Пособия для безработных с детьми

Пособия для безработных с детьми | Программы | ОТР

Есть ли у дотаций шанс стать из временных постоянными?

2020-09-21T14:00:00+03:00
Пособия для безработных с детьми
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Что нового? Симферополь, Биробиджан, Чебоксары
«Чёрный список» игр и игрушек. Россияне замерзают! Начало вакцинации от ковида. Социальная аренда. Что читаем. Цифровизация – во благо?
Игровая «игла»? Опасные для детской психики игрушки будут изымать из оборота
Принудительная цифровизация
Запрос на справедливость. За какие ценности богатые люди должны платить больше
Компенсация за «дистанционку»
В Москве открывается запись на вакцинацию от коронавируса
Что читают в России?
Гости
Олег Соколов
руководитель Департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства Федерации независимых профсоюзов России
Иван Родионов
профессор департамента финансов НИУ ВШЭ

Ольга Арсланова: А теперь – о непростом выборе для российских властей: потратить немного денег на безработных граждан с детьми или нет? Да и «немного» – это я, конечно, поскромничала. Сумма приличная. Дело в том, что безработным с детьми пособия нужны постоянно. Так считают в Федерации независимых профсоюзов России и предлагают об этом всерьез подумать.

Петр Кузнецов: Мы с федерацией еще поговорим буквально через минуту.

Речь только о несовершеннолетних, а надбавка должна быть пропорциональна числу малышей в семье. Нововведение действует в стране на самом деле с апреля. Безработные родители получают дополнительно 3 тысячи рублей на каждого ребенка – это те самые «ковидные» выплаты. Профсоюзы предлагают сделать теперь эту меру поддержки постоянной. Кроме того – что самое важное, наверное, – увеличить сумму выплат, причем более чем в три раза. Представляете? Больше 10 тысяч рублей получится.

Ольга Арсланова: В Правительстве предложение пока не комментируют, но, по расчетам некоторых экспертов, инициатива может обойтись бюджету в 27 миллиардов рублей в месяц.

Есть ли у этого пособия шанс стать из временного постоянным? Давайте выясним. И выясним, какое число людей это может затронуть.

Вот смотрите. По информации Минтруда, больше всего граждан под риском увольнения работают сейчас в сферах торговли, бытового обслуживания, административной и обеспечивающей работы, в сфере услуг и транспортной отрасли. В стране в ближайшее время может попасть под сокращение меньше 1% от всех работающих по найму, – утверждают чиновники. Ну, если так мало тех, кто рискует остаться безработными, так, может, тогда и денег не жалко? Давайте выяснять.

Петр Кузнецов: С нами сейчас на связи Олег Соколов, руководитель Департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства той самой Федерации независимых профсоюзов России, инициатора. Олег Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Олег Соколов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Расскажите, почему вы считаете, что людям нужны постоянные выплаты? Не будет ли это фактором, который помешает им искать работу? Зачем, если платят?

Олег Соколов: Я бы хотел уточнить: речь идет о выплатах именно безработным гражданам. Дело в том, что наличие детей в семье – это фактор бедности. К сожалению, в нашей стране большинство бедных, даже работающих, – это как раз семьи, которые имеют детей. Тем более бедными являются безработные граждане, которые получают пособия по безработице в лучшем случае в размере минимального размера оплаты труда (и то только в этом году).

Ольга Арсланова: Олег Владимирович, воспользуемся паузой, сейчас мы вам перезвоним, чтобы лучше вас слышать.

Петр Кузнецов: Да, потому что информация важная. Чтобы мы воспринимали всю информацию правильно, мы сейчас перенаберем нашего первого спикера, Олега Соколова.

А пока – ваши отзывы. Давайте сразу Людмилу из Волгограда послушаем. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день, Людмила.

Петр Кузнецов: С реакцией или с историей получения подобных выплат.

Ольга Арсланова: Да, мы вас слушаем.

Петр Кузнецов: Людмила, здравствуйте. Вы в эфире.

Зритель: Алло. Здравствуйте, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Приветствуем вас.

Зритель: Меня зовут Людмила, я звоню из города Волгограда, из Красноармейского района. Нахожусь в центре занятости по потере работы. На содержании у меня несовершеннолетний ребенок. В принципе, по закону, как говорил президент Российской Федерации, имея несовершеннолетнего ребенка, когда мама, допустим, или папа безработные, то пособие составляет 15 131 рубль. У нас в центре занятости вообще непонятные чудеса творятся.

Приведу такой пример. За август я получила 10 200, а за сентябрь не получила еще ни копейки. И это уже неоднократно такая недоплата идет. Тогда я обратилась к инспектору, к главбуху этой организации, говорю: «Объясните мне, пожалуйста. Мое пособие – 15 131. Почему у меня постоянная недоплата? 6 700, 4 000 и так далее. Самая большая сумма – это 10 200». Мне объясняют: «Вы получаете деньги от перерегистрации до перерегистрации». Я говорю: «Хорошо. Раз, вернее, дважды в месяц я должна перерегистрироваться»…

Ольга Арсланова: Каждый месяц вы должны перерегистрироваться? Каждый месяц?

Зритель: Два раза в месяц.

Ольга Арсланова: Два раза в месяц?

Зритель: А сейчас уже новое положение – один раз в месяц. И опять идет недоплата. Я говорю: «Вы мне объясните, как я должна у вас выпросить свои деньги. Вы должны заплатить 15 тысяч, а платите 6 700 или 9 700. Где остальное?» Мне объясняют: «От перерегистрации до перерегистрации идет начисление». Я говорю: «Ну, может быть, я что-то не понимаю, но пособие называется ежемесячным. То есть разделите хоть на десять частей…»

Ольга Арсланова: Людмила, а скажите, пожалуйста, сколько вы уже стоите на бирже?

Зритель: С апреля, с апреля.

Ольга Арсланова: То есть вы как раз в разгар коронавируса потеряли работу?

Зритель: Да-да-да.

Ольга Арсланова: А где вы работали?

Зритель: У меня на содержании одиннадцатилетний сын. То есть идет совершенная недоплата. Я не могу добиться правды. Мне говорят о том, что от перерегистрации до перерегистрации…

Ольга Арсланова: Людмила, мы с этим сейчас…

Петр Кузнецов: Мы как раз говорили о тех, кто пострадал. А где вы работали? Получается теперь уже, что работали.

Зритель: В детском учреждении по питанию.

Петр Кузнецов: И еще вопрос. По вашим подсчетам, 15 131 должны получать, да? Плюс вы же еще должны получать 3 тысячи этой самой доплаты? Или это вы уже с доплатой посчитали?

Зритель: Нет. 12 131 рубль – это на меня как на безработную…

Петр Кузнецов: Все, понятно. И плюс три.

Зритель: И 3 тысячи на ребенка. Но этих денег нет. Сейчас еще смешнее ситуация. За сентябрь я не получила ни копейки. Звоню, выясняю, я говорю: «8 сентября я у вас зарегистрировалась. В течение 3–10 рабочих дней, как вы сказали, придет…»

Ольга Арсланова: Да, это мы поняли, Людмила. Давайте не будем повторяться, чтобы больше времени осталось у нас на общение и, кстати, на прояснение вашей ситуации в том числе.

Петр Кузнецов: Вернулся Олег Соколов. Еще раз напомним: это руководитель Департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства Федерации независимых профсоюзов России.

Ольга Арсланова: Олег Владимирович, пока мы далеко не ушли, вот смотрите. Даже получается, что с нынешними выплатами – обещанными, гарантированными на самом высоком уровне – есть проблемы. Их не выплачивают на местах, находят причины. Почему вы считаете, что если сделать их постоянными, то вдруг откуда-то возьмется и воля, и деньги, чтобы их выплачивать?

Олег Соколов: Дело в том, что мы хотим эти выплаты ввести в закон о занятости. Почему проблемы сейчас есть? Эти выплаты осуществляются в соответствии с постановлением Правительства по дополнительным мерам поддержки безработных граждан, которое было принято в апреле месяце. И выплаты осуществлялись с апреля по июнь. То есть июль и август у нас провалились. Сейчас, в сентябре, Правительство приняло новое постановление, и эти выплаты, в том числе 3 тысячи рублей на детей, продлены до октября месяца, не более того.

Но мы считаем, что ситуация на рынке труда очевидно не станет лучше. И мы видим по августу месяцу, что количество безработных граждан увеличивается. Поэтому мы предлагаем эти выплаты сделать постоянными – в том смысле, чтобы внести их в закон о занятости, чтобы безработные граждане, у которых имеются на иждивении дети, получали эти выплаты, в том случае если они безработные, на постоянной основе.

Петр Кузнецов: Объясните, пожалуйста. 10 700 на ребенка – это исходя из чего? Экономическое обоснование.

Олег Соколов: Сейчас выплачивается 3 тысячи рублей.

Петр Кузнецов: Да. А вы предлагаете больше 10 тысяч.

Олег Соколов: Мы предлагаем как минимум эти 3 тысячи сохранить, сделать их постоянными, то есть и в следующем году, и дальше выплачивать в том случае, если безработный гражданин. Но, конечно, этих средств недостаточно. Как минимум должно выплачиваться пособие в размере прожиточного минимума ребенка. Это пособие может выплачиваться для безработных граждан либо в виде части пособия по безработице, либо должны быть прямые выплаты государства на детей в том случае, если доходы семьи меньше прожиточного минимума.

Ольга Арсланова: Поясните, пожалуйста, Олег Владимирович, вот какую вещь. Как долго эти пособия будут? Вот вы говорите, что бессрочно. Но все-таки человек может вообще не искать работу или работать где-то неофициально и всю жизнь получать, пока у него ребенок не подрастет, эти пособия. Получается так? Для регионов к теневой зарплате плюс 10 тысяч – это очень неплохо.

Олег Соколов: Так не получится. Может быть, и было бы неплохо, если бы малоимущие семьи получали у нас постоянно выплаты на детей в виде прожиточного минимума, но пособие по безработице, в соответствии с законом, у нас выплачивается всего шесть месяцев, после этого человек утрачивает право на получение пособия по безработице. Причем этот срок был три года назад был двенадцать месяцев, но, к сожалению, он был сокращен до шести месяцев – против чего выступала, в частности, Федерация независимых профсоюзов России.

Поэтому речь идет о том, чтобы это пособие выплачивалось как минимум в течение шести месяцев. Хотя мы считаем, что, конечно, срок выплаты пособий вообще всем гражданам, независимо от того, есть ли дети или нет, должен быть возвращен, чтобы он составлял как минимум один год, потому что сейчас найти рабочие места на рынке труда чрезвычайно сложно.

Петр Кузнецов: И еще раз все-таки на этот важный момент зайдем. Есть расчеты Независимого института социальной политики, и они показывают, что в среднем реальные доходы бедных семей на душу населения в два раза выше заявленных. Сильнее всего занижают свой доход семьи с одним-двумя детьми – почти в два раза получается.

Все же нет ли у вас опасений, что данная инициатива приведет только к увеличению «серой» занятости? И есть ли понимание, как посчитать действительно тех, кто нуждается в подобных пособиях?

Олег Соколов: Ну, у нас одна из задач, которую поставило Правительство, – это оказание адресной помощи. Формирование точных данных о малоимущих семьях – это одна из задач, которую Правительство также сформулировало, среди национальных целей развития. И мы считаем, что…

Петр Кузнецов: Мы вас слышим, мы вас слышим.

Олег Соколов: Да-да-да. Нормально, да?

Петр Кузнецов: Да.

Олег Соколов: Значит, мы считаем, что это вполне можно увязать между собой. Конечно, будут люди, которые будут стараться воспользоваться и получить дополнительные деньги. Но все-таки таких людей гораздо меньше, чем тех, которые попали в трудную жизненную ситуацию, не имеют работы и не имеют нормальных доходов. Нужно думать прежде всего о них.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста… По предварительным расчетам, эта инициатива может обойтись бюджету в 25–27 миллиардов рублей в месяц. Пока, мы так понимаем, нет ответа от Правительства на данное предложение, да? Но есть ли у вас понимание, откуда будут браться эти деньги?

Олег Соколов: Ответа от Правительства нет. Но я хотел бы обратить внимание на очень тревожную ситуацию. Сейчас обсуждается федеральный бюджет на 2021 год, и Правительство предлагает сократить вообще средства на все пособия по безработице по сравнению с 2020 годом. Считают, что ситуация на рынке труда улучшится. Но мы видим даже по августу месяцу, что ситуация на рынке труда становится хуже. И очевидно, требуются дополнительные средства в федеральном бюджете на 2021 года, для того чтобы поддержать безработных граждан.

Конечно, бюджет пока еще не принят, он будет обсуждаться в Государственной Думе, будет внесен в Государственную Думу. Федерация независимых профсоюзов России обязательно предложит и направит свои предложения, чтобы эти меры поддержки были включены и в федеральный бюджет, и в закон о занятости. По нашим расчетам, сумма меньше, чем та, что вы озвучивали. Она меньше. Она вполне сопоставима с теми средствами, которые выделялись на поддержку безработных граждан в текущем году.

Ольга Арсланова: А что это даст, вот эти выплаты, как вам кажется?

Олег Соколов: Эти выплаты дадут самое главное – выполнение той задачи, которая была поставлена и президентом в качестве национальных целей развития. А главная задача – снижение бедности. Как я уже сказал, именно безработные, именно безработные с детьми являются наиболее тяжелой категорией среди бедного населения Российской Федерации. Поэтому если мы сократим количество таких бедных, в том числе за счет государственной поддержки, государственной помощи, то это позволит решить задачу по сокращению бедности в России.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Мы продолжаем беседу с профессором Департамента финансов Высшей школы экономики Иваном Родионовым. Иван Иванович, здравствуйте.

Иван Родионов: Да, добрый день.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Иван Иванович.

Ольга Арсланова: Я тут неспроста спросила: а что дадут эти выплаты? Посмотрите. Мы можем в течение шести месяцев безработным с детьми, официальным безработным выплачивать по 10 тысяч? Решит ли это все наши структурные экономические проблемы? Когда эти шесть месяцев закончатся, им нужно все равно будет найти себе какую-то работу.

Иван Родионов: В том-то и дело, что не решит. И это как раз пример, скажем, такого трюка или дымовой завесы, которым с удовольствием пользуется не только Правительство, но и профсоюзы. Профсоюзы должны бороться за высокий уровень доходов всего трудоспособного населения – а это 76 миллионов человек. Вот безработных с детьми чуть меньше 4% от этой суммы. То есть на 96% вообще внимания не обращают.

То же самое на самом деле делает и Правительство – оно занимается адресной поддержкой немногих, в то время как многие живут очень плохо. Понятно, что социальный резонанс от таких мер выше, чем от планомерной работы. Но вспомните Францию – да, там профсоюзы достаточно активные и действительно борются за работающих.

Пенсионеры у нас выпали, они вообще ничьи. Вот заметьте, представитель профсоюзов ничего не говорил о пенсионерах. И Правительство ничего о них не говорит.

Понятно на самом деле, что денег в том объеме, как было записано (а это почти 300 миллиардов в год), их не дадут, их не будет. С другой стороны, в бюджете, в проекте бюджета на социальную поддержку безработных выделен 131 миллиард – то есть это в два раза больше, чем, например, в 2020 году. Но все равно не надо забывать, что это коснется всего лишь нескольких процентов работающих, остальные ничего не увидят и не заметят.

Да, любая работа полезна. Ну, вы знаете, теория малых дел вообще всегда была популярна у социал-демократов, у меньшевиков и у тех, кто на самом деле о народе не заботится. Вот сейчас очень похожая ситуация.

Петр Кузнецов: Нам пишут наши телезрители. «Данная инициатива не пройдет вовсе», – пишет телезритель. Характерно подписался: Дмитрий Анатольевич. Но интересно следующее сообщение, от него хочу оттолкнуться. Нижегородская область, SMS: «Зарплату надо повышать. Люди не ищут работу, потому что пособие получится больше, чем зарплата».

Иван Иванович, расскажите, как социальные меры подобного рода могут повлиять на рынок труда? Можно ли предположить, что 10 тысяч на ребенка, которые будут теперь выплачивать бессрочно (ну, предположим, такое состоится), может ли это привести в целом к повышению заработных плат населения?

Иван Родионов: Ну, не заработных плат, а доходов. Так вы хотели сказать?

Петр Кузнецов: Нет, нет, нет.

Иван Родионов: Доходы населения повысятся. Но при этом я уверен, что никто не будет сидеть ради этих денег…

Петр Кузнецов: Я к тому, когда зарплата будет подтягиваться к размеру этих пособий, раз они получатся больше, чем зарплата в конкретном регионе, например. Там получают 7 тысяч, а тут пособие больше 10 тысяч. Соответственно, рынок труда будет реагировать, это его будет стимулировать.

Иван Родионов: Это такая реальная проблема. И все дутые цифры о зарплатах, о средних доходах на самом деле реальности не отражают. Очень многие регионы России живут на цифрах в два-три раза меньше, чем официальные. При этом даже пенсия, вот та маленькая пенсия, которая существует, она становится одним из основных источников вообще доходов для семьи.

Да, конечно, если удастся по 11 тысяч в месяц хотя бы в течение шести месяцев безработицы получать, то, конечно, это ситуацию улучшит. Но не надо забывать, что то это все равно коснется немногих и проблему ни в коем случае не решит.

Ольга Арсланова: Иван Иванович, вопрос следующий. Очень многие россияне, которые пишут, что потеряли работу, – это же не все бизнесмены какие-то, у которых высокорискованный бизнес рухнул. Часто это и бюджетники, как наша зрительница, которая звонила и говорила, что в детском учреждении работала, не знаю, врачи, учителя. Вопрос: а почему у нас такой дешевый труд в нашей стране, причем труд, который объективно очень нужен и полезен?

Иван Родионов: Я бы даже добавил: а почему это наши профсоюзы не беспокоит? Как это не беспокоило профсоюзы в советское время, так и не беспокоит сейчас.

Ольга Арсланова: Но это беспокоит нас и это беспокоит наших зрителей.

Иван Родионов: Да. На самом деле такая низкая зарплата ничем не оправдана. Ничем, я повторяю. На самом деле мы все равно говорим о каких-то проектах, мы говорим об инфраструктурных проектах, но мы на самом деле не думаем, мы перестали думать вообще о людях. И самое основное, по-моему, для Правительства сейчас – попытаться вообще этот вопрос поднять и на самом деле хотя бы один реальный план в этой области не только нарисовать, но и реализовать хотя бы на протяжении, скажем, двух лет.

Но никого это не беспокоит. Мы по-прежнему мыслим большими категориями, а жизнь людей, у которых шесть лет их реальные доходы падают, она вообще как бы за скобками.

Ольга Арсланова: Но то, о чем вы говорите, намного сложнее сделать, чем слегка присыпать биржи вот этими деньгами.

Иван Родионов: Так о том и речь.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Иван Иванович, все-таки напоследок вопрос. Возвращаюсь к этой инициативе. Сама необходимость перевода пособий на постоянную и бессрочную основу – это признак чего? Можно ли говорить о том, что это признак затянувшегося кризиса?

Иван Родионов: Ну, вообще любые государственные действия, в том числе и пособия, они должны приниматься навсегда. Это не значит, что человек их будет получать всегда, но право их получать должно остаться навсегда. У нас же постоянно все вводят как временное и с удовольствием отменяют.

Вспомните то же самое выступление профсоюзов, которые сказали, что с двенадцати месяцев сократили до шести. У нас нет правовой системы. Человек не может спланировать свою жизнь, потому что все вокруг постоянно меняется таким образом, что ему становится все хуже.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Иван Родионов, профессор Департамента финансов Высшей школы экономики. Мы обсуждали предложение российских профсоюзов сделать выплаты безработным с детьми постоянными. Ну как постоянными? На полгода хотя бы.

Мы продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)