Президент увидел реальные доходы

Президент увидел реальные доходы | Программы | ОТР

О неточности статистики в вопросе зарплат впервые заговорили на таком уровне

2020-12-02T12:45:00+03:00
Президент увидел реальные доходы
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук НИУ ВШЭ

Ольга Арсланова: Российский президент увидел российские реальные зарплаты. Владимир Путин не согласился с губернатором Тюмени Александром Моором в вопросе роста доходов населения в его регионе.

Иван Князев: Об этом росте доложил сам глава региона. Путин же отметил, что губернатор имеет в виду номинально начисленную зарплату, а не реальные доходы населения. И уточнил: реально располагаемые доходы чуть ниже 100%, это совершенно точно.

Ольга Арсланова: Ну, «чуть» – тоже понятие растяжимое, да? Насколько ниже – вопрос дискуссионный. Но наконец-то неточность статистики в вопросе наших зарплат отметили на таком высоком уровне.

Мы в нашей программе уже несколько лет говорим об этом, считаем в рубрике «Реальные цифры» и выясняем, что то, что посчитал Росстат как среднюю зарплату – ну, на самом деле для большинства это предел мечтаний.

Иван Князев: Да, не всегда все это соответствует реальности. Поговорим об этом с Сергеем Смирновым, доктором экономических наук Высшей школы экономики. Здравствуйте, Сергей Николаевич.

Ольга Арсланова: Сергей Николаевич, рады приветствовать.

Сергей Смирнов: Доброго дня вам, рад вас видеть.

Иван Князев: Сергей Николаевич, ну что, можно сказать «свершилось»? Я всегда говорил, что после нашей программы, после «Отражения», в стране что-то меняется. Вот сколько раз мы с вами обсуждали росстатовскую статистику, ее адекватность. И что теперь у нас получится? Теперь уже президент все это увидел.

Ольга Арсланова: Не прошло и трех лет, да.

Сергей Смирнов: Вы знаете, мне кажется, что ничего реально не получится. В каком смысле? Все-таки зарплата – это производная от состояния экономики, согласитесь. И когда говорят, идет некий микс… Вот то, о чем говорил Путин. Но не только. Он говорил не только о заработной плате, а он говорил в целом о доходах населения, как мы с вами знаем. И там действительно есть большое различие.

Реальные денежные доходы населения действительно упали. Вот последние данные Росстата… Они сейчас считают, чтобы избежать каких-то неточностей в разрезе кварталов – первый, второй, третий. Так вот, снижение реальных денежных доходов составило чуть более 4% – 4,3%. Это январь-сентябрь этого года по отношению к тому же периоду 2019 года.

Что касается реальных заработных плат, то… Я не готов рассуждать о том, что там происходит в Тюмени, но вот реальные заработные платы (то, о чем сказал Росстат), они выросли очень умеренно – на 2% с небольшим. Это действительно так. И было бы странно, если бы они не выросли в среднем. Почему? Потому что они реально падали в период жестких карантинных ограничений. И это мы с вами прекрасно знаем, мы с вами сталкивались с этим.

Ну откуда взяться заработным платам, когда стоит бизнес? Да, государство оказало какую-то помощь. Я не говорю, что она была оптимальная, что она была слишком больно велика. Но это позволило заместить выпавшую зарплату какими-то другими вещами – скажем, тем же самым налоговым капиталом, который был предоставлен индивидуальным предпринимателям.

Ольга Арсланова: То есть тут вопрос: что с чем сравнивать? Если сравнивать с предыдущим, то, разумеется, небольшое такое выравнивание произошло.

Сергей Смирнов: Да. Но кардинально ничего не изменилось, я еще раз подчеркиваю. Вы понимаете, неважно, как считать…

Ольга Арсланова: Сергей Николаевич, а еще вам не показалось странным… Я прошу прощения, что перебиваю. Все-таки сейчас эту новость многие обсуждают. Но речь идет о Тюменской области, где и так, в общем-то, не самые плохие зарплаты в нашей стране, мягко говоря. Но при этом пока что речь о реальных зарплатах в действительно депрессивных регионах не зашла.

Сергей Смирнов: Вы знаете, регионы различаются и по стоимости потребительской корзины.

Ольга Арсланова: Верно.

Сергей Смирнов: И далеко не всегда, как говорится, большая заработная плата адекватна, скажем, той же потребительской корзине. Я не могу сказать, что уровень жизни где-нибудь, скажем, на Крайних Северах существенно выше, чем, условно, в какой-то Костромской области или Ярославской области. Ну, северный завоз так называемый, вот эти дорогие продукты и так далее – при высоких заработных платах. Это действительно так.

Правда регионы дифференцируются. А если бы они не дифференцировались, то откуда бы тогда… Задам такой вопрос. И ответ лежит на поверхности, его можно и не задавать. Откуда такой большой миграционный поток в Москву? Причем не только за счет наших коллег из стран ближнего зарубежья, бывшего СССР, но и из окружающих и прилегающих областей, и не только. Это понятно – нет работы. И проблема регионального развития (другая проблема, ее отдельно надо обсуждать) – это действительно тот фактор, который способствует вот этому перетоку населения. Мне кажется, вот так.

Иван Князев: Сергей Николаевич…

Сергей Смирнов: А что касается статистики, то можно считать и так, и так. Вот мы с вами приходим в магазин, заказываем какие-то товары по Интернету. И видим, что цены очень дифференцированно растут.

Кстати, в защиту Росстата что я хочу сказать? По-моему, и Мишустин тоже об этом говорил. Теперь реально будут считать инфляцию – не так, как считает Росстат, то есть когда физическое наблюдение, представители Росстата ходят в магазины и ведут наблюдение за ценами, а будут считать по контрольно-кассовым аппаратам. На мой взгляд, это гораздо более эффективный способ. И вот тут, я думаю, наши зарплаты (то, о чем говорил президент) реально окажутся несколько ниже.

Иван Князев: Ну, собственно о чем и речь. Это то, что я и хотели спросить. Может, мы все-таки на другие данные будем опираться в нашей стране? Очень важно, наверное, что это отметили прямо на самом высшем уровне. И мы будем считать не от какой-то росстатовской статистики и так далее, смотреть реальное положение дел. Спасибо.

Ольга Арсланова: Мы сейчас перезвоним Сергею Николаевичу. Телефон – более надежная история. А пока почитаем сообщения.

«Если зарплата – это производная от состояния экономики, – спрашивает наш зритель, – то почему у чиновников и депутатов – сотни тысяч рублей? Почему «золотые парашюты» и банков и сырьевиков заоблачные?» Ну, это к вопросу о том, что и низкие зарплаты, конечно, доставляют переживания и боль, но больше людей раздражает вот этот разрыв в доходах между богатыми и обычными людьми.

Иван Князев: Из Хабаровского края SMS: «От 12 тысяч до 20 тысяч рублей – вот такая у нас здесь реальная зарплата». Из Ленинградской области: «У нас реальный доход – вообще ноль рублей. Пособие по безработице сняли. Стаж – 40 лет. Я безработный. Мне 60 лет». Вот так вот.

Ольга Арсланова: Сергей Николаевич Смирнов возвращается к нам, доктор экономических наук Высшей школы экономики. Сергей Николаевич, вот смотрите, о чем у нас тут зрители пишут. Росстат что-то там посчитал худо-бедно, другого у нас нет. А цены-то постоянно растут, тарифы ЖКХ и так далее. И получается, что реальная зарплата еще ниже.

Сергей Смирнов: Вы знаете, это опять же вопрос о том, как мы считаем инфляцию. Я так подозреваю, что она реально занижена, потому что, ну вы понимаете, там определенное количество входит в эту корзину. И в этом ошибка. А вам сегодня понадобилось… Ну я не знаю, вы работаете дистантно, и вам понадобились картриджи для принтера, условно. Это в основном импортные изделия. И понятно, что… Но вы без них не получите свою заработную плату. Это все абсолютно понятно.

Поэтому недаром, когда связь прервалась, мы говорили о контрольно-кассовых аппаратах, о том, как по-новому будут считать инфляцию. И это здорово почему? Потому что иначе те же самые сюжеты, связанные с индексацией пенсий. По-моему, 6,1% в январе будущего года, где-то так. А насколько это для пенсионеров значимо? Потому что мы знаем, как подорожали лекарства, которые часто в потребительскую корзину не входят. И вот когда реально мы сможем оценить эту инфляцию, то тогда реально… Может быть, индексация должна быть не 6%, а, допустим, 10 или 12%. Такое тоже возможно.

Поэтому все новации в сфере статистики, которые ведут к положительному результату, пусть даже и дают худшую оценку экономической ситуации, на мой взгляд, они крайне важны, особенно сейчас, потому что статистика в конечном счете – это основа для принятия управленческих решений. И если неверная статистика, то, извините, мы будем по-прежнему недовольны Правительством, Росстатом и так далее, которые не видят бедственного и тяжелого положения значительной части нашего населения.

Иван Князев: Топтаться на одном месте будем.

Спасибо вам большое. Сергей Смирнов, доктор экономических наук из Высшей школы экономики, был с нами на связи. К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Василий
Сплошное оправдание и не более.