Премия за «просрочку»

Гости
Антон Недзвецкий
юрист, сопредседатель Союза потребителей России
Андрей Карпов
председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла

Ольга Арсланова: Опять о деньгах поговорим, конечно же. О чем же еще?

Петр Кузнецов: Прилавки появились за нашей спиной. Покупателям предлагают зарабатывать на просрочке. То есть нашел что-то, доложил – деньги получил. Сумма выплаты может составлять половину от штрафа, который выпишут магазину за нахождение просрочки на полке.

Ольга Арсланова: Так нужно наказывать недобросовестные торговые сети, – считают некоторые парламентарии. С этой инициативой выступил депутат Госдумы Василий Власов. Он обратился в Роспотребнадзор. И в его обращении отмечается, что «штраф за продажу продуктов с истекшим сроком годности на юридических лиц составляет от 20 до 30 тысяч рублей». Таким образом, каждый из нас, если проявит бдительность, может получить от 10 до 15 тысяч рублей за каждый такой случай просрочки.

Петр Кузнецов: За каждый! Представляете?

Часто ли вам… Ну а кто еще, если не народный контроль, наведет порядок? Да еще если его будут поощрять. Как часто вам попадаются просроченные продукты? Вам часто попадаются просроченные продукты? Это вопрос для голосования. Пожалуйста, ответы «да» или «нет» на короткий SMS-номер присылайте.

Ольга Арсланова: Мы сейчас приветствуем в эфире сопредседателя Союза потребителей России Антона Недзвецкого. Антон, здравствуйте.

Антон Недзвецкий: Добрый день.

Ольга Арсланова: А это актуальная проблема вообще для современных магазинов, торговых сетей? Потому что я, честно, не могу вспомнить, когда в последний раз я видела просроченный продукт. Все-таки такое ощущение, что относительно тщательно следят за этим торговые сети, по крайней мере в Москве.

Антон Недзвецкий: Ну, я не могу с вами согласиться. Что касается, скажем, ряда торговых сетей, то, возможно, стал более жестким контроль, но в различных частных магазинах эта проблема сохраняется. И мы получаем, в принципе, достаточно много сигналов о том, что просрочку люди видят на прилавках. И различные рейды проходят, которые эту просрочку тоже постоянно обнаруживают. Поэтому сказать, что эта проблема исчезла, нет, нельзя. Напротив, Роспотребнадзор…

Ольга Арсланова: А объясните, пожалуйста, как это выглядит? То есть там действительно пропечатана старая дата? Или маскируется просрочка самим продавцом, то есть перепечатываются наклейки, как-то маскируется срок годности? Что это?

Антон Недзвецкий: Да происходит по-разному. Подчас просто забывают убрать с прилавков просроченную продукцию, где видно по этикеткам производителя, что срок годности уже истек. А бывает так, что сознательно заклеивают этикетки производителя, наклеивают новые, с уже другим сроком годности. Мы встречаем и то, и то.

Петр Кузнецов: Ответственность в любом случае в этой цепочке лежит на магазине?

Антон Недзвецкий: Да, на продавце ответственность, потому что это его обязанность – убрать с прилавка товар с истекшим сроком годности.

Петр Кузнецов: И как часто штрафуют?

Антон Недзвецкий: А вот штрафуют, к сожалению, редко, поэтому это проблемой и остается. Сейчас для того, чтобы провести проверку, внеплановую проверку, Роспотребнадзору нужно приложить очень много усилий. Да и инспекторов не хватает для того, чтобы проверить каждую торговую точку. Вы сами понимаете, какой объем рынка. И продавцы тоже это прекрасно понимают, поэтому, в общем-то, безбоязненно и сознательно торгуют просрочкой, переклейка этикеток наблюдается. Они знают, что их за руку не поймают. Ну, шанс этого крайне невелик.

Петр Кузнецов: А как вы относитесь к этой инициативе? Предлагают поощрять самого покупателя за найденную просрочку.

Ольга Арсланова: Просто пока не очень понятно.

Петр Кузнецов: Мы даже тут посчитали (ну, на самом деле мы ссылались на текст самого обращения): до 10–15 тысяч рублей может получить гражданин.

Ольга Арсланова: Но если штрафы выписываются редко, то не очень понятно, как это поощрение повлияет на частоту штрафов.

Петр Кузнецов: Совершенно верно.

Антон Недзвецкий: Ну конечно, сама идея концептуально правильная, и мы ее поддерживаем. Другой вопрос, что механизм реализации этой идеи крайне сложен. Надо понять, что сейчас это всего лишь идея, это не какой-то законопроект. Это письмо на имя главы Роспотребнадзора Анны Поповой, чтобы рассмотреть возможность создания такого правового механизма. То есть, понимаете, до реализации, даже если эта идея будет поддержана, пройдут годы.

И сейчас получается, что сама идея не основана на Кодексе об административных правонарушениях, по которому штрафы зачисляются в бюджет. То есть для того, чтобы перечислять половину от них гражданам, потребуется другой правовой механизм. Мало того, потребуются еще и механизмы контроля, создание каких-то отлаженных механизмов контроля.

Как происходит сейчас проверка по жалобе на просрочку? Человек обнаруживает товар с истекшим сроком годности. Он может пойти и поскандалить, конечно, в администрацию магазина, а может написать жалобу в Роспотребнадзор. Роспотребнадзор в течение месяца может провести внеплановую проверку, а может и не провести, потому что такие факты – именно просрочка – они не всегда служат основанием для внеплановой проверки, а только тогда, когда есть угроза безопасности жизни и здоровья граждан. То есть по 294-му федеральному закону только это может являться основанием для внеплановой проверки.

А просто нарушение прав потребителей может являться таковым только в том случае, если человек сначала обратился в администрацию магазина, ему было отказано в удовлетворении его претензий, и вот только потом он может обратиться в Роспотребнадзор с жалобой.

Чтобы зафиксировать сам факт просрочки, своевременно зафиксировать, потребуются какие-то механизмы, потому что опять же… Ну, обнаружит человек. Ну, сообщит он в Роспотребнадзор. Роспотребнадзор через месяц придет с проверкой…

Ольга Арсланова: А там все нормально!

Антон Недзвецкий: …и уже ни обнаружит, ни подтвердит этот факт. То есть, понимаете, для того чтобы сам факт просрочки подтвердился, нужно, чтобы это было установлено в ходе проверки инспекторами Роспотребнадзора. А если по 294-му федеральному закону нужно предупредить о проведении проверки, то магазин все это «подчистит», естественно. И никаких проблем к моменту выхода инспекторов на место не будет.

Петр Кузнецов: По поводу «подчистить». Особенно модная сейчас сеть магазинов, на продукции которой, на каждой этикетке написано крупными буквами: «Если вам что-то не понравится, вы можете сразу сдать этот продукт – и мы вам вернем деньги». Это попытка обойти возможные санкции где-то сверху? Как вы относитесь к такому инструменту? Потому что неоднозначно экспертами воспринимается эта мера, такое правило внутреннее, которое магазин предлагает.

Ольга Арсланова: И как один из вариантов – почти просрочка. То есть товар на грани.

Петр Кузнецов: Да, на грани.

Ольга Арсланова: И просто идет уценка – минус 50%. И многие люди охотятся за такой практически просрочкой.

Петр Кузнецов: Вот-вот, через пять часов уже все.

Антон Недзвецкий: Ну, на самом деле это уже механизмы саморегулирования, и механизмы, в общем-то, правильные. Если магазин заинтересован в поддержании своего имиджа как продавца качественной продукции, естественно, он будет без вопросов менять такие продукты подозрительные, ну и не допускать вообще их появления на прилавке.

Но далеко же не все на рынке идут таким путем. Понимаете, частенько магазины же сознательно продают просроченную продукцию. И сейчас скорее актуален вопрос: как вообще внедрить в магазинах практику продуктовой благотворительности, когда будут товары с истекающим сроком годности реализовываться со значительными скидками? На данный момент наше законодательство, к сожалению, не предоставляет налоговых льгот таким торговым сетям.

Петр Кузнецов: То есть магазину себе дороже. Он бы и рад отправлять, но ему придется за это заплатить больше, потратиться.

Антон Недзвецкий: Да. Это известная проблема, о которой уже многие говорили. И это действительно так. То есть сейчас выгоднее продукцию отправлять на утилизацию, у которой истекает срок годности, нежели чем отдавать забесплатно нуждающимся.

Петр Кузнецов: Парадокс.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Мы его еще детальнее обсудим, но уже со следующим экспертом. Спасибо вам огромное.

Послушаем сначала наших телезрителей. Здравствуйте, Татьяна.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я хотела бы свою историю рассказать. У меня была в гостях сноха. Она зашла в магазин и купила конфеты. Эти конфеты она выложила к чаю. Она одну съела, а вторую… А она была крупная такая, шоколадная конфета с орехами. Она ее развернула и говорит: «Подождите, Татьяна, не ешьте!» Я говорю: «Что такое?» Она посмотрела – в общем, конфета была, вы знаете, поедена какими-то червями. В общем-то, эти конфеты были…

Ольга Арсланова: …съедены не вами и до вас.

Зритель: Да. Ей стало нехорошо за столом. Я свою тоже раскрыла – увидела то же самое. Мы спустились вниз, когда гуляли, и она пошла в этот магазин, отдала эти конфеты, ей дали чек возврата. Это была суббота, а ей вернули только в воскресенье.

Ольга Арсланова: Но деньги вернули.

Петр Кузнецов: Успели распознать.

Зритель: И вы знаете, никакого извинения, ничего, ни морального, ни материального, конечно, не было. Вот так было.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: А позже заходили – и эти конфеты лежали.

Ольга Арсланова: Вот!

Петр Кузнецов: Я еще хотел сказать: как важно иметь хорошие отношения со снохой. Она вас предупредила: «Подождите, не ешьте!»

Ольга Арсланова: А могла бы промолчать.

Петр Кузнецов: А если бы не очень были, то она бы так свою отложила…

Ольга Арсланова: Спасибо. Тем не менее история в чем? Если ты недоволен, то тебе максимум вернут деньги. Но товар никто не изымают из продажи, и люди продолжают его покупать. Давайте обсуждать, что с этим делать.

Петр Кузнецов: Сознательно продают, как сказал наш предыдущий эксперт.

Андрей Карпов, наш следующий эксперт по этой теме, председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла. Здравствуйте, Андрей Николаевич.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Андрей. Скажите, пожалуйста… Торговые сети, маленькие магазинчики, разные торговые точки, в которых появляется просрочка. Почему так происходит? Это, как правило, злой умысел, попытка сэкономить или что-то другое?

Андрей Карпов: Ну, вы знаете, я думаю, что это просто в зависимости от магазина. Но чаще всего, мне кажется, по крайней мере в крупных сетях, никакого злого умысла в этом нет. Мало того, мне почему-то кажется, что в последние годы все меньше и меньше жалоб именно на просроченные товары. Я лично вообще не встречаю такую продукцию на прилавке. Ну, к сожалению, я слышал, что кто-то встречает, есть такие случаи. Но в целом мне кажется, что магазины стараются в этой части соблюдать законодательство и убирать просроченный товар с прилавков вовремя.

Петр Кузнецов: Я, кстати, на самом деле тоже не помню, когда в последний раз встречал что-то откровенно просроченное.

Ольга Арсланова: Слушайте, можно я просто вклинюсь? Да, мы живем в Москве, и это возможно. Смотрите, нам пишут. «Просрочек много в нашем городе», – Оренбургская область. Соль-Илецк: «Не только продукты, но даже бытовая химия». Дальше пишет Саратовская область: «У нас очень много просрочек». Кемеровская область… В общем, в разных городах люди жалуются.

Из Москвы действительно нет сообщений, но Россия – это не только Москва. Люди с этим действительно сталкиваются.

Андрей Карпов: Ну, согласен. Здесь просто можно перейти к дальнейшему: что с этим делать? Конечно же, нужно, наверное, как-то ужесточать законодательство в этой части, чтобы стимулировать торговые организации не продавать просроченную продукцию. Подчеркну: именно не с истекающим сроком хранения. Потому что с истекающим сроком на самом деле без проблем можно в оборот вводить, можно продавать дальше, можно передавать на благотворительность, если хотят. Просто продукцию уже с истекшим сроком хранения запрещено в оборот пускать.

Но если мы смотрим то предложение, которое озвучивает депутат Государственной Думы, то в нем есть определенные минусы. Сложилась такая практика некоего потребительского экстремизма, как правило, в отношении люксовой продукции, более дорогой продукции. А тут фактически можно сказать, что мы будем стимулировать появление потребительского экстремизма именно в продовольственной группе товаров.

Есть недобросовестные потребители, и мы фактически можем получить вал искусственно созданных проблем, когда потребитель, попросту говоря, будет приносить продукт, срок годности которого уже истек, купленный в этом же магазине. Он будет покупать новый, заменять его и выдавать его за тот продукт, который купил сегодня. И достаточно сложно магазинам будет защититься в этом отношении. Если магазин не фиксирует все на видео, все действия, то, в принципе, никто не мешает потребителю выйти из магазина, вернуться обратно, показать чек и сказать: «Вот я только что купил молоко», – которое на самом деле куплено неделю назад, и срок годности его истек, и фактически рассчитывать на те суммы, про которые вы сказали ранее – от 10 до 15 тысяч рублей.

Петр Кузнецов: В этом есть проблема. Бороться есть за что. Объявленная цена этой охоты – 10–15 тысяч рублей за каждый найденный просроченный продукт.

Андрей Карпов: Конечно. Грубо говоря, ты инвестируешь 30–50 рублей в бутылку молока, в пакет молока, а можешь получить 5–10 тысяч рублей.

Действительно, потребительский экстремизм – это не те люди, которые разово защищают себя, а это те, кто системно занимается, скажем так, через суд выбиванием денег за те или иные нарушения. Где-то некачественный автомобиль – соответственно, с торговой организации выбивают. У нас закон «О защите прав потребителей» достаточно серьезно защищает права потребителей, и там можно получить суммы в разы больше стоимости самого товара. Поэтому такие случаи, в общем-то, не редки. И стимулировать развитие такого экстремизма ну нельзя.

Но создать систему такую, чтобы именно просроченного товара было меньше на прилавке, упростить каким-то образом работу опять же того же самого Роспотребнадзора, чтобы не нужно было проводить проверки, а если есть действительно все доказательные факты, то, наверное, выносить какие-то штрафные санкции в упрощенном порядке – это гораздо более правильно, потому что потребителю же проще пожаловаться и рассказать Роспотребнадзору о нарушении.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Эта инициатива будет рассмотрена еще. И мы уверены, что объективно подойдут к ее рассмотрению. Спасибо огромное.

Мы спрашивали вас: вам часто попадаются просроченные продукты? «Да» – ответили 66%, «нет» – 34%.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В Госдуме предлагают платить покупателям за найденный в магазине товар с истёкшим сроком годности