Луиза Мартьянова и Николай Миронов — о проблемах жилищных очередников в регионах

Гости
Николай Миронов
руководитель Центра экономических и политических реформ
Луиза Мартьянова
председатель общественной организации «Очередники Москвы», многодетная мать

Оксана Галькевич: А теперь серьезная тема, уважаемые телезрители. Что должно произойти, Кость, чтобы человек вернул государству обратно серьезную награду? Не так давно был случай в Башкортостане. Одна из многодетных мам вернула главе республики медаль Материнской славы.

Константин Чуриков: У Юлии Вольф 8 детей. Медаль она получила в 2007 году. Надеялась, что, может быть, хоть после этого ей помогут с жильем. Она вместе с детьми жила в комнате 12 квадратных метров. Когда стало совсем тесно, семья была вынуждена переехать в квартиру к родителям и сестре. Но там, в маленькой двушке, теперь сразу живут 14 человек. Дом с прежней комнатой власти признали аварийным и предложили многодетной семье новую комнату в новом доме, но так же в коммуналке 12 квадратных метров, где семья, конечно, просто не поместится.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Многодетная мать просто отчаялась получить помощь от государства. А помощь на словах и в медалях мало кому нужна.

Оксана Галькевич: Вы знаете, уважаемые друзья. К обсуждению к этой темы, когда мы готовились к прямому эфиру, мы пытались найти данные о том, а сколько вообще в стране очередников и по отдельным регионам в частности. Например, в той же Башкирии, о которой мы только что вам рассказывали. Но, увы, оказалось, что это задача чрезвычайной сложности. В открытых источниках такой информации нет. Все, что нам удалось найти – это данные по Москве, по столице.

Константин Чуриков: Да, самый состоятельный регион. Но тут тоже, оказывается, проблем хватает. Очередь на улучшение жилищных условий столица сможет ликвидировать только через 15 лет в лучшем случае. Сейчас в списках больше 70 000 человек. За последние 7 лет очередь сократилась очень заметно. Но интересно, каким образом.

Оксана Галькевич: А это правда на самом деле очень интересный момент. В ход пошли административные меры. Власти Москвы просто пересмотрели критерии, по которым люди могут претендовать на выделение бесплатных квадратных метров. Например, есть у вас дача – вычеркиваем. Автомобиль-иномарка, стоит прилично – вычеркиваем. И так далее, и тому подобное. Таким образом властям удалось добиться грандиозных успехов.

Константин Чуриков: В ближайшие 15 минут (к сожалению, больше не получится) говорим о проблеме очередников. И у нас в студии Луиза Мартьянова, председатель общественной организации "Очередники России". Добрый вечер, Луиза.

Луиза Мартьянова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: И Николай Миронов, руководитель Центра экономических и политических реформ.

Оксана Галькевич: И мы призываем, конечно же, наших телезрителей. Звоните, пожалуйста. Мы работаем в эфире. Звоните, пишите. Все телефоны для связи с нами указаны внизу ваших экранов. И все это совершенно бесплатно.

Константин Чуриков: Открытых данных никаких нет. И все-таки у нас в стране сколько очередников – людей, которые просто нуждаются в срочном улучшении жилищных условий? Может быть, у вас есть какие-то…

Луиза Мартьянова: По данным Росстата, у нас в стране 2,5 млн семей-очередников.

Николай Миронов: Это надо на 3 умножать.

Луиза Мартьянова: Как минимум.

Николай Миронов: 2 542 354 семьи на 2016 год. По 2017 году пока статистики нет. Из них по Москве 72 965 в 2016 году. Но вот по данным организации "Очередники России" у нас поменьше стало немножечко в 2016 году, цифры были чуть меньше. В Петербурге 163 000 семей. В Краснодаре 72 000. Ростов – 36 000, Нижний Новгород – 39 000. И так далее. Мы здесь посмотрели.

Оксана Галькевич: А В динамике как эта ситуация выглядит?

Николай Миронов: В динамике ситуация выглядит везде по-разному. Здесь как раз получается так, что в Питере вроде бы больше, но там много старого фонда, тех самых домов, которые строились для старых доходных домов, для рабочего класса еще царского, когда это был главный промышленный центр страны. И потому там больше коммуналок и вообще плохого жилья, которое не по норме. Семей больше. Но динамика разная. В Питере гораздо больше людей обеспечивается жильем ежегодно. В 2016 году 11 000 семей, в 2015 году – 9 000, в 2014 – 13 000, в 2013 – 10 000 и так далее. То есть здесь цифры примерно по 10-11 тысяч. А вот в Москве совсем все не так. До 2012 года было по 5-6 тысяч семей. Когда-то было больше. В годы, предшествующие 2012 году – 5-6 тысяч семей. А с 2013 года вдруг неожиданно наблюдается падение – 3000, 2000, а в 2015 году вообще обеспечили 495 семей. И это при цифре 72 000. И в 2016 году – 1260. Это самые низкие цифры по стране. То есть самое медленное движение очереди.

Константин Чуриков: Подождите. Но у нас есть множество всяких законов, подзаконных актов, не говоря уже о словесных декларациях, о поддержке нуждающихся, о том, что эта адресная помощь нужна. Но когда человек живет на 12 квадратных метров…

Оксана Галькевич: 8 детей у этой мамы.

Константин Чуриков: Например, если этот пример взять. Это же точно подпадает под сразу несколько каких-то законов. Почему система не работает?

Луиза Мартьянова: Да, конечно, есть разные программы, в том числе государственная программа Москвы. И по всей стране жилища. Но исполнительной властью на регионах уже не исполняются эти законы. Они просто игнорируются. Естественно, там коррупционная составляющая. Так, в Санкт-Петербурге в следственных органах находятся с 2016 года материалы по Михайловой Антонине Федоровны по неисполнению обязательств перед очередниками. Там просто мошеннические схемы. И уже 7 раз был отказ в возбуждении уголовного дела.

Константин Чуриков: А какие мошеннические схемы? Кто выгодоприобретатель в этой истории?

Луиза Мартьянова: Родственники жилищных начальников. Схемы всем известные, что квартиры просто выводятся начальниками жилищных отделов.

Оксана Галькевич: Выводятся куда? Как?

Луиза Мартьянова: Сначала приобретается якобы какой-то семьей, а потом эта квартира переходит родственникам уже. То есть чтоб не было видно конкретно связи…

Константин Чуриков: Какие-то аффилированные люди.

Луиза Мартьянова: Да, аффилированные риелторские компании.

Николай Миронов: Я правильно понимаю, что какие-то люди оказываются на очереди, встают на очередь, очередь из-за этого замедляется.

Константин Чуриков: Люди не бедные…

Оксана Галькевич: Давайте примем звонок из Нефтеюганска от нашей телезрительницы Светланы. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хочу обратить ваше внимание на проблему в Ханты-Мансийском автономном округе. Мы стоим на очереди как молодая семья на субсидию по квартире. У нас ипотечное агентство есть. И с 2011 года стоим, и до сих пор до нас очередь не доходит.

Константин Чуриков: Старожилы, наверное, в нашей стране припомнят и более долгое ожидание.

Николай Миронов: У нас есть семья в Питере – с 1984 года стоит.

Оксана Галькевич: Ничего себе.

Зритель: Более 6 лет, получается. И ссылаются на то, что в бюджете нет денег. На момент подачи обещали, что в течение 3 лет будет все перечислено. И сейчас внесли новый не закон, а изменение в этот закон, что по достижении 36 лет автоматически будет сниматься молодая семья, если одному из…

Константин Чуриков: Понятно. В этой очереди можно постареть.

Николай Миронов: Она просто не будет молодой уже.

Константин Чуриков: И до свидания. Может быть, тогда программу "Старая семья" ввести?

Николай Миронов: "Старые очередники", "Ветераны-очередники".

Оксана Галькевич: Вот смотрите. Нам пришло здесь сообщение из Владимирской области: "Как многодетные стояли в очереди на улучшение жилья. Дети выросли, из очереди нас сняли. Мы даже ремонт не сделали". Вы знаете, получается, что таким образом жизнь у людей ломается. Они строят какие-то планы или не могут строить никаких планов. Вот дети выросли – их с очереди сняли. Вот так и жизнь проходит. Разрушенные мечты, ожидания какие-то нереализованные.

Николай Миронов: В Москве людям говорят: "Будете ждать примерно 27 лет, 30 лет". Нам, безусловно, нужно законодательное ограничение времени нахождения в очереди. Пусть это будет, например, 15 лет. Государству, может быть, так будет легче, да? Хотя, конечно…

Оксана Галькевич: Подождите. Государству, может, легче и будет, а людям будет от этого легче? Пройдет 15 лет – и все.

Николай Миронов: Людям бы, конечно, быстрее получать, чем 15 лет. Но у нас говорят все время – денег нет. А бюджетную систему мы, к сожалению, пересмотреть не можем. Но нужны какие-то разумные сроки. То, что сейчас наш зритель из Нефтеюганска говорила, это еще одна дополнительная проблема. Дело в том, что у нас на самом деле получается две очереди. Одна очередь – на получение жилья по соцнайму. Это когда малоимущая семья. А есть еще очередь на эти субсидии, когда вроде семья не совсем бедная, но по норме не получается, норма не совпадает. Так они здесь создали дополнительную очередь, в которой тоже люди стоят уже на получение этих субсидий. Хотя вообще изначально очереди здесь не должно было быть, и никогда ее не было. Приходишь, получаешь деньги – и все. Опять же, из-за того, что в бюджете нет денег.

Константин Чуриков: Пишет наш зритель из Оренбургской области, что люди просто не жили в новых домах, где холод, сырость и все прелести как раз переезда в новые дома.

Удмуртия: "Вернули награду. Но это показатель работы отдельно взятых чиновников".

И давайте послушаем звонок. Раиса из Курганской области у нас в эфире. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я многодетная мать. У меня один ребенок-инвалид. У меня шестеро детей на руках. Одному ребенку 5 лет, второму – годик. Должны быть какие-то условия для матери-одиночки.

Константин Чуриков: Полагаются ли вам какие-то очевидные льготы? Очевидно, должны полагаться. Многодетная семья.

Оксана Галькевич: Регионы ведь сами устанавливают свои критерии.

Луиза Мартьянова: Да, к сожалению, регионы уже сами устанавливают. И чиновники не всегда выполняют именно федеральную программу жилища. Поэтому нужно смотреть именно конкретно по региону.

Оксана Галькевич: А где это можно посмотреть? Вот человек звонит из Курганской области. Как она может понять, попадает она под эти критерии или нет?

Луиза Мартьянова: Нужно постановление посмотреть уже администрации.

Оксана Галькевич: Где? Что делать? Куда обращаться? В интернете.

Луиза Мартьянова: Да, на официальном сайте.

Оксана Галькевич: Курганское правительство.

Луиза Мартьянова: Посмотреть документы.

Константин Чуриков: Секунду. Я чего-то не понимаю. Я понимаю, что так устроена жизнь, что нужно сюда посмотреть, туда посмотреть.

Луиза Мартьянова: Конечно, это проблема. Необходим именно федеральный закон по многодетным семьям.

Константин Чуриков: Зайти на не самые понятные и не очень хорошим языком написанные тексты сайтов. Я просто одного не понимаю. Вот зрительница нам звонит, многодетная мама. Шестеро детей, один ребенок-инвалид. По-моему, уже понятно, что должно быть по умолчанию. И бог с ним, что с этой региональной политикой в Курганской области. Хорошо. Как придать этому импульс? Об этом говорите вы. Есть целое движение - "Очередники России". Николай Миронов, руководитель ЦЕПРа, взялся за эту проблему, я так понимаю. Какие проблемы?

Луиза Мартьянова: Предложение – создать рабочую группу на базу администрации президента, внести федеральные законы. Это о поддержке многодетных семей нужен закон, где каждый регион будет выполнять нормы, предусмотренные этим законом.

Оксана Галькевич: То есть многодетных как категорию выделить из этих очередников…

Луиза Мартьянова: Выделить, конечно. Ее вообще нет по Россию. Вообще нет ни критериев. В разных регионах даже по-разному считается многодетная семья. Где трое детей, где пятеро детей.

Николай Миронов: В Москве же была отдельная очередь. Но было льготное нахождение. Но сейчас это отменили. На самом деле это вполне можно эти вопросы решать на уровне регионов даже. Вот таким образом. Конечно, нам действительно нужно новое федеральное регулирование по этим вопросам, нужно вмешательство федерального центра. Это 100%. Будет ли эта рабочая группа именно в администрации? Понятно, что политический центр находится там, и оттуда импульсы регионы слышат. Когда скажут, губернатор делает. Пусть это будет в правительстве, пусть это будет в Государственной Думе, там иногда создаются по ряду вопросов рабочие группы. В общем, должна такая точка сборки.

Константин Чуриков: Как вы думаете, насколько сегодня это большой федеральной власти интересно? Если вспомнить хотя бы о том, что у нас теперь семьям с не очень высоким доходам выплачиваются определенные деньги на первенца в течение какого-то времени.

Николай Миронов: Там задействована небольшая категория населения. Конечно, норма хорошая. Ее критиковать не надо. Но, опять же, речь идет об ипотеке. Если в семье доход 20-30 тысяч на всю семью, там оно так получается по этим цифрам, которые в законе 28 декабря о детях, то ипотеку вообще она как потянет? Получается, что деньги использовать просто люди не будут. Тот же самый материнский капитал. В значительной степени он лежит на счетах. Его тоже не используют.

Оксана Галькевич: Иногда люди совершенно иначе оценивают ситуацию. Вологодская область нам пишет: "А куда многодетная мама направила выплаты за 8 детей? И куда дела свой земельный участок? И за материнский капитал уже давно могла бы купить себе квартиру". Понимаете, у нас не только чиновники и государство, у нас и люди так думают.

Николай Миронов: Люди, конечно, относятся к этому достаточно поверхностно. 8 детей – это и очень большие расходы. А выплаты на детей у нас не сильно большие.

Оксана Галькевич: На материнский капитал ничего не купишь.

Николай Миронов: Материнский капитал в основном не используется. Мне кажется, его немножко хитро давали, так чтобы он и не пошел дальше. То есть он вроде как есть, а вроде как его и нет, потому что использовать его невозможно. Почти половина, мне давали данные, материнского капитала не израсходована.

Луиза Мартьянова: И некоторые люди думают, что материнский капитал дается на каждого ребенка.

Николай Миронов: Конечно. Не на всех.

Константин Чуриков: Давайте так. Эту историю в силу нехватки времени мы начали в первом приближении изучать и рассматривать. Понятно, что мы на этом не закончили. Давайте определим, через какое время мы встретимся. С вашей стороны будут какие-то попытки организовать эту рабочую группу.

Николай Миронов: Да, конечно, будем пытаться.

Константин Чуриков: В высших эшелонах власти. И будем говорить об очередниках в нашей стране. У нас в студии были Николай Миронов, руководитель Центра экономических и политических реформ, и Луиза Мартьянова, председатель общественной организации "Очередники России".

Оксана Галькевич: Впереди большие новости, а после мы вернемся. Смотрите "Отражение". 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Как добиться положенного по закону жилья?

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты