сергей Пикин: Да, совершенно верно. Поэтому внутренний рынок все равно больше для Газпрома. И это самый стабильный потребитель. Цена внутренняя только растет каждый год, в отличие от цен, допустим, в Европе.

Константин Чуриков: Поразительный факт. Страна у нас огромная, и вот по теме газа откуда-то издалека должны первым делом звонить, а нам звонят из Московской области. Валерий. Здравствуйте, Валерий.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Валерий.

Константин Чуриков: Неужели у вас газа нет?

Зритель: Здравствуйте. Вас беспокоят жители деревни Владычино, Московская область.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Значит, подвели газ в нашу деревню Владычино, Егорьевский район, 100 км от Москвы, по программе губернатора. 17-й год. И газ провели в дома жителям, ветеранам войны и труда тыла, который жители не могут эксплуатировать. Газ среднего давления. Не спросив жителей. Газовики, Мособлгаз, привез какие-то регуляторы давления, повесили на каждый дом нашим бабушкам-дедушкам и обязали за счет жителей, обязали жителей дорабатывать этот газ до продукта употребления. И никак не можем найти, где найти эту правду.

Константин Чуриков: Подождите секундочку. Дорабатывать газ до продукта употребления? Т. е. они там должны сами все это смешивать и… что вообще требуется от людей, объясните.

Оксана Галькевич: Да, что вы имеете в виду, поясните.

Зритель: Газ среднее давление подведен в дом.

Константин Чуриков: Да.

Зритель: И этот газ люди дорабатывают до низкого давления.

Константин Чуриков: Оппа.

Зритель: Газовики установили регуляторы давления, которые купить нигде невозможно. 70 тыс. люди отдали сверх 75, которая была запланирована губернатором Московской области. И вот не знаем, где найти эту…

Константин Чуриков: Валерий, вы пока не отключайтесь. Сергей Сергеевич, вам есть что сказать по этому поводу?

Сергей Пикин: Тут вопрос, конечно, требует индивидуального решения. Нужно просто обратиться непосредственно либо в муниципалитет, либо в правительство Московской области. Письмо по этому поводу написать в Минэнерго. Министерство энергетики Московской области напрямую этот вопрос курирует. Но странная ситуация, конечно…

Константин Чуриков: Да, пускай Валерий оставит свой контакт.

Оксана Галькевич: Сергей Сергеевич, вы сказали, что цены на газ на внутреннем рынке регулярно повышаются. Как вы думаете, в этом году, просто ситуация такая неординарная, задаю еще один странный вопрос: индексация будет проведена? Понятно, что людям просто очень тяжело сейчас, многие остаются без работы, в экономике все не здорово. Мы понимаем, что устойчивость Газпрома, может быть, побольше, чем у простых жителей. Но все-таки индексация будет? Или, может быть, ну, попридержат, ну, господи, ну не поднимут на 3, на 1,5%, переживут, перебьются?

Сергей Пикин: По планам, с 1 июля индексация тарифов остается. По планам. Но это не значит, что до этого момента планы не поменяются. Потому что у нас очень быстро может все измениться, буквально за неделю до 1 июля все могут и переиграть. Это вопрос к правительству. Конечно, в текущей ситуации правильнее было бы оставить тарифы на газ такими, какие они есть сейчас. Т. е. без изменения. Потому что эти 3%, конечно, значимая величина для Газпрома, но, опять же, с учетом того, что есть накопленные резервы и есть та же самая прибыль компании, которая существует, просто можно более оптимально использовать эти ресурсы. И, может быть, подсократить инвестиционные программы, для того, чтобы больше денег оставалось на другие цели.

Оксана Галькевич: Да нет, зачем инвестиционные программы, давайте зарплаты какие-нибудь топам сократим. Уборщицам в Газпроме, опять же, мы знаем, что у них там все неплохо.

Сергей Сергеевич, а о снижении цены мы вообще даже можем не думать? Вот смотрите, у нас на фоне того, что нефть упала в последнее время, произошло такое, что местами кое-где бензин даже подешевел. Да, конечно, не грандиозно. Не так, как это происходит в Америке, где они в день падения котировок на биржах меняют и цены на заправках. Но тем не менее, что-то такое мы увидели. С газом такого мы можем не ждать, как вы считаете?

Сергей Пикин: Но, смотрите, падение цен на бензин объясняется не падением цен на нефть. Потому что, мы тоже уже много раз говорили, что нефть очень мало занимает в стоимости бензина. 7-8% от силы, и то в рублях она почти неизменна. Именно спрос упал, самое главное. Но спрос упал и на газ. Поэтому в общем-то Газпрому нужно как-то переориентировать свою политику, в том числе смотреть больше на внутренний рынок и упор делать на внутренний рынок.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Сергей Пикин, директор «Фонда энергетического развития». Нам люди пишут, что в общем-то, если Газпром не пойдет в народ, народ не прочь пойти в Газпром. В смысле, трудоустроиться каким-то образом. Сейчас посмотрим сюжет?

Оксана Галькевич: Да, давайте посмотрим сюжет. Две истории с юга и востока страны, вот как люди живут там без природного газа, чем топят, чем согревают свои дома.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот так в некоторых частях живет Русь-матушка. Нам пишут, что у народа теперь не только новая нефть, но и новый газ.

Оксана Галькевич: Давайте президента Независимого топливного союза подключим к нашему разговору. Дмитрий Гусев у нас на связи. Дмитрий Васильевич…

Константин Чуриков: Дмитрий Валерьевич. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Дмитрий Валерьевич, да, прошу прощения.

Дмитрий Гусев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Дмитрий Валерьевич, ваше мнение? Что, действительно Газпром теперь каким-то образом переориентируется на население, сделает все, чтобы люди активнее подключались? Или все-таки он будет пережидать сейчас? Ждать, когда цены снова начнут расти, чтобы в общем-то потоки газовые гнать туда.

Дмитрий Гусев: Знаете, Газпром в любом случае будет переключаться на население. Во-первых, это объективные причины, о чем я не раз говорил до этого. О том, что внутренний рынок и рост внутреннего спроса может компенсировать в любом случае проблемы с экспортными поставками, которые случались уже и до текущего кризиса.

А во-вторых, на сегодня вопрос газификации регионов на контроле у президента. Где-то месяца полтора назад было совещание в Совете Федерации, и Совет Федерации создает в рамках комитета по экономической политике группу по контролю за газификацией России, куда будут входить и отраслевые эксперты, и все губернаторы. Поэтому вопрос газификации на сегодня – один из самых актуальных, один из самых явных. И необходимо выровнять социальную достаточность во всех регионах. Т. е. каждый человек в каждом регионе должен иметь и обладать доступом к газу, как к отоплению, так и для приготовления пищи.

Оксана Галькевич: Знаете, мы с вами согласны, Дмитрий Валерьевич. Но вот этот момент мы хотим понять. Может быть, как раз то самое время, чтобы, может быть, эту программу газификации расширить? Не 85%, как стоит в планах до 30-го года, а, не знаю там, 92, 93,5%, например. Чтобы взять на себя не только последнюю милю, но и еще какие-то расходы. Потому что только что предыдущий собеседник в эфире говорил, что действительно, да, это дорого, людям вот даже с улицы подтянуть, подключить к своему дому. Вот просто как-то несколько пересмотреть программу в разных ее частях.

Дмитрий Гусев: Единственное правильное решение, которое сейчас обсуждается, и я думаю, что оно будет вынесено в открытые источники через какое-то время, – это создание нового оператора, который будет заниматься газификацией регионов. До сегодняшнего момента «Межрегионгаз», который осуществлял данные действия, не справился со своими задачами. ГРС, которых … вводилось, условно говоря, 3-4 в год, а нужно вводить по 170, по 180. Фактически одно из подразделений Газпрома не справилось с этой обязанностью. Сейчас обсуждается создание единого оператора, скорее всего, с государственным участием, который будет заниматься газификацией всех регионов. Соответственно, я предполагаю, что и…

Оксана Галькевич: Подождите, это просто изменение структуры, да? Перераспределение усилий? А «Межрегионгаз» – его оставят или переименуют?

Дмитрий Гусев: Нет, вы поймите, будет новая компания, будет новая структура, которая будет ответственна. Вполне возможно, что это будет не Газпром, а какая-то государственная структура. И соответственно изменятся условия подключения. В том числе начиная с подключения домов и заканчивая подключением ГРС и построением газопроводов высокого давления и низкого давления.

Константин Чуриков: Дмитрий Валерьевич, вас теперь еще раз попросим вот посмотреть на экран. Вот то, о чем мы рассказывали. Когда инвестиции в газификацию за 13 лет 361 млрд., а выплаты дивидендов за 19-й год 360 млрд. Это нормально, вы как считаете?

Дмитрий Гусев: Вы знаете, у Газпрома есть аудиторы, у Газпрома есть контролирующий акционер, который, наверное, должен соотносить выполнение социально значимых задач, какие деньги пошли на выполнение социально значимых задач, какие деньги пошли на стимулирование персонала, который выполнял эти задачи. Видимо, кто-то посчитал, что это правильно. Акционеры так проголосовали.

Константин Чуриков: А Газпром – это все-таки, вот вы нам объясните, это прямо частная-частная компания? Или это государственная-государственная?

Дмитрий Гусев: Это прямо государственная-государственная компания.

Константин Чуриков: Ну, вот. Больше вопросов даже и не осталось, наверное, да?

Оксана Галькевич: На стимулирование, да. Ну, вот на аудит какой-то тоже, собственно, интересно. Спасибо.

Константин Чуриков: Да. Спасибо вам большое. Дмитрий Гусев, вице-президент Независимого топливного союза, попробовал прояснить суть происходящего.

В общем, что полезного мы выяснили: что это будет доведение (если будет, да?) вот этой последней мили не прямо вот до газовой плиты, а вот до муниципалитета. А там видно будет.

Оксана Галькевич: Да, друзья, спасибо всем, кто принимал участие в обсуждении этой темы. Мы уходим на новости, после снова вернемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)