Премия для некурящих

Гости
Эдуард Сухарев
адвокат, член общественного движения «За права курильщиков»
Виктор Зыков
член Координационного совета по борьбе против табака при Министерстве здравоохранения России

Оксана Галькевич: А теперь поговорим о том, что что-то такое все-таки на рынке труда у нас в стране происходит. Вы знаете, мы буквально только вчера говорили о том, что работодатели российские внимательно теперь вычитывают резюме всех соискателей на предмет выявления орфографических и пунктуационных ошибок. И в итоге, естественно, отказывают. Безграмотным, друзья, отказывают, так что будьте внимательнее!

А сегодня мы поговорим с вами о том, что мало того что работодатели грамотных ищут, так им еще и без вредных привычек подавай теперь.

Петр Кузнецов: Ну и правильно.

Оксана Галькевич: Да?

Петр Кузнецов: Мне кажется, связь есть – безграмотный и курящий. Нет? Обидел сейчас кого-то?

Оксана Галькевич: Ну, я не знаю. Я некурящая, меня ничем не обидел.

Петр Кузнецов: Вот именно. Ну и ладно. Самое главное, что тебя не обидел.

Оксана Галькевич: И тебя тоже. Ты же не…

Петр Кузнецов: Нет, нет.

Оксана Галькевич: И грамотный, и некурящий!

Петр Кузнецов: С начала года на одном из ресурсов по поиску работы…

Оксана Галькевич: Но женат, друзья, уже.

Петр Кузнецов: Еще.

Оксана Галькевич: С начала года…

Петр Кузнецов: Так вот, да, на одном из ресурсов разместили компании и организации более тысячи вакансий с примечанием «предпочтителен работник без вредных привычек». Больше половины работодателей уверены, что частые перекуры снижают производительность труда. 5% заметили, что курильщики и болеют чаще, а значит – чаще берут больничный.

Оксана Галькевич: А еще знаете что интересно? Интересно то, что 57% работодателей готовы поощрять сотрудников за отказ от курения. Размеры стимулов самые разные называют, естественно: кто-то 50 рублей готов доплатить, а кто-то и до 3 тысяч рублей в месяц. Вот так.

Петр Кузнецов: Ну еще чего! Почему им доплачивать должны?

Как вы думаете, уважаемые телезрители, это действенный инструмент? Вы бы бросили курить за прибавку к зарплате? Поделитесь своим мнением. Бесплатные номера телефонов у вас на экранах. Звоните нам или пишите на SMS-портал.

Оксана Галькевич: Вот я бы, честно говоря, бросила. За прибавку к зарплате я бы бросила курить. Но мне сначала…

Петр Кузнецов: Но для этого нужно начать.

Оксана Галькевич: Надо сначала начать курить, а потом бросить уже за прибавку к зарплате.

Так, хорошо. Ждем, друзья, ваших отзывов, уважаемые зрители. А пока представляем наших экспертов. На связь с нами сейчас выходят: Эдуард Сухарев, член общественного движения «За права курильщиков». Здравствуйте, Эдуард.

Эдуард Сухарев: Добрый день.

Оксана Галькевич: И Виктор Зыков, член Координационного совета по борьбе против табака при Министерстве здравоохранения России. Виктор, здравствуйте.

Виктор Зыков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Уважаемые эксперты, первый вопрос такой будет. Ну, есть такое ощущение (на примере подхода работодателей), что от штрафов перешли к поощрениям. С чем связан такой подход к курящим людям, в данном случае на рабочих местах? Раньше же все о штрафах да о штрафах, а теперь – к «прянику».

Виктор Зыков: Тут, наверное, это все-таки работодатель. И в плане мотивации отказа от курения, конечно, лучше в том числе работают мотивационные программы, то есть корпоративные программы, когда работодатель создает условия, где работники отказывались бы от курения табака, от потребления всех видов табака.

Это могут быть также как мотивационные тренинги, оплаченные. То есть тот, кто курит, может их пройти, работодатель может их организовать. Это может быть оплата лекарственных средств, включение с полис добровольного медицинского страхования от работодателя уже курящих работников, кто курит. Им могут в принципе оплачиваться эти лекарственные средства. Это тоже хорошая вещь. Это могут быть какие-то именно программы внутри коллектива среди потребляющих табак, соревновательного характера и с поощрением, конечно же, тех, кто отказался.

То есть это разные подходы. Конечно, и экономический подход, вознаграждение какое-то хорошо работает.

Оксана Галькевич: Эдуард, что скажете? Почему такая смена риторики, приоритетов?

Эдуард Сухарев: Да, понятно. Потому что работодатели и законодатели не могут обойти статью 3-ю Трудового кодекса Российской Федерации, где запрещена дискриминация нашего трудового населения по разным признакам, в том числе и по социальной принадлежности, по ориентации разной. И они решили: «Будем поощрять, в том числе премиальными, премиями». Ну, в принципе, это подход добровольный.

Я еще раз подчеркиваю: все взаимоотношения между работником и работодателей должны быть на взаимной основе, то есть по взаимному согласию. Если что-то не устраивает работника, то он всегда имеет право обратиться либо в суд, либо в трудовую инспекцию, если посчитает, что его трудовые права ущемляются.

Петр Кузнецов: Эдуард, знаете, какой вопрос? Прости, пожалуйста. Вот вы член общественного движения «За права курильщиков». А почему какие-то особенные права есть у курильщиков? Они (курильщики) вообще вправе: «Дайте нам то! Пустите нас сюда!»?

Эдуард Сухарев: Нет, нет, нет…

Петр Кузнецов: Разве вправе курильщики что-то требовать?

Эдуард Сухарев: Я понял. Я еще раз подчеркиваю: да, у нас движение называется «За права курящих граждан». Соответственно, курящие граждане – абсолютно такие же равноправные граждане Российской Федерации, как и все остальные, в том числе и некурящие граждане.

И мы здесь говорим о том, что мы защищаем граждан Российской Федерации, которые избрали такую привычку, как потребление табака. Они из-за этого не перестают быть гражданами Российской Федерации, они не выходят за пределы правового поля. То есть они нуждаются в защите, потому что законодатели, работодатели и другие государственные органы ущемляют права курящих граждан. У курильщиков нет никаких особенных прав, но нам надо просто защитить наши права, которые нам Конституцией дарованы. Вот и все.

Петр Кузнецов: Виктор мотает головой.

Виктор Зыков: Я хотел бы пояснить.

Петр Кузнецов: Пожалуйста, Виктор.

Виктор Зыков: Эдуард опять неправильно трактует законодательство Российской Федерации. Ничьи права не ущемляются.

Эдуард Сухарев: Ну как?

Виктор Зыков: Речь идет сейчас, даже в данном случае, о том, чтобы… Как раз Эдуард сказал, что есть договор между работодателем и работником. Так вот, в соответствии с договором должно быть отработано соответствующее количество часов. И речь о том, что действительно есть исследования, которые показывают, что курящие люди работают менее эффективно. В том плане, что, во-первых, у них действительно чаще респираторные заболевания возникают, они чаще уходят на больничный, у них действительно перекуры. Качество жизни в целом, естественно, у них меньше и меньшая эффективность работы.

Поэтому в этом плане, даже чисто с точки зрения работодателя, который должен все-таки получать то, что прописано в договоре, тот объем работы, то количество часов, конечно, невыгодно нанимать курящего человека. И это факт.

А Эдуард, конечно, вместо того чтобы требовать от табачных компаний раскрытия состава и действительно защищать потребителей, курильщиков, семь лет уже продолжает противодействовать всем мерам, которые доказали эффективность. Это уже показатель.

Эдуард Сухарев: Вы, конечно, тоже вводите в заблуждение наших уважаемых телезрителей, потому что нет никакой статистики, говорящей о том, что курящие граждане менее эффективно работают.

Виктор Зыков: Такая статистика есть.

Эдуард Сухарев: У нас все творческие профессии, все врачи, правоохранительные органы, юристы – это очень курящие профессии. В телевизионной сфере также очень много курящих специалистов, ведущих и так далее. То есть это все, конечно же, игра, это жонглирование цифрами, фактами. Это все заблуждение. Это увод граждан в какое-то забытье.

Виктор Зыков: Про заблуждение не нужно говорить, потому что цифры есть, они есть.

Эдуард Сухарев: Нет никаких доказательств, что курящие граждане болеют чаще респираторными заболеваниями и так далее. Я вам скажу главный момент…

Виктор Зыков: За восемь лет…

Петр Кузнецов: Давайте по очереди, сейчас Эдуард договорит.

Виктор Зыков: Можно я вопрос задам?

Эдуард Сухарев: Я вам скажу просто так. Главный фактор, который влияет негативно…

Виктор Зыков: За восемь лет хотя бы одно письмо написано движением «За права курильщиков», которое бы потребовало раскрыть состав табачных изделий или регулировать его таким образом, чтобы не было вредных веществ, было меньше?

Эдуард Сухарев: Состав известен. Ну слушайте, состав табачной продукции известен.

Виктор Зыков: Это напрямую задевает права курильщиков – состав табачной продукции.

Оксана Галькевич: Виктор, а статистика, о которой вы сказали, что цифры есть?

Петр Кузнецов: Цифры ваши – они где? Как с ними ознакомиться?

Оксана Галькевич: О том, какой ущерб наносит, вред здоровью и так далее.

Эдуард Сухарев: Нет никакой статистики.

Оксана Галькевич: Вы сказали о том, что… Вот Эдуард сказал, что нет никакой статистики. А вы сказали, что есть.

Эдуард Сухарев: Что курение снижает трудоспособность.

Петр Кузнецов: Да, сказывается на производительности труда.

Виктор Зыков: Есть международные исследования, в соответствии с которыми курящий человек больше дней проводит на больничном, чем некурящий, в среднем.

Оксана Галькевич: Есть такие данные?

Виктор Зыков: Да, есть такая статистика.

Эдуард Сухарев: А кто ее сделал? Кто ее провел?

Виктор Зыков: Соответственно, выплаты по страховке поэтому у них больше. Ну, это всем известный факт. То есть курильщик платит больше страховку, потому что он курит, потому что у него риски больше.

Эдуард Сухарев: Это неправда.

Оксана Галькевич: Потому что есть опасные вредные привычки, есть риски.

Эдуард Сухарев: Если ты покупаешь полис ДМС, нет никакого специального условия…

Виктор Зыков: Это не о России я говорю, а я говорю о международной практике.

Петр Кузнецов: А в России?

Эдуард Сухарев: Ну мы давайте еще вспомним, какая Конституция есть в Соединенных Штатах.

Виктор Зыков: Я говорю о том, что курильщики одинаковые – что в Соединенных Штатах, что у нас. Они курят сигареты, у них одинаковые возникают заболевания. Поэтому эта статистика абсолютно нормальная.

Петр Кузнецов: Господа, господа, давайте на этом моменте остановимся. У нас очень много звонков, будет возможность тоже прокомментировать наших телезрителей.

Оксана Галькевич: Сначала – Олег из Самары. Здравствуйте.

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Олег.

Зритель: Я бы хотел поделиться своим опытом. Вот «Премия для некурящих». 89-й год, Советский Союз еще был, и на нашем предприятии для некурящих сотрудников давалось пять оплачиваемых дней к отпуску. Это в Советском Союзе.

Оксана Галькевич: Интересно! А как вы считаете…

Петр Кузнецов: То есть это возрождение этой меры вы одобряете?

Зритель: Это было, в принципе, одно-единственное предприятие в городе Самара, просто директор так решил.

Оксана Галькевич: То есть это была не широкая практика такая, да? Понятно.

Зритель: Да-да-да.

Оксана Галькевич: Спасибо, Олег.

Константин из Ростова-на-Дону, давайте сразу ему слово дадим. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Что скажет он? Здравствуйте, Константин.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Хотел бы первое сказать, что курение – это зло. У меня родственник один в детстве из-за того, что курил. Воспаление легких получил от банального переохлаждения и умер. Его врачи не смогли спасти.

Второе. У меня есть другой родственник, который активно курит. Он сейчас боится ковида, потому что ковид бьет по легких. Поэтому давайте на этом остановимся.

И третье – насчет поощрения. Вы знаете, здесь как бы двоякая палка получается. Ну, он не курит, допустим, в офисе. А выйдет он где-то за угол и там закурит. То есть это такое поощрение как бы двоякое будет. Лучше, если действительно человек не курит… Давайте еще за то, что не пьет, будем добавлять.

Оксана Галькевич: И вообще как его проверять? По запаху? Обнюхивать, когда приходит на работу?

Петр Кузнецов: По камерам – выходит или нет.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

На самом деле нам Липецк пишет о том, что обидно будет тем, кто не курит, ведь им-то доплаты никакие не обещаются.

Уважаемые зрители, уважаемые наши эксперты, давайте посмотрим небольшой опрос.

Петр Кузнецов: Да. И это создаст напряжение на рабочих местах в отдельно взятом офисе. Это правда, совершенно справедливое замечание. К опросу.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим опрос. «Как вы отнесетесь к тому, что работодатели станут приплачивать за отказ от курения?» – спрашивали наши корреспонденты людей на улицах.

ОПРОС

Петр Кузнецов: И вот еще несколько сообщений.

Оксана Галькевич: Может, разово?

Петр Кузнецов: Кстати, я подумал: а вот эти 3 тысячи рублей – это разово или как? Вот я бросил, допустим, работая в офисе – и дальше мне будут каждый месяц выплачивать, пока я не начну курить?

Оксана Галькевич: Да сейчас! Ага!

Петр Кузнецов: Один раз, да?

Оксана Галькевич: А если ты сорвался потом, то как? С тебя эти деньги вычитать? «Ну-ка верни в бюджет коллектива эти деньги»?

Эдуард, Виктор, скажите, в принципе эта идея «не кнутом, а пряником» – как вы считаете, это более действенно было бы, могло бы быть?

Эдуард Сухарев: Мы сейчас послушали наших телезрителей. Действительно, это глас народа. И мы сами понимаем, что это утопия, это все нереально. Нельзя поощрять, не поощрять, наказывать. Наказывать – это вообще противозаконно. Пока человек сам не выберет….

Оксана Галькевич: Эдуард, хорошо, хорошо, пока человек сам не выберет. Но вы же понимаете, что это определенного рода зависимость. Понимаете, что это вредная привычка. И мы с вами не будем об этом спорить. Так или иначе потребление табака в стране нужно сокращать – правда? – просто ради здоровья людей. Что для этого делать? Вот не с точки зрения – за права курильщиков. Курите, пожалуйста, только другим не вредите. Что делать, чтобы сокращать это потребление, нанесение вреда самим себе в том числе?

Эдуард Сухарев: Только просветительские меры. То есть человека нужно стимулировать методом убеждения. Пропаганда здорового образа жизни, пропаганда здорового питания, пропаганда правильного и грамотного современного досуга – только это может побудить граждан заняться здоровом образе жизни. Потому что, вы же понимаете, курение – это всего лишь одна из составляющих. У нас столько вредных привычек, у нас столько вредных других факторов, в том числе и окружающая среда.

Оксана Галькевич: Ну хорошо. Эдуард, а вы согласны с тем, что алкоголь, например, доступ к алкоголю должен быть ограничен, правда? Что доступ к алкоголю с определенного возраста только, в определенные часы, да? Понимаете?

Эдуард Сухарев: Он у нас и так ограничен.

Оксана Галькевич: Вот! Вы же с этим согласны. Понимаете, то же самое и никотин, это тоже вредная привычка.

Эдуард Сухарев: Так меньше пить не стали.

Оксана Галькевич: Ну почему же не стали-то, Эдуард?

Виктор Зыков: Стали.

Эдуард Сухарев: Меньше пить не стали.

Оксана Галькевич: Эдуард, стали на самом деле. Я не знаю, вы посмотрите статистику последнюю. Давайте Виктора просто тоже выслушаем.

Петр Кузнецов: Эдуард, точка. Виктор говорит.

Виктор Зыков: Потребление алкоголя действительно снизилось. Это тоже зафиксированный факт. Как я сказал, на рабочих местах, наверное, было бы очень эффективно применение работодателем именно для курящей категории граждан программ, где бы они, во-первых, направлялись к специалистам. То есть чтобы был бы стимул со стороны работодателя направления к специалистам, которые бы оказывали психологическую поддержку по отказу от курения, в том числе…

Эдуард Сухарев: А работодатель готов это оплачивать? Кто оплачивать будет?

Виктор Зыков: Я еще раз говорю: это было бы эффективно. Работодателю все равно – что выделить премию либо оплатить лекарственные средства. Это можно.

Эдуард, вы понимаете, что нельзя так делать, как вы?

Эдуард Сухарев: Кто оплачивать-то будет?

Виктор Зыков: То есть вы практически как бы говорите не со стороны курильщиков, а со стороны производителей табачной индустрии. Вы и созданы компанией Philip Morris.

Эдуард Сухарев: Я говорю со стороны закона, потому что я защищаю…

Петр Кузнецов: Эдуард, Эдуард! Господа! Я предлагаю друг друга слушать и отвечать после того, как один из экспертов до точки сказал.

Виктор Зыков: Ну невозможно так обсуждать с этими товарищами из движения «За права курильщиков» ни одну проблему.

Оксана Галькевич: Ну, в студии было бы проще, конечно, а по Skype тяжеловато.

Виктор Зыков: Соответственно, если будет, скажем, не то что премия… Вот вы правильно говорите, что очень трудно будет отследить. Человек сказал, что бросил курить, а потом пойдет и где-нибудь за углом опять продолжит. То есть людям надо помочь отказаться от курения. И оплата, скажем, каких-то тренингов… Есть такие мотивационные вещи, тренинги проходят, где в группе бросают курить, люди друг другу помогают, потом результатами делятся и так далее. Есть лекарственные средства, я еще раз повторяю, которые…

Эдуард Сухарев: И где такие тренинги проходят?

Виктор Зыков: Работодатель их может оплатить. Сумма, я думаю, выйдет не слишком больше, чем та же самая премия. Ну, это то же самое. Либо человек сам потратит деньги, либо работодатель за него заплатит. И это действительно может работать.

Петр Кузнецов: Играем по правилам, Эдуард. Виктор договорил, вот теперь ваша короткая реплика. И звонок.

Эдуард Сухарев: Виктор, это все утопия. Кто заплатит? Государство может заплатить? Это миллиарды рублей. Работодатель? Сейчас после всех ковидных ограничений наш бизнес еле дышит. Вы понимаете, сколько стоит одна пачка жвачек вот этих, которые способствуют бросанию курения? Это 800 рублей. Там 10 пластинок. Этого хватит на полдня. То есть это бешеные деньги. Никто не будет платить. Это все утопия. Мы просто говорим о нереальных, вообще каких-то мифологических замках. Никто не бросит курить за 3 тысячи рублей. Никто.

Оксана Галькевич: Подождите, Эдуард, смотрите…

Эдуард Сухарев: Смотрите. Вы платите тому, кто бросает курить. А если я не курю, почему я не получаю тогда эти 3 тысячи? И зрители это понимают.

Оксана Галькевич: Эдуард, а сколько у вас в год уходит денег на сигареты? Сколько в год вы тратите на сигареты? Эдуард…

Виктор Зыков: Извиняюсь. Мы исходим из того, что есть эти деньги, работодатель готов выделить их либо в виде премии, либо еще как-то поощрить. Вот это может быть одна из программ корпоративных, в рамках которой могут быть оплачены как лекарственные средства, так и различного рода мотивационные эти тренинги или мероприятия, где курильщиков поощряют.

Петр Кузнецов: Господа, спасибо. Слушаем телезрителей.

Оксана Галькевич: Я просто попыталась прикинуть примерно. Смотрите. То есть люди готовы тратить достаточно большие деньги на то, чтобы покупать вредные вещества и вредить своему здоровью. Ну, условно говоря, пачка – 150 рублей, допустим. Я не знаю, сколько стоят сигареты.

Петр Кузнецов: Дороже, наверное.

Оксана Галькевич: Допустим, 20 пачек, потому что есть люди, которые и в день по пачке выкуривают. 20 пачек в месяц, на 12 месяцев умножаем – ну, это уже 36 тысяч рублей. А чтобы 3 тысячи рублей потратить на какие-то лекарства и отказаться от этой вредной услуги, люди не готовы тратить. Ну, о’кей, да.

Петр Кузнецов: Софью послушаем, Нижний Новгород.

Оксана Галькевич: Софья, Нижний Новгород. А «о’кей» – в том смысле, что это личный выбор, конечно, но вряд ли можно назвать его правильным.

Петр Кузнецов: Софья, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Софья.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите.

Зритель: Я послушала все. Я считаю, что не надо бороться ни с курильщиками, с теми, кто курит. Надо просто с детства пропагандировать здоровый образ жизни, изначально. А сейчас выпячивать кого-то или выделять того, кто курит, не курит…

Я вам приведу один пример. Да, я курю, и я курю с 21 года. Мне сейчас 50 лет. Жалко, что я начала когда-то курить. Ну что же теперь? Давайте рассмотрим тот вопрос, что… Я с каждой пачки плачу налог? Плачу. Правильно? За последние 15 лет я не была ни разу на больничном, потому что у нас в стране больничные не поощряются в любом случае – куришь ты, не куришь ты.

Оксана Галькевич: Ну, болеть невыгодно, да.

Зритель: Если человек уходит на больничный, с него все равно вычитают деньги, в любом случае он недополучает. Правильно? Правильно. И болезни эти… Ну да, я курю, но я не хожу на больничные листы, понимаете, потому что мне это просто невыгодно.

Оксана Галькевич: Софья, мы вас поняли, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, давайте подводить все-таки какую-то черту. Так или иначе мы исходим из того, что курение, так же как и алкоголь, – это вредная привычка, которая вредит здоровью. И как нужно все-таки действовать, в каком направлении, чтобы снижать потребление табака в коллективах рабочих и трудовых, вообще среди людей? Давайте мы выслушаем Эдуарда, а потом – Виктора. Эдуард.

Петр Кузнецов: И не говорим одновременно, да?

Оксана Галькевич: Да.

Петр Кузнецов: Давайте. Эдуард, пожалуйста.

Эдуард Сухарев: Смотрите. Действительно, телезрительница последняя сказала абсолютно правильные вещи. Только пропаганда, как я уже и говорил. Никакие тем более штрафы, никакие поощрения – ни 3 тысячи, ни 2 тысячи рублей – не побудят человека бросить курить, бросить пить, питаться правильно, не употреблять газированные напитки, которые наносят колоссальный вред здоровью. Ничего из этого не помогает. Только добровольно, методом убеждения, только эти методы.

Понимаете, даже штрафы… А у нас с 2013 года действуют штрафы, но данные штрафы также не способствуют бросанию курения. А рост стоимости сигарет, рост акцизов – это ведет, конечно, к контрафактной продукции. И это тоже отдельная большая проблема.

Оксана Галькевич: Спасибо, Эдуард.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Виктор, по акцизам можно я вопрос задам? А нет ли проблемы в том, что все-таки государству выгодно присутствие курильщиков в том или ином виде, поэтому это же большая прибыль? Только в одном году более 500 миллиардов рублей от табачных компаний государство получило.

Эдуард Сухарев: Конечно.

Виктор Зыков: Это мне?

Петр Кузнецов: Да, Виктор, вам. И очень коротко, 30 секунд.

Виктор Зыков: Да, коротко. Нет, не выгодно, потому что в совокупности деньги, которые тратятся из бюджета здравоохранения на лечение больных, которые курят, превышают намного эти доходы от акцизов. Это первое.

И второе. Снижать курение, конечно, можно только комплексным подходом, только комплекс мер обязательно – например, тот, который содержится в законе. Рост цен – это самая первая мера. Экономический стимул, который людей заставляет людей отказаться от курения. Это и свободные помещения, запрет курения. Это и запрет рекламы. Эти меры, конечно же, могут звучать непопулярно, но это все в комплексе работает.

Петр Кузнецов: Все то, что начало работать.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, спасибо.

Оксана Галькевич: Эдуард Сухарев и Виктор Зыков были у нас в прямом эфире.

Ленинградская область пишет: «А курящие еще и вида не имеют со временем?» Петя, ты на телеке работаешь…

Петр Кузнецов: Вида не имеют со временем?

Оксана Галькевич: Ну, видимо, да.

Петр Кузнецов: Вида на жительство.

Оксана Галькевич: Быстрее стареют.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо, друзья, всем, кто был с нами.

Петр Кузнецов: Это программа «ОТРажение».

Оксана Галькевич: Петр Кузнецов, Оксана Галькевич были сегодня в дневном блоке.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как вредная привычка сказывается на производительности труда?