«Пожизненное лишение прав за пьянство породит коррупцию»

Гости
Максим Едрышов
руководитель Федерации автовладельцев России

Мария Карпова: Весь час мы выясняли и продолжаем выяснять, можно ли победить пьянство за рулем. У вас еще есть время проголосовать – на короткий номер 5445. Можно ли победить пьянство за рулем? – «да» или «нет».

Петр Кузнецов: Мы продолжаем это обсуждать. Очень много SMS-сообщений! Сейчас к ним вернемся.

По статистике, нетрезвое вождение – одна из главных причин смертельных аварий. В качестве меры предотвращения, напомним, в Правительстве предложили пожизненно лишать прав таких автовладельцев. И вот через минуту мы подведем итоги SMS-опроса. Можно ли вообще пьянство за рулем победить? – «да» или «нет». Еще раз: 5445.

А прямо сейчас – слово жителям Екатеринбурга, Липецка и Чебоксар. Им задавали вопрос: «Какие меры наказания для пьяных водителей вы бы назвали как эффективные?»

ОПРОС

Екатеринбург

– Пьяный? Это уже все, это кто-то должен погибнуть. Надо его засадить, чтобы он больше не садился за руль. Я так считаю.

– Ой, такой сложный вопрос. Ну, наверное, забирать права. Почему? Ну, потому что, по идее, он не будет иметь права ездить. Хватит, наездился.

– Лишение прав. Я думаю, что садить бессмысленно, если только тяжкие какие-то последствия. А так можно лишить. Со второго раза, наверное, пожизненно нужно лишать.

– Лишение прав навсегда.

– Для пьяных? Уголовная ответственность. Потому что по факту человек осознает, что он совершает преступление. Потому что в большинстве случаев из-за этих водителей получаются аварии смертельные.

Липецк

– Пожизненно отбирать права. Потому что он все равно через какое-то время сядет за руль и поедет пьяный опять же. Понимаете, это неисправимые люди.

– Лишение года на два, на три. Больше не надо. Два-три года достаточно, я думаю. Пешком будет ходить.

– Отнимать права и штраф такой, чтобы были суммы больше. Назначить штраф тот – 50 тысяч.

– Если сел за руль, то я думаю, что сажать. Ну, суток на пятнадцать для начала.

– Штрафы, наверное, не помогают уже, потому что штрафуют, наказывают и прав лишают. Машину забрать, наверное, на сколько-то.

– Как минимум арест. Причем я считаю, что тоже его срок должен быть достаточен, для того чтобы гражданин, побыв в заключении, даже в виде ареста, понял и осознал свою ошибку, свою вину.

Чебоксары

– Лишать таких, допустим. И родных их, детей тоже не допускать. Пускай дети будут за своих родителей отвечать.

– Лишить прав, конфисковать автомобиль и срок большой какой-то за нетрезвое вождение. Это серьезное дело.

– Я считаю, что нужно сделать бессрочное лишение прав, чтобы лишали прав навсегда, без возврата. А машину можно забрать на штрафстоянку.

– Лишать пожизненно прав – тогда не будут пить. Ну а больше ничего не сделаешь. Они как пили, так и будут пить.

Мария Карпова: Вот я думаю, что все такие сознательные и все говорят: «Лишать прав. Самое строгое наказание». А почему тогда у нас такая статистика? Я не могу понять, ей-богу!

Петр Кузнецов: Можно ли победить пьянство за рулем? «Да» – 51%, «нет» – 49%. Это итоги SMS-опроса. Так голосовали наши телезрители. В общем, 50 на 50 получилось.

Обсудим эти цифры спорные, конечно, и инициативы спорные иногда. Что же все-таки поможет? Максим Едрышов нам точно поможет сейчас, руководитель Федерации автовладельцев России с нами на прямой связи по Skype. Здравствуйте, Максим.

Мария Карпова: Здравствуйте, Максим.

Максим Едрышов: Доброе утро.

Петр Кузнецов: Максим, ваши версии? Вот у нас 50 на 50, не определился у нас наш телезритель. Можно ли у нас победить пьянство за рулем?

Максим Едрышов: Я думаю, что можно, в принципе. И можно даже это сделать с минимальными изменениями законодательства. Я вообще, если честно, выступаю против пожизненного лишения прав.

Мария Карпова: Так, обоснуйте, пожалуйста.

Максим Едрышов: Пожизненное лишение прав приводит сразу к коррупции, поскольку и тот, кого поймали, и инспектор ДПС прекрасно понимают, что вот точка невозврата, она уже есть, она пройдена.

Петр Кузнецов: То есть просто… Максим, извините. То есть просто увеличиваем размер взятки, иными словами, да? Чем жестче, тем больше просто.

Максим Едрышов: По сути, да. Это и так такая статья достаточно корупциоемкая. Многие люди и сейчас пытаются договориться с инспектором ДПС. У кого-то это прекрасно получается. Ну, если будет лишение прав пожизненное, то просто размер денежных таких взяток будет больше.

Мне кажется, надо как раз бороться сейчас с неотвратимостью наказания, для того чтобы человек, действительно, и платил штраф. У нас сейчас за пьянку предусмотрен штраф 30 тысяч рублей с лишением права управления на срок от полутора до двух лет. То есть уже вполне себе реальное наказание. Просто собираемость этих штрафов – она чуть-чуть выше 30%. И очень многие люди просто не платят эти самые штрафы, тем самым уходя фактически от наказания.

Госдума в 2016 году приняла отличный, на мой взгляд, законопроект в первом чтении, чтобы транспортное средство возвращали после уплаты залога в 30 тысяч рублей – как раз сумма этого штрафа. Пока не заплатил штраф, машину обратно не получишь. Но до второго чтения за пять лет закон так и не дошел по каким-то непонятным причинам.

Мария Карпова: Какие еще методы вы бы назвали эффективными? Что еще надо ввести?

Максим Едрышов: Ну, у нас и так сейчас достаточно жесткое законодательство, особенно если мы говорим про ДТП с какими-то последствиями. Существенно увеличили два года назад сроки. Сейчас фактически приравняли к убийству некоторые составы правонарушений, связанные с пьяным вождением.

Но если мы говорим про большое реформирование, то, может быть, следует обратиться к опыту зарубежному в тех странах, где автомобилизация выше, чем у нас, и с безопасностью дорожного движения все по-другому. Но не всем это может понравиться.

Во многих странах мира вообще наказание за пьянку дифференцировано от степени опьянения. То есть если легкая степень опьянения, то это, как правило, какой-то большой, очень большой штраф. Если говорить про нас, то это может быть 100–200 тысяч рублей. Но при этом надо опять же создать условия для неотвратимости наказания.

Мария Карпова: Опыт какой страны вы бы посоветовали нам перенять?

Максим Едрышов: Ну, европейские страны. Во многих европейских странах дифференциация идет. Средняя степень – это лишение прав уже с крупным штрафом. И если человек совсем уж в каком-то неприличном состоянии опьянения находится за рулем, то это, как правило, срок, реальный срок – на полгода, на год лишение свободы. И тогда человек, действительно, может о чем-то задуматься.

Петр Кузнецов: Максим Едрышов, спасибо, и его методы.

Мария Карпова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Руководитель Федерации автовладельцев России.

Это первый час «ОТРажения». Мария Карпова и Петр Кузнецов. Вернемся через три минуты, никуда не уходите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
КВ
Ведущая спрашивает: "Почему у нас такая статистика?". А сколько патрулей проехало мимо корреспондентов, пока они снимали репортаж? Один, два или ни одного? Вот и весь ответ на вопрос: а кто следит за безопасностью на дорогах? ГИБДД превратилась в филиал налоговой, проводя рейдовые "тематические" мероприятия и занимается выполнением плана. Текущих наказаний вполне хватало, если бы они были неотвратимы (а то когда у водителя 500 штрафов и его "поймать" не могут...)