Предварительные итоге ЕГЭ: как карантин повлиял на результаты

Гости
Аюрика Батуева
начальник Управления «Приемная комиссия» РЭУ им. Г.В. Плеханова
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Анастасия Сорокина: Возвращаемся в студию программы «ОТРажение», по-прежнему вместе с вами в прямом эфире Александр Денисов и Анастасия Сорокина.

Александр Денисов: Да. Через полчаса у нас две темы, поговорим про разливы нефти, а также про Северный ледовитый океан. Ну а сейчас у нас предварительные результаты ЕГЭ, расскажем, как все проходит.

Анастасия Сорокина: Можно сказать, что «ЕГЭ решилось на бюджет». Предварительные итоги школьных экзаменов показывают, что ученики лучше, чем в прошлом году, сдают географию, литературу, а также увеличилось число тех, кто готовится держать экзамен по информатике. Высокие баллы, по мнению учителей, говорят о намерении выпускников поступать именно на бюджетные места.

Александр Денисов: Да. И приступаем к обсуждению, звоните нам, пишите. На связи с нами первый собеседник Аюрика Батуева, начальник Управления «Приемная комиссия», доцент Университета имени Г. В. Плеханова. Аюрика, добрый вечер.

Аюрика Батуева: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да. Вы знаете, если, конечно, есть такая информация, хотя вот я посмотрел, в этом году необязательно ведь сдавать ЕГЭ, если ты, конечно, не собираешься в вузы. Многие ли пошли сдавать, многие ли отказались от этого, интересно?

Аюрика Батуева: Ну, по нашей информации, практически все, кто был зарегистрирован на ЕГЭ, а основная масса всегда заходит на ЕГЭ по русскому языку, они все-таки решили его сдавать, сдают все необходимые экзамены, для того чтобы поступать в вузы.

Александр Денисов: То есть никто, точнее немногие прибегли к этой возможности?

Аюрика Батуева: Нет, ну обычно отказывается от экзаменов кто? Те, кто собираются поступать в колледжи или в техникумы на программы среднего профессионального образования на базе 11 классов, либо те, кто собираются поступать в иностранные образовательные организации за пределами Российской Федерации.

Александр Денисов: Ну я тут посмотрел (Настя, прости), 800 тысяч планировалось, пришли 714, то есть это верные цифры, да?

Аюрика Батуева: Да-да, так и планировалось изначально, это самый масштабный экзамен по русскому языку.

Александр Денисов: Ага.

Анастасия Сорокина: Аюрика Дашиевна, вот этот год был необычный, готовились дети дистанционно из-за того, что была такая ситуация. Показатели стали хуже по сравнению, допустим, с предыдущим годом, или все-таки качество подготовки у ребят высокое?

Аюрика Батуева: Ну, мы будем давайте исходить из того, что все-таки к ЕГЭ они готовятся не последние 2–3 месяца. В удаленный режим ушли с середины марта все школы, в Москве по крайней мере, и все-таки хочется надеяться, что к ЕГЭ они готовились, обучаясь не только последние 3 месяца, с марта в 11 классе, но и в 10-м.

Сказать о том, каковы будут результаты, мне кажется, сейчас сложно, потому что на сегодняшний день, да, прошли экзамены по информатике, по географии, по русскому языку, по математике, завтра состоится не менее такой крупный экзамен по обществознанию. И пока на сегодняшний день результатов по русскому языку, а русский язык в этом году проводился в 2 дня, 6 и 7 июля, и пока ориентировочно опубликованы результаты должны быть, соответственно, не позднее 20 и 23 июля для тех, кто сдавал 6-го и 7-го. И судить о каких-то результатах, наверное, можно будет, уже когда будут предварительные итоги по русскому языку.

Почему? Потому что географию традиционно у нас сдает не более 2–2,5% выпускников, информатику сейчас сдает порядка 13–14% выпускников. Вы правильно совершенно заметили, что количество таких абитуриентов растет с каждым годом, потому что еще буквально 5 лет назад на информатику заходило не более 7–8%. Поэтому говорить о результатах сейчас по итогам 2–3 предметов, которые не являются масштабными, мне кажется, сложно.

Наверное, все-таки основную информацию мы получим на этапе сдачи русского языка, потому что это единственный предмет, который требуется при поступлении на любые направления, любые специалисты, то есть это обязательный предмет. И более полную картинку, наверное, получим тогда, когда будут опубликованы итоги ЕГЭ по профильной математике, а это будет 24 июля.

Александр Денисов: Вы знаете, может быть, результаты не такие плохие, как предполагали, ну думали, что раз удаленный режим, не учились, то все будет плохо. Репетиторов надо поблагодарить, у нас за ЕГЭ отвечает не школа, а репетиторы, которых нанимают родители, вот уж они поднажали, значит, за эти месяцы.

Анастасия Сорокина: Но тоже учителя из школы, возможно.

Аюрика Батуева: Учителя из школ, это могут быть не учителя из школ, тут уже как родители настроены, кого подбирать в качестве репетиторов. Понимаете, вопрос ведь в том, насколько педагоги способны работать в режиме онлайн, потому что общее, личное общение, ты всегда видишь реакцию собеседника, ты можешь понять, насколько он тебя понимает или не понимает. В удаленном режиме, конечно, очень тяжело работать, это я могу сказать как преподаватель, потому что, в общем-то, я вижу аудиторию, конечно, в маленьких окошечках в Zoom, но все равно это не живая реакция. Но я надеюсь, что качество подготовки к ЕГЭ, в общем-то, не пострадало, очень...

Александр Денисов: Вы знаете, вот на прошлой неделе было совещание в Иннополисе с IT-разработчиками, с ведущими цифровыми компаниями, там вышел руководитель Zoom, он говорит: «Я понимаю, что я сейчас самый ненавидимый всеми учителями, детьми, родителями предприниматель в этой стране». Так это или нет?

Аюрика Батуева: Ну, не знаю, я не думаю. Нет, потому что в принципе, на мой взгляд, одна из самых удобных систем, конечно.

Александр Денисов: Одна из самых удобных.

Расскажите, как проходит ЕГЭ, процедура, вот любопытно. Они в масках должны сидеть, в перчатках? Учителя, насколько я читал, в какой-то специальной форме даже? Как все это выглядит, любопытно?

Аюрика Батуева: Ну, мы же не присутствуем на ЕГЭ, мы не имеем права там присутствовать. Ведь для того чтобы зайти на ЕГЭ, надо пройти обязательную сертификацию, надо иметь определенный статус, поэтому именно на ЕГЭ мы не присутствуем. Но по тому, как учащиеся, выпускники нашего лицея, который находится в структуре университета, проходили, в этом году дети добирались до пунктов проведения экзаменов самостоятельно, а всегда это было в сопровождении учителей, в данном случае наших учителей. Естественно, они в масках, у них другая рассадка, более редкая, то есть с соблюдением санитарных норм. Это хотя бы говорит о том, что русский язык традиционно проводится всегда в один день, а в этом году его проводили в 2 дня, то есть более мелкими группами и более так распределенными по времени.

Александр Денисов: Вы знаете, вот насчет рассадки тоже интересный момент, я прочитал, в Норильске была странная история, дети сели, уже начали заполнять, выполнять эти задания. Прошло примерно полчаса, появились учителя и говорят: «Вы знаете, мы сели не так, нужно по-другому сесть». Перекинули их по другим классам, кого-то там, и раздали новые варианты, то есть твой сосед мог поменяться с тобой вариантами, приходилось писать поверх. Сказали: «Ничего, пишите пожирнее, все нормально». Потом, правда, разбирались в этом. Много ли таких историй?

Аюрика Батуева: Ну, вот насколько я знаю, я с такими историями еще не сталкивалась в этом году.

Александр Денисов: И про Норильск тоже не слышали, да?

Аюрика Батуева: Нет.

Александр Денисов: Ну понятно.

Вы знаете, у нас есть сюжет, наши корреспонденты подготовили, как видят свое будущее ярославские, рязанские, оренбургские выпускники, как они готовились к ЕГЭ, как проходит. Маргарита Твердова сделала сюжет, посмотрим.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Да, вот видите, мы говорили правильно, несколько лет готовятся к ЕГЭ, конечно, эти пару месяцев никак не могли сказаться.

Хотел у вас уточнить. Вот уже предварительные результаты есть, Рособрнадзор, говорят, что высокие баллы, выше, чем в прошлом году, по некоторым предметам. И я посмотрел, что некоторые университеты, вот Уральский федеральный университет, они ввели доплату. Вот если к ним поступает школьник с высоким баллом по ЕГЭ, то ему доплачивают еще сверх к стипендии 10 тысяч рублей в первый год обучения, то есть такая серьезная поддержка.

Аюрика Батуева: Ну, такая практика существует в вузах, в основном в технических. Изначально так начиналась просто ситуация, что многие технические вузы добавляют такую доплату к стипендии, если дети имеют определенный суммарный балл конкурсный или суммарный балл ЕГЭ. У нас в университете такая практика предоставляется только тем абитуриентам, которые поступают без вступительных испытаний на основе результатов олимпиад.

Александр Денисов: Ага, а вот по олимпиадам в том же университете, я посмотрел, чуть ли не 30 тысяч уже доплачивают, то есть еще больше.

Аюрика Батуева: Ну, у нас, к сожалению, доплата меньше, поэтому... Но есть зато другие какие-то возможности для тех, кто поступает по олимпиадам, это... У нас очень обширная программа стажировок и академической мобильности студентов, поэтому предлагаем мы программы допобразования, изучения второго языка абсолютно бесплатно, ну то есть есть какие-то свои преимущества, привилегии для такой категории абитуриентов.

Александр Денисов: А вы-то сколько доплачиваете, интересно просто?

Аюрика Батуева: На этот год установлена доплата для такой категории из фонда университета в сумме 5 тысяч ежемесячно.

Александр Денисов: Пять тысяч тоже немало. У нас...

Анастасия Сорокина: ...зрители на связи, Волгоградская область, Анатолий дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Анатолий, у вас внук сдает ЕГЭ, да?

Зритель: Да, внук сдает ЕГЭ, он уже сдал все три.

Александр Денисов: Расскажите, как все проходило, нам просто интересно, как все это происходит, как они сдают.

Зритель: Ну, он живет не в Волгограде, он в Кандалакше живет, там, в общем, нормально проходило все. Но вы сказали, что благодаря тому, что репетиторство, – у них как раз репетиторов нет возможности было найти. Во-вторых, еще и платить репетитору. И вот он сам готовился. Еще беда была, ОРТ у них не работало, потому что там постоянно обучение было за 9–11 классы, а у них почему-то не было вот этого в Кандалакше.

Александр Денисов: Хорошо он сдал, или еще неизвестны результаты?

Зритель: Информатику сдал на 62 балла.

Александр Денисов: Ага. А куда поступать собирается?

Зритель: Он в Волгоград, он волгоградец, он жил здесь, хочет в Политехнический в Волгограде поступить.

Александр Денисов: Ага. Ему этих баллов хватает или нет?

Зритель: Ну сейчас 62, там же результаты всех баллов, по-моему...

Анастасия Сорокина: Суммарно, да.

Зритель: Суммарно, а это еще русский неизвестно и физика неизвестно.

Александр Денисов: И он собирается на бюджетное, правильно, на бюджетное место хочет попасть?

Зритель: Ну, если..., то на бюджетное, если сможет.

Александр Денисов: Ага. А сколько на бюджетное набрать нужно, если совокупный балл, сколько?

Зритель: Ну, в прошлый год, я интересовался, у них 140 баллов было, но только она не сказала, бюджетный или... Проходной был 140 баллов на автомобильное хозяйство. А какое он выберет, информатику или автомобильное, как пройдет, не знаю.

Александр Денисов: Спасибо, Анатолий, спасибо.

Аюрика, вот тоже посмотрел, преподаватели отмечают, что да, результаты высокие в этом году, ученики стараются, и предполагают, что все стремятся (ну естественно, а что же им стремиться на коммерческое, это странная цель) на бюджетные места. Вот и у Анатолия тоже внук на бюджетное стремится место. Хватит ли на всех бюджетных мест? Как в этом году ситуация, меньше их, больше? Расскажите.

Аюрика Батуева: Всего бюджетных мест в этом году по стране не меньше, чем в прошлом, количество выпускников, правда, у нас чуть-чуть больше, но, я так понимаю, решается вопрос о выделении дополнительных бюджетных мест, коснется, мы надеемся, это выделение в основном как раз-таки региональных вузов.

Александр Денисов: Ага. А у вас много бюджетных мест?

Аюрика Батуева: У нас 711 в этом году на главной площадке в университете в Москве, но у нас еще 17 филиалов ведут прием, из которых 4 за рубежом, 13 в Российской Федерации.

Александр Денисов: Ага. А всего сколько студентов-первокурсников, если 711 бюджетных, а всего?

Аюрика Батуева: Всего наш план приема на этот год около 5 тысяч.

Александр Денисов: Пять тысяч. Ну, понятно соотношение.

Аюрика Батуева: Это по трем уровням образования, включая магистратуру, общий план около 5 тысяч.

Александр Денисов: Ага, понятно. Аюрика, спасибо вам большое. На связи была у нас Аюрика Батуева, начальник управления «Приемная комиссия», кандидат экономических наук из Университета имени Г. В. Плеханова.

Анастасия Сорокина: Ну а сейчас поговорим с нашим следующим экспертом: на связи со студией Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру».

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Александр Юрьевич, добрый вечер.

Было много информации по поводу выбора ребят, куда они стремятся в этом году поступить: естественные науки, менеджмент на первом месте. Но в июне была информация, вот глава Минобрнауки Валерий Фальков называл медицинское направление одним из самых востребованных. Тем не менее июль, и что-то туда как-то вроде бы начался спад абитуриентов, передумали они поступать в медицинские вузы. Вот у вас какое ощущение, меняют мнение абитуриенты?

Александр Ветерков: Меняют, да, безусловно. Если раньше мы вот шутили, что, по мнению родителей, и многие дети прислушивались к позиции родителей, куда идти работать или на кого учиться, это юрист, экономист и стоматолог, то сейчас мы видим, что процент влияния родителей на принятие решения ребенка снижается, и то, что нам называют текущие абитуриенты, уже более близко к реальности, тому, что пользуется спросом у работодателей. Например, 50% идут в информационные технологии, порядка 37%, на втором месте, идут в медицину, 29% наших респондентов ответили, что они будут заниматься искусственным интеллектом и робототехникой, 27% строительство, 25% энергетика, добывающая промышленность.

Вообще, если говорить про будущее, то медицина на самом деле с биотехнологиями, с биологией является одной из самых перспективных профессий. Если посмотреть на то, что прогнозируют футурологи на будущее, то генные инженеры, биотехнологи, биоинженеры, биофармологи, врачи, специалисты по работе с пожилыми людьми, нейропсихологи, специалисты по детской технической безопасности, психологии являются, будут пользоваться спросом в ближайшие 10 лет, на них спрос будет расти. Поэтому несмотря на то, что медицина не высокооплачиваемая сейчас профессия, в перспективе 10 лет это будет очень перспективно.

Анастасия Сорокина: Ну вот даже в нашем сюжете называли ребята такие специальности, на которые хотят поступить, цифровая криминалистика, икс-дизайн, там какое-то время назад даже таких, наверное, и направлений не было. То есть очень много появилось в принципе возможностей для выбора?

Александр Ветерков: Да, очень много новых профессий. Если говорить про робототехнику, то специалист по робототехнике, инженер по проектированию и обслуживанию роботов, оператор беспилотников, инженер 3D-печати... Вот мы знаем, что маленькое сердце уже напечатали из живых клеток на 3D-принтере, и точно так же есть программы печати пилотируемых и непилотируемых космических аппаратов на 3D-принтерах. То есть это те профессии, которые раньше было очень сложно представить. В химии такие профессии появились, как рециклинг-технолог, то есть повторное использование материалов, или конструктор новых металлов. То есть технологии очень сильно меняются, и студенты задумываются о том, кем они будут работать в будущем, понимают, что робототехника и автоматизация идут на большое количество массовых профессий, и выбирают для себя будущее гораздо правильнее, чем это было 2–3 года назад.

Александр Денисов: Александр, вы сказали, родители уже меньшее влияние оказывают, – а что оказывает влияние больше на выбор профессии?

Александр Ветерков: Друзья, активности в интернете, YouTube, просмотр специальных каналов про то, что будет в будущем востребовано. Это реально сейчас те технологии, которые помогают определиться с будущим. И на просмотр каких-либо специальных профориентационных сайтов или профориентационных каналов текущие абитуриенты тратят порядка 60% времени при выборе будущей профессии. Если родители ранее влияли примерно на 60–70% выпускников, то сейчас влияние значимое на 30%. Больше это значимое влияние заключается в том, что есть какая-то череда профессий или есть когда понимание, куда ты устроишься на работу, при том что ты заменишь, например, своего отца, или мать, или дедушку, или бабушку в текущей профессии в небольшом городе, вот в этом случае идет выбор профессии под влиянием родителей.

Александр Денисов: А этому можно доверять? Ну вот друзья посоветовали, еще неизвестно, что этот друг в жизни понимает. Родители все-таки успешны как-то, построили карьеру. Тем более YouTube, кто там что рассказывает... Это адекватная картина мира?

Александр Ветерков: Ну, она не до конца адекватная, потому что профессию надо выбирать не только по тому, что перспективно, по тому, к чему вы способны, поэтому профориентационные какие-то вещи, имеет смысл ими пользоваться, пройти хотя бы какие-то минимальные психологические тесты, для того чтобы даже самому определиться со своими интересами. Ну то есть когда спрашиваешь человека, кем он хочет быть, большинство текущих выпускников изначально отвечают, что они не знают, им интересно что-то. Вот для того чтобы определиться со своими реальными интересами, имеет смысл пройти какие-то специальные тесты либо поговорить с карьерными консультантами, которые действительно помогут спрогнозировать вашу будущую карьеру и помочь с тем, что будет востребовано.

Анастасия Сорокина: А карьерные консультанты – где можно с такими людьми пообщаться?

Александр Ветерков: Ну, достаточно большое количество в интернете профориентационных курсов, где в онлайн можно пройти данное обучение. То есть есть специальная школа карьерных консультантов, которые изучают и помогают выпускникам. Я могу назвать те же сайты «Учеба.ру», которые предлагают подобные методики, для того чтобы пройти какую-то оценку.

Александр Денисов: Сейчас такое явление, просто интересно, набирает ли оно обороты, когда в школу приходят представители предприятий, заводов, оборонных в том числе, химпроизводств и так далее, и говорят: «Ребята, нам вот нужны работники». Беседуют, если хорошо учится ученик, говорят: «Поступай в вуз, будем тебе платить персональную стипендию». По-моему, там после 1 семестра, чтобы понять, пошло или не пошло, а то ему сразу заплати, еще неизвестно, что будет. Много ли таких предприятий, насколько велика тенденция?

Александр Ветерков: Достаточно много. Если мы говорим про IT-сферу, то крупные компании, Mail, «Яндекс», Сбербанк имеют свои профильные вузы, из которых они берут активно студентов, и школьники уже ориентируются поступать в эти вузы. Если мы говорим про оборонный комплекс, то они готовы оплачивать, предприятия, и платное обучение, то есть необязательно поступить на бюджет. Но далее вы заключаете договор о том, что вы отработаете определенное количество времени на предприятии, которое заплатило за ваше обучение. И это очень становится популярным способом найти свое будущее и обеспечить себя будущей работой, поступать в вуз на платное отделение.

Александр Денисов: Да, вы знаете, тут еще если с прицелом смотреть, это вот к разговору, к родителям возвращаться, родители-то как раз хорошее посоветуют. Как правило, вот эти предприятия потом дают беспроцентные кредиты на квартиру, мы вот часто сюжеты снимаем про разные небольшие города, и вот как раз молодым специалистам и предоставляют жилье потом в будущем, беспроцентный кредит тоже немаловажный момент.

Александр Ветерков: Да, и сейчас мы видим, если даже говорить не о молодых специалистах, о том, что моногорода либо города, где не хватает специалистов, предоставляют жилье людям, которые к ним переселяются, например в Норильск, или в Тольятти, или в Тюмень... Вот у нас есть сейчас проекты, куда мы закрываем вакансии с помощью сайта «Работа.ру» и где видим, что есть прямо большие программы релокации, оплаты проживания, питания, ДМС, то есть предприятия очень активно работают над привлечением к себе хороших, качественных молодых кадров, ну и не только даже молодых, любых. Все-таки у нас идет замещение мигрантов на россиян, это является такой тенденцией, и поэтому будущее у текущих абитуриентов есть.

Оно, понятно, будет непростым, поскольку выбирать будут лучших, рынки будут меняться и автоматизироваться многие профессии. Но если уделить существенное внимание вузу, в который вы поступаете, а на вуз смотрят до сих пор 25% работодателей при выборе студента, если уделить внимание тому, чтобы получить во время учебы какую-то практику, пройти какие-то волонтерские программы, то ваша активность приведет к тому, что вы найдете хорошую работу.

Анастасия Сорокина: Давайте пообщаемся со зрителями. На связи со студией Любовь из Башкирии. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я как раз хотела по вашей теме ответить.

Предыдущий, значит, товарищ говорил о том, что на медицину поступают всего 30%. У меня ребенок, девочка, значит, поступает в колледж, и у нас в Башкирии, в Уфе, два медицинских колледжа, и в обоих проходной балл 5. На 75 бюджетных мест 700 желающих было на 1 июля в обоих колледжах.

Александр Денисов: То есть 10 человек на 1 место конкурс, да?

Зритель: Да-да-да. В Туймазах есть медколледж, хороший медколледж, там 25 бюджетных мест после 9 класса, 4,8 проходной. Есть такой у нас маленький городишко…, медучилище, там после 9 класса вообще нет бюджета, там только после 11 класса 75 бюджетных мест, причем набор будет до 25 ноября, видимо, кто в институт не пройдет, они, значит, и будут их добирать, что нам, например, показалось странным. А вообще, на медика учиться, на медсестру, у меня ребенок бредит медициной уже много лет, и при этом нам только поступить платно. На медсестру учиться 60 тысяч, на фармацию учиться 74–75 тысяч.

Александр Денисов: Шестьдесят тысяч в семестр или в год?

Анастасия Сорокина: Это в семестр?

Зритель: В год, в год.

Александр Денисов: В год 60 тысяч, ага.

Зритель: Но я считаю, что для меня это огромнейшие деньги. У нас есть нефтяной колледж, но у нас 4,5 проходной, туда можно пройти 4,2. Я говорю о том, что вот он тоже сказал, на IT-шника можно пойти, – на IT мы проходим, но это не наше, нефтяное тоже не наше. А вот медицина, она, я считаю, для простых смертных недоступна.

Александр Денисов: А сколько баллов там нужно, чтобы пройти на бюджетное?

Зритель: Вот у нас 4,5, чтобы поступить в Уфу в бюджет, нужно 5,0 проходной, ну, может быть, 4,9, но пока стоит 5,0.

Александр Денисов: А у вас сколько?

Зритель: А у нас 4,5.

Александр Денисов: Четыре и пять, а нужно пять ноль.

Анастасия Сорокина: Ага.

Зритель: Да. Но в Туймазах 4,8. Но нам уже как бы сказали, что есть с красными аттестатами и мы не пройдем, скорее всего.

Александр Денисов: Любовь, спасибо большое за звонок. Желаем вашей дочери, чтобы отучилась...

Анастасия Сорокина: Да, вопрос все-таки разрешился, раз человек нашел свои призвание.

Александр Ветерков: Ну, рассматривать варианты переезда все-таки нужно, когда колледж, или училище, или вуз в конкретном регионе забит под завязку и нет бюджетных мест, можно посмотреть на другие регионы и переехать. Вот на это тоже надо обратить внимание, потому что есть регионы, где в медицине идет недобор, правда, он, конечно, небольшой. Ну и вот то, что рассказали до этого, 711 бюджетных мест на 5 тысяч студентов, – это, конечно, в районе 15%, очень небольшой процент...

Александр Денисов: Это Университет имени Г. В. Плеханова.

Анастасия Сорокина: Да.

Александр Денисов: Александр, скажите, а вот по вакансиям много ли шансов устроиться у выпускника вуза без опыта работы? Все мы знаем, что эта графа есть, опыт работы и прочее. Вот как тут быть?

Александр Ветерков: Если во время учебы вы получили какую-то практику, стажировки, они очень популярны, и были активны, то вас работодатель, я думаю, с удовольствием рассмотрит. Но если вы будете заканчивать в среде IT-специалистов, программистов, проектировщиков какой-то умной среды, архитекторы виртуальной реальности, 3D-принтеры, то вы найдете работу легко. Если вы будете заканчивать колледж, например, на бухгалтера, либо экономиста, либо юриста, здесь, конечно, будет гораздо сложнее, потому что специалистов бэк-офиса у нас переизбыток, найти работу в этой среде достаточно сложно.

Анастасия Сорокина: Александр, вот зритель из Саратовской области пишет: «Надо не высшее образование развивать, а среднее. Фермеры-механизаторы нужны». Вообще итог пандемии уже такой как бы можно подвести, что действительно специальностей не хватает достаточно таких каких-то технических, многие идут в колледжи, отказываются от высшего образования сознательно, потому что действительно сейчас на эти специальности растет спрос. Вот вы его наблюдаете?

Александр Ветерков: Это правда, да, про рабочие профессии, на электриков, энергетиков, сварщиков, мастеров большой спрос, и многие компании сейчас их ищут. Агрохолдинги очень активно ищут себе сотрудников, которые заменят им уходящих взрослых, пожилых людей, и у них явная нехватка сейчас и в ближайшие 5–7 лет точно будет. Поэтому выбор колледжа для будущего – это тоже нормальная цепочка карьерная.

Но понятно, что дорасти до какой-то управляющей позиции, закончив сначала колледж и не поступив в дальнейшем, не получив высшее образование, будет, конечно, сложнее. То есть если вы поступаете изначально в колледж и идете работать по специальности, например, электриком, то вы дальше сможете дорасти до начальника участка, мастера, но, чтобы стать начальником цеха, вам будет нужно получить дополнительно высшее образование, хотя бы какое-то заочное.

Александр Денисов: Александр, спасибо вам большое за рассказ, что ждет абитуриентов, как готовиться к окончанию вуза: все-таки проходить практику, присматриваться к местам, занимать, может быть, их уже. На связи у нас был Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
И какие профессии стоит сегодня выбирать абитуриентам?