Пособия на детей могут увеличить

Пособия на детей могут увеличить | Программы | ОТР

Рассказываем, кто будет иметь право получить дополнительные выплаты

2020-08-11T12:46:00+03:00
Пособия на детей могут увеличить
Без локдауна: как со второй волной справятся экономика и медицина. Криминальные регионы. Дефицит лекарств. Национальные ценности. Дешёвая ипотека ещё на год
Локдауна не будет. Но тревога остаётся...
Сергей Лесков: Сила страны – во внутреннем единстве, и нет ничего страшного в том, что на улице Чапаева стоит памятник казаку-«победителю Чапаева»
Дефицит лекарств: разбираемся, в чём реальные причины
Дистанционка forever!
Регионы проверили на криминал
ТЕМА ДНЯ: Национальная идея
Реальные цифры: «ковидные» запасы
Накопительную часть пенсии заморозили до конца 2023 года
Ипотеку под 6,5% можно будет взять еще год
Гости
Александр Синельников
профессор кафедры социологии семьи и демографии Социологического факультета МГУ
Александр Сафонов
проректор Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономических наук

Дарья Шулик: В России в 2021 году может увеличиться сумма ежемесячного пособия для малоимущих семей на детей от трех до семи лет. На сегодняшний день она составляет половину прожиточного минимума на детей в регионе – в среднем по стране это 5,5 тысячи рублей.

Иван Гостев: Ранее Владимир Путин заявил, что если выплат не хватит для вывода семьи из бедности, то в 2021 году возможно увеличение размера пособия до прожиточного минимума. Кому положены выплаты? И как их получить? Давайте будем узнавать у наших экспертов.

Первый эксперт – это Александр Сафонов, проректор Финансового университета при Правительстве России. Александр Львович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Александр Сафонов: Добрый день.

Иван Гостев: Давайте поговорим немножко об этих суммах. Планируется, что, соответственно, будут увеличены выплаты примерно до 10–11 тысяч рублей. А хватит ли этого, чтобы вывести семьи, коих у нас приблизительно половина, наверное, по разным данным, из уровня бедности…

Дарья Шулик: За черту бедности.

Иван Гостев: …чтобы вот эту черту пересечь, как вы считаете?

Александр Сафонов: Ну конечно нет. Почему? Потому что, во-первых, вы обратили внимание, что данное пособие рассчитано на семьи с детьми от трех до семи лет. А вот дальше, наоборот, становится семье содержать ребенка труднее. Почему? Потому что и прожиточный минимум на детей старшего возраста выше, и, соответственно, расходы семьи, связанные с обучением ребенка, с содержанием ребенка. Понятно, что и вещи становятся дороже, и больше их нужно, поэтому, естественно, расходы семьи с возрастом детей только растут.

Ну а самое главное – все-таки надо понимать следующее обстоятельство. Основная проблема у нас с бедностью связана с бедностью семей, которые работают, как ни странно. Поэтому, естественно, в первую очередь необходимо все-таки Правительству заниматься именно материальным благополучием родителей. А для этого нужно не пособия повышать…

Кстати, источник этих пособий – это налоговое бремя, которое на всех нас ложится, в том числе на тех же самых бедных, потому что они так же, как и мы все, платят НДС, платят акцизы различного характера и другие налоги. Поэтому нужно в большей степени заниматься все-таки повышением заработной платы, с тем чтобы работающий человек не нуждался в социальных пособиях.

Дарья Шулик: Александр Львович, а вообще какая у нас тенденция есть? Сокращается ли количество этих самых семей, так сказать, малоимущих, например, за последние два-три года? В какую сторону тенденция сейчас идет? С учетом того, что сейчас пандемия, тоже не самый легкий период все мы пережили и сейчас еще переживаем, многие работу потеряли. Ну тяжело, скажем прямо, всем было. Какая тенденция? Какие перспективы?

Александр Сафонов: Вы знаете, ситуация похожа на качели: то сокращается количество бедных семей (например, 2018 год), то начинает увеличиваться (2019 год). Понятно, что в 2020 году эта тенденция просто будет нарастать, потому что, действительно, вы правы, люди и работу потеряли, и заработные платы стали ниже, и инфляция не стоит на месте.

Поэтому все в совокупности приводит к тому, что количество бедных у нас в стране пока увеличивается. И в ближайшей перспективе эта ситуация будет достаточно напряженная. Ну, отсюда и те меры, которые объявлены Правительством: необходимость повышения пособий на детей в возрасте от трех до семи лет.

Иван Гостев: Александр Львович, некоторые сложности с подсчетами, потому что по данным Минтруда, которые приводятся, там пишут, что сейчас средства положены более чем 2 миллионам детей. Однако там есть такой лаг, в общем-то, двухгодичный, то есть данные публикуют за 2018 год. А как вообще определить, сколько реально у нас детей, которым нужна помощь?

Александр Сафонов: Ну, во-первых, понимаете, все-таки дети без семей не живут, поэтому надо говорить в первую очередь о нуждающихся семьях. Конечно, у нас достаточно большое количество семей. По средним подсчетам, где-то 18–20% российских семей нуждаются в постоянной поддержке со стороны государства.

Дарья Шулик: Вот смотрите, к нам приходят сообщения. Из Москвы, например: «Ежемесячно тратим на двоих детей 60 тысяч рублей. Дети до четырех лет». Это к вопросу о тех цифрах, которые мы сейчас озвучили.

Иван Гостев: Помогут ли они, эти «комариные» выплаты?

Дарья Шулик: Насколько они помогут? «Повысят пособия – повысят цены на детское питание. Место в детском саду, школьная форма и сама учеба тоже недешевые». «Такой скромный прожиточный уровень, что детей рожать не хочу. Нищету плодить?» – спрашивают у нас из Саратовской области.

Иван Гостев: Да, действительно. Александр Львович, может быть, еще есть какие-то другие меры дополнительного стимулирования семей?

Дарья Шулик: А то какой-то замкнутый круг получается.

Александр Сафонов: Вы знаете, мы достаточно давно обсуждаем в экспертном сообществе необходимость все-таки понимания системности мер, которые должны быть направлены на семьи, которые рожают более одного ребенка, ну и вообще даже одного ребенка. Поэтому все государственные услуги, которые требуют сейчас расходов семьи, связанные с обучением, с медициной, с дополнительным каким-то профессиональным или культурным образованием, со спортом, они должны быть абсолютно бесплатными – так, как это было в Советском Союзе. Семья вообще не должна ни копейки тратить, например, на школу.

И в этом контексте необходимо все-таки реализовать концепцию бесплатного питания для всех школьников, независимо от возраста, независимо от доходов семьи, независимо от количества детей в семье. Безусловно, это стабилизирует понимание будущих родителей: они независимо от того, как сложится их судьба экономическая, будет работа, не будет работы, но, по крайней мере, дети не пострадают, будут накормлены и напоены.

Поэтому все, что связано с дошкольным образованием, со школьным образованием должно быть абсолютно бесплатным. И, как я уже говорил, это медицинское обслуживание, это тот же самый спорт, на который тоже сегодня очень много денег тратят. Хотя мы считаем, что нужно формировать здоровый образ жизни для всех семей, повышать нашу активность спортивную и физическую, тем не менее существуют такого рода большие препятствия.

Поэтому здесь без системного взгляда на эту проблему не обойтись. А пособия – это все-таки временное.

Дарья Шулик: То есть одними пособиями ситуацию не исправишь?

Иван Гостев: Ну конечно.

Александр Сафонов: Безусловно, согласен с вами абсолютно.

Дарья Шулик: Спасибо, Александр Львович.

Иван Гостев: Спасибо большое, Александр Львович.

Мы сейчас продолжим этот разговор. Призываем вас звонить и писать нам SMS-сообщения, делитесь. Как вам такая новая мера? Поможет она вам или ее недостаточно?

Дарья Шулик: Кстати, сразу у нас есть сообщение из Ульяновской области…

Иван Гостев: Что же пишут?

Дарья Шулик: «Никакие пособия не помогут. Восстанавливайте экономику». Собственно говоря, то, о чем мы сейчас и говорили.

Иван Гостев: Ну да, комплексное решение.

А мы сейчас продолжим обсуждение с нашим следующим экспертом – Александром Синельниковым, профессором кафедры социологии семьи и демографии Социологического факультета МГУ. Александр Борисович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Александр Борисович, здравствуйте.

Иван Гостев: Вы нас слышите?

Александр Синельников: Добрый день. Слышу, слышу.

Иван Гостев: Наверное, вы слышали нашу беседу. Вот я про что хочу спросить. Эта сумма выплат – из каких элементов она складывается? И как она различается, в зависимости от регионов? Потому что где-то 10, где-то 12. Вот как она высчитывается?

Александр Синельников: Ну, во-первых, ведь прожиточный минимум отдельно считается на лиц трудоспособного возраста, на детей до 15 лет включительно и на лиц пенсионного возраста, точнее – на пенсионеров. Основой для такого расчета является так называемая потребительская корзина, куда включают определенный набор продовольственных товаров, промышленных товаров, предметов первой необходимости. Кроме того, учитывается плата за коммунальные услуги и другие обязательные платежи.

И сумма, которая получается в итоге… Скажем, прожиточный минимум ребенка – это, по нынешним оценкам, в среднем 5,5 тысячи по России. Предполагается увеличить соответствующее пособие в два раза. Виноват. Прожиточный минимум – порядка 11 тысяч. Пособие на данный момент составляет для этой категории семей 5,5 тысячи, а его предполагают увеличить до величины прожиточного минимума – то есть чтобы не половина минимума была, а полный минимум.

Причем что интересно? Вот смотрите – 5,5 тысячи сейчас. А на будущий год, когда предполагается ввести эту меру и когда будет увеличено вдвое, говорят не об 11 тысячах, а о 11–12, потому что неизвестно в точности, какой в будущем году будет прожиточный минимум (я имею в виду – официальный).

Дело в том, что любая выплата населению на руки денег, если это не деньги, полученные за работу, за производство каких-то товаров, поступающих на рынок, – это же увеличивает спрос на всякого рода товары и услуги, а количество-то их не прибавляется. То есть повышаются цены. Это влияет и на саму величину прожиточного минимума. То есть тут получается некоторый замкнутый круг в своем роде.

Дарья Шулик: Александр Борисович, у нас, по-моему, пособия не поспевают ни за ценами, ни за чем-то другим. То есть пособия вроде как назначают, увеличивают, а все остальное растет в геометрической прогрессии.

Александр Синельников: Совершенно верно. Тот же самый прожиточный минимум ведь пересматривается четыре раза в год, он пересматривается каждый квартал.

Иван Гостев: А вот эти пособия – как минимум раз в год, да?

Александр Синельников: И он разный в каждом регионе России. Это минимум с учетом местных цен.

Иван Гостев: А минимум, соответственно, раз в год только пересматривается, да? И то хорошо, если бы хотя бы так?

Александр Синельников: Нет.

Иван Гостев: Я имею в виду – выплаты, выплаты. Прошу прощения.

Александр Синельников: Нет, сам минимум пересматривается четыре раза в год.

Иван Гостев: Я имею в виду выплаты на детей.

Александр Синельников: А вот пособия – ну, тут такой системы нет. Время от времени (в последнее время – довольно часто) принимаются решения, так сказать, на высшем государственном уровне о том, чтобы ввести какие-то дополнительные пособия или увеличить размер уже действующих пособий. Ну, тут периодичности строгой-то нет, это от ситуации зависит.

Дарья Шулик: Александр Борисович, а согласны ли вы… Мы с предыдущим нашим экспертом, Александром Львовичем Сафоновым, говорили о том, что пособиями ситуацию не исправишь. Нужно людям зарплаты повышать, бесплатно предоставлять детям секции и питание в школах – ну, такой комплекс услуг. А вот эти пособия, собственно говоря, не особо влияют на ситуацию.

Александр Синельников: Пособия полностью проблему не решают. Они помогают, безусловно, семьям, которые в этом нуждаются. И то, что это детское пособие будет увеличено как минимум в два раза – это, в общем-то, положительный момент для этих семей. Но, безусловно, это не решает полностью проблемы даже этих семей, не говоря уже обо всех остальных.

Иван Гостев: Александр Борисович, давайте сейчас послушаем вместе с вами телефонный звонок. К нам дозвонился Станислав.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Станислав.

Зритель: Алло.

Иван Гостев: Станислав, здравствуйте. Из какого региона звоните нам?

Зритель: Это Хабаровский край, Охотск. А Охотский – это самый отдаленный регион.

Вот смотрите. Я стою как малоимущий, получается, на бирже труда стоял до этого. Пришла пандемия. Чтобы мне получить пособие, мне пришлось сначала сняться с биржи труда, а потом встать. Понимаете? У меня сейчас двое детей – три и шесть, а старшему уже восемнадцать.

Интересная ситуация у нас в Охотском районе, конечно. Вообще у нас цены – кошмар! Допустим, у нас сливочное масло стоит тысячу рублей, сметана – тысячу рублей. Это из-за отдаленности. А пособия, естественно, ничего не решат, как говорят все специалисты. Но хотя бы чтобы это было. Допустим, если по факту разбираться, то что у нас с Дальним Востоком сейчас творится? Это же ужас! Вот Фургал был, начал наводить порядок, если разобраться. Билеты у нас были из Хабаровска в Охотск 13 тысяч…

Иван Гостев: Станислав, я вот какой вопрос вам задам – что касается многодетных семей. Как вы считаете, это поспособствует тому, что будут больше рожать люди? Или нет, наоборот, только все на убыль пойдет? Детей заводить охотнее будут?

Зритель: На убыль. Нет конечно. Мне за 40 лет, у меня трое детей. У всех моих знакомых нет троих детей, у меня одного, по-моему. Нет, еще у моей одноклассницы трое детей.

Иван Гостев: Ну да. Спасибо большое, спасибо, Станислав.

Дарья Шулик: Спасибо, Станислав.

Иван Гостев: Как раз, Александр Борисович, к вам вопрос: как вы считаете, пособия эти могут ситуацию как-то исправить и позволить людям заводить детей? Потому что очень такие яркие сообщения. Например, из Челябинской области пишут: «Детей заводят только слабоумные. Сейчас все тратят на детей, живут в нищете». То есть два, три, четыре ребенка – семью невозможно представить. Как вы считаете, будут ли эти пособия выходом?

Александр Синельников: Ну, я бы так сказал: то, что сейчас делается – это не единственная, далеко не единственная мера, принятая в последнее время, чтобы помочь семьям именно с детьми. Ну, это может в какой-то степени сдержать тенденцию к снижению рождаемости, которая, к сожалению, у нас появилась уже четыре года тому назад. В общем-то, пока конца этому снижению не видно. Это может смягчить демографическую ситуацию. Но чтобы от этого рождаемость поднялась, тем более чтобы она поднялась значительно, ну, хотя бы до уровня просто замещения поколения – вот на это надеяться не приходится.

Дарья Шулик: Надеяться не приходится, да.

Александр Синельников: А высказанное мнение о том, что детей рожают только безответственные люди, – вот с этим я согласиться никак не могу.

Иван Гостев: Ну, поднять их тяжело. Воспитать надо. Сколько денег!

Александр Синельников: В частности, говорили о таких понятиях, как прожиточный минимум, уровень достатка семьи. Понимаете, скажем, одно дело, если это оценивать все по каким-то объективным параметрам, исходя из дохода семьи и суммы этого дохода. А другое дело, если исходить из самооценки членами этой семьи своего материального положения.

Кафедра социологии семьи и демографии Социологического факультета МГУ, на которой я работаю, она проводила социологические исследования такого рода, проводила их совсем недавно. У нас в анкете были вопросы как о доходе семьи (точнее – группы семей с доходом до 20 тысяч, от 20 до 50 тысяч, 50 тысяч рублей в месяц и выше), так и о том, как люди оценивают свой доход, как они его считают, довольны они им или нет, считают ли они его ниже среднего, средним, выше среднего. И тут оказалось, что величина дохода и самооценка уровня дохода далеко не всегда совпадают. Одни доход в 20 тысяч на человека в семье считают вполне достаточным, а другие считают, что и 50 тысяч – это очень мало.

Так вот, люди которые рожают много детей – ну, как правило, это люди, у которых довольно скромные материальные запросы. Они в детях видят большую ценность, чем в деньгах.

Иван Гостев: Осталось только эти деньги заработать, чтобы воспитать детей.

Дарья Шулик: Спасибо, Александр Борисович.

Иван Гостев: Спасибо большое.

Дарья Шулик: Кстати, яркая иллюстрация тому, что сейчас сказал Александр Борисович, из Ростовской области сообщение: «Здравствуйте. Я многодетная мама, у меня пятеро деток. У нас доход – 25 тысяч рублей».

Иван Гостев: Просто мама-героиня!

А мы переходим к следующей теме, будем говорить о штрафах за продажу сигарет детям.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)