Преступлений стало меньше?

Преступлений стало меньше? | Программа: ОТРажение | ОТР

Криминал ушёл в Сеть

2020-04-17T12:44:00+03:00
Преступлений стало меньше?
За что платим налоги. Регионам надо больше. Мигранты. Карантинный беби-бум. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым. В поисках идеала
Россиянки описали идеального мужчину. А похожи ли они сами на женщину мечты?
Налоги много на себя берут?
Сергей Лесков: У нас поддерживаются традиционные ценности, но вопрос: не поддерживаются ли они только в докладах, а в действительности глубинная молодёжь живёт совсем другими ценностями?
Россиянин или мигрант: кого выбирает бизнес после пандемии?
Дорогая передача: жалобы на плохое качество услуг ЖКХ
Велика ли налоговая нагрузка на россиян?
Мигранты: мы без них не можем?
В марте в России случился беби-бум
Регионам надо оставлять больше заработанных денег
Гости
Юрий Жданов
президент Всероссийской полицейской ассоциации, генерал-лейтенант, заслуженный юрист России
Георгий Тер-Акопов
председатель коллегии адвокатов «Тер-Акопов и партнеры», адвокат по уголовным делам

Оксана Галькевич: Итак, пока мы с вами меняемся, уважаемые… простите, пока мы с вами сидим дома, жизнь наша меняется, в том числе и жизнь преступная. Но сказать, что душегубы и мерзавцы тоже полностью самоизолировались, к сожалению, нельзя, поэтому предупреждаем и вооружаем вас вот какой информацией.

Правоохранительные органы фиксирует в последнее время сокращение убийств – почти на 5%, а уличной преступности – чуть более чем на 3%. Но при этом – обратите, пожалуйста, внимание! – выросло количество краж. Причем теперь в статистике не только кражи телефонов, денег (то, о чем нам рассказывала зрительница сейчас, позвонившая в прямой эфир), но и продуктов. Буйным цветом просто заколосилось мошенничество в последнее время – с конца марта. Чего сейчас только ни придумывают эти люди.

Будьте осторожны, пожалуйста! Перепроверяйте не просто дважды, а трижды, четырежды. Вот сколько раз нужно – столько и перепроверяйте информацию, источники, если вас пытаются вовлечь в какую-то деятельность. Не нужно стесняться. Просто защищайте себя и свои семьи.

Отдельной строкой, посмотрите, здесь в этом списке значатся киберпреступления. Вы видите прирост, да? 83%, почти 84%. Сразу возникает вопрос: почему такая цифра, в общем? Ну, дело в том, что это данные разных ведомств: это – Генпрокуратуры (синим цветом выделенные преступления), а это – МВД. Дело в том, что Генпрокуратура передает информацию по преступлениям, которые уже расследованы и переданы в суд, а МВД – то, что зафиксировано и не расследовано, не доведено еще до суда. Вы видите, как все это выросло, насколько это увеличилось.

Константин Чуриков: Тем более что все чаще вот эти киберпреступления – это все-таки статья «Мошенничество», которая с очень большим трудом расследуется традиционно.

Оксана Галькевич: Ну, это как раз преступления в сети, в интернете. Поэтому будьте предельно осторожны именно в этой сфере, именно в интернете, когда делаете покупки, когда какие-то операции проводите, какую-то информацию проверяете, потому что даже по этой графике, по этой информации понятно, что такие преступления труднее всего расследовать и сложнее всего этих негодяев привлечь к ответственности.

Константин Чуриков: У нас сейчас на связи Георгий Тер-Акопов, председатель Коллегии адвокатов, адвокат по уголовным делам. Георгий Рубенович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Георгий Тер-Акопов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мы, конечно, очень рады, что падает статистика по грабежам, по разбоям, по уличной преступности. Но многих сейчас, кто находится, в частности, на даче, беспокоит, как вообще поживает его квартира. Скажите, пожалуйста (может быть, у вас есть информация), вот сейчас насколько полиция оперативно реагирует на какие-то сигналы, я не знаю, на каких-то подозрительных людей? Вообще насколько она в форме сейчас?

Георгий Тер-Акопов: Ну, вы знаете, полиция у нас находится на сегодняшний день, так скажем, в режиме повышенной готовности, поэтому я думаю, что совершать такого рода преступления, как кражи, для преступников на сегодняшний день стало гораздо сложнее, потому что большинство людей находится на самоизоляции, все находятся дома, у всех ушки на макушке. Если в городских условиях, в подъезде будет какой-то шум, то люди обязательно будут реагировать. Кроме того, очень многие пользуются услугами сигнализации, вневедомственной охраны, других охранных структур.

Оксана Галькевич: Но это если речь идет о квартирных кражах, Георгий Рубенович. А есть еще автомобильные. Вот про продукты мы рассказывали. Действительно, случаев все больше.

Георгий Тер-Акопов: Совершенно верно. На сегодняшний день наибольшую опасность, конечно, представляют из себя такие преступления, как грабежи, разбои, потому что есть определенная категория людей, у которых истощаются какие-то материальные запасы, работы нет. И поэтому вот здесь надо быть предельно осторожными. Тем более что на улицах народу мало, а особенно в вечернее время, так скажем, нужно быть весьма и весьма осмотрительными.

Что касается статистики. На сегодняшний день руководствоваться какими-то статистическими данными весьма и весьма сложно. Почему? Потому что, безусловно, идут на спад, уменьшаются такие преступления, такие как убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, потому что увеселительные и развлекательные места проведения досуга у нас сейчас закрыты – соответственно, людей, которые могли бы вступать в такие конфликты, гораздо меньше. И эти преступления идут на спад, они уменьшаются.

Но в том числе в связи с режимом самоизоляции, так скажем, люди застряли дома, и все, кто владеют теми или иными навыками владениями IT-технологиями и так далее, они увеличили свои возможности. Голь всегда на выдумку хитра, так скажем. А в некоторых случаях и не голь. Поэтому придумываются, выдумываются новые системы мошенничества по незаконному обогащению и хищению денег.

Константин Чуриков: Георгий Рубенович, в связи с тем, что все-таки режим самоизоляции, граждане, которые, например, стали жертвами мошенников через интернет, они сейчас как должны действовать? Им нужно звонить в полицию? Им нужно как-то дистанционно писать заявление? Вот как сейчас организована эта работа?

Георгий Тер-Акопов: В принципе, можно любым путем. Можно позвонить в полицию – и оперативные службы предложат тот или иной вариант. Безусловно, подача заявления обязательна, в том числе в любом виде. Можно и электронно подать заявление, и обязательно оно будет зарегистрировано, зафиксировано.

Вопрос оперативного расследования – конечно, здесь есть определенные сложности. Это связано как с нагрузкой на правоохранительные органы, так с ограничениями некоторых действий сотрудников. В настоящий момент следователи стараются как можно меньше вживую общаться, вызывать; только в экстренных случаях проводятся задержания, допросы, очные ставки и другие следственные действия.

Кроме того, если мы говорим о снижении преступности, то, например, у меня есть такая информация, что меньше работает на сегодняшний день такая структура, как ОБЭП, меньше проводится проверок. Почему? Потому что это связано с оперативно-розыскными мероприятиями, то есть с обысками, с обследованием помещений и так далее. Все это на сегодняшний день несколько ограничено и существует в несколько усеченном виде.

Оксана Галькевич: Георгий Рубенович, означает ли, что замедление этой работы в итоге обернется повышенной нагрузкой, в том числе и на следственные органы, в том числе и на суды, которые должны будут по расследованным делам выносить решения? Суды ведь тоже сейчас не работают, насколько я знаю.

Георгий Тер-Акопов: Безусловно, да. Я вот вчера был в суде, но это апелляционный суд. Решался вопрос о продлении срока содержания под стражей. И это с целью, так скажем, сохранения конституционных прав обвиняемого. Это реально проводилось. Но суд был абсолютно пустой. На вход в суд спрашивают: по какому делу, являюсь ли я адвокатом. Проверяют документы, предлагают побрызгать руки антисептиком и так далее. Лишних людей нет.

Оксана Галькевич: А пропуск у вас, простите, проверили, Георгий Рубенович? Пропуск цифровой у вас проверили? Вы к какой категории, кстати, относитесь в этом режиме передвижения по Москве?

Георгий Тер-Акопов: К счастью, он не нужен.

Оксана Галькевич: Не нужен?

Константин Чуриков: Ну, на работу человек едет.

Оксана Галькевич: Ну понятно. Но на работу тоже необходим допуск.

Георгий Тер-Акопов: Нет-нет. Адвокаты имеют право передвигаться по Москве. Предоставление удостоверения.

Оксана Галькевич: По удостоверению. Понятно.

Константин Чуриков: Да, спасибо. Георгий Тер-Акопов, председатель Коллегии адвокатов, адвокат по уголовным делам.

А далее – заслуженный юрист России, президент Всероссийской полицейской ассоциации, генерал-лейтенант Юрий Жданов. Юрий Николаевич, здравствуйте. Слышите ли вы нас?

Юрий Жданов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Юрий Николаевич, скажите, в таком режиме повышенной готовности нагрузка на правоохранительные органы, на ваших коллег выросла? Сил вообще хватает на то, чтобы обеспечить работу?

Юрий Жданов: Безусловно, сил хватает. Вы правы, что нагрузка растет. И ваш вопрос о том, насколько это повлияет на ситуацию после коронавируса – конечно, это очень важно. И нужно к этому готовиться.

Но самое главное, что сейчас происходит и о чем сейчас нужно думать – это огромный и резкий всплеск киберпреступности. Людей обманывают не на улице, а в интернете. Рассказывают о том, что им нужно пройти обследование в ближайшей клинике. Говорят о том, что можно получить компенсации там-то и там-то. А на самом деле выведывают у них данные их почты, их карт и, взламывая это, воруют деньги. Вот главный всплеск преступности, который сейчас мы видим.

Константин Чуриков: Сегодня была еще информация, что какие-то мошенники звонят людям по телефону и предлагают им оформить какой-то пропуск «Вездеход» по всему городу. Выманивают все данные, какие только можно, адреса. И все! Люди, в общем, ведутся на это.

Юрий Жданов: Согласен с вами, на это тоже ведутся. Но масштабы их такие, что они взламывают сайты поликлиник, больниц. Вот только что мои коллеги, полицейские из Германии, сообщили, что совершенно недавно сделали поддельный сайт министерства экономики одной из земель, где люди получают реально деньги. А на самом деле это фиктивный сайт, через который мошенники воровали деньги. Масштабы этих преступлений – колоссальные!

Оксана Галькевич: Слушайте, они действуют, я смотрю, примерно по единым схемам – что у них, что у нас. Вы можете нас чем-нибудь порадовать? Пожалуйста, скажите! У нас успехи-то есть на поле битвы с этими кибернегодяями?

Юрий Жданов: Могу порадовать. Вы знаете, очень успешно с этим справляется служба кибербезопасности «Сбербанка». В день отвергаются сотни таких атак, которые пытаются взломать искусственный интеллект и украсть деньги граждан. Вовсю искусственный интеллект «Сбербанка» блокирует те операции, которые вызывают сомнения, и миллионы средств ежедневно спасаются на счетах у граждан.

Но самим гражданам надо быть очень внимательным и не поддаваться на разводки этих преступников, которые стали не просто мошенниками, а тонкими психологами, которые заставляют человека совершить те или иные действия…

Оксана Галькевич: Юрий Николаевич, мы в этой парадигме – «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» – постоянно живем, это понятно. Вы нас порадовали примером «Сбербанка». Я думала, вы сейчас скажете, что в МВД есть какая-то супермегаструктура, там такие парни и девчонки…

Константин Чуриков: Там тоже есть, Оксана.

Юрий Жданов: Есть, но это только создается, в этом плане делаются первые шаги. Две последние коллегии МВД были посвящены этим вопросам. И МВД только начинает широкомасштабную войну против киберпреступности. На самом деле она еще не совершенная, но она ведется.

Константин Чуриков: И еще у нас вопрос от нашего зрителя, кстати, из Краснодарского края. Это такой особый регион, скажем так, на криминальной карте России. Спрашивают: «Как защищены сейчас в деревнях семьи?» Вот у нас полиция-то в основном в города перекинута, наверное, да? В селах, в деревнях, в малых городах – там как-то за безопасностью следят сегодня?

Оксана Галькевич: В частном секторе, получается, да?

Константин Чуриков: Да.

Юрий Жданов: Безусловно, следят. Каждый район имеет своего участкового. Люди в деревнях более сплоченные. И возможность дозвониться в местный райотдел милиции, безусловно, есть, чтобы заявить о том или ином правонарушении. Я думаю, что там на сегодняшний день сил хватит. Основные преступления, которые мы сейчас видим, совершаются в крупных городах.

Константин Чуриков: Вот нам пишет Ленинградская область, зритель пишет, что сейчас стали охотиться на сумки с продуктами на почве безработицы и безденежья. Неужели мы уже прямо до этого дошли? Такие случаи фиксируются?

Оксана Галькевич: Тележки из супермаркетов воруют, друзья, так что будьте осторожны.

Юрий Жданов: Конечно, фиксируются. Это наша беда. И в это сложное время, конечно, многие проели свой последний запас, ждут зарплату. Идет сокращение рабочих мест. Правительство в ежедневном режиме пытается с этим бороться, но не все, конечно, удается и получается, поэтому, к сожалению, гражданам надо быть самим внимательным к тому, как они передвигаются по городу, кто находится рядом. Мошенники не теряют свой навык и действуют сейчас безжалостно в отношении незащищенных слоев населения.

Оксана Галькевич: Да. Юрий Николаевич, мы же – граждане – к вам обращаемся не для того, чтобы нас защитили в момент, так скажем, нападения, а хотя бы поймать этого негодяя и привлечь его к ответственности.

Константин Чуриков: Что тоже, наверное, сложно, потому что сейчас преступники, потенциальные преступники могут воспользоваться этим масочным режимом, надевать маски – и идентифицировать их будет сложнее.

Оксана Галькевич: Но ловить-то их все равно надо, Константин

Константин Чуриков: Безусловно.

Оксана Галькевич: Ты сейчас меня за что агитируешь?

Константин Чуриков: Да нет, я просто хочу поинтересоваться. В этих условиях, кстати, как вычислить?

Юрий Жданов: Я думаю, что работа ведется. Но вы бьете в точку, в самую больную точку. И это правильно, что вы поднимаете эти вопросы. Я думаю, что максимально возможное делается, но, как и в советское время, может быть, надо вернуться к народным дружинникам, и к тому, чтобы население активно оказывало помощь полиции. Сил пока хватает, но когда люди по три-четыре дня не уходят со службы – это, конечно, большое перенапряжение.

Константин Чуриков: Служба в полиции просто адская! Дознаватели, следователи – они же там, господи, изучают тонны бумаг, этой макулатуры. Это ад, конечно.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я вчера возвращалась как раз с работы. Когда отвозили домой, я подумала о том, что, в принципе, не как у медиков, но тоже на первой линии вы находитесь, потому что вам приходится проверять, останавливать и контактировать, и еще неизвестно – со здоровым или вдруг зараженным человеком. Так что…

Юрий Жданов: Вы абсолютно правы. Я вам приведу одну цифру. Я недавно обратился с письмом-поддержкой наших коллег в Китае. За время этой вспышки в Ухане умерло 60 полицейских, которые заразились из-за того, что обеспечивали режим карантина для граждан. А 60 человек – это большие жертвы для этого населенного пункта.

Оксана Галькевич: Юрий Николаевич, спасибо вам большое. Здоровья вашим коллегам!

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: И чтобы безопасно проходила служба ваша опасная. Безопасная и опасная. Извините, но вот так и есть. Спасибо.

Константин Чуриков: Правильно мы сделали, что поставили знак вопроса в этом предложении: «Преступлений стало меньше?» Видите, не везде и не во всем их, к сожалению, стало меньше. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Криминал ушёл в Сеть