Анатолий Сак: Чум не является жилым помещением, и кочевники формально не могут забрать себе детей-сирот. Но забирают

Анатолий Сак: Чум не является жилым помещением, и кочевники формально не могут забрать себе детей-сирот. Но забирают
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Наталья Стребкова
Уполномоченный по правам человека в ХМАО-Югра
Анатолий Сак
Уполномоченный по правам человека в Ямало-Ненецком АО
Сергей Миневцев
Уполномоченный по правам человека в Тюменской области

Константин Чуриков: Ну а сейчас – наша постоянная рубрика, подготовленная совместно с Аппаратом Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, называется она "Права человека". И сегодня расскажем о защите социальных прав граждан и проблемах развития системы социального обслуживания, социальных услуг. О чем в принципе идет речь? Это, например, предоставление жилья сиротам. Это, например…

Оксана Галькевич: Помощь одиноким пенсионерам.

Константин Чуриков: Помощь одиноким пенсионерам – сиделка, например, медсестра, которая приходит.

Оксана Галькевич: Или какие-то другие формы есть, может быть, какие-то частно-государственные. Мы на самом деле пытаемся изучать эту ситуацию в масштабах страны. Именно для этого мы решили сегодня связаться с несколькими, с разными регионами. У нас это будет сегодня Тюмень, Тюменская область. Это будет Ямало-Ненецкий автономный округ. И еще один регион у нас…

Константин Чуриков: Ханты-Мансийский автономный округ, с которого, собственно, мы и начнем. Это все регионы Западной Сибири.

Сейчас у нас на связи уполномоченный по правам человека в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре, Наталья Васильевна Стребкова. Наталья Васильевна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Наталья Васильевна.

Наталья Стребкова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте для начала просто расшифруйте, чтобы было просто понятнее нашим зрителям, о каких социальных услугах мы сегодня с вами говорим. И собственно какие есть проблемы?

Наталья Стребкова: Добрый день, уважаемые телезрители. Вопросы социальной поддержки и социального обслуживания граждан всегда находятся в приоритете всех органов власти, исполнительной власти, я в этом убеждена, в любом субъекте. Спектр социального обслуживания граждан достаточно широк. Это обслуживание граждан и на дому, это и обслуживание в стационарных учреждениях, а также в учреждениях полустационарного типа.

Я бы хотела затронуть несколько аспектов относительно своего региона. 23% от общей численности населения (а это 370 тысяч граждан) у нас признаны нуждающимися в социальном обслуживании. Сеть социальных учреждений Ханты-Мансийского автономного округа – Югры достаточно хорошо развита и представлена 130 поставщиками социальных услуг, из них 53 государственных и 70 организаций негосударственного сектора. В регионе выстроена вся необходимая инфраструктура для предоставления социальных услуг на межсекторном уровне. В округе функционирует 10 стационарных организаций для престарелых и инвалидов. Больше всего в регионах (а я делюсь опытом со своими коллегами и из других субъектов) возникает именно в учреждениях этого сектора…

Оксана Галькевич: Наталья Васильевна, вы сказали об организациях негосударственного сектора. Это что имеется в виду? Немножко другим языком.

Константин Чуриков: НКО?

Наталья Стребкова: Это НКО, которые оказывают услуги по социальному обслуживанию населения. И у нас есть достаточно положительный опыт в этом плане. В трех направлениях уже предоставляются услуги по выдаче сертификатов на оплату социальных услуг. Граждане имеют право выбрать.

Константин Чуриков: Например, о чем идет речь? Чтобы просто было понятнее.

Наталья Стребкова: Уход за одинокими тяжелобольными гражданами – так называемые, как вы говорили, услуги сиделки. По постоянному постороннему уходу за одинокими гражданами пожилого возраста в учреждениях – так называемые резиденты для пожилых. И третье направление, достаточно хорошо развитое, – это ресоциализация наркозависимых граждан.

Константин Чуриков: Наталья Васильевна, с другой стороны, мы понимаем, конечно, что Ханты-Мансийский округ, как вообще и коллеги из ваших других регионов, – скажем так, это довольно богатые регионы страны, все-таки это нефтегазовая Россия. Тем не менее, наверное, все-таки проблемы какие-то есть, иначе бы и не было уполномоченным по правам человека. С какими проблемами в деле обеспечения населения этими социальными услугами сегодня вы сталкиваетесь?

На законодательном уровне до сих пор не урегулирован вопрос относительно недееспособных граждан, которые пребывают в учреждениях интернатного типа

Наталья Стребкова: Порядка 10% от общего числа обращений в почте уполномоченного занимают обращения по вопросам социального обеспечения, социального обслуживания, социальной помощи. Вопросы все индивидуальные. Я бы хотела затронуть те, которые масштабного характера, они требуют федерального вмешательства.

Например, не урегулирован на законодательном уровне вопрос относительно лиц, недееспособных граждан, которые пребывают в учреждениях интернатного типа. В соответствии с федеральным законом "Об опеке и попечительстве", например, опекуны или попечители не назначаются недееспособным или не полностью дееспособным гражданам, которые помещены под надзор в учреждения, а исполнение обязанностей опекунов или попечителей возлагается на указанные организации. При этом у них живы родственники, которые не хотят утрачивать связь с этими больными людьми и хотят видеть их в своих семьях в праздничные и выходные дни, вместе проводить отпуск. Однако законом не урегулировано, на каких основаниях, на каких условиях интернатное учреждение может передать родственникам недееспособного человека для того, чтобы они вместе провели время, отпуск.

В этом плане мы работаем с отраслевым министерством и очень надеемся, что мы добьемся положительных результатов и этот вопрос будет урегулирован. Тем более что в автономном округе на этот счет уже есть судебная практика, которая именно защитила права человека на то, чтобы он мог беспрепятственно бывать в семье, а не только находиться в учреждении.

Оксана Галькевич: Наталья Васильевна, и если коротко можно, вот интересно еще было бы услышать о каких-то альтернативных формах работы – например, о стационарозамещающих. Нам рассказывали и ваши коллеги, и наши коллеги-журналисты делали сюжеты о том, что появилась такая форма работы с одинокими людьми, как приемная семья. Но "приемная семья" мы обычно говорим применительно к детям, а я вас хочу спросить именно применительно к пенсионерам, к одиноким пожилым людям. Вот такая форма работы у вас развивается?

Наталья Стребкова: Да, конечно, развита достаточно хорошо такая форма. У нас 128 приемных семей. Точно так же у нас развита сеть "Приемная семья для пожилого человека", где может быть помощник, получающий заработную плату в размере почти 10 тысяч рублей – 9868 рублей получает помощник, который патронирует в том числе. То есть, если это не приемная семья, а если помощник работает с человеком. Если он не хочет менять привычных условий, но он одинок, то к нему прикрепляется, назначается органом опеки помощник, который за такое вознаграждение оказывает ему услуги на дому.

Константин Чуриков: Наталья Васильевна, мы желаем вам успехов. И желаем, чтобы все нуждающиеся были обеспечены необходимой социальной помощью, социальными услугами в Ханты-Мансийском автономном округе. Спасибо. Мы говорили с уполномоченным по правам человека в этом регионе.

К вам обращаемся, уважаемые зрители. Расскажите, какой социальной помощи и социальной защиты вы сегодня лишены. У нас есть возможность пообщаться с представителями разных регионов и как раз эти вопросы насущные задать. 8-800-222-00-14 – наш телефон. Телефон бесплатный. И SMS-портал тоже к вашим услугам – 3443, вначале буквы "ОТР".

Оксана, пожалуйста, нам пишут: "Пособие инвалиду первой группы в месяц – всего 1200 рублей". И спрашивает нас человек: "Это для того, чтобы эти люди самоуничтожились?" Действительно, когда мы говорим не просто о каком-то абстрактном явлении, как иногда мы обсуждаем, говорим "социальная помощь", "помощь одиноким"… У каждого человека – своя боль, своя история, свои нужды, извините. И когда вот такая сумма…

Оксана Галькевич: Друзья, вы пишите, пожалуйста, где вы живете, чтобы нам было понятно. Ну, честно, иногда сложно поверить. Правда? Точно так же, как когда мы проводили опрос в рамках нашей рубрики "Реальные цифры", и нам написали, по-моему, из Еврейской автономной области о зарплате в 500 рублей. Поверить в это невозможно.

Константин Чуриков: Поверить можно в нашей стране во все. Сейчас мы переходим к нашему следующему спикеру. На связи уполномоченный по правам человека уже в Ямало-Ненецком автономном округе Анатолий Сак. Анатолий Иванович, здравствуйте.

Анатолий Сак: Добрый вечер, уважаемые коллеги.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Анатолий Иванович.

Константин Чуриков: Ну что, принимайте эстафету. И все-таки, наверное, мне кажется, будет честнее, если сначала расскажем именно о проблемах, о том, какой у вас сегодня фронт работ в деле обеспечения населения социальными услугами.

Анатолий Сак: Хорошо, вопрос понятен. На данном этапе существенного сокращения масштабов семейного и детского неблагополучия предполагается добиться, конечно, с введением программы, с реализацией мероприятий по федеральной программе "Россия без сирот" на 2013–2020 годы. Вместе с тем в мой адрес поступают обращения от данной категории граждан, за три года я их получил 48.

Проблемы различные. Обращаются и по вопросам образования, и по жилью, и имущественные отношения, документирование и многое-многое другое. Проблемы нет, а есть вопросы, которые я не могу решить один и прибегаю к помощи органов прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа в части получения решений по детям-сиротам, оставшихся без попечения родителей в возрасте до 18 лет, которым органы госвласти уже отказали в силу достижения возраста 23 лет в постановке на учет для предоставления жилья во внеочередном порядке. Я собираю документы, полный пакет документов, обращаюсь с просьбой в органы прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа рассмотреть мои материалы и выйти с исковым заявлением в суд для защиты законных прав детей-сирот по вопросам жилья. Как правило, мое предложение получает поддержку в органах прокуратуры. За это время, за три года моей работы здесь уполномоченным по правам человека, органы прокуратуры выиграли 21 процесс, то есть 21 ребенок получил жилье.

Оксана Галькевич: Анатолий Иванович, скажите, судя по тому, что вы с этой проблемы начинаете и отмечаете ее, в списке социальных вопросов, которыми вы занимаетесь, – это такой основной, самый больной?

Анатолий Сак: Нет, это не самый основной и больной вопрос. Если касаться детей-сирот, есть вопросы и по коренным малочисленным народам Севера. Вы понимаете, что "кочевников" так называемых (мы их так нежно зовем, ласково) у нас более 42 тысяч, и очень много там детей. Они живут в чумах. Конечно, жизнь такова, что есть и смертность среди "кочевников". И детей из многодетных семей при смерти кого-то из родителей, как правило, "кочевники" забирают себе. Понимаете, чум – нежилое помещение, и ребенка невозможно забрать к себе. Понимаете, это же не настоящее строение, не постоянное, не капитальное строение. Естественно, "кочевники" забирают детей, но оформить их как-то нельзя, понимаете, формальности приема…

Константин Чуриков: То есть получается, что национальный обычай входит в некое противоречие с законодательством, правильно?

Анатолий Сак: Ну да. Понимаете, оно не отрегулировано на этом этапе. Сейчас, конечно, мы работаем. У нас, честно говоря, уважаемые коллеги, большой-то проблемы нет. Дети-то у нас не брошены, потому что "кочевники" их забирают, но оформить их себе на постоянно… Есть некие формальности, которые нам сейчас мешают, потому что несовершенное законодательство, вы правильно констатировали.

Оксана Галькевич: Понятно. Спасибо вам, Анатолий Иванович. Это был уполномоченный по правам человека в Ямало-Ненецком автономном округе Анатолий Иванович Сак.

У нас на очереди еще один собеседник, тоже из такого холодного региона – из Тюмени. Пока мы с ним связываемся, хочется сказать о том… Смотри, получается, что тему мы сегодня задали, обозначили – социальные проблемы, социальное обслуживание граждан. Но при этом первый регион, второй регион, третий регион – и у каждого свой какой-то аспект, своя какая-то специфика, особенности.

Константин Чуриков: Поступают жалобы, к сожалению, не всегда конкретные, а такие, очень общего порядка. Нам пишут: "Самые важные права в стране – социальные: на жилище, на образование, на здравоохранение. Почему не удается обеспечить эти права? Сейчас все за большие деньги". Ну, понятно. Мы знаем, как говорится, слышали неоднократно, что "просто денег нет". Еще из Приморского края тоже пишут: "Не соблюдаются права человека". Какие? По какому поводу? Как это вас непосредственно касается? Чем больше подробностей – тем конкретнее будет наш вопрос нашего спикеру.

Оксана Галькевич: "А особенно в отдаленных местах и селах", – Приморский край, сообщают нам наши телезрители. В небольших городах, наверное, действительно сложнее как-то достучаться. Но тем не менее есть сейчас все возможные способы связи, в том числе и с аппаратом уполномоченных по правам человека. В каждом регионе работают приемные, есть электронные средства связи. И всегда вам постараются помочь.

У нас собеседник готов.

Константин Чуриков: У нас наконец-то на связи есть наш очередной уполномоченный по правам человека в Тюменской области в данном случае, Сергей Миневцев у нас на связи. Сергей Васильевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей Васильевич.

Сергей Миневцев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну и теперь вас просим, что называется, рассказать о ситуации с защитой прав на социальные услуги как раз жителей Тюменской области.

В Тюменской области 15 стационарных учреждений для групп инвалидов, пенсионеров, участников войны. И за год в этих учреждениях проходят лечение более 3,5 тысяч граждан 

Сергей Миневцев: Времени немного. Я бы хотел вкратце рассказать о тех социальных услугах, которые мы оказываем в стационарных и нестационарных условиях. Вообще в Тюменской области 15 стационарных учреждений для групп инвалидов, пенсионеров, участников войны. И за год пролечиваем в этих учреждениях более 3,5 тысячи граждан. 540 из них – это граждане Ханты-Мансийского автономного округа, 200 человек обычно приезжают из Ямало-Ненецкого автономного округа.

Все учреждения у нас находятся в капитальных зданиях, у нас нет временных, барачных зданий. Они оснащены очень хорошо медицинским оборудованием, реабилитационным оборудованием. Проводится большая работа по социализации, по профессиональной деятельности тем гражданам, которым прописаны индивидуальные программы по профессиональной подготовке, и они могут заниматься у нас в цехах по производству швейной, слесарной продукции, в тепличном хозяйстве работают, разведение домашнего скота.

Очень хорошо поставлена в области безопасность этих учреждений. Все учреждения находятся под постоянным мониторингом, обследуются здания и сооружения, везде система противопожарной безопасности автоматическая с речевым оповещением. Также во всех учреждениях видеонаблюдение есть, везде работает пропускной режим. Наши стационарные учреждения обеспечивают, в общем-то, 100% потребностей населения.

Константин Чуриков: Сергей Васильевич, извините, что вас прерываю – просто действительно мало времени. Вот вопрос от нашего зрителя. Это Николай, он как раз из Тюменской области, из Абатского района. Он пишет, что он инвалид второй группы, ребенок у него есть, и он тоже инвалид. И нам Николай пишет, что он живет в чужом доме, где он прописан. Дом старый, холодный. Скажите, с вашей точки зрения, мог бы Николай, инвалид второй группы, претендовать на жилье?

Сергей Миневцев: Я думаю, что Николаю надо просто обратиться к нам. Обращался или нет он в социальные службы по месту жительства? Я вам могу сказать, что мы вопросы неоднократно решали с людьми, которые ни разу не обращались в социальные службы и думали, что в этих учреждениях очень плохо. Мы просили их, чтобы они временно, хотя бы на месяц, выезжали в эти учреждения. Они оставались там и живут до сих пор.

Оксана Галькевич: Сергей Васильевич, а вы расскажите коротко, как с вами связаться.

Сергей Миневцев: Очень просто. Телефон в Тюмени – 55-67-42. Он работает всегда. Там работает факс. Могут запрос сделать по электронке, по факсу, просто по телефону. Мы свяжемся с социальными службами. Если будет необходимость, мы можем выехать на место.

Константин Чуриков: И пока у нас есть буквально минута, еще скажите, какие вопросы в части как раз предоставления и обеспечения социальными услугами людей требуют уже какого-то системного подхода власти исполнительной в целом?

Сергей Миневцев: Вообще сейчас, в настоящий момент очень серьезный вопрос по привлечению некоммерческих организаций. Привлекаться должен бизнес. Мы все говорим о НКО, о некоммерческих организациях, которые должны работать больше в социальной сфере. У нас есть такой опыт. У нас три организации некоммерческие работают в социальной службе и одна коммерческая. Чем больше будет этих организаций, чем больший будет у людей выбор для реализации своих потребностей, тем качественнее будут эти услуги.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас был на связи в данный момент Сергей Миневцев, уполномоченный по правам человека в Тюменской области. Мы сегодня говорили о том, насколько обеспечены жители Западной Сибири социальными услугами – те, кому они сейчас действительно требуются и жизненно необходимы.

Оксана Галькевич: Мы успели пообщаться с Ханты-Мансийским автономным округом, с Ямало-Ненецким автономным округом, и последняя была Тюменская область – в рамках нашей рубрики, которая выходит каждый четверг, называется "Права человека". Мы ее готовим совместно с Аппаратом Уполномоченного по правам человека в России.

Константин Чуриков: Ровно через три минуты программа "ОТРажение" к вам вернется.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)