Пособие по временной нетрудоспособности во время внеплановых школьных каникул. Надо ли его вводить?

Пособие по временной нетрудоспособности во время внеплановых школьных каникул. Надо ли его вводить? | Программы | ОТР

И в каком размере?

2020-10-12T12:50:00+03:00
Пособие по временной нетрудоспособности во время внеплановых школьных каникул. Надо ли его вводить?
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Что нового? Симферополь, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
Гости
Татьяна Буцкая
врач-педиатр, эксперт ОНФ
Ксения Юркова
эксперт рынка труда

Тамара Шорникова: Тема тоже такая непростая, наболевшая – женская безработица растет. Специалисты объясняют это тем, что пострадали прежде всего традиционно женские области труда, такие как сфера услуг и розничная торговля. Ну а еще внеплановые каникулы, удаленка – с кем оставить детей, что говорить начальнику?

Иван Князев: Как можно помочь семьям в такой ситуации? Судя по растущей заболеваемости, школы снова могут уйти в онлайн. В Москве ученики пока на внеплановых каникулах, но родителям уже выслали инструкцию по обучению детей на дистанционке, проверили пароли, платформу новую тестируют, все это пока с формулировкой «на всякий случай».

Как вы справляетесь, уважаемые друзья? Боитесь, что дистанционка вернется? Что с работой у вас сейчас? Звоните, пишите, рассказывайте нам.

Тамара Шорникова: Подключаем к разговору экспертов. Татьяна Буцкая, председатель правления Общероссийской общественной организации «Совет матерей». Здравствуйте, Татьяна Викторовна.

Иван Князев: Здравствуйте.

Татьяна Буцкая: Да, добрый день.

Иван Князев: Татьяна Викторовна, ну что, ваши подопечные уже за голову потихоньку начинают хвататься?

Тамара Шорникова: Можете подтвердить статистику, действительно пандемия больше всего по женщинам ударила по работающим?

Татьяна Буцкая: Ну, вы знаете, статистика – это же очень интересная наука, ее и так посчитать можно, и сяк посчитать можно. Вообще женщину, особенно если у нее есть ребенок, а именно такие женщины входят в нашу организацию, ее достаточно сложно уволить. Я хочу напомнить, что наш Трудовой кодекс защищает матерей...

Тамара Шорникова: Да, продолжайте.

Иван Князев: Слушаем, слушаем вас.

Татьяна Буцкая: Да-да-да. (Я просто не понимаю, что там происходит.) Очень тяжело уволить женщину либо во время беременности, либо во время декрета, потому что ее защищает трудовое законодательство, и это последние, наверное, сотрудники, на увольнение которых может решиться работодатель, и то если его предприятие ликвидируется, иначе это огромные штрафы, которые он должен будет заплатить. Поэтому кто же эти женщины, которые сейчас оказываются наедине с поиском работы, в ситуации, когда непонятно, где и как они будут зарабатывать деньги на то, чтобы содержать себя и своих детей? Чаще всего это те женщины, которые работали неофициально.

Тамара Шорникова: Ага.

Татьяна Буцкая: Если вы работаете неофициально, то вас никто не защищает. В любой момент вам могут сказать: «Извините, сейчас денег нет, возможно, они будут через 3 месяца», – и вам даже некуда пожаловаться. Поэтому я думаю, что именно такая категория женщин в первую очередь оказалась среди тех, о которых вы сейчас говорите.

Иван Князев: Татьяна Викторовна, подождите, да, декрет, понятно, 3,5 года прошло, все, у тебя ребенку 4 года, второму 12 лет, сейчас их всех на карантин отправят – маме куда деваться? Понятно, что отцу семейства, наверное, увольняться не стоит, у него зарплата побольше, а мама-то начальнику своему что будет говорить? – «Извините, у меня вот они сейчас, двое-трое, дома сидят, их кормить надо». Продленки никакой нет, садики не работают.

Татьяна Буцкая: Если вы знаете, уже обсуждается в Госдуме предложение о том, чтобы женщин, матерей отправить на помощь своим детям, которые сидят дома и учат уроки, чтобы женщины могли вместе со своими школьниками сидеть дома и получали бы при этом минимальную оплату в размере одного МРОТ, минимальный прожиточный уровень оплаты труда. Понятно, что если женщина получала, не знаю, 80 тысяч рублей, сейчас она сядет в зависимости от региона 15–20, то она потеряет. Но как бы сейчас сложная ситуация, мы все понимаем, что государство ищет выходы, работодатель ищет выходы.

Что совершенно точно сейчас делать, наверное, не стоит – это полностью возложить решение этого вопроса только на работодателя. Потому что если это государственная компания, но чаще всего у них есть возможность оплачивать всем и дистанционную работу в том числе, а если это, ну не знаю, владелец ресторана, который закрывается, салона красоты, который закрывают, они не смогут это потянуть...

Иван Князев: Да любое предприятие в принципе, необязательно мелкий бизнес.

Татьяна Буцкая: ...мерам поддержки.

Тамара Шорникова: Как вам кажется, тоже, конечно, естественно, обсуждали эту меру, которую предлагают сейчас депутаты Госдумы, но, честно говоря, веры маловато, что вот ее внедрят. Как можно помочь семьям в такой ситуации? Что могло бы спасти сейчас?

Татьяна Буцкая: Во-первых, я хочу вселить в вас веру, что все возможно. Вспомните, как во время первой волны коронавируса неоднократно семьи с детьми были поддержаны достаточно большими суммами. Поэтому я думаю, что вопрос будет решаться оперативно.

Как можно поддержать женщин в данный момент? Всегда есть возможность дистанционной работы. Когда закрываются одни двери, открываются другие, этот закон работает всегда, в нем нет исключений. Единственное, надо найти свою дверь, в которую ты можешь зайти. Мы сейчас, например, разрабатываем сайт, который называется «Работа для мам в декрете»...

Иван Князев: Вот!

Татьяна Буцкая: ...и мы собираем туда вакансии, которые уже есть, уже существуют...

Иван Князев: ...по дистанционке, да, я правильно понимаю?

Татьяна Буцкая: Да-да, на дистанционке. И вы знаете, этих вакансий много, их просто надо собрать.

Иван Князев: А заявок много таких? Ну просто хотелось бы понять, в вашу организацию женщин много обращается вот с такими проблемами, когда уже не знаешь, куда деваться? Может, вы им чем-то помочь можете, я не знаю, оргтехнику опять же какую-то, не у всех дома компьютер есть даже, чтобы поработать.

Татьяна Буцкая: Смотрите, мы как часть большой организации ОНФ, у нас есть наш проект «Совета матерей», который называется материнская платформа «Время Рожать», он является одним из проектов ОНФ. Вы знаете, есть такая у них акция, называется «Мы вместе», и сейчас она снова возрождается, так как мы помогали во время первой волны, так же будем помогать и оргтехникой, и питанием, и средствами индивидуальной защиты.

Поэтому я рекомендую: на телефон скачайте приложение, называется «ОНФ. Помощь», и там есть, прямо вот выберете, какая помощь конкретно вам нужна. Оставьте заявку, и эта помощь к вам придет. То есть я за то, чтобы меньше говорить и больше делать.

Иван Князев: Спасибо вам за эту информацию.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Татьяна Буцкая, председатель правления Общероссийской общественной организации «Совет матерей».

Есть у нас еще один эксперт Ксения Юркова, эксперт рынка труда. Здравствуйте. Да, слушаем. Итак, если говорить о том, кто сейчас теряет работу, мы действительно видели волну сокращений весной. Как сейчас обстоят дела на рынке труда? Кто под угрозой в первую очередь оказывается?

Ксения Юркова: Ну, сокращение есть, и при том, что на данный момент женских резюме на сайтах по подбору стало больше, чем мужских, здесь все-таки играет два фактора. Первый, как мы проговорили, – это сокращение, и хоть не принято говорить сейчас такое слово «кризис», массовые сокращения все же имеют место быть.

Почему женщин увольняют чаще, чем мужчин? Первое – это риск декретного отпуска, женщины чаще берут отпуск по уходу за ребенком, больничные. И также мужчины могут в какие-то моменты взять на себя функционал, часть женской работы, которую женщины не могут взять по моральным причинам или по физическим причинам. То есть работодателю проще уволить женщину, зная, что мужчина может ее заменить, нежели мужчину, и понимая, что женщина не может взять на себя какой-то функционал.

И второе: на данный момент все-таки мужчинам проще найти работу. С чем это связано? С изменением на рынке труда. Например, были вот сейчас сокращения в ресторанном бизнесе или в магазинах, в рознице, и рестораны и магазины уходят в онлайн-продажи. Соответственно, какие открываются вакансии? Вакансии грузчиков, комплектовщиков, курьеров, и чаще всего на эти позиции все-таки идут мужчины, и работодатели по понятным причинам тоже предпочитают больше мужчин на эти позиции.

Тамара Шорникова: Да. Ксения Александровна, что касается вот этой ситуации с удаленкой, с дистанционкой и так далее, научились как-то у нас работодатели с сотрудниками находить общий язык? Идут ли работодатели на контакт, помогают ли, предоставляют ли внеплановые отпуска?

Иван Князев: Ребенка на работу притащить можно? Куда его девать-то?

Тамара Шорникова: Да. Что сейчас, как выживают и те и другие?

Ксения Юркова: Ну, мы об этом часто говорим в последние несколько месяцев. Действительно, работодатели тоже меняют свой формат. Я знаю, что еще с первой волны некоторые, уйдя на удаленку, до сих пор не вернулись в офис и организуют работу 1–2 раза в неделю, но чаще всего это крупные компании либо международные компании.

Если мы говорим в основном про весь бизнес, то здесь многие свои кол-центры, бухгалтерию, IT, дизайн, продажи уже переводят на удаленную работу. И вот как раз те женщины, которые потеряли работу в сфере услуг, в ресторанном бизнесе, как раз нашли себя и в кол-центрах, и подбором персонала в том числе занимаются. Поэтому Татьяна говорила, что вот они организовывают сайт, – я бы с удовольствием разместила там свои вакансии как раз по удаленной работе.

Тамара Шорникова: Да, понятно. Спасибо. Ксения Юркова, эксперт рынка труда.

Пару SMS. Тюменская область: «У меня трое детей, муж работает один, мне пришлось уволиться из-за пандемии. Выживаем как можем». Москва: «Я в шоке. Детей отправили на каникулы, но они до ночи гуляют. Кто кому помог? Только родителям прибавили проблем».

Иван Князев: Из Ульяновской области: «Верните бабушек с работы к внукам, они будут сидеть». А вот из Ленинградской области категорически с этим не согласны, говорят, что к бабушкам и дедушкам ни в коем случае нельзя, потому что перезаражают друг друга.

Тамара Шорникова: Да. Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
И в каком размере?