Потолок цен для социальных категорий продуктов

Потолок цен для социальных категорий продуктов | Программы | ОТР

Остановит ли цены административный рычаг?

2020-12-11T21:56:00+03:00
Потолок цен для социальных категорий продуктов
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Что нового? Симферополь, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Гости
Андрей Карпов
председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла

Денис Чижов: Ну а мы пока поговорим про цены на продукты. На их рост ранее обратил внимание президент, а затем уже по цепочке премьер-министр раскритиковал за это своих подчиненных. Михаил Мишустин заявил, что правительство будет еженедельно контролировать ценники в продуктовых магазинах. Уже к утру понедельника на столе у премьера должны лежать конкретные документы о нормализации цен. Кстати, сегодня еще и новость буквально последних часов, Генпрокуратура поручила тоже проверить, насколько обоснован рост цен на продукты во всех регионах.

Ну а СМИ начали говорить о том, что власти могут ввести предельные отпускные цены на некоторые категории товаров. К примеру, для сахара в опте это 36 рублей за килограмм, для подсолнечного масла 95 рублей за литр, в рознице максимальная стоимость составит 45 и 110 рублей соответственно.

Оксана Галькевич: По нашему ноябрьскую опросу проекта «Реальные цифры» (постоянные зрители знают, есть у нас такая рубрика), средняя стоимость сахара в России составляет 55 рублей за килограмм. Чемпионом по стоимости сахара стала Чукотка, но это в принципе неудивительно, там часто встречаются высокие цены, средняя цена там 176 рублей. Второе место в этом антирейтинге, все-таки так его будет правильнее назвать, у Сахалина, 100 рублей. Далее следует Камчатка (91 рубль), Якутия (84 рубля), ну и далее так по нисходящей. Самые более-менее приемлемые цены в другой части нашего графика, там Чувашия его возглавляет, там 45 рублей за килограмм, ну вот Тамбовская 47, и другие регионы где-то тоже в этих пределах, от 45 до 47.

Денис Чижов: Ну и по данным, которые на днях привел президент, сахарный песок за год вырос в цене на 71%, ну это такие внушительные цифры. Подсолнечное масло почти на 24%, мука почти на 13%, макароны на 10% и хлеб больше чем на 6%. В общем, цены растут, и, я думаю, в этом сходятся абсолютно все источники, но только разница, кто-то говорит чуть больше, кто-то чуть меньше. Эту тему будем обсуждать.

И первый эксперт, который к нам подключается, – это Андрей Карпов, председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла. Андрей Николаевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей Николаевич.

Денис Чижов: И вот хочется начать с того, что, на ваш взгляд, скажите, вот метод, который прослеживается, по-моему, запретить и не допущать, насколько он в нашей рыночной экономике все-таки действенен? Что можно ждать сейчас после проверок Генпрокуратуры? Что, цены опустятся?

Андрей Карпов: Ну, конечно же, цены не опустятся, либо если и опустятся, то только путем того, что напугают поставщиков, напугают какие-то сети, и там не то что они опустятся в целом, они опустятся на отдельно взятую категорию в ущерб, например, прибыли того же самого производителя этой категории, что в дальнейшем, конечно, аукнется на этом производителе, бизнес в очередной раз задумается по поводу инвестиций...

Мы должны вспомнить, что буквально на прошлой неделе как-то бурно СМИ обсуждали ту тему, что мы не достигли каких-то тех показателей продовольственной безопасности, о которых говорили ранее, а это же на самом деле звенья одной цепи. Если инвестор, если бизнес не понимает, как он будет возвращать эти инвестиции, если он будет слышать вот такие вот на самом деле негативные посылы, то бизнес, в общем-то, инвестировать деньги не будет, мы, соответственно, в этом плане будем иметь еще более сложную ситуацию.

Ведь цены-то растут, да, из-за того, что рыночная конъюнктура, да, из-за того, что рубль упал. Но если бы, например, у нас была бы бо́льшая доля в себестоимости продукта отечественной составляющей, тогда бы можно было бы еще услышать президента и сказать: ну да, вроде бы предпосылок меньше. А когда доля иностранной составляющей в сырье, в других ингредиентах достаточно высока, то, в общем-то, сложно как-то задавать вопросы, почему так происходит.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, а вот в подсолнечном масле, в бутылке подсолнечного масла или в пакете, где килограмм сахара, какая составляющая иностранная? Это ведь все наш отечественный продукт, простите, и по сахару, например, у нас было перепроизводство, насколько я помню, в прошлом году даже банкротились отдельные заводы, производившие сахар, именно из-за перепроизводства, не могли реализовать. А вдруг такой внезапный рост в этом году.

Андрей Карпов: Ну смотрите, так это же звенья тоже одной цепи. Вот вчера они банкротились, а сегодня у них была возможность заработать, а им сказали «нельзя». То есть вчера они потеряли, а сегодня они опять потеряли при положительной конъюнктуре. Отвечая на вопрос, где там иностранная составляющая, здесь немножко другой момент играет. «Наше отечественное» – это не значит, что это мое или ваше, это кому-то принадлежит. То есть в целом если смотреть, есть биржевая оценка стоимости некоторых продуктов, все продукты, которые, в общем-то, продаются на международных биржах зерновых и тому подобных.

И мы являемся, страна является одним из крупнейших поставщиков подсолнечника, подсолнечного масла, соответственно, компания ориентируется, конечно же, при потенциальной продаже этого продукта на международные цены в том числе, и потому, что мы являемся частью вот этой глобальной цепочки, экономической цепочки, мы продаем эту продукцию за рубеж. Соответственно, когда возникает...

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, это прекрасно, что мы ее продаем за рубеж, но мы ее продаем еще и на внутреннем рынке, понимаете. Если мы на внутреннем рынке будем по внешним ценам продавать, так мы голые и босые будем, понимаете? Нам ни на что тогда не хватит, ну правда.

Андрей Карпов: Кто, кто будет голые и босые?

Оксана Галькевич: Ну кто, простые россияне, потому что зарплаты, простите, по мировым ценам мы не способны покупать такие продукты.

Андрей Карпов: Подождите, на самом деле вы сейчас... Вы знаете, вот это как раз большая проблема в нашей стране, что мы вроде бы из совка-то ушли, а глубоко душой внутри этого совка и остались.

Оксана Галькевич: Мы и зарплатами там остались, наверное, ну правда.

Андрей Карпов: Ну, вы, наверное, вряд ли остались. Тут же тоже, знаете, сравнивать зарплату вашу и зарплату сотрудника где-нибудь в городе Абакане, она будет отличаться в 10, если не более, раз. Поэтому нельзя так огульно подходить к этому вопросу и говорить, что все вокруг мое, общественное и так далее. Все вокруг чье-то, и кто-то пришел, возделал полянку, насыпал туда семена, облагородил, собрал урожай, а вы к нему потом приходите и говорите: «Нет, подожди, а чего это ты будешь продавать по цене, по которой ты хочешь?»

Оксана Галькевич: Хорошо, Андрей Николаевич, а на какую зарплату тогда, на какого покупателя с каким кошельком и с какой зарплатой ориентируется производитель, который чей-то, который как бы производит у нас, но он чей-то?

Андрей Карпов: Значит, что такое цена? Цена – это баланс спроса и предложения. Вот если бы у нас государство инвестировало бы, например, деньги или сделало госзаказ на производство подсолнечного масла, а потом бы делало круглые глаза и удивлялось, что кто-то пытается то, что государство заказало и что должно продаваться по определенной цене, продается вдруг дороже, это тогда было бы абсолютно справедливо.

А вот когда, еще раз главное поймите, землю человек получил за деньги, вложил деньги в эту землю, полностью во все вложил собственные деньги, взял кредиты. Вы же сами только что сказали, что сахарные заводы банкротились, потому что была такая рыночная конъюнктура, потому что бизнесмен ведет бизнес на свой страх и риск, он инвестировал деньги, он проиграл, он был вынужден продать свой сахарный завод. А в этом году у него была возможность заработать, а вы говорите: подождите, как это заработать? –заработать опять нельзя. И получается, бизнес, значит, производитель на то и такой сложный, он никогда не понимает, какая реально будет цена в тот период, когда ему нужно собирать этот урожай, продавать этот урожай.

У нас такое было многократно, когда картошка стоила в Новый год 8 рублей только потому, что ее вдруг взяли и произвели много. На следующий год, конечно же, производитель картошки закладывает меньший объем, просто он не заинтересован на самом деле, чтобы рынок был насыщен на все 100%, потому что тогда возникает, скажем так, не легкий дефицит, а возникает гораздо большее предложение, и, соответственно, он получает за свой продукт гораздо меньшую цену. Любой человек, любой производитель, любой бизнесмен хочет заработать больше, как и обычный человек. Человек, продавая какую-то вещь, конечно же, хочет получить больше денег. Странно, что мы такие вещи начинаем обсуждать, говорить, ну как это. А дальше уже... спрос и предложение...

Денис Чижов: Андрей Николаевич, давайте теперь еще послушаем, перебью вас на три секундочки, послушаем обычных людей, о которых вы начали говорить, что они пишут. «Масло и сахар действительно как будто золотые стали в последнее время, даже президент вынужден вмешаться», – это Алексей пишет. Из Самарской области: «Детское питание стоило 26 рублей, прошло 2 дня, 30 рублей уже», – это тоже внушительный рост.

Ну еще из Московской области давайте примем звонок, послушаем вместе, и вы потом прокомментируете. Майя нам дозвонилась. Майя, вы в эфире, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Майя.

Зритель: Добрый вечер.

Ну вот, знаете, я как обыватель, конечно, против того, что такие цены высокие. Но тем не менее вот я согласна с Карповым Андреем, если бы вот я была предприниматель, мне бы вот абсолютно не понравилось, что государство стало вдруг решать, какие цены мне устанавливать.

Денис Чижов: Ну а как потребитель?

Зритель: Как потребитель я согласна, что цены нереальные, и я не понимаю опять-таки, почему президент вот начинает решать этот вопрос. Мне кажется, какая-то другая структура должна быть. То есть вообще все...

Денис Чижов: Ага.

Оксана Галькевич: Майя, но нам обычно говорят, что рынок все расставит по своим местам, но он вот как-то по другим местам расставляет. Почему? Как подружить эти две реальности, знаете, желание предпринимателей заработать и вот вас как покупателя, собственно, по доступным ценам получать какие-то продукты? Иметь возможность себе их позволить. Мы с Андреем Николаевичем разобрались, что мы с ним можем себе килограмм сахара позволить, но у некоторых возникают с этим сложности.

Зритель: Да не у некоторых, мне кажется, а у большинства, где-то 80% точно.

Оксана Галькевич: Спасибо, что это вы сказали, а не я.

Зритель: Нет, ну просто, понимаете, как можно устанавливать контроль над ценами? Это тут что-то надо другое решать вопрос, вообще не над ценами, а, мне кажется, по-другому надо экономику тогда строить. Если устанавливать контроль, то, значит, у нас должен быть социалистический строй, опять возвращаться и устанавливать контроль над всем, не только над ценами.

Денис Чижов: Да, спасибо большое, Майя из Московской области.

Оксана Галькевич: Спасибо, Майя.

Андрей Николаевич, ну тогда к вам этот вопрос. Смотрите, вот, собственно, Майя в вашу поддержку в том числе высказалась, она сказала, что понимает все эти сложности предпринимателей, все эти издержки, но с другой стороны она как покупатель, у нее тоже есть свои соображения. Как подружить эти две реальности, два разных взгляда на одну ситуацию?

Андрей Карпов: Ну, на самом деле реальность подружена достаточно давно. Тут надо просто отметить, мы зачастую на это внимания не обращаем, что абсолютно без роли государства бизнес сам справляется с вот этим неким балансом цены на рынке. Дело в том, что, вот обратите внимание, у нас были случаи, когда рубль падал в 2–3 раза, в 2014 году, например, и абсолютно не власть решала эти вопросы, эти вопросы решал бизнес. Но бизнес эти вопросы решал, это не благотворительность была какая-то, это просто выстроенный механизм принятия новых цен.

Дело в том, что ретейл, например, торговля, она абсолютно не заинтересована в том, чтобы были высокие цены, она заинтересована в том, чтобы был товар на полках, чтобы этот товар покупался. Соответственно, исходя из покупательского спроса, а покупательский спрос сейчас достаточно низкий, люди ориентируются на низкую цену, порядка 80% покупателей ориентируются прежде всего на цену, и это достаточно серьезная и большая проблема. Недаром у нас появляется все больше магазинов эконом-сегмента, жестокие дискаунтеры, это как раз то, что магазины приспосабливаются под потребителя.

И здесь есть фактическая ситуация, у нас же не только масло, сахар, у нас же в целом есть проблема роста цен, и, к сожалению, эта проблема решается не путем борьбы с богатыми, вот как в свое время ходил такой анекдот, а нужно, наоборот, стремиться, чтобы люди могли позволить себе, чтобы у них были доходы соответствующие. Чтобы мы с вами не в магазин, жестокие дискаунтеры пошли выбирать товар по самой низкой цене, а чтобы мы ходили в магазины для среднего класса, для среднего класса плюс...

Оксана Галькевич: Ну, это мы с вами уже сейчас такие утопические пытаемся рисовать себе дали, будущее, это конечно, я тоже «за»...

Андрей Карпов: Послушайте, это не утопические, они были еще в 2014 году, я извиняюсь, напомню вам. У нас до 2014 года считается, что магазины начали умирать для среднего класса, а это очень хороший показатель. Умирают магазины для среднего класса, это означает, что нет покупателя. Покупатель резко «растворился» после 2014 года, значительная часть ушла в эконом-сегмент...

Оксана Галькевич: Так, собственно, за счет чего тогда, Андрей Николаевич, идет повышение цены, когда есть снижение спроса, когда стали, как вы сами говорите, умирать магазины такого среднего класса?

Андрей Карпов: Смотрите, такой галопирующий рост наблюдается только на отдельные товары. Просто не нужно из этого реально устраивать никакой паники. Почему? Потому что это не те товары, которые вы потребляете в огромном количестве ежедневно. Да, вы потребляете сахар, да, растительное масло, но дело в том, что цены...

Вот мы вспомним, были же у нас многократно случаи, когда у нас росли продукты буквально короткий промежуток времени, потому что где-то такой образовывался легкий дефицит, высокий спрос на тот или иной товар. И буквально через короткий промежуток времени ситуация стабилизировалась по разным категориям товара, в том числе и по сахару это было, по молоку это было, по куриному яйцу. То есть это не то что какая-то совершенно новая ситуация, она стандартная, она просто сейчас более тяжела именно тем, что народ продолжает беднеть, вот это гораздо бо́льшая проблема. И в силу этого, конечно же...

Оксана Галькевич: Ну так ведь, Андрей Николаевич, она же наша с вами общая проблема получается... Простите, я постоянно вклиниваюсь. Это же наша общая с вами проблема, не просто как граждан Российской Федерации, а моя как потребителя, ваша как представителя ретейла, что народ продолжает беднеть.

Андрей Карпов: Давайте мы как-то разложим это все в разные кучки, потому что нельзя все смешивать. Вот вы потенциально говорите следующее, что бизнес должен встать на позицию людей и должен, значит, продавать дешево, продавать бесплатно, ну и так далее.

Оксана Галькевич: Ну, я не говорю, что прямо бесплатно, неправда, но как-то все-таки посматривать на то, какое самочувствие у ваших клиентов.

Андрей Карпов: Подождите, это фактически будет бесплатно. Нет, подождите, не «нашего клиента». Вы поймите, есть цепочка, это не то что вот кто-то в этой отдельной цепочке вдруг начал что-то придумывать. Это в целом есть некая такая ситуация, складывающаяся на рынке, просто есть бизнесмен, у него есть растительное масло, или подсолнечник у него есть, и он находится перед выбором, куда его продать, или в Европу в 3 раза дороже, или вдруг в России почему-то, хотя в 3 раза дешевле. Естественно, он хочет продать в 3 раза дороже, чтобы не оказаться в той позиции, как вы говорите, вчера сахарные заводы банкротились. Он же заинтересован в том, чтобы отдать кредит, у него тоже есть семья, чтобы у него...

Оксана Галькевич: Понятно, заработать хотят все, я вас понимаю прекрасно. Поэтому, понимаете, вот когда вы, допустим, покупаете бензин, вы, наверное, тоже возмущаетесь, что бензин растет при любой конъюнктуре рыночной, что у нас доллар падает, что не падает...

Андрей Карпов: Так, подождите, с бензином-то все очень просто, вот это вы сразу задайте вопрос прямой государству. Если где-то еще можно там что-то как-то говорить, что кто-то ориентируется на мировую цену, у нас в бензине находится более 50% доля акцизов, то есть ровно то, что государство берет впрямую, а потом НДС и все остальное. Поэтому мы львиную долю платим государству за право ездить на той же машине, ну и так далее.

Оксана Галькевич: Хорошо. Что делать, Андрей Николаевич? Что делать? Вот в понедельник премьеру на стол положат предложения. Что делать? Задача поставлена, что делать?

Андрей Карпов: Вот опять же вернемся про деньги. Дело в том, что у нас долго очень обсуждается вопрос адресной помощи человеку, адресной помощи тому гражданину, который является нуждающимся. Есть в Америке программа food stamps, у нас вот ее все рассматривали на разных уровнях и потом каждый раз говорили: «Ой, денег нет, но мы, наверное, посмотрим потом, попозже это сделаем». Потом ситуация становится получше, и нам говорят: «Ну все, значит, не будем деньги тратить». То есть вот эти... программы на самом деле давным-давно находятся в правительстве, и в Минпромторге, и в Минсельхозе, и в других структурах они уже многократно обсуждались. И поднять это из-под, не знаю, стекла и заново этим вопросом озадачиться было бы абсолютно правильно, чтобы...

Даже вот снижение стоимости растительного масла, все равно же это не всем потребителям, скажем так, это нужно. Смотрите, растительное масло 100%... не все предложения, именно на определенные товары. Соответственно, давайте просто адресно помогать тем людям, которые нуждаются, а тем, кто не нуждается, он покупает обычный товар по той стоимости, которая складывается на рынке, опять же выбирая, либо пойти купить дешево в магазине типа жестокого дискаунтера, либо в эконом-сегменте, либо пойти в премиум-магазин и купить это масло еще дороже, какое-нибудь там не знаю откуда. То есть варианты есть различные.

Денис Чижов: Андрей Николаевич, ну вот вы как раз про магазины сейчас говорите. Насколько справедлива претензия от нашего телезрителя из Тверской области, он считает, что нужно снижать цены наполовину, ну это ладно, несерьезно, но вот пишет, что «жадность сетевых магазинов не имеет предела». Действительно, когда ты заходишь в магазин, будь то это дискаунтер, или какой-то средний класс, или элитный, ну как-то вот, правда, глаза такие увеличиваются сразу. Может быть, все-таки наценку можно как-то снизить?

Андрей Карпов: Ну смотрите, у нас... Во-первых, это вопрос такой, что надо тогда посмотреть, а что у нас вообще с конкуренцией в стране. Вот ФАС почему-то до сих пор не озадачился, хотя ФАС достаточно серьезно смотрел сети и смотрит за ними регулярно. А раз ФАС до сих пор на эту тему не возбуждался, это говорит ровно о том, что с конкуренцией у нас в этом направлении абсолютно все хорошо. У нас огромное количество разных форматов магазинов, они очень сильно сейчас...

Денис Чижов: С конкуренцией хорошо, а с чем плохо тогда? С чем плохо?

Андрей Карпов: Так по сути плохо... Мы же пытаемся показать, что наценка достаточно правильно сбалансирована, потому что рынок не растет. То предложение, которое на рынке есть, оно как раз сформировано исходя из той возможной цены, которую готовы поставить сети, они понимают ту цену, за которую может купить потребитель, потратить деньги за этот товар, и ниже они уже опускаться не могут, потому что просто ниже уже невозможно. И вот эти вот возможные маркетинговые ходы и прочее, это все уже исчерпало. Сейчас основной, главный маркетинговый ход единственный – это сделать цену ниже, и у тебя этот товар купят. Более 50% товаров в обороте торговой сети покупают по промоакциям, это...

Оксана Галькевич: Спасибо, спасибо, Андрей Николаевич, спасибо большое. Председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла был у нас на связи.

У нас очень много звонков, очень много сообщений. Давайте выслушаем Александра из Удмуртии. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Вот я вас, конечно, уважаю, господа ведущие, но вот вы зря, со мной, думаю, многие жители согласятся, зря вы выбираете таких экспертов, как Андрей Карпов. Вы берете экспертов таких, которые именно говорят про свою фирму, так сказать, про свою организацию и прочее...

Денис Чижов: Александр, давайте не про редакционную политику, а про цены все-таки.

Оксана Галькевич: Нет, ну это была Ассоциация экспертов рынка ритейла...

Зритель: Я хочу сказать, что наш Росстат, вот сегодня, это самое, по телевизору сказал, вот у нас по нашей республике повышение цен всего лишь произошло на 4,7%. Но это совсем не так. Почему? Потому что, это самое, я недавно ходил за яйцами куриными...

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Они стоят 65 рублей десяток. Это я живу 8 километров от... Ну и что? Ну, у нас, конечно, магазинов много, но у нас везде, как бы сказать, везде одинаково получается. Так что, естественно...

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: Ну я не знаю, у нас глава республики, конечно, хороший, если он за них возьмется, поснимает там кое-кого нужно... Ну ладно, все, спасибо, извините.

Оксана Галькевич: Спасибо, Александр.

Денис Чижов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте еще одного Александра выведем в эфир.

Денис Чижов: Да, но уже из Екатеринбурга теперь, уралец дозвонился к нам. Александр, здравствуйте. Вам показались убедительными доказательства про справедливые наценки?

Зритель: Да не надо никакой справедливости никогда искать, ее нет, не было и не будет.

Оксана Галькевич: Ага.

Денис Чижов: Так.

Зритель: Надо... Затратил рубль коммерсант, получил сто. Не надо никого ничего контролировать, пускай он это получает. Получил сверхприбыль, заплати сверхналоги и все, регулировать цены налогами и всего-то.

Денис Чижов: Александр, ну не регулируются как-то цены, вот в магазины приходим и видим, что не получается, не работает.

Зритель: Не надо – следим за расходами коммерсантов. Он потратил 1 рубль на производство 1 килограмма гречки, да, а получил прибыль 100 рублей, – все, заплати 90 рублей налогов, раз ты хочешь сверхприбыль. По-моему, это во всех так странах делается мировых. Рентабельность должна быть, это я еще в институте учил, не больше 15%. В советское время рубль вложил, получил 1 рубль 15 копеек, это хорошо.

Денис Чижов: Понятно, спасибо большое. Это город Екатеринбург был с нами на связи.

Ну, в целом, конечно, сообщения приходят с претензиями, с претензиями я имею в виду к ценам.

Оксана Галькевич: На самом деле то, что регулирование цен может привести к каким-то непредсказуемым последствиям, понимают достаточно много наших зрителей, многие зрители это понимают, они в чем-то даже согласны с нашим предыдущим экспертом. Но на самом деле много вопросов и к тому, почему так растут цены. Вот нездоровую конкуренцию отмечают, Самарская область пишет о том, что цены устанавливает сама торговля, нет никакой альтернативы, например государственной. Ну какая тут государственная альтернатива, что тут может быть...

Денис Чижов: Оксана, вот сообщение еще самое главное, нам пишут: «Где же Сергей Лесков?» Он в очереди стоит и ждет своей минуты.

Оксана Галькевич: Да, но у нас перед Сергеем в очереди стоит Виктор из Волгограда, мы должны обязательно его выслушать. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Спасибо, спасибо большое, девушка, хорошо.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте, Виктор.

Зритель:

Денис Чижов: Я же говорил, что Сергей Лесков.

Оксана Галькевич: Вот теперь Сергей Лесков, да.

Денис Чижов: Так и надо было поступать.

Оксана Галькевич: Спасибо, друзья. Мы переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)