Пожилым предписан карантин

Пожилым предписан карантин
Социализм - модель будущего. Кризисоустойчивое поколение. Нефть: что будет со спросом и ценами? Выплаты врачам и ресурсы здравоохранения
Сказка «Зимовье зверей». Читает ведущий ОТР Пётр Кузнецов
Быть или не быть в России социализму после кризиса?
Сергей Лесков: У Трампа один реальный соперник – коронавирус. Ему он может проиграть
Станислав Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус
Михаил Беляев: Молодое поколение зарабатывает меньше, чем старшее, но оно умеет планировать и обращаться с деньгами рачительно
Европа на самоизоляции. Жители Бергена (Норвегия) и Порту (Португалия) - о ситуации в своих странах
Зарядка с кикбоксером из Читы
Не знаете, чем заняться? А мы знаем! Мастер-класс дрессировки от артистов Большого Московского цирка
А будет ли сделка?
Гости
Александр Толмачёв
заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук
Вадим Покровский
академик РАМН, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии

Петр Кузнецов: Мы продолжаем. «Старикам здесь не место» – с сегодняшнего дня это про московские улицы. В столице начал действовать карантин для пожилых людей. Граждане старше 65 и те, кто страдает хроническими заболеваниями, должны сидеть дома.

Марина Калинина: Указ подписан мэром. А цель – уберечь самых уязвимых людей от коронавируса. Действовать карантин для пожилых людей будет до 14 апреля.

Петр Кузнецов: Да, но это еще не все. На следующей неделе Госдума планирует рассмотреть поправки в Уголовный кодекс об ужесточении наказания за нарушение этого самого карантина. Особенно жесткие нормы предполагаются в случае, если нарушение этих правил повлекло за собой смерть людей или умышленную угрозу массовых заболеваний. Вот такая формулировка. В этом случае предлагается штраф до 2 млн. руб. А еще таким гражданам могут запретить занимать определенные должности до 5 лет или вообще посадить вот сразу на 7 лет. По сути, кто-то сравнивал это, приравнивал это к терроризму.

Марина Калинина: Вообще жесткие достаточно меры. Посмотрим, что решит Государственная Дума. А мы пока хотим спросить вас: вы готовы 3 недели не выходить на улицу? Напишите нам на СМС-портал «да» или «нет». В конце обсуждения этой темы подведем итоги.

Петр Кузнецов: И я хочу добавить, что это не только опрос для Москвы, потому что вот сегодня утром смотрим ленты: в Тюменской области уже ввели режим самоизоляции для людей старше 65 лет, в Уфе из-за коронавируса вводится карантин для пожилых людей. Т. е. как это бывает в таких случаях…

Марина Калинина: Сначала Москва, а потом вся Россия.

Петр Кузнецов: …проект Москвы переносится, законопроект из Москвы переносится на все регионы. Судя по всему, и вся страна ему последует. Ну что же, давайте обсуждать. Сначала с юридической точки зрения, скорее. Александр Толмачёв, заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук, с нами на связи. Здравствуйте.

Александр Толмачёв: Да, добрый день. Давайте по порядку.

Марина Калинина: Да, здравствуйте, Александр Васильевич. Давайте.

Александр Толмачёв: Вначале – что касается мер, связанных только с пенсионерами. Ничего это не даст. Потому что если мы вводим какие-то ограничения, надо вводить для всех. Как это сделано, например, в Европе или в Китае. Потому что ограничить одних, а других оставить разносчиками – это неправильное решение. И я думаю, что наша власть поправится и в течение 2-3 дней запретят всем выходить на улицу. Ну, я так предполагаю.

Петр Кузнецов: Но, смотрите, по сути вот эта выходная неделя – это такой смягченный вариант карантина, да?

Александр Толмачёв: Нет-нет, это не смягченный. Это никакой. Потому что…

Марина Калинина: Это не карантин вообще получается.

Александр Толмачёв: Это вообще не карантин. Это просто некое пожелание и рекомендация. Карантин – это когда вводится чрезвычайное положение, окружают ваш город войсками, попытка выйти грозит расстрелом, как это было в 64-65-м году в Туркмении…

Петр Кузнецов: Александр Васильевич, т. е. карантин – это вполне себе серьезный юридический термин?

Александр Толмачёв: Это не просто юридический термин, а с момента введения карантина и введения чрезвычайного положения из-за карантина вводится так называемое юридическое правило форс-мажора. Прекращаются все обязательства, и никто никому тогда не должен: ни банки, ни кредиты и т. д. Наше правительство не хочет это вводить, потому что сразу же банки возмутятся: как это так, теперь и в люди никому не должны и…

Марина Калинина: Но они уже возмущаются, что люди отказываются оплачивать уже…

Александр Толмачёв: Нет, дело в том, что это они для пиара возмущаются. А реально, чтобы вы понимали, в нашем законодательстве, и в советском, и в постсоветском, в российском, существует понятие «форс-мажор», а там действие только – не просто объявление пандемии некой всемирной организацией, а именно правительство когда объявляет пандемию, затем задействует чрезвычайное положение, вводится карантин, вводятся войска вокруг по периметру города. Ты не можешь ни войти, ни выйти. Попытка выйти и войти – это уже на месте решает, что называется, военный трибунал.

Марина Калинина: Александр Васильевич, а скажите, какие условия для введения вот такого чрезвычайного положения? Что должно случиться, чтобы ввели его?

Александр Толмачёв: Первое – это должна быть правдивая информация по статистике. Пока сегодня, судя по тому, что мы услышали от Путина и от Собянина, они сами не знают, что происходит. Поэтому я думаю, эти несколько дней им нужно собрать информацию, сколько реально заболевших, заразившихся. И если тенденция будет ежедневно увеличиваться в той же прогрессии, как это, например, в Испании или в Италии, вот тогда будет введено чрезвычайное положение в стране. Это с точки зрения нормального реагирования и нормального правительства. Что касается вот этих всех попыток Думы – попытаться посадить в тюрьму, штрафы, – это полное безумие. Видимо, там сидят не юристы, а спортсмены какие-то или еще непонятные люди. Которые вообще не соображают, что у нас давным-давно существуют санкции. Вы знаете, например, что если ты знаешь, что ты заражен, например, СПИДом или венерическим заболеванием, и не дай бог ты вошел, вступил в какую-то половую связь, то тебя за это накажут тюремным заключением? То же самое относится к этим вирусам, понимаете? Придумывать что-то новое не нужно. Я думаю, это опять же для пиара, для какой-то рекламы. Но это никак не для дела. Для дела это очень просто. а) Вводится чрезвычайное положение в связи с карантином. б) Из-за этого вводится, что называется, режим форс-мажора. Никто никому не должен, все долги прощаются, все начинается с нуля. Я думаю, пока наши власти на это не пошли.

Марина Калинина: Александр Васильевич, давайте сейчас по нынешней ситуации. Вот пожилые люди будут сидеть дома. А если, допустим, кто-то захочет выйти на улицу? Ну что, отлавливать будут за руку, спрашивать, сколько лет?

Александр Толмачёв: Так конечно же, нет.

Петр Кузнецов: Росгвардейцы на это есть, Александр Васильевич.

Александр Толмачёв: Но ребята, но вы же нормальные люди. Вы живете в России. Вы понимаете, что это полная туфта. Потому что росгвардейцы, МВД, войска должны заниматься чем? Ограждением здоровых от больных. При чем здесь пенсионеры? При чем здесь пожилые? Это какая-то полная чушня. Я считаю, что это просто, ну, знаете, это такой информационный всплеск для того, чтобы люди не думали о реальном положении вещей. Я жду, как юрист и как гражданин России, жду реальной информации, что называется, онлайн. В какой час, в какой день что происходит и когда, в какой момент появляются цифры о заболевших, умерших, заразившихся и т. д. И я считаю, что в ближайшие же дни должны быть введены, может быть, ежедневные, а может быть, там, полудневные брифинги руководителей штабов, собянинского штаба, мишустинского, о положении вещей. Вот тогда это…

Петр Кузнецов: Александр Васильевич, вы один из наших любимых экспертов, вы такой позитивный всегда. Скажите пожалуйста, мы сегодня будем…

Александр Толмачёв: Ха-ха.

Петр Кузнецов: Вот, смотрите, видите. Мы сегодня просто очень много будем говорить о том, что делать, как отвлечься. Вы себя как вообще на сегодняшний день чувствуете? У вас есть тревожное состояние или…

Марина Калинина: Вы спокойны или вы…

Александр Толмачёв: Ребята, я вам скажу. Я вообще купаюсь в любви, понимаешь.

Александр Толмачёв: Дело в том, что я считаю, что вирус – это…

Петр Кузнецов: Боюсь спросить, чьей.

Александр Толмачёв: Нет, дело в том, что…

Марина Калинина: В нашей.

Петр Кузнецов: В нашей. Мы же вас…

Александр Толмачёв: …понимаете, хоть сексом займутся, хоть детей начнут рожать, хоть муж на свою жену посмотрит, понимаете, не издалека, а вот поближе. Что называется, задница к заднице полежат они две недели – сразу же все отношения выяснятся. Я считаю, это дело полезное.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, Александр Васильевич.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Александр Толмачёв, заместитель председателя Союза юристов Москвы.

Марина Калинина: Да, у нас есть звонки. Нам дозвонилась Ангелина из Москвы. Ангелина, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Можно говорить, да?

Петр Кузнецов: Да.

Марина Калинина: Да.

Зритель: Дело в том, что, значит, тут всего наслушались, вот, и я позвонила по нескольким горячим линиям. Это безнадега полнейшая. Никуда не дозвонишься. У меня кончилось молоко, хлеб. Я вот сегодня в маске выйду, в маске, в магазин ближайший, 5 минут ходу. И что мне за это будет, какие репрессии? Я бы хотела узнать.

Марина Калинина: Да пока никаких. Так что идите.

Зритель: Пока, да?

Марина Калинина: Да. Если у вас продукты закончились.

Зритель: Можно идти?

Петр Кузнецов: Если что, трубите. Расскажем вашу историю. Спасибо. … проблема мелкая. Елена, Ростовская область. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, вот я не…

Петр Кузнецов: До Ростовской не добралось еще, да, карантин для пожилых? Или у вас уже обсуждается?

Зритель: У нас не только уже обсуждается. Уже и предупреждают. Вот я инвалид второй группы, как говорится, 62 года мне. Меня уже предупредили. Хронические заболевания и все. Но вы знаете, для меня это смерть просто-напросто – сидеть дома. Потому что душно в помещении, жарко. Пыль, все на свете. Я от этого только задыхаюсь. Я не могу выйти на улицу, значит, сходить за хлебом? Где нету ни антисептика, ничего. Ни в одном магазине, как говорится, да? Вы понимаете, вы стариков сейчас, вот наша Дума, обрекает на какое-то – не то что вот хронические заболевания сейчас у нас воспалятся, а, вы знаете, вот такая безнадега. Я не хочу волонтеров. Никаких. Вот я себя считаю инвалидом вот с ними. Я хочу быть живым человеком. Я не верю в этот вот коронавирус, чересчур сильно раздутый. Ну, и че с нами, людьми, делают, я вообще не знаю. Вы понимаете, нас губят. Губят. Просто-напросто.

Петр Кузнецов: И вам волонтеры не нужны? Т. е. вам помощь вот эта не нужна? Она что, вас обижает или унижает, что?

Зритель: Не нужно. Я хочу сама ходить, понюхать, все. Я хочу сама ходить, двигаться, немножко.

Марина Калинина: Вы дождитесь, у нас в 12:45…

Петр Кузнецов: Но в Ростовской пока можно ходить. Хоть этим можно себя радовать.

Марина Калинина: …у нас в 12:45 примерно будет психолог. Может быть, он подскажет, даст какие-то советы, как вообще остаться в нормальном состоянии, как отвлечься от всей этой ситуации и что делать.

Петр Кузнецов: Да, у нас тоже медик сейчас на связи. У нас…

Марина Калинина: Вадим Покровский.

Петр Кузнецов: …Вадим Покровский, академик РАН, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора. Здравствуйте.

Вадим Покровский: Доброе утро…

Марина Калинина: Вадим Валентинович, вот эти меры, которые сейчас принимаются, что с сегодняшнего дня пожилые люди старше 65 и люди с хроническими заболеваниями должны сидеть дома, – они реально могут помочь? Или это все бесполезно?

Вадим Покровский: Вводится это в основном для защиты как раз старшего поколения. Потому что молодежь переносит заболевание это очень легко. А вот смерти в основном связаны с возрастной группой, старше 60… старше 70 лет. Поэтому вот хотят таким образом защитить именно пожилых людей, чтобы они не подцепили где-нибудь коронавирус и, не дай бог, не умерли. Но, как всегда, у нас бывает здесь небольшой перебор. Мол, чем жестче, тем лучше. Выйдет, некоторые представляют так, что если пенсионер выйдет подышать воздухом на крылечко, его схватят какие-нибудь волонтеры или Росгвардия и приговорят к 7 годам заключения. Некоторые сейчас думают. Но, конечно, все это не в такой форме должно происходить. И, скорее всего, будет в нормальной форме. Просто надо создать пожилым людям условия адекватные, чтобы они подвергались минимальному риску. Как – это зависит и от места жительства. Одна ситуация в городе, другая ситуация в сельской или такой поселковой местности. Но надо ориентироваться на местные условия.

Марина Калинина: Вадим Валентинович, буквально несколько минут назад нам в студию звонила женщина и сказала, что она не может дозвониться ни в одну соцслужбу, чтобы ей привезли продукты. И она собирается идти сама.

Вадим Покровский: Но естественно, эта ситуация будет происходить. Потому что даже выступавшие передо мной … разводили панические настроения. Пока что эпидемии внутри нашей страны нет. Все выявленные случаи связаны с завозом из-за рубежа. Или приехавшие из-за рубежа, или те, кто с ними непосредственно контактировал. Поэтому перебора не должно быть. Потому что, действительно, будет увеличиваться социальное напряжение. И психические будут у людей развиваться, из-за того что их там изолируют совсем непонятно по какой причине, и еще обещают в тюрьму посадить, когда они выйдут на улицу. Но это, в общем, явно панические настроения, которые охватили…

Марина Калинина: Вадим Валентинович, еще один короткий вопрос. А родственники, дети, внуки не могут тоже приезжать к пожилым людям?

Вадим Покровский: Ну, естественно, получается, что если… т. е. к ним приезжают родственники, по очереди их навещают, то каждый теоретически может с ним привезти вирус. Поэтому здесь как раз должны все просто понимать ситуацию. Надо по возможности уменьшить контакты. Потому что если человек за день встретил пятерых родственников или одного – разница риска заражения соответственно в 5 раз, да? Потому что чем больше людей приходит, тем больше риск заражения.

Петр Кузнецов: Ну, так, Вадим Валентинович, ну это мы на такую социальную уже глубокую тему выйдем. Но в таком случае дети-то совсем своих стариков забудут.

Вадим Покровский: Причем здесь социальная тема? Причем здесь социальная тема? Ну, договоритесь, что только один родственник будет приносить продукты бабушке, вот и все. А не бегать всей толпой. Вот, кстати, в Италии одна из причин, почему там быстро коронавирус распространился, это странная привычка ходить на прием к врачу всем по несколько родственников. Наши коллеги, которые там работали, хватались за голову. Приходит человек очки подобрать, а с ним еще 5 родственников приходит. У нас такого не должно быть.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Вадим Покровский, академик Российской академии наук, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора.

Петр Кузнецов: Петербург на связи.

Марина Калинина: Юрий, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Я тоже по этому же поводу. И хотел бы сказать. Вот будут сажать, там, как говорят, на 7 лет…

Петр Кузнецов: Пока нет. Пока только рассматривать будут на следующей неделе…

Марина Калинина: Это пока, пока…

Петр Кузнецов: …и неизвестно, будет ли заседание.

Зритель: Нет, вот я бы и хотел уточнить, куда они будут сажать. В тюрьму или в хлорку? Вот. Потому что хлорки нигде нету. Ни одна помойка не обработана, ни туалеты. Всякие вот эти голубые скворечники, понимаете. Это же рассадники везде. Китайцы ходят. Дозвониться до социальных служб – нет. Там даже очередь обычная в социальные службы, так вот, по поводу скидки на квартплату. И т. д. В общем, бардак страшный. Ужас что творится.

Петр Кузнецов: Юрий, тут… а, но вы в Петербурге… Юрий, скажите, пожалуйста, а в Петербурге еще не хотят ввести такой карантин?

Марина Калинина: Что у вас говорят об этом?

Зритель: Ну, говорят же всё и по радио, и по телевидению, понимаете.

Петр Кузнецов: Но пока вам можно выходить?

Зритель: А чего они хотят, мне они лично не сообщали. Может, что-нибудь пришлют.

Петр Кузнецов: Слушайте, хорошо, тогда вопрос в чем. Вот на примере Москвы тут 4 тыс. руб. предлагают тем, кто вынужденно окажется на эти 3 недели на карантине. Как вам кажется, какие-то выплаты и в каких размерах смягчат ситуацию для вас?

Зритель: Но что такое 4 тыс. руб.? Сейчас же все подорожает.

Петр Кузнецов: Что такое 4 тыс. руб. для пожилого человека?

Зритель: За 4 тыс. это сейчас ничего. Я прихожу в аптеку и покупаю лекарства на 4 тыс. И они мне спокойно продают. Со скидкой. Вот. А все остальное куда еще, где…

Петр Кузнецов: Спасибо. Держитесь. Юрий, Санкт-Петербург.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: 74% (мы подводим итоги голосования). 74% не готовы…

Марина Калинина: Сидеть дома.

Петр Кузнецов: …сидеть дома в течение 3 недель. Напомню, что это не только проект Москвы, которая с сегодняшнего дня вводит карантин для пожилых и для людей с хроническими заболеваниями, но уже мы видим, что из разных регионов…

Марина Калинина: В двух регионах уже точно будет введен.

Петр Кузнецов: …точно, да, приходят подобные сообщения, и мы уверены, что этих регионов будет больше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски