Предпенсионеров загнали в ритейл

Предпенсионеров загнали в ритейл | Программа: ОТРажение | ОТР

Работа для людей старшего поколения есть только там, где их опыт и знания никому не нужны?

2019-12-16T13:17:00+03:00
Предпенсионеров загнали в ритейл
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Гости
Петр Бизюков
научный сотрудник Социологического института РАН
Владимир Гимпельсон
директор Центра трудовых исследований ВШЭ

Петр Кузнецов: Поговорим о предпенсионерах. Давно не говорили. В производство и ритейл. Эксперты выяснили, где предпенсионерам проще всего найти работу. Исследование масштабное проводил сервис Работа.Ру.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим, что же получилось у специалистов. Если вам 55 и больше, т. е. вы предпенсионер, есть шансы устроиться на работу. Причем неплохие. Особенно если речь идет о сфере производства и агропромышленности. Почти 17% работодателей готовы предложить места предпенсионерам в этой сфере. Дальше идет ритейл – почти 15% компаний. В ресторанный бизнес готовы взять на работу предпенсионеров 11%, в транспортную сферу 10%, а вот в страховании и средствах массовой информации, Петр, шансов почти нет. Там предпенсионеров ждут меньше 0,5% опрошенных работодателей. Давайте обсудим, чего ждать, я думаю, что многим из нас, живущим уже по новому пенсионному рубежу прямо сейчас. Звоните в прямой эфир, нам интересно, как у вас с работой, если вы предпенсионер, насколько сложно устроиться сейчас. Ждем вас в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Мы ждем нашего эксперта. Это Петр Бизюков, научный сотрудник Социологического института РАН. Петр Вячеславович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Бизюков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите пожалуйста, готовы, да? Не знаю, это сильные цифры, высокие проценты или нет, но тем не менее…

Ольга Арсланова: Что значит «готовы»?

Петр Кузнецов: …на работодателей, то, что они готовы принимать предпенсионеров…

Ольга Арсланова: На словах, да?

Петр Кузнецов: …повлиял тот самый особый статус предпенсионеров, которым вроде бы как теперь нельзя отказать им в приеме, которых нельзя уволить без, естественно, объективных причин.

Ольга Арсланова: Это священная корова, священность которой не очень хочется признавать. Но тем не менее.

Петр Бизюков: Я не думаю, что повлиял. Потому что рабочих-то мест больше не появилось. И то, что вы показываете, они готовы предлагать достаточно неквалифицированные, простые места. Ну, что такое работа в ритейле? Это усаживать на кассы, обеспечивать какой-то порядок в этих магазинах. Я не думаю, что это будет интересно для людей вот этого предпенсионного возраста, если, конечно, у них не сложились какие-то особо тяжелые жизненные обстоятельства. Т. е. просто негде работать.

Ольга Арсланова: Петр, скажите, сегодня в России, если человек за 50 теряет по какой-то причине работу, он, можно сказать, сразу опускается на несколько ступеней профессионально? Т. е. он теряет в карьере, несмотря на свое образование и свои навыки, он уже никогда не устроится по специальности на ту же позицию, на которой он проработал?

Петр Бизюков: Дело в том, что когда начинают обсуждать проблему предпенсионера, я всегда говорю, что нужно начинать с вопроса «Зачем это было сделано?» Я имею в виду повышение пенсионного возраста. И это не риторический вопрос. Дело в том, что есть 2 основания, которые как бы позволяют все это оценить. Первое – это исследование, я могу сослаться на исследование, которое провела некоторое время назад Вышка, которое показывает динамику заработной платы в зависимости от возраста. Вот она в молодости растет, потом где-то в среднем возрасте стабилизируется, а потом, после 50 лет, довольно резко падает.

Ольга Арсланова: Но речь идет именно о России? Это российский тренд, который противоречит общемировому?

Петр Бизюков: Да. В западных странах этого предпенсионного падения у зарплаты нет. Что это означает? Это означает, что у нас уже был этот механизм превращения работников старшего возраста в уязвимую категорию. А второе, на что я хочу обратить внимание, это низкое качество управленцев. Я работаю с трудовыми протестами, и у меня как бы концентрируется эта информация. И я вижу, какое количество нелепостей, ошибок, намеренных нерациональных действий совершают российские управленцы. И это выводит людей на протесты. И дать этим людям возможность распоряжаться судьбами людей, которые и так попали в слабую группу…

Петр Кузнецов: У которой пока даже нет юридического такого определения, да? Насколько я понимаю.

Петр Бизюков: Да. Это еще ухудшить их положение. Т. е. не тянет ни сложившаяся логика заработной платы, ни качество современных управленцев. И я должен сказать, что, например, очень порочным, на мой взгляд, видится аргумент, что люди старшего возраста плохо восприимчивы к нововведениям, плохо владеют компьютером. Опять, я вот сейчас перед передачей разбирался с ситуацией, где организовали протест работники котельной. Там оборудование 50-х годов.

Ольга Арсланова: Да, зачем им нужно владеть компьютером…

Петр Кузнецов: Я, кстати, еще другую точку зрения слышал, что, может быть, это говорят сами предпенсионеры: что на самом деле люди предпенсионного возраста самые квалифицированные, они все знают и любят поучать.

Ольга Арсланова: И они прошли такие времена тяжелые, что способны адаптироваться к любой работе…

Петр Кузнецов: Абсолютно.

Ольга Арсланова: …и к любой экономической обстановке.

Петр Кузнецов: Для них компьютер это пффф.

Ольга Арсланова: Это совершенно правильно. Они накопили этот опыт. Но, вы понимаете, у опыта и у образования есть одна неприятная, с точки зрения авторитарных руководителей, особенность. У них появляется такая вещь, как чувство собственного достоинства. Они как бы уже не могут смириться с тем, что их заставляют делать какую-то глупую, тупую, неэффективную работу, что они знают, как это можно сделать по-другому.

Петр Кузнецов: И, в конце концов, что ими руководит какой-то молодой, там, сопляк.

Петр Бизюков: Нет, понимаете, дело не в молодом. Я работал с молодыми руководителями и могу сказать, что здесь можно найти вот этот сплав опыта и энергии молодости. Но, конечно, это оскорбительно, когда молодой начальник начинает выстраивать отношения с опытным подчиненным по принципу «я начальник, ты дурак». Поэтому я думаю, что у этой проблемы сейчас решения не будет. В ближайшие годы. Эта проблема создана, и решать ее нужно вот такими способами. Нужно повышать качество управления. И сейчас время от времени раздаются голоса по поводу того, что… не голоса – мнения, по поводу того, что нужно переориентировать управленцев, нужно им говорить, что сегодня опыт этих людей должен быть востребован, он интересен, он важен, он нужен.

Ольга Арсланова: Да, и неплохо бы еще…

Петр Кузнецов: И вот что для этого нужно, какие инструменты должны заработать…

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Вы обозначили проблему, которая не решится в ближайшее время, уж точно, по словам нашего эксперта.

Ольга Арсланова: Несколько СМС я хотела прочитать, потом мы Юрия послушаем. Итак, вот смотри. Речь идет о том, что нужно повышать статус предпенсионеров как работников. А каким образом это можно сделать? Как это продемонстрировать? Только зарплатой. Вот о зарплатах пишут наши зрители. «Работы много, – Хабаровский край, – можно найти работу. 12 часов в день. Платят 6-10 тыс. руб. в месяц». «Загнали в угол в предпенсионном возрасте. Год без работы, везде вежливо отказывают, пособие нищенское – 1700». И говорят многие о том, что в глубинке работы нет, нужно ездить в Москву, а когда ты предпенсионер, это уже довольно сложно – переезжать в мегаполис. Поэтому пока о престиже квалификации предпенсионеров говорить точно рано. Послушаем Юрия.

Петр Кузнецов: Мнение Юрия послушаем. Здравствуйте, Юрий.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Я вот тоже предпенсионер, но я устроился на работу, ну я по блату там, у меня знакомый директор…

Петр Кузнецов: Вот, вот, Юрий.

Зритель: …грузчиком устроился.

Ольга Арсланова: По блату грузчиком.

Петр Кузнецов: Сколько получаете?

Зритель: В общем, так. Получаем мы 16 тыс., но нас опять урезали в зарплате, часы сократили, и сейчас будем получать 14-13 тыс., понимаете? Вот. Поэтому я хочу сказать, что моя жена работала на заводе в ОТК, получала там 25 тыс. А сейчас ее сократили. Сейчас устроилась гардеробщицей на 10 тыс. Вот, ну как жить?..

Петр Кузнецов: Да, беда. Но вы мыслите все-таки категорией, Юрий: да, 13-14, но хотя бы я работаю, я работающий предпенсионер. Это редкость, правильно?

Зритель: Да. Я хочу сказать: предпенсионеры самые дисциплинированные и самые ответственные люди. Они никогда не придут на работу пьяными, никогда не прогуляют…

Петр Кузнецов: Зафиксируем это, Юрий. Самые дисциплинированные. Владимир Гимпельсон, директор центра трудовых исследований Высшей школы экономики. Владимир Ефимович, здравствуйте.

Владимир Гимпельсон: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Владимир Ефимович, скажите, как вы сегодня можете на собственном опыте и исследованиях оценить готовность работодателей брать предпенсионеров? Потому что на словах – да, готовы. На низкоквалифицированную работу – вроде бы готовы. А по факту-то как?

Петр Кузнецов: Я бы подчеркнул естественную готовность. Не искусственную, навязанную вот этим особым статусом предпенсионеров…

Ольга Арсланова: Реальную, конечно.

Петр Кузнецов: …а реальную необходимость.

Владимир Гимпельсон: Если мы анализируем положение людей старших возрастов на рынке труда, то есть 2 самых главных показателя, на которых надо посмотреть. И с этого разговор может начинаться. Первое – это уровень занятости людей старших возрастов. А второе – это заработная плата. Если мы смотрим на уровень занятости и сравниваем его с тем, который есть, скажем так, в европейских странах для людей в этом возрасте, то мы видим, что он ниже, чем в Европе, но незначительно. Он сопоставим, например, с такими странами, как Франция, Австрия, Испания. Но в среднем по Евросоюзу, конечно, эти показатели выше. Значит, резервы у нас есть с этой точки зрения, проблема есть, но сказать, что с точки зрения самого факта занятости я бы не…

Ольга Арсланова: Т. е. в целом худо-бедно предпенсионер может куда-то устроиться.

Владимир Гимпельсон: Да, да.

Ольга Арсланова: А вот давайте теперь поговорим, куда он может устроиться и сколько за свою работу получать.

Владимир Гимпельсон: Совершенно точно. Вот собственно проблемы начинаются здесь. Мы видим, что заработные платы в старших возрастах в среднем, и не в среднем, а когда мы используем более сложный статистический аппарат, контролируя разные характеристики работников, мы видим, что заработные платы довольно рано начинают снижаться. А вообще в большинстве развитых стран в предпенсионном возрасте, если зарплата и снижается, она снижается очень незначительно. У нас она начинает снижаться уже начиная с 35-40 лет. Это не означает, что каждый человек на себе это чувствует. Это означает, что между возрастными группами, между теми, кому 40 лет, кому 50 лет, 60 лет, есть вот такая тенденция. С возрастом в старших возрастных группах заработные платы ниже. Они ниже по каким причинам? Они прежде всего ниже потому, что, конечно, производительность у людей с возрастом падает. Она падает в силу разных обстоятельств. Но дело в том, что это падение может быть компенсировано, если у людей есть нормальное здоровье и если они продолжают учиться, если они продолжают совершенствовать свои навыки. Для того, чтобы они совершенствовали свои навыки, нужна система переобучения. И система, которая бы втягивала людей во всех возрастах. У нас такой системы нет. Мы с вами говорим про проблемы тех, кому, допустим, за 50 или кому ближе к 60. Но проблемы, о которых мы с вами говорим, они же начинаются не в 50, они начинаются гораздо раньше.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, есть ли здесь проблема в том, что у нас слабая поддержка малого бизнеса и в том, что у нас не в полную силу работают нацпроекты? Вот когда все это заработает, как нужно, тогда уже пожилой работник может трудоустроиться на вполне себе достойную заработную плату?

Владимир Гимпельсон: Нет, нет. Я думаю, что и то, и другое вряд ли нам поможет. Во-первых, что касается малого бизнеса. Малый бизнес в основном запускается молодыми людьми. Человек в 55, в 60, в 50 лет, если он никогда бизнесом не занимался, ну – только, знаете, в полной безнадеге…

Петр Кузнецов: Да, если можно, коротко.

Владимир Гимпельсон: Молодые люди, создавая свои бизнесы, они не будут набирать пенсионеров. Хотя бы потому, что психологически им проще с такими же, как они, молодыми людьми.

Петр Кузнецов: Так, это понятно. И второе: нацпроекты?

Владимир Гимпельсон: Нацпроекты? А мне непонятно, как нацпроекты будут стимулировать создание новых рабочих мест. В нацпроектах…

Петр Кузнецов: У нас целая обойма нацпроектов.

Владимир Гимпельсон: Но эта логика нацпроектов, когда новых рабочих мест… в явном виде я ее не вижу, во всяком случае.

Ольга Арсланова: Спасибо большое за ваш комментарий. Владимир Гимпельсон был у нас в эфире. И под занавес буквально 2 СМСки от зрителей. Самарская область: «10 тыс. самая большая зарплата предпенсионеру, на которую берут у нас». А вот пишут из Уфы: «Даже для устройства уборщицей в более или менее приличную организацию нужна протекция. Зарплата – МРОТ».

Петр Кузнецов: Еще на одну тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Работа для людей старшего поколения есть только там, где их опыт и знания никому не нужны?