Поставщики продуктов сообщили о росте цен на перевозку до 160%

Гости
Сергей Юшин
глава Национальной мясной ассоциации
Владимир Матягин
президент Национальной Ассоциации Грузового Автомобильного Транспорта «Грузавтотранс»

Иван Князев: Ну а сейчас вот о чем. Перевозки продуктов подорожали до 160%, – сообщают отраслевые союзы поставщиков продовольствия. В среднем стоимость транспортных услуг увеличилась на 30–40%. Свободных машин не хватает.

Тамара Шорникова: Перевозчики уверяют при этом, что повышение не превысило 15% и стало первым за десять лет. Как эти изменения отразятся в ценах, в магазинах? Это, конечно, волнует прежде всего нас, потребителей, покупателей обычных продуктов питания. Вот и выясним вместе с экспертами. И вы звоните и рассказывайте, разумеется, о том, что сейчас у вас в регионе происходит, что подорожало. Будем выяснять – почему.

Иван Князев: Владимир Матягин у нас сейчас на связи, президент Национальной ассоциации грузового автомобильного транспорта «Грузавтотранс». Здравствуйте, Владимир Васильевич.

Владимир Матягин: Добрый день.

Иван Князев: Ну рассказывайте о причинах. Действительно, на сколько грузоперевозки подорожали? Хватит ли водителей?

Владимир Матягин: Ну смотрите. Действительно, есть небольшое подорожание – 10–15%. Но я вам скажу, что это связано с объективными причинами. Первое – вы правильно сказали, что за последние десять лет цены на перевозки не поднимались. Соответственно, вот эти 10–15% – это, наверное, первое подорожание, связанное с увеличением цены на топливо. За последние полгода на 3 рубля подорожало дизельное топливо. У нас в перевозках порядка 40% уходит на дизельное топливо, чтобы доставить грузы. То есть это очень существенно.

Плюс хотел бы еще акцентировать внимание на том, что государство за последние годы напринимало много всяких нормативно-правовых актов. Утилизационный сбор. Режим труда и отдыха, который регламентирует остановку для отдыха водителя: 4 часа едет, 30 минут отдыхает, 8–9 часов в сутки и 56 часов в неделю, не более того. Соответственно, чтобы более оперативно перевозить те или иные грузы, нужно дополнительно брать водителей.

А дополнительно брать водителей – это увеличение фонда заработной платы. 100 тысяч рублей как минимум сегодня. Даже за 100 тысяч рублей водителя не найти. Есть проблема с водителями, подтверждаю. И очень глобальная проблема, так как старые водители, состав, который еще в совдепии был подготовлен, он уходит, молодежь не стремится идти работать водителями, так как не популярна данная профессия.

И, соответственно, факторы, связанные с возможным дальнейшим подорожанием – это цены на запчасти, так как у нас цены на запчасти и на сами автомобили привязаны к доллару. Средний возраст автомобиля сегодня – 20–21 год, то есть старый подвижной состав. Соответственно, он тоже уходит с рынка, будет нехватка транспорта.

«Белые» зарплаты, так как государство взяло курс на «обеление» данного рынка, сектора экономики. Соответственно, зарплата в 100 тысяч рублей, плюс к этому налоги – это как минимум 150 тысяч работодатель должен будет и зарплату платить, и налогов еще за работника.

Платные дороги, «Платон». У нас активно развиваются платные дороги…

Тамара Шорникова: Владимир Васильевич, перечень действительно внушительный. Все-таки я возвращаюсь…

Владимир Матягин: И так далее.

Тамара Шорникова: И так далее, да. Мне кажется, эфира не хватит. Все-таки возвращаюсь к планке этой – на сколько подорожало. Разные мнения у вас и у поставщиков продуктов. Откуда эти цифры? По некоторым направлениям – до 160% выросла стоимость перевозок. А вот Картофельный союз, например, дает и все 200%.

Владимир Матягин: Смотрите. Я не вижу… У нас разные мессенджеры есть, где размещают работу, где указывают, сколько стоимость того или иного рейса. Я вам скажу, что на 2 тысячи километров из того же самого Дагестана помидоры перевезти – 100 тысяч рублей, то есть 100–110 тысяч рублей. До этого было 95–100 тысяч рублей. То есть 10–15% мы видим.

Может быть, конечно, есть какое-то резкое подорожание у кого-то, но я думаю, что, скорее всего, это экспедиторы, диспетчерские компании могут поднять цену на перевозку в связи с тем, что нехватка транспорта. Но до перевозчиков данные деньги точно не доходят. Мы видим эту тенденцию, как подорожало, и мониторим по всем регионам России, на сколько цена у перевозчиков выросла.

Что касаемо 100 тысяч рублей на 2 тысяч километров. Это 5 рублей – стоимость доставки того или иного продукта. Если брать морковку, которая у нас 70 рублей, как объявляли на «Прямой линии с президентом», то в 70 рублях всего 5 рублей наших услуг с килограмма. Морковка стоит 10 рублей (плюс-минус) в полях. Итого – 15 рублей. Вопрос: а где остальные 55 рублей? Сетевые магазины подняли цены, чтобы получить супердоходы? Или же ряд посредников откусил эту долю?

Иван Князев: По вашим словам, точно не перевозчики. Я не знаю, может быть, идет разброс цен от характера груза, в зависимости от того, что везешь, я предполагаю?

Владимир Матягин: Я не скажу, что от характера груза. Все-таки сложилась практика, что считают тонно-километры, кубокилометры. У нас такого, что конкретно за ходку. Всегда идет цена в объявлении – 5–6 рублей по стоимости. Бывает, что экстренно, конечно, нужно перевезти что-то. Но на 160–200%, как вы сказали, подорожание – нам о таком можно только мечтать.

Тамара Шорникова: Ну и опять-таки картофель – это все-таки не свежайшие устрицы. Я думаю, там нет каких-то больших сложностей в перевозке.

Коротко. Вы сказали, что проблемы будут как снежный ком только нарастать. Какие тогда условия вы будете выставлять поставщикам? На сколько будете поднимать стоимость грузоперевозок?

Владимир Матягин: Ну, мы же тоже прекрасно понимаем, что от нас зависит очень много. Мы – связующее звено всей экономики. Мы не хотим поднимать цены на перевозки, но нас вынуждают это делать.

Тамара Шорникова: На сколько придется? И когда? Извините.

Владимир Матягин: Я думаю, что постепенно сейчас будут расти по 10–15% цены на перевозки в квартал, возможно, потому что нехватка транспорта. Средний возраст – 21 год. Нехватка водителей…

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Владимир Матягин: Налоги и тому подобное. Я уже это говорил.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: То есть к концу года мы получим плюс 20% за перевозки, удорожание?

Владимир Матягин: Возможно.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Владимир Матягин, президент Национальной ассоциации грузового автомобильного транспорта «Грузавтотранс», был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Сергей Юшин, глава Национальной мясной ассоциации. Давайте послушаем другую точку зрения.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Евгеньевич.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Сергей Юшин: Добрый день.

Иван Князев: Как вы охарактеризуете ситуацию? Какие данные у вас?

Сергей Юшин: Ну, я могу только согласиться с тем, что сказал Владимир. И мы это указывали во время совещаний, которые проходили в Минпромторге, в Минтрансе. То есть ситуация развивается по достаточно естественному пути.

Первое, что нужно отметить? Конечно, никакого сговора, о котором кто-то говорит, между автотранспортными компаниями, диспетчерами и десятками тысяч индивидуальных предпринимателей нет и быть не может. Это очень конкурентный рынок.

Второе. Государство в целом правильно выдерживает вектор на «обеление» этой отрасли, потому что компаниям, организованным компаниям было невозможно конкурировать до недавнего времени на рынке, где существенная часть перевозчиков работала «вчерную» или «всерую». Соответственно, такой современный транспортный узел у нас не развивался, все было «колхозное». Мы за то, чтобы безопасные автомобили гарантированно доставляли нашу продукцию с сохранением всех потребительских свойств, качеств до конечной точки. Поэтому это направление верно.

Конечно, надо смотреть, где государству, может быть, перегнуло палку. Например, московские власти сейчас в борьбе с пробками, в частности на МКАД, осложнили администрирование и получение пропусков для дальнобойщиков. Соответственно, часть из них отказывается ехать в Москву. А часть жалуется на то, что в связи с тем, что ну очень много камер и иногда невозможно проехать, ну совсем ничего не нарушив, они тоже теряют на этих штрафах большие деньги. И бизнес становится непредсказуемым.

Поэтому эта отрасль, которая долгое время была в загоне, должна получать доходы. Она должна модернизировать транспорт, потому что это экологический вопрос. Вы помните, сколько грузовиков едет, которые чадят буквально, в том числе в наших городах? Поэтому мы поддерживаем вот этот вектор на развитие транспортной инфраструктуры нашей страны и автомобильного транспорта в частности.

Что касается мяса. Ну, у нас примерно такие же данные, как у коллег. В среднем, повторяю, в среднем рост тарифов за год составил 10–15%. Но на дешевых видах мяса это сказывается в плане повышения себестоимости примерно в размере 1,5–2%, а на более дорогих видах мяса – 0,5% в себестоимости.

Тамара Шорникова: Сергей Евгеньевич, а какие еще меры нужны? Нам только что как раз эксперт говорил о том, что до конца года может подорожать перевозка еще на 20%. Для вас это же реальный аргумент, чтобы выйти к торговым сетям и сказать: «У нас растут издержки. Мы будем, в свою очередь, поднимать цены для вас». И тогда уже мясо – и дешевое, и дорогое – для нас подорожает гораздо больше, чем на 2, 3 или 4%.

Сергей Юшин: Ну, во-первых, у большинства крупных и многих средних торговых сетей есть собственные транспортно-логистические компании. И сети прекрасно осведомлены о той ситуации, которая у нас складывается в автоперевозках. Для них это вообще не сюрприз. И там, где сети сами обслуживают поставщиков, то есть забирают товар с наших складов и с наших предприятий, сами сети и включат потом эти растущие расходы в конечную цену. Для них это не сюрприз.

Я считаю, что есть самый главный путь – это развитие производства, стимулирование новых инвестиций в увеличение объемов производства. Соответственно, будет больше конкуренции среди поставщиков, среди производителей. Снижение той административной нагрузки, которая неадекватная и только ведет к подорожанию, но ничего не добавляет к ценности продукта. И в рамках «регуляторной гильотины» мы этим занимаемся вместе с госорганами. Это сложная работа, бюрократы не всегда хотят соглашаться со снижением тех или иных ненужных видов контроля.

И, конечно же, повышение инвестиционной привлекательности отрасли для ее модернизации. У нас же все-таки по-прежнему достаточно, скажем так, скромная производительность труда по сравнению с другими странами. И здесь у нас большие перспективы, чтобы снижать себестоимость. Я напомню, что, например, мясо птицы и свинины благодаря быстрому развитию этих отраслей и конкуренции с 2015 по 2020 год – пять лет – вообще не росли в цене. Вот это и есть самое важное, чем нужно заниматься.

Но терпеть неудовлетворительное состояние автотранспортной отрасли, тех же самых машин, или соглашаться с нищенским положением водителей, которые работают по 12–14 часов за низкую зарплату – ну, это тоже несправедливо. Это такие же граждане Российской Федерации, как и все остальные.

Тамара Шорникова: Сергей Евгеньевич, не знаю, сколько мясо не дорожало, но этот год, по-моему, отыгрался хорошенько так за все предыдущие.

Иван Князев: Причем по всем позициям.

Тамара Шорникова: Ярославская область: «С 420 рублей мясо подорожало до 600», – сообщение от нашего телезрителя. Ваш прогноз тогда, если без всяких «если»: до конца года на сколько мясо подорожает?

Сергей Юшин: Я не хотел бы брать какой-то отдельный случай. Что там с чем сравнивают? Это телезритель. Я не знаю такого подорожания. У нас оптовая цена на мясо птицы выросла примерно на 20% – при том, что себестоимость выросла гораздо больше, потому что корма растут, энергозатраты, удобрения и так далее.

Мой прогноз такой по нашей отрасли: стабилизация цен к концу года, потому что мы наращиваем, восстанавливаем объем производства, который потеряли в начале года. И в 2022 году пока по оптовому рынку мы ожидаем если уж не снижения цен на 5–7%, то уж точно не роста, потому что очень большой будет прирост производства свинины, которая будет давить на мясо птицы и сдерживать рост цен на говядину. Поэтому у нас в стране мясо подорожало существенно ниже, меньше, чем в ряде других стран. В США курица выросла на 68%.

Иван Князев: Ну, мы не будем на них ориентироваться.

Сергей Юшин: Вы совершенно правы, я с вами согласен.

Иван Князев: Будем надеяться на то, что ваши прогнозы сбудутся.

Спасибо вам большое. Сергей Юшин, глава Национальной мясной ассоциации, был с нами на связи.

Вот из Ростовской области SMS: «Собственники транспорта ведь отнюдь не бедные люди. Надо все-таки с них требовать замены старых машин на новые. Пусть они вкладываются в свое обновление, в обновление парка».

Тамара Шорникова: «Продукты до перевозок подорожали или вместе с ними – уже непонятно», – пишет телезритель из Волгоградской области. – Картошка – 159 рублей/рублей в Елани (Волгоградская область). Где наши советские колхозы? Нас, учеников, вывозил помогать, собирать и подешевке набирать всей этой продукции».

Волнуются, торопятся, без знаков препинания часто пишут телезрители. Стараемся понимать все и цитировать полностью.

Иван Князев: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)