Виктор Похмелкин: Я - за фликеры для водителей. Но не такими репрессивными мерами и без привязки к конкретному виду одежды

Виктор Похмелкин: Я - за фликеры для водителей. Но не такими репрессивными мерами и без привязки к конкретному виду одежды | Программа: ОТРажение | ОТР

О повышении безопасности на дорогах

2017-09-27T11:32:00+03:00
Виктор Похмелкин: Я - за фликеры для водителей. Но не такими репрессивными мерами и без привязки к конкретному виду одежды
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Регионы. Что нового? Владивосток, Екатеринбург, Липецк
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Гости
Виктор Похмелкин
председатель «Движения автомобилистов России»

Петр Кузнецов: К следующей теме переходим. Российские водители будут светиться – и вряд ли от счастья, потому что их заставят носить светоотражающую одежду. Не всегда, разумеется, но, например, при ночных остановках вне населенных пунктов – точно. Соответствующую поправку в ПДД подготовило МВД. Там сказали, что такие меры позволят снизить количество наездов на водителей транспортных средств, происходящих на трассе в темное время суток. Тут вспоминает вчерашняя трагедия на Новом Арбате: Mercedes представительского класса с номерами АМР, двигаясь по разделительной полосе с включенными проблесковыми маячками, насмерть сбил сотрудника ГИБДД. Как вы понимаете, светоотражающих элементов на форме сотрудника ГИБДД было предостаточно. С другой стороны – все случилось в самом центре большого города, соответственно, где полно огней, светобликов, в которых спецодежда просто тонет.

Но мы возвращаемся к инициативе, которая в темное время суток и за городом, а также в условиях плохой видимости (туман, например) должна нас защитить. Перед тем выйти из машины, вы обязательно должны надеть куртку, жилет или жилет-куртку, жилет-накидку со светоотражающими полосами. Это норма во многих европейских странах. Так делают в Италии, так одеваются в Испании, в Португалии, в Австрии – где угодно.

Тогда как у нас в последнее время число наездов на водителей, вышедших на проезжую часть без светоотражающей одежды, возросло. Давайте посмотрим на статистику. За 6 месяцев 2017 года произошло 66 таких ДТП – это почти на 5% больше аналогичного показателя прошлого года. Это данные МВД. Между тем, за 6 месяцев этого года в России произошло на 10% меньше наездов на пешеходов, чем годом ранее. И это связано именно с тем, что пешеходов уже обязали носить светоотражающую одежду.

Какие штрафы будут применяться в случае с жилетами? Пока непонятно. Но опять обращаемся к европейскому опыту. Есть в действующем КоАП у нас штраф за нарушение правил остановки и стоянки автомобиля – от 500 рублей. Давайте посмотрим, что, например в Австрии. В Австрии 14 евро за отсутствие жилета. В Бельгии больше – 50 евро. В Испании еще больше – 91. И вы видите, что Португалия получается возглавляющей этот "денежный рейтинг", несмотря на то что она находится на пятом месте. Просто в Португалии – 300 евро. Но тут стоит пояснить, что на 300 евро штрафуют, если у вас нет самого жилета в автомобиле. То есть каким образом будут отслеживать наличие жилета на самом водителе или наличие жилета в багажнике – не совсем понятно.

Ольга Арсланова: И 300 евро – у нас это точно не прокатит, мне кажется.

Петр Кузнецов: Совершенно верно, даже если их перевести в рубли. Но опять-таки непонятно. Встал за городом в темное время суток в поле, но не надел жилетку – что, там гаишник где-то из куста будет за тобой следить? Вопрос.

Ольга Арсланова: Специальную камеру установят.

Петр Кузнецов: Ну да. В поле.

Ольга Арсланова: Ну что же, давайте вместе разбираться с нашим гостем – председателем Общероссийского движения автомобилистов России Виктором Похмелкиным. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Виктор Похмелкин: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: У нас очень много вопросов, много непонятных пока моментов с этим новым правилом. А пока хотим наших зрителей спросить, используют ли они светоотражатели. Не важно, кто вы, автомобилист или пешеход, пожалуйста, примите участие в нашем опросе. Можно ответить "да" или "нет". Результаты посмотрим в конце нашей беседы.

Виктор, объясните нам, пожалуйста. Вообще это как-то связано с безопасностью на дорогах или это формальность?

Виктор Похмелкин: Вообще светоотражающие устройства (их еще называют фликерами) – это вещь очень хорошая и полезная.

Ольга Арсланова: Это то, что носят все пешеходы в Белоруссии, например, и очень гордятся этим.

Виктор Похмелкин: Да. И то, что должны носить и наши пешеходы (чего они практически не делают) тоже в темное время суток и вне населенных пунктов. Такая норма уже установлена.

Петр Кузнецов: На школьниках очень много подобных полосочек.

Виктор Похмелкин: Да. Есть, кстати, страны, где вообще предусмотрено, что нельзя выпускать детскую одежду, не снабженную и не обеспеченную фликерами. И это правильная вещь. То есть здесь как бы стимулируют не столько уже даже водителей и пешеходов, сколько производителей и торговцев одежды, что более эффективно, чем любой штраф.

То есть фликеры – вещь полезная, безусловно. И конечно, в темное время суток водителя, который выбегает перед своей машиной, его, естественно, очень плохо видно, как и пешехода. И поэтому если на нем будут светоотражающие устройства, то это хорошо и правильно.

Но, как всегда, дьявол в деталях. Что меня смущает в этой конкретной инициативе МВД? Первое. Почему обязательно речь идет о конкретном виде одежды? Там речь идет о жилете или куртке. На самом деле о пешеходах говорится по-другому: на одежде должно быть светоотражающее устройство. Пожалуйста. Ведь есть набор фликеров, их можно нацепить на любую куртку – и будешь светиться точно так же, как с любым жилетом. Когда такого рода инициатива появляется, у меня сразу возникают сомнения или даже подозрения: а нет ли здесь, так сказать, умысла поддержать и пролоббировать чьи-то конкретные коммерческие интересы?

Петр Кузнецов: Представляете, сколько курток можно продать, если будет заточено именно под один формат?

Виктор Похмелкин: Да. О чем и речь. Тем более там объявят конкурс, кто-то этот конкурс выиграет. А может быть, уже выиграл, так сказать.

Ольга Арсланова: Ну, они же уже и сейчас продаются, я так понимаю.

Виктор Похмелкин: Да, но пока необязательно покупать. А тут ведь получится, что это будет так.

Во-вторых, конечно, вы правильно говорите насчет контроля. Кто и как это будет делать? Я очень боюсь, что скажут так: "Водитель обязан иметь при себе эту куртку". Значит, он обязан купить в принципе. Извините, а я, например, в темное время суток не езжу, я не выезжаю за пределы населенного пункта, я не собираюсь выезжать в туман. Зачем мне светоотражающие элементы?

Ольга Арсланова: Но, с другой стороны, нас же не возмущает то, что мы должны с собой возить огнетушитель или аптечку.

Виктор Похмелкин: Нет, огнетушитель – понятно. Пожар может случиться с тобой, с кем-то на дороге в любой момент. И это вещь полезная, безусловно. Что касается…

Ольга Арсланова: Туман неожиданно опустился на город.

Виктор Похмелкин: Тем не менее, почему жилет? Еще раз повторяю. У меня есть фликеры, я готов их прицепить на свою одежду, и выйду в этой ситуации. Поэтому, на мой взгляд, все-таки здесь надо все более основательно продумать.

И третье, с чем я категорически не согласен. У нас есть такое предубеждение: "Давайте введем репрессии, введем санкции – и они помогут нам решить проблему". Ничего подобного! На самом деле суровость наказания совершенно не влияет на безопасность дорожного движения. Влияют другие факторы. Если говорить о наказании, то прежде всего – неотвратимость его. А когда неотвратимости нет, то, наоборот, начинается разболтанность, расхлябанность и безнаказанность.

И вот представьте себе – ввели новый запрет, а он не обеспечен, его никто реально не реализует. И что? Люди будут наплевательски относиться как к этому запрету, так и к десятку других. Поэтому лучше эти все вещи внедрять позитивными методами, то есть, повторяю, стимулировать продавцов, производителей одежды, разъяснять, рассказывать, объяснять. И кстати, очень много объясняли, например, почему надо детскими креслами пользоваться. И стали пользоваться, потому что поняли, что если этого не делать, то это небезопасно для своих детей. Так же, кстати, и с ремнем безопасности. То есть начали пристегиваться не потому, что штрафуют. Штрафуют единицы, просто единицы штрафуют за это нарушение. Но разъяснили людям, что на самом деле это гораздо безопаснее – и в конце концов поняли. Давайте делать то же самое.

Петр Кузнецов: Я хотел обратиться к статистике, которая частично прозвучала в самом начале. В России в год в среднем гибнет 35 тысяч человек в ДТП, из них 66, как мы узнали, водителей именно, на которых наехали в темное время суток. То есть это 0,003% от всех ДТП. Так есть ли вообще проблема, если мы сейчас говорим о жилетах именно для водителей?

Виктор Похмелкин: Ну, проблема в любом случае есть. Просто в темное время… А у нас темное время суток в России особенно, так сказать. И долго это длится, и плохая видимость, и с освещением очень скверно на многих дорогах. Поэтому я за то, чтобы внедрять фликеры, внедрять светоотражающие устройства. Это вещь полезная, необходимая и на безопасность влияющая. Но я против того, чтобы это делать репрессивными и карательными мерами, чтобы не отпугнуть людей от этого. Я за то, чтобы шло максимальное разъяснение, чтобы было стимулирование всего этого дела и не было привязки к конкретному виду одежды.

Ольга Арсланова: Смотрите – наши зрители поддерживают светоотражатели на пешеходах. Считают, что такие штуки должны обязательно носить велосипедисты, особенно которые в Подмосковье вечером на трассу выезжают. А вот что касается автомобилистов, то тут не все так однозначно. "Это очередная акция государства, желание набить карман, обдирая народ". "Прежде чем навязывать жилеты, надо привести в порядок аварийные дороги". И спрашивают: "Кому заводики по производству жилетов будут принадлежать?" Чей интерес в первую очередь здесь преследуется?

Виктор Похмелкин: Ну, совершенно верно. Люди зафиксировали как раз те изъяны, которые в этой инициативе есть и о которых мы уже говорили.

Ольга Арсланова: Послушаем Геннадия из Тюменской области. Геннадий – автомобилист. Спросим его мнение. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Говорите, Геннадий.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Геннадий.

Ольга Арсланова: Что вы думаете об этом новом правиле?

Зритель: Может, надо бронежилеты ввести? У нас тоже по дорогам пули летают.

Петр Кузнецов: Ну да. И людей в машине расстреливают, есть такое. Ну, смотрите, Геннадий. Просто я сталкивался, видел комплект. Сейчас наборы совершенно разные для автомобилистов. И туда уже входит совершенно стандартная, такая простая жилетка. Что в этом плохого?

Ольга Арсланова: Причем стоить она, наверное, недорого будет.

Петр Кузнецов: Место в машине у вас она не занимает, она будет где-то в комплекте рядом с огнетушителем, в компактной упаковке.

Ольга Арсланова: Задумался Геннадий.

Петр Кузнецов: Ну, вас что смущает? Вы принципиально не хотите?

Зритель: Это опять отмытие денег.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: То есть туда – к тендеру?

Ольга Арсланова: Никто не хочет тратиться. Но, с другой стороны, мы же смотрим на меры, которые на Западе применяются. Там это, кстати говоря, еще цветочки. Где-то, в какой-то европейской стране сейчас запретили водить в тапочках, и за это серьезно штрафуют. Вот эти 300 евро за отсутствие жилета в Португалии. Ну, если цивилизованный мир уже выбрал такой путь, то, может быть, ничего плохого в нем нет?

Виктор Похмелкин: Видите, не во всем надо подражать, как мне кажется, во-первых. А во-вторых, всегда надо помнить, что там совершенно другой уровень законопослушания и другой уровень квалификации дорожной полиции, как и полиции в целом, и доверие гораздо выше.

Видите, у нас сразу первая реакция у людей: "А, хотят заработать, хотят на нас нажиться". Потому что не изжита коррупция в ГИБДД. Потому что все эти меры воспринимаются прежде всего как репрессивные и как фискальные, но отнюдь не как направленные на безопасность дорожного движения. Поэтому давайте тогда устранять эти факты, давайте догонять Европу с точки зрения институтов, которые там построены и сформированы, в том числе институт полиции, институт судов и так далее, и тогда можно будет говорить обо всем остальное.

Ну и наконец – понимаете, все-таки я считаю, что гораздо более эффективными были бы косвенные меры. Например, говорим так: "Если выскочил без фликера и стал виновником ДТП, то не получаешь страховку, не получаешь возмещение по ОСАГО, хотя в другой бы ситуации получил". И это, мне кажется, было бы полезнее. То есть когда ты стал виновником ДТП, но не вводить эти штрафы, потому что они будут применяться избирательно и к единицам, а нарушать будут многие.

И в этой ситуации получается самое скверное. Как любил говорить герой Честертона (я люблю цитировать), знаменитый отец Браун: "Или равная для всех законность, или равное для всех беззаконие". А самое худшее – это избирательный подход, когда для одних законность, а для других – беззаконие. Вот этого допустить нельзя.

Петр Кузнецов: Если эти поправки примут, то мы можем прогнозировать массовую проверку автомобилей, как это было с внедрением аптечек тех же самых?

Виктор Похмелкин: Если заставят возить с собой, то – да.

Петр Кузнецов: Не раз просто проверяли у меня в багажнике аптечку. А здесь будут останавливать: "Покажите жилет".

Виктор Похмелкин: Кстати, не имеют права проверять ни аптечку, ни огнетушитель. На самом деле это не входит в обязанности.

Петр Кузнецов: Там же должен быть информационный повод у них, то есть обоснование, да?

Виктор Похмелкин: Нет. Потому что если вы прошли техосмотр, обязательный техосмотр, у вас есть полис ОСАГО – все, проблема закрыта, так сказать. И все, что связано с атрибутами вашего автомобиля, здесь уже…

Петр Кузнецов: А мы знаем, как у нас можно проходить техосмотр.

Виктор Похмелкин: Ну, это другой вопрос. Главное, что если есть полис ОСАГО, который подтверждает прохождение техосмотра, – все, претензий со стороны дорожной полиции в этой части быть уже не может.

Ольга Арсланова: Несколько сообщений. "У нас хоть что надевай на переходе, часто водители не пропускают", – Тверская область жалуется. "На спецодежде есть светоотражатели, ночью видно хорошо". – Самарская область уже варианты покупки предлагает. "Не хотите покупать? Сшейте жилет сами". Наверное, тоже можно будет.

Петр Кузнецов: Ульяновская область. И тут интересуется Воронежская: "Пассажирам надо будет потом с собой жилет возить? Уже до этого дойдет?"

Виктор Похмелкин: Давайте объясним людям простую вещь…

Петр Кузнецов: Пассажир же тоже может выйти.

Виктор Похмелкин: Если вы выбегаете, если вы выходите из машины в ночное время, и вас не видно, вы рискуете своей жизнью. Всё! Вы своей жизнью рискуете. Это вам нужно! Поэтому не надо заставлять, а просто ради себя, ради своих близких позаботьтесь. Это действительно не так уж дорого. Ну, сами, без всякого наказания. Не потому, что кто-то вас за это накажет, а потому, что это угроза вашей безопасности. Наши люди же, в конце концов, в большинстве своем это понимают. Почему мы сразу начинаем с карательных мер, вместо того чтобы просто и элементарно все разъяснить?

Петр Кузнецов: Петербург пишет: "Такие жилеты шьют в местах заключения. И слава богу. Тоже работа". "Идея правильная, – это уже Игорь из Краснодарского края. – Это лучше, чем знаки менять. Еще бы за ксенон реально наказывали". Кстати, что это за история с уменьшением дорожных знаков?

Виктор Похмелкин: Это московский эксперимент, насколько я знаю.

Петр Кузнецов: Для чего?

Виктор Похмелкин: Якобы, так сказать, так удобнее водителям. Чего-то они там заслоняют. Я, честно говоря, так мотивацию особо и не понял. Но на мой взгляд, конечно, это опасная кампания.

Петр Кузнецов: Логика не совсем понятна: знак меньше, чтобы водитель различал?

Виктор Похмелкин: Люди привыкли к определенным габаритам знаков.

Ольга Арсланова: Прищуриваться.

Виктор Похмелкин: И когда что-то появляется другого габарита, то они могут это за дорожный знак не воспринять.

Петр Кузнецов: Ну, это только московская история, да?

Виктор Похмелкин: Пока – да.

Петр Кузнецов: И для центра, видимо, характерно.

Виктор Похмелкин: Но дурной пример заразителен, поэтому…

Ольга Арсланова: Уже из центра, как спрут, у нас обычно распространится.

Виктор Похмелкин: Да, из Москвы очень часто распространяется все.

Петр Кузнецов: Если это распространится на всю Россию, и ты не видишь, что это за знак, маленький какой-то, уменьшенный, ты должен надеть жилетку, потому что должен выйти и рассмотреть, что это за знак. Посмотрел – снять жилетку, сесть и поехать

Виктор Похмелкин: Ну, примерно так.

Ольга Арсланова: Александр, Иркутская область. Добрый вечер.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Александр, вы автомобилист?

Зритель: Добрый вечер. Да, 41 год водительского стажа, поездил по области Иркутской много. И мое мнение такое. У вас эксперт сидит и говорит о том, что это чья-то инициатива и кто-то хочет заработать на этом деньги. Я единственное могу сказать. Если водитель стоит на дороге за городом, он обязательно должен выставить знак аварийной остановки, а нормально едущий водитель обязательно его увидит. Если в городе, то там, да, много огней, тяжело увидеть, даже знак аварийной остановки и мигающие огни тяжело увидеть. Но если дурак на дороге, то он никогда нигде и ничего не увидит. И ни один фликер, ни одна жилетка не спасет водителя, который ходит около остановившегося автомобиля. Вот такое мое мнение.

Ольга Арсланова: Но, наверное, речь немного о другом. Речь о том, что в основном автомобилисты – адекватные люди. Они едут и хотят видеть, что происходит впереди, и на это ориентироваться.

Виктор Похмелкин: Это замечание по-своему резонное. Только есть один нюанс: для того чтобы выставить аварийный знак во время остановки, тоже надо выйти из машины. И где гарантия, что именно в этот момент на тебя не наедут?

Ольга Арсланова: Пишут: "На рукаве очень удобно". "Идея замечательная. И детям школ обязательно, и всем остальным. Почему бы нет?" – Забайкальский край. И вспоминает Краснодар о том, что когда ввели закон о детском автокресле, сразу с самого утра останавливали всех подряд.

Петр Кузнецов: Вот-вот-вот!

Ольга Арсланова: Наверное, будет то же самое – какая-нибудь спецоперация "Жилет".

Виктор Похмелкин: Ну, как сигнал. У нас ведь кампанейщина, к сожалению. И здесь тоже кампания будет. А чтобы регулярно и целенаправленно это внедряли и, самое главное, пропагандировали (чего нам явно не хватает) – вот я боюсь, что всего этого не будет. Все ограничится, к сожалению, расширением полномочий сотрудников Госавтоинспекции, как всегда, а это чревато понятно чем – новыми злоупотреблениями, новой коррупционной проблемой.

Петр Кузнецов: Ну да. А потом будут говорить, что жилет не тот. "Он есть, но он не тот, не по стандартам", – и так далее. Проходили уже, да. "Жилет – вещь хорошая, но не первая необходимость", – это Эдуард, регион неизвестен. Марат считает, что нужно еще жестче наказывать водителей.

Алексей из Новосибирска у нас на прямой связи по телефону. Здравствуйте, Алексей.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Ребята, я хочу что объяснить? Мне 35 лет, из них 14 лет я таскаю только "хвосты", то есть работаю дальнобойщиком. И я вам сейчас объясняю эту систему так.

У меня жилет всегда с собой. Почему? Потому что на дороге бывает воздух зимой замерзает. По дороге бывают проблемы с колесами. И в конце концов, так как живу в Сибири, у нас дороги не всегда успевают расчистить, солью засыпать. Когда мы ходим по трассе, да, он нам нужен.

Но опять же это все ложится… Как вам объяснить-то? Смотрите, тахограф нам навязали? Навязали. "Платон" нам навязывают? Навязывают. Так же и здесь навяжут эти жилеты, то есть будут обязывать. У нас, дальнобойщиков, они у каждого под сиденьем эти жилеты валяются. Мы их всегда одеваем, когда выходим в ночное время на трассу. Вплоть до того что кофе в кофейню пошел пить – и все равно его накинешь и побежал.

Но я езжу также и на легковой машине. И я вам что хочу сказать? Действительно правильно человек вам сказал, что если у человека есть зрение и все с ним в порядке, он увидит знаки аварийной остановки, если где-то выбежал. Это видно, если у него со зрением действительно все в порядке. "А если человек хочет спать, так он пускай ляжет, спит и отдыхает". Вот так мы говорим, дальнобойщики. Уснул на дороге – его вина. А жилет, не жилет… Я понимаю, да, это все правильно. Те, кто ходят по трассе, пускай их одевают. Это нужно. Но чтобы за это кто-то получал опять деньги в карман, за эти жилеты…

Ольга Арсланова: Спасибо. Мне кажется, как раз солидарен с вами наш зритель.

Виктор Похмелкин: Фактически воспроизведено все, о чем мы говорили. Действительно нормальный водитель об этом позаботится. Но навязывание это с помощью репрессивных мер люди отторгают. Поэтому, мне кажется, МВД все-таки пора это понять и перестроить, что называется. Да, это неплохая, правильная идея, только давайте ее подадим в нужной форме и начнем все-таки с позитива, так сказать, с тем чтобы людям это разъяснить и попытаться все это рекомендовать. А штрафы вводить уже тогда, когда только останутся отмороженные единицы, которые это будут игнорировать. Если этого не произойдет, я очень боюсь, что люди это не воспримут. А закон, который отторгается обществом, он применяться не будет.

Ольга Арсланова: Это как раз ситуация Белоруссии с этой "фликеродержимостью", потому что я очень хорошо помню социальную рекламу, которая была развешана по всем городам, по трассам Белоруссии, разъяснительная работа, ролики по телевидению. И только потом действительно сотрудники начали останавливать и штрафовать.

Виктор Похмелкин: Вообще нам есть чему поучиться у белорусов в плане обеспечения безопасности дорожного движения.

Ольга Арсланова: Так они все ходят с этими отражателями.

Виктор Похмелкин: Да, там много чего.

Ольга Арсланова: Получилось!

Петр Кузнецов: Необязательно смотреть в сторону Португалии, да? Пожалуйста, есть сосед.

Виктор Похмелкин: Да, там много чего делается полезного – и, кстати, не только и не столько с помощью карательных мер.

Петр Кузнецов: А вот наши зрители просчитали на восемь шагов вперед. Они считают, что эти жилеты, наоборот, будут провоцировать аварийные ситуации. Смотрите, что пишет Воронежская область: "Жилет в багажнике…" Ну, это, наверное, по нормам же, да? Хотя дальнобойщик звонил и сказал, что под сиденьем. Ну, это уже особенности профессии. "Вышел из машины – и попал под колеса". Или вышел за жилетом в багажнике, и в это время тебя гибэдэдэшник – оп-па! – "Вышел из машины без жилета".

Ольга Арсланова: В общем – да. Если есть желание оштрафовать, то можно всегда оштрафовать.

Виктор Похмелкин: Кстати, этот тоже. Такой момент: для того чтобы надеть жилет, надо выйти из машины. А раз вышел из машины без жилета…

Петр Кузнецов: Пробелов очень и очень много.

Виктор Похмелкин: И здесь тоже останется…

Петр Кузнецов: Такая невинная поправка, кажется, а сколько…

Виктор Похмелкин: Да. Останется почва для произвольного толкования, а значит – и злоупотребления.

Ольга Арсланова: Ну что же, давайте подведем итоги нашего голосования. Мы спрашивали зрителей: используют ли они светоотражатели? Итак, используют светоотражатели у нас всего лишь 15% опрошенных, все остальные не используют.

Виктор Похмелкин: А это не так плохо. Я ожидал, что будет гораздо меньше.

Ольга Арсланова: Спасибо всем, кто принимал участие. В гостях у нас сегодня был Виктор Похмелкин, председатель Общероссийского движения автомобилистов России. Еще раз повторюсь: а результаты такие, потому что мы всех спрашивали – и автомобилистов, и пешеходов. Так что…

Петр Кузнецов: И пешеходов. Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)