Позвони мне – заплати. Цены на сотовую связь могут вырасти на 15%

Позвони мне – заплати. Цены на сотовую связь могут вырасти на 15% | Программы | ОТР

Так операторы хотят компенсировать убытки за прошлый год. Каких тарифов это коснется?

2021-01-18T12:26:00+03:00
Позвони мне – заплати. Цены на сотовую связь могут вырасти на 15%
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Половников
руководитель агентства Content Review
Леонтий Букштейн
шеф-редактор портала «Мобильные телекоммуникации»

Иван Князев: Еще одна из новостей наступившего года. Цены на сотовую связь могут вырасти, ни много ни мало, процентов на 15. Причин для этого несколько, как говорят эксперты. Во-первых, пандемия. Все мы сидели дома, за границу не летали, не ездили в прошлом году, роумингом не пользовались. Плюс операторам пришлось перестраивать работу под новое российское законодательство.

Тамара Шорникова: Сколько в итоге рядовой потребитель, каждый из нас, ежемесячно будет кидать денег на свой мобильный телефон? Сколько вы сейчас платите за сотовую связь и какие тарифы подорожают? Узнаем у экспертов прямо сейчас. Вы же звоните и пишите в прямой эфир.

Иван Князев: Сергей Половников у нас сейчас на связи со студией, руководитель агентства Content Review. Здравствуйте, Сергей Геннадьевич.

Сергей Половников: Здравствуйте.

Иван Князев: Сергей Геннадьевич, вот если отталкиваться от того отчета, который представила ваша компания, – какие расходы понесли сотовые операторы в прошлом году и какие доходы недополучили? О каких цифрах вообще идет речь?

Сергей Половников: Вы упомянули уже международный роуминг. Это действительно достаточно большие доходы были, которые теперь исчезли. Но наибольшие убытки, если так можно назвать, все-таки стали следствием режима самоизоляции. Потому что операторы в течение весны постоянно увеличивали емкость сетей и модернизировали оборудование для того, чтобы все мы, находясь дома, смогли работать удаленно (это видеоконференцсвязь), чтобы дети, которые тоже сели дома, имели доступ к развлекательным и учебным ресурсам (удаленное обучение). И помимо всего этого, еще и реализация новых законодательных инициатив. В частности, это доступ к социально значимым ресурсам, список которых почему-то разросся и включил в себя коммерческие сервисы. Это заставило операторов резервировать достаточно большие средства на реализацию этого закона. И мы оцениваем потери от этого закона, т. е. то, что недополучат операторы, это в районе 200 млрд. руб.

Тамара Шорникова: Да, эту цифру запомним и о ней еще немного поговорим. Но сначала хочется вот о чем. Это все-таки бизнес.

Сергей Половников: Да.

Тамара Шорникова: В бизнесе бывает хороший, «жирный» год, как часто говорят, бывает не очень. Хороший бизнесмен оценивает такие потенциальные риски и соответственно что-то там про запас всегда хранит. Потому что не может быть каждый день успешным. Вопрос: почему всегда выходит так, что вот отыгрываются на потребителях, на покупателях? Мол, ну что, мы потеряли, давайте теперь вы побольше нам заплатите.

Сергей Половников: Ну, ответ – он очевидный. Операторы связи это один из немногих бизнесов в России, который не получает дотации от государства. Если те же самые авиакомпании попали в трудную ситуацию и получили дотации, то операторам никто ничего возмещать, компенсировать или даже хоть как-то послаблять, там, регуляторику не стал. Именно поэтому за любые инициативы, которые выдвигаются Министерством связи, Федеральной антимонопольной службой, – за все платим мы с вами. Потому что мы единственный источник, как вы правильно отметили, у коммерческих компаний, т. е. операторов связи.

Тамара Шорникова: Да, хорошо. Еще вопрос. В принципе ответ уже понятен, извините, просто время ограничено. Но – хорошо, дотаций нет, но есть, мы видим их по телевизору регулярно, большие траты на рекламу тоже. Т. е. известные люди всегда рекламируют тех же сотовых операторов, связь, коммуникации и т. д. Это очевидно большие гонорары, например. Может быть, можно было бы начать с оптимизации собственных расходов? Т. е. деньги есть у людей, это видно.

Сергей Половников: У компаний, вы имеете в виду.

Иван Князев: У компаний.

Тамара Шорникова: У компаний, но компании – это люди.

Сергей Половников: Конечно. У меня лично большой вопрос к рекламным кампаниям операторов. Но если мы посмотрим на стоимость этих кампаний (а мы общаемся с маркетологами, т. е. мы примерно представляем, сколько это стоит), это не такие большие расходы. И плюс ко всему они все вшиты в стоимость приобретения, так называемую стоимость приобретения нового абонента. Т. е. можно, конечно, убрать всю рекламу операторов. От этого мало что изменится. Потому что гонорар там такого лысого лица одного из операторов, он там исчисляется всего лишь (я подчеркиваю: это в контексте бюджетов операторов) это 1-2 млн. долл. в год. Это очень небольшие деньги в сравнении с остальными всеми расходами.

И действительно большие вопросы в принципе к тому, как операторы ведут конкурентную борьбу. Ведь сейчас у нас в России проникновение связи, т. е. количество сим-карт, уже превысило 2 сим-карты на одного человека. Уже некуда, незачем уже что-то рекламировать. Пора бы заняться обеспечением других сервисов. Но, опять же, если мы говорим, там, про сети пятого поколения, – нет частот. А частоты это опять государство. Опять мы возвращаемся к неприятной, мне кажется, немножко теме. Потому что все-таки государство делает многое для нас, а особенно в контексте, допустим, того же социального Интернета. Идея-то очень здравая. Госуслуги, доступ к ресурсам администраций – это важно, это нужно. Я это всецело поддерживаю. Но, как всегда, по дороге добавляются какие-то странные вещи, типа дополнительных каких-то ресурсов, там, от Яндекса, от Mail.Ru. Это коммерческие компании. Почему к ним должен быть бесплатный доступ?

Тамара Шорникова: Нина, подождите, пожалуйста… Нам дозвонилась телезрительница. Буквально пару минут. Просто мне кажется, что это очень удачный сейчас был входящий звонок по одному из популярных мессенджеров. А не получится ли так, что просто связь станет настолько дорогой… Уже многие в принципе, я не знаю, кто пользуется минутами, СМС-ками, уже многие общаются, там, Ватсап, Вайбер, Скайп и т. д. Не будет ли массового исхода?

Иван Князев: Ну, обратный эффект получится.

Сергей Половников: Действительно, вы затронули правильную тему. Что голосовая связь и СМС-ки немножко уходят в прошлое. Почему немножко? Потому что отказа от тех же самых СМС (хотя, казалось бы, да?) – его нет. Это до сих пор достаточно большой кусок пирога, который получают операторы от абонентской платы и от трат абонентов. Но вы упоминаете, что связь может стать очень дорогой. Но давайте мы посмотрим на европейских наших соседей и на США.

Тамара Шорникова: А давайте мы не будем смотреть. Потому что тогда придется их зарплаты тоже посчитать, а они, знаете ли…

Сергей Половников: Ну, и налоги тогда придется посчитать, вы знаете.

Тамара Шорникова: Ну, в общем, да. Это не очень равнозначная конкуренция. Поэтому давайте все-таки про нас говорить, про нашу страну.

Сергей Половников: Давайте про нас поговорим, хорошо, не вопрос. Мы получаем сейчас услуги достаточно недорогие. Я неоднократно говорил у вас в эфире, что рентабельность (вот рентабельность, чтобы оператору в ноль выйти по расходу и доходу), рентабельность абонента – это трата в 500-600 руб. ежемесячно. У нас далеко не все тарифы 500-600 руб. И более того, для многих регионов, где доходы не такие высокие, как, допустим, в той же Москве, там существуют более низкие тарифы. Есть социальные тарифы. Т. е. варианты есть.

Другое дело, что давайте тоже будем честны. Мы все хотим ездить, условно говоря, на Ламборджини, но это слишком дорого. Если нам надо ехать, то можно найти разные варианты. Со связью то же самое. И если… опять же, давайте не будем ходить тогда туда, где очень много зарабатывают, как вы говорите. Давайте сходим в Азию. Там зарабатывают не много. Так вот, там тоже достаточно высокие тарифы, если так посмотреть. И опять же, мы мониторим стоимость мобильного Интернета в мире уже несколько лет раз в полгода. Скоро будет новый у нас мониторинг. И я вам хочу сказать, что за последние полгода во всем мире мобильный Интернет подорожал по сравнению с нами. Это я так, забегая вперед. Не могу сказать сейчас, на сколько. Но наши позиции в рейтинге самого дешевого Интернета и безлимита в мире – они очень сильно выросли за последние полгода.

Иван Князев: Сергей Геннадьевич, давайте все-таки вместе послушаем наших телезрителей.

Сергей Половников: Конечно.

Иван Князев: Нам Нина дозвонилась сейчас. Нина, здравствуйте. Слушаем вас.

Тамара Шорникова: Да, Волгоград на связи.

Зритель: Да, мне очень интересно было послушать, что везде кругом во всем мире растут и у нас должны … цены. Мы пенсионеры, сидим по домам на самоизоляции. Раньше мы проговаривали по 200 руб. в месяц, а теперь мы проговариваем по 600, по 700 руб. в месяц, потому что общение нам все равно нужно. Спасибо за хорошую информацию. Теперь мы отключим все телефоны и будем сидеть в норках своих. Изолированные. Все делается для того, чтобы люди пожилые не общались, потому что слишком все цены растут. За Интернет я плачу 450 руб. в месяц. Скорость у меня где-то максимум 1,7 Мб в компьютере. И тоже связи никакой нету. Потому что это очень маленькая скорость для связи.

Иван Князев: Да, спасибо. Спасибо вам, Нина. Ну, вот видите, какой аргумент от наших телезрителей. Достаточно серьезный. Каких тарифов действительно все-таки это коснется?

Сергей Половников: Цены повышаются всегда на средний тариф. Т. е. это стоимость от 400 до 700 руб. А что касается телезрительницы, которая дозвонилась. Ну, все-таки давайте будем, опять же, честны: не совсем типичный пенсионер. Если пенсионер знает скорость Интернета, ну, это прямо продвинутая пенсионерка. И это очень отрадно, на самом деле, что старшее поколение начинает так хорошо разбираться и задает правильные, неудобные вопросы. Что же касается ее вопроса относительно голосовой связи. Действительно, так как голосовой связью пользуются все меньше и меньше, и в основном это старшее поколение, то она и дорожает. Т. е. это просто баланс спроса и предложения. Я могу порекомендовать все-таки вернуть домой домашний проводной телефон. Постольку поскольку там тарифы регулируются государством, они там безлимитные, что касается голосовой связи, и – пожалуйста, можно общаться. Но вообще той скорости, которую упомянула уважаемая телезрительница, вполне достаточно для того, чтобы общаться голосом по мессенджерам: тому же самому Ватсап, Телеграму, Вайберу… не знаю, каким конкретно она пользуется.

Тамара Шорникова: Да, спасибо за разъяснение. Сергей Половников, руководитель агентства Content Review, был с нами на связи. Вот СМС от телезрителей. Москва: «Связь должна войти в прожиточный минимум. Или компенсация хотя бы должна быть для пенсионеров». Ростовская область: «Качество связи стало намного хуже. За что тогда подорожание?» (Ну, вот, читаем, как написано). Воронежская область: «Будем общаться с ОТР, там пока звонки бесплатны».

Иван Князев: Ну, «чем выше будут цены, тем меньше потребителей», – считают наши телезрители в Коми. Потом, люди пишут, что «все расходы сотовой связи сегодня дешевле стационарного телефона». Еще один звонок у нас в студии. Здравствуйте. Анатолий на связи.

Тамара Шорникова: Да, слушаем Анатолия. Да, приветствуем, Омск, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Анатолий, расскажите, сколько…

Иван Князев: Сколько вы тратите на сотовую связь, Анатолий?

Тамара Шорникова: Да. Слышим вас хорошо.

Зритель: В общем, у меня вот такая история. Я, как, на Tele2. Приходят СМС-ки каждый день, что вы подключены успешно на воду на какую-то…

Иван Князев: На какую воду, Анатолий?

Зритель: Ну, вода. Вода. Вот. Приходит СМС-ка: «В Гондурасе идет дождь, не ходите на работу».

Иван Князев: Ага! Т. е. вот это всякие платные СМС-оповещения, платные услуги скрытые, как обычно они бывают.

Тамара Шорникова: Возможно, платные. Мы не знаем.

Зритель: Вот. Я ходил к абоненту… как называется, в этом, в Tele2. Мне сказали: это, говорит, еще идет с Москвы. Ваш региональный номер +7.

Иван Князев: Так. И сколько в итоге это добавляет к вашей ежемесячной плате за сотовую связь? Вот подобного рода услуги, подобного рода СМС.

Зритель: Почему «добавляет»? Каждый день с меня снимают 15 руб. за услугу, вот за это, что в Гондурасе вода, дождь и не ходите на работу.

Иван Князев: А отключить ее нельзя? Не пробовали?

Зритель: Вот я и сходил к оператору. Они меня отключали. Тут же опять приходит СМС-ка: вы успешно подключены на воду. И опять же эти.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, ситуация.

Иван Князев: Анатолий, спасибо. Но это на самом деле частая история. И вот таких вот моментов еще в прошлом году, в 2020 году, у сотовых операторов было много, когда они всякие разные скрытые услуги маскировали вот именно в это повышение цен. Еще один эксперт у нас на связи.

Тамара Шорникова: Да. Леонтий Букштейн, шеф-редактор портала «Мобильные телекоммуникации». Леонтий Ефимович, здравствуйте.

Леонтий Букштейн: Добрый день, добрый день.

Тамара Шорникова: Да, может быть, сразу можете что-то посоветовать нашему телезрителю, как ему избавиться от неугодных ему услуг?

Леонтий Букштейн: Тут рецепт очень простой. Надо прийти в офис оператора и сказать: отключите мне все, кроме связи, СМС и мобильный Интернет. Я знаю, такие случаи, да, постоянно. Даже у меня был … такой эпизод, когда мне вдруг подключили какие-то платные услуги, на грани уже, по-моему, порнографии. Ну, что за дела? Извинились и отключили. Т. е. надо следить за своим а) тарифом, который может быть устаревший, архивный, со слишком высокой ценой. Тариф надо обновлять, смотреть, что в нем. И во-вторых, знать свои подключения. Это можно запросить у оператора даже по короткому номеру, и вам ответят: то-то, то-то, то-то. А так просто молча платить за информацию о ливнях в Гондурасе – конечно, это смешно. Это или кто-то шутит с вашим слушателем, или тут вообще какая-то непонятная история. Во всяком случае, это недопустимо ни в каком разе. С этим надо заканчивать сразу. Как только вы заметили, что у вас пошла плата вверх, а ваши контактные звонки более или менее одни и те же, – все, значит, вы попали на какой-то новый сервис.

Иван Князев: Идти к оператору и отключать. Леонтий Ефимович, смотрите, в прошлом году Федеральная антимонопольная служба уже проверку проводила в отношении четырех операторов сотовой связи. Выявили рост цен на 3,5%. А результаты? Что нашли? Они посчитали, что это обоснованно либо необоснованно? Как вы сейчас сами считаете, как эксперт: обоснованно повышение или нет?

Леонтий Букштейн: Ну, вот коллега говорил передо мной, что действительно на операторов, хотя это частный бизнес (тоже это подчеркиваю), на них грузит много государство всяких обязанностей и проблем. Оператору деться некуда. Связь – это единственная, может быть, отрасль, кроме оборонки, которая жестко, четко, постоянно регулируется государством. Это не без повода. Потому что от государства оператор получает лицензии, частоты и прочее, и ему, как говорится, с государством ссориться не с руки, да и невозможно. 3,5%, честно говоря, у меня вызывает улыбочку. Что там за деньги 3,5%, если вы платите 100, 200, 300 руб.? Это чистая такая математическая игра. И, кстати, в том обзоре, который у коллеги в его агентстве был сделан, там же подчеркнуто в одной строчке, что это повышение может касаться тех, у кого от 600 до 900 руб. плата в месяц. Ну, если я плачу 900, как-нибудь я переживу еще 100 руб., это стопудово. Остальные…

Иван Князев: Ну, а если 500, то это уже другой вопрос.

Леонтий Букштейн: Ну, 500 тоже, так, тоже немало. Но и дело не в этом, что мы хотим нивелировать проблему, потому что человек много платит. Мы вчера получили пресс-релизы из Минцифры с заявлением замминистра Иванова, что никакого повышения никто не планирует. Опять же, маленькая оговорочка: в январе. Но еще есть 11 месяцев, да ведь? Ну, во всяком случае, настроение понятное. ФАС будет жестко с этим заниматься. Никуда не деться.

Тамара Шорникова: Да. Леонтий Ефимович, а вот можно с вами вернуться к той цифре, которую называл предыдущий эксперт, что совокупные ежегодные расходы операторов на исполнение законодательных инициатив (а это и пакет Яровой, и вот как раз предоставление бесплатного доступа к социально важным ресурсам), все это они оценили, сотовые операторы, компании…

Иван Князев: В 150-200 млрд.

Тамара Шорникова: …в 200 млрд. Причем 150 из них – это непосредственно предоставление бесплатного доступа к Интернет-ресурсам. И я вот, честно, здесь не очень понимаю. Потому что, ну, у многих сейчас, например, безлимитный тариф на Интернет. Т. е. ты, там, платно, бесплатно будешь на эти ресурсы заходить – кажется, что, я не знаю… Вышки вроде как бы отдельные не нужны…

Иван Князев: Вайфая много у кого.

Тамара Шорникова: …для вот, ну, они и раньше предоставляли. Просто раньше платно, а теперь бесплатно. Почему такая большая сумма?

Леонтий Букштейн: Сумма на самом деле звучит страшно, если сравниваешь со своей зарплатой. А на самом деле это для четырех операторов – это, знаете, из четырех у самого еще новенького, младшенького, 40 млн. абонентов. 40! А у старшенького, которого мы все знаем, там более 80 млн. А? Давайте берем калькулятор и умножаем даже, там, пусть 300 руб. в месяц на эти миллионы и миллионы. Мы увидим, что цифра-то получается многозначная. Так что – 200 звучит впечатляюще, но когда мы видим, что 140 млн. граждан страны, да еще не по одному счету, имеют не по одному счету, телефонному номеру, получается не так страшно в принципе.

Хотя, когда пошла речь о вот этих мессенджерах, был страшный, конечно, эпизод. Все плакали операторы. И было совещание большое, я помню, в аналитическом центре правительства. И говорили: все, это триллион потери будут. И по Яровой то же самое. А потом потихонечку как бы расслабились, получили удовольствие. Потому что есть мессенджеры. Если вам так дорого, ну, есть три мессенджера как минимум, пользуйтесь, там все бесплатно. Это первое. Второе. Порталы Госуслуги и других госуслуг. Зачем заходить туда с мобильного? По домашнему вайфаю бесплатно, ради бога. Т. е. не надо становиться в позу, что у нас безвыходный вариант, мы должны платить. Есть полно способов затраты снизить и вообще свести к нулю. Я захожу на портал Госуслуг – зачем мне на мобильном, когда есть стационарный компьютер и в нем вайфай, в принципе, бесплатный по объему?

Так что, знаете, слухи о нашей скорой смерти несколько преувеличены. И при этом мобильная жизнь. И потом…

Тамара Шорникова: Да, Леонтий Ефимович, простите, коротко буквально, вот ваш прогноз все-таки: подорожает связь, нет? Если да, то когда? И на сколько?

Леонтий Букштейн: Связь как таковая не подорожает. Потому что это нельзя определить. Вы знаете: хлеб стоит 60 руб., подорожание – 70. В связи все гораздо сложнее. И там у операторов масса вариантов предложить вам новые пакеты, где будет что-то зашито. Это очень сложно вычислить. Поэтому я бы не говорил так: связь будет дорожать. Действительно, это уже социальный объект. И даже, я, действительно, согласен: может, его внести именно вот в тот список (электроэнергия, квартплата), где есть скидки. Потому что без связи жить сейчас…

Иван Князев: Но подождите. А если упростить? Вот я в месяц трачу на сотовую связь порядка 500-600 руб. Я активный пользователь. Через месяц я сколько буду платить?

Леонтий Букштейн: Вот господин Иванов из Минцифры сказал: через месяц будете точно платить…

Тамара Шорникова: А через два?

Иван Князев: А через два тогда?

Леонтий Букштейн: Вы знаете, операторы (и я, опять, сказал) регулируются государством. Они также подконтрольны полностью ФАС. И с Федеральной антимонопольной службой так просто они не могут поговорить: хотим вот и будем. Нет, с ними будут разговоры конкретные: почему, зачем, отчего, покажите расчеты. Так что, если кто-то боится, что без нас нас женят, вот возьмут и повысят, – нет. Тут проходит такая цепочка согласований. И так просто не удастся вот взять да и задрать цены. Не получится.

Иван Князев: Ну, понятно. В общем, осталось подождать всего ничего: пару месяцев. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да. Леонтий Букштейн, шеф-редактор портала «Мобильные телекоммуникации».

Иван Князев: Вот что пишут наши телезрители. В основном, конечно же, все негативно воспринимают эту новость: то, что сотовая связь подорожает. Однако из Омской области знаешь что пишут? «Будем чаще живьем общаться». Вот позитивный какой-то момент находят во всем этом. К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Так операторы хотят компенсировать убытки за прошлый год. Каких тарифов это коснется?