Придомовая территория: что на ней могут делать жильцы?

Придомовая территория: что на ней могут делать жильцы? | Программы | ОТР

Эксперт в сфере ЖКХ Татьяна Овчаренко

2020-05-20T14:26:00+03:00
Придомовая территория: что на ней могут делать жильцы?
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Ну что ж, это наша постоянная рубрика «ЖКХ по-нашему». Какое оно, будем говорить прямо сейчас.

Придомовая территория – это не только кусок земли, но и, если вы не знали, часть общей собственности, и многие об этом забывают. Как жильцы могут преобразовывать свои дворы, какие у них есть права на эту территорию? Где заканчиваются границы придомовой зоны? Будем об этом говорить сегодня и ждем ваших звонков и ваших вопросов нашему эксперту.

Петр Кузнецов: Наш эксперт как всегда Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ с нами на связи. Татьяна Иосифовна, приветствуем.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И мы знаем, что у вас в руках, ну не знаю, уж прямо...

Ольга Арсланова: ...придомовая территория.

Петр Кузнецов: Вы получали письмо с историей про придомовую территорию?

Татьяна Овчаренко: Да, даже не одно, а два, про то, как их замечательно в Архангельске и в Челябинске граждане сами, энтузиасты и инициативные группы, приводят в порядок, участки конкретные своих конкретных домов.

Петр Кузнецов: Давайте мы вернемся к его содержанию чуть позже, у нас есть свое письмо как обычно в видеоформате, посмотрим сюжет и его обсудим, а потом к письму обязательно вернемся.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Вот такие истории, Татьяна Иосифовна, из разных регионов.

Давайте начнем с основы. Из-за чего они возникают? Из-за незнания, где начинаются эти границы и где они заканчиваются? Из-за незнания просто своих прав? Или что-то третье?

Татьяна Овчаренко: Ну, там, начнем с Астрахани, где администрация забыла немножко, что страна-то у нас вообще правовая, вот. Какие автостоянки без... ? Автостоянки у нас в генпланах заранее при строительстве домов были предусмотрены, территория эта принадлежит жильцам в силу закона, в силу статьи 36-й Жилищного кодекса. Дополнительные места, вообще говоря, дополнительные, повторяю, автостоянок можно только по решению общих собраний собственников, и в основном решения эти говорят о том, что размещаться там будут машины собственников. Поэтому это просто самоуправные действия, и жители должны решительнее требовать просто наказания за самоуправство.

Я уж не говорю о том, что обязаны были с ними согласовывать эти планы. Это говорит о том, что в этом районе нет даже плана благоустройства, а это обязательный элемент, за который администрация города должна спрашивать, жилищная инспекция должна спрашивать управляющие организации. Значит, сама администрация ничего не делала в этом направлении. Так что учите право, категорически возражаю. Я уж не говорю, что автостоянки на сетях не ставятся, это просто запрещено техническими регламентами и законодательством.

Ольга Арсланова: У нас есть звонок, много звонков и сообщений, давайте с Марины начнем из Нижегородской области. Здравствуйте, Марина. Какая проблема у вас?

Петр Кузнецов: Марина?

Зритель: Алло?

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Татьяна Овчаренко: Да-да-да.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Мы подумали, что вы на придомовую территорию ушли немножко, отлучились.

Зритель: Нет-нет-нет, я по-прежнему на связи. Я могу говорить, да, к Татьяне обращаться?

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Вы знаете, Татьяна, я просто хотела бы с вами посоветоваться. У нас придомовая территория, а составляют эту придомовую территорию несколько многоквартирных домов и даже церковь. Мы находимся буквально в 200 метрах от Нижегородского кремля. И вот так исторически сложилось, что внутри этого двора был ветхий садик, потом его разрушили и продали, и теперь еще остался теплопункт, который обеспечивал нас теплом.

И вдруг вокруг этого теплопункта стали разрастаться гаражи, земельные участки стали предоставлять либо в аренду на 49 лет, либо, значит, как мы теперь выяснили, в частную собственность. Мы смотрим, что больше 20 лет этим гаражам, и никто их не использует в качестве гаражей. Мы властям предлагаем, давайте их все, ну, как-то перепрофилируем, договаривайтесь с этими владельцами частных гаражей, которым вы предоставили такое необдуманное решение о земле, переселяться в те места, где действительно должны гаражные массивы быть. Правильно ли мы...

Ольга Арсланова: Да, спасибо большое.

Татьяна Овчаренко: Вопрос, вопрос.

Петр Кузнецов: Вопрос, Татьяна Иосифовна?

Ольга Арсланова: Да, Марина, извините.

Петр Кузнецов: Вопрос, да, вам важен?

Ольга Арсланова: Можно ли с ними что-то сделать? Марина, вы еще с нами?

Зритель: Да.

Татьяна Овчаренко: Нет, вы меня извините, конечно, замечательная история, только я ничего не поняла и расскажу вам, почему. Если это ваша территория, то какие гаражи? Если это территория детского сада, территория детского сада, которая обычно равна гектару, бывшего хотя бы, эта территория принадлежит администрации вашего города.

Ольга Арсланова: Понятно.

Татьяна Овчаренко: Что она там ставит, ее дело. Поэтому, пожалуйста, уважаемые граждане, когда рассказываете, формируйте, формулируйте мне вопрос, потому что вот история грустная, но никаких рекомендаций...

Ольга Арсланова: Ну тут понятно, главное, о чем вы говорите, – то, что территория не принадлежит жильцам, собственно, о чем тут говорить.

Татьяна Овчаренко: В данном случае, насколько я поняла...

Ольга Арсланова: Но тем не менее бывают ситуации, нам пишут об этом, когда принадлежит жильцам и жильцы бы предпочли на этой территории сделать что-то другое, как вот в случае со Златоусте...

Петр Кузнецов: В Чебоксарах, да.

Ольга Арсланова: ...где построили детскую площадку, причем там даже и компенсировали, помните, в сюжете, компенсировали еще постройку.

Татьяна Овчаренко: Да-да-да.

Ольга Арсланова: То есть можно же договориться теоретически с администрацией об изменениях на придомовой территории.

Татьяна Овчаренко: Почему? Никакой теории тут нет. Администрация, согласно закону, может принимать участие, например, денежно компенсировать усилия жильцов по озеленению, то есть здесь никакой прямо благотворительности со стороны администрации нет. Я вам больше скажу, города игнорируют планы озеленения, это вообще наши налоги идут частично на то, чтобы города были как-то вообще городами, а не группой строений на помойке. Поэтому здесь замечательно, в Златоусте, вот что значит инициатива и вот что значит жители любят свой дом и свой участок.

Теперь по поводу «красавцев», которые кидают бутылки и окурки, – неправда, что с ними ничего нельзя сделать, можно вплоть до требования выселить. Несколько раз засечь эти противоправные действия антисанитарные, легко доказать их преднамеренность, оштрафовать один-два раза, предупредить о том, что будут жильцы требовать выселения. Причем, к сведению собственников, вас тоже можно выселить.

Ольга Арсланова: Понятно.

А у нас знаете, еще какая есть история из Удмуртии? Там, наоборот, не нужна придомовая территория, пишут: «Как отказаться от части придомовой территории? По ней все ездят, а ремонт дороги за наш счет. Жители дома все «за».

Татьяна Овчаренко: Ну конечно, а еще лучше выехать в лес, поставить землянку, ездить никто не будет. Значит, все ездят, это ваш интерес, добивайтесь, чтобы перестали все ездить, ставьте шлагбаумы и прочее. Отказаться? – не знаю. По кадастровому плану участок какой величины? Может, вас обрезали по фундамент...

Ольга Арсланова: Это не указано.

Татьяна Овчаренко: ...и ездят в своем праве. Так что извините, более чем странно. Отказаться требуется, для уменьшения своего участка 100%-е согласие жильцов, общее собрание. Хочу видеть, как 100% откажутся от стоимости земли немалой, пожалуйста.

Петр Кузнецов: Кстати, вот про озеленение вы уже вспоминали, вот еще история из Чебоксар, которую мы смотрели, по поводу посадки деревьев самостоятельно. Вы уже говорили, что в принципе у нас не любят озеленение, судя по всему, эта реплика относится вообще ко всем властям любого уровня. Именно поэтому у них... ? Вот по деревьям, по площадке мы уже поняли, и то им пришлось сначала ее построить, потом хоть как-то они свои деньги вернули, а вот что касается посадки деревьев? Немножко другой какой-то пункт?

Татьяна Овчаренко: Ну вот эти две женщины милые, приятные посадили свою сосну, я надеюсь, на расстоянии 5 метров от...

Петр Кузнецов: Да, кстати, важно понимать, что из этого вырастет, конечно.

Татьяна Овчаренко: Да, не менее. Деревья не могут находиться ближе 5 метров, это первое. Но по деревьям тоже проблема. С одной стороны, желательно, раньше сажали тополя, потому что они чрезвычайно быстро растут, имеют большую площадь озеленения, не боятся никаких выхлопов и прочего, но их надо, там женские, мужские особи, надо уметь это делать. Это касается практически всех деревьев, потому что надо помнить... Желательно те, которые можно формовать, то есть обрезать и делать кругленькими какими-то, вот липа обрезке, например, представьте себе, подлежит, ну вот такие вот. А сажать...

Петр Кузнецов: Вряд ли эти женщины о конечном результате задумывались.

Татьяна Овчаренко: В Москве надо получать разрешение.

Петр Кузнецов: Знаете, какой еще вопрос есть от тех, кто, видимо, готовится к реновации, они спрашивают: «При сносе дома мы вправе при переезде учитывать то, что придомовая территория принадлежит в общем дому, еще претендовать и на этот кусок?»

Татьяна Овчаренко: Это ваша собственность. Но, к сожалению, правительство, видя, что народ умнеет прямо стремительно, учится считать деньги, постановил, что если кадастрово не обозначено на кадастровом плане, то ничего вам не принадлежит, поэтому только стоимость. Так что собирайте общее собрание, срочно платите кадастровому инженеру и вносите свой ранее учтенный участок, если дом 1960–1980-х гг., в кадастровый план, размер этого участка.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: «Живу в своем доме, – нам пишут, это другая немножко история, но территория тоже ведь есть придомовая. – Документы оформлены на землю, в том числе на придомовую территорию, но без разрешения архитектуры сажать цветы не имею права, так как соседу неудобно проезжать к своему гаражу».

Татьяна Овчаренко: Что за загадка века? Он что, по левкоям ездит, что ли? Насчет цветов – на архитекторов это не распространяется, это неправда, а если их районный архитектор такой вот царь Горох, то следует, в общем-то, так сказать, просветить его юридически. Это касается, ну вот в разных городах по-разному, в Москве кустарников и деревьев только с разрешения либо по плану благоустройства. Кстати, там тоже должен быть план благоустройства этой территории, застроенной частными домами, и требовать его надо у районного архитектора или в архиве местном.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Вот нам пишут: «Я так и не понял, за содержание придомовой территории мы платим? Если да, то кому?»

Татьяна Овчаренко: Загадка века. Вообще говоря, платим в скрытом виде, но обслуживание, например, в Москве целиком стоимость обслуживания за счет правительства Москвы. Все очень конкретно и все в субъектах, надо спрашивать администрацию своего города.

Ольга Арсланова: Понятно.

Еще вопрос: «У нас рядом с домом школа (это не совсем, но близко), рядом со школой гаражи. Автомобилисты моют, ремонтируют свои «ласточки», а в это же время школьники на площадке играют в баскетбол, бегают или играют в игры, вдыхая выхлопные газы и пары бензина. Жаловались, но гаражи и ныне там», – город Белорецк.

Татьяна Овчаренко: Нет, ну...

Петр Кузнецов: Давайте начнем с того, что гулять сейчас и играть нельзя.

Ольга Арсланова: Там, наверное, уже, может быть, открыли школы, или просто давно уже.

Татьяна Овчаренко: Нет, гаражи – на здоровье, мыть нельзя, это категорически запрещено, за это положен штраф. Не знаю, куда жаловались, жалуйтесь выше на бездействие вашего этого самого участкового или кто там у вас этим, но вообще это дело участкового. Жалуйтесь начальнику отделения полиции, зафиксируйте видео, как они моют, и потребуйте, предупредите их, что будете требовать закрытия и сноса их гаражей, если они не будут соблюдать общие правила.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Еще вот об общих правилах, о том, что у всех разные интересы и что они пересекаются, где-то невозможно договориться. Тамбовская область пишет: «У меня частный дом, напротив многоквартирный 4-этажный, площадка общая. Напротив сделана стоянка, против которой я была, перекрыли этой стоянкой заезд к моему дому, приходится теперь «прыгать» через бордюр». Нормально ли это?

Татьяна Овчаренко: Не знаю, этот вопрос обсуждайте с администрацией города. Во-первых, как это? У вас что, участка не было в частом доме? Как это? Это раз. Затребуйте в районной архитектуре основания для того, что это было так спроектировано, может, обнаружится, что это совершенно незаконно, нигде нет этой автостоянки. И вообще проезд к вашему дому не может быть ограничен ничем, кроме противопожарных правил. Так что это, боюсь, дело пахнет судом.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Это рецепт, видимо, может, кому-то пригодится: «Под окнами ставили машины. Я вскопала вдоль всего подъезда и посадила цветы, они перестали».

Татьяна Овчаренко: Ну так это люди, которые любят природу, цветы.

Ольга Арсланова: Цветы, да…

Петр Кузнецов: И лучше кактусы тогда, раз уж...

Ольга Арсланова: …больше, чем свои автомобили.

Татьяна Овчаренко: Красиво, замечательно, да.

Петр Кузнецов: Татьяна Иосифовна, ну что, мы начали нашу программу с письма, давайте вот с него и начнем рубрику «Спросите Овчаренко». Напоминаем, это такая рубрика в рубрике, где вы можете задавать любые ваши коммунальные вопросы.

Ольга Арсланова: Все.

Петр Кузнецов: У нас отдельная заставка же, обозначаем границы, как на придомовой территории.

Итак, письма.

Татьяна Овчаренко: Письма. Ну вот пришла письменная жалоба к нам из Удмуртии, из города Ижевска, про то, как в немаленьком многоквартирном доме стоит общедомовой счетчик холодной воды и их регулярно обсчитывает управляющая организация.

Ольга Арсланова: Так.

Татьяна Овчаренко: Товарищи... Ну так просто, ну подумаешь. Там есть замечательное, прислали табличку, там есть расходы, например, на общедомовые нужды, обсчитывают, как считают жильцы, по общедомовым нуждам, 121 кубометр воды за месяц, это 121 тонна воды, причем зимой, что поражает...

Ольга Арсланова: За вами пришли, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Да.

Ну вот, и, значит, они пытались добиться справедливости, но, однако, все управления отвечают им про то, что, дескать, нет, все правильно. И при этом там совершенно анекдотические утверждения содержатся в ряде ответов: например, сказано, что раз у них нет счетчика сточных вод, то правильно вам завышают эти цифры. Я, честно вам скажу, глазам своим не поверила, потому что счетчики сточных вод у нас стоят на очистных сооружениях, бытовые счетчики отсутствуют. Такое впечатление, что люди никогда в жизни не знали, как выглядят фекальные воды, что это агрессивная среда и что у нас в законе сказано, сколько воды пришло к тебе, столько же считается, что ушло в канализацию, общее правило, понимаете? То есть 10 кубометров ты израсходовал, вот 10, все, никаких сверху, никаких сбоку.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Ага.

Татьяна Овчаренко: Вот. Но что там выяснилось? Пикантная подробность: «Ижевскводоканал» честно пишет в ответ на запрос жильцов, сколько же воды к ним приходит, ну чтобы они поняли, что. Тот им пишет: дорогие друзья, мы считаем в целом, никакого вашего дома в нашем учете нет, гамузом, как говорят на Украине. Так понятное дело, что если ты считаешь на 100 домов «управляйки», то, безусловно, туда-сюда 100, 200, 300, 1 000 кубов – это ерунда на постном масле.

Ольга Арсланова: Можно прибавить.

Татьяна Овчаренко: Да, все.

Ольга Арсланова: Понятно.

Татьяна Овчаренко: Такая печальная история.

Граждане писали затем-то президенту... Хочется пояснить господам потерпевшим, что вообще президент у нас политикой занимается. Но тем не менее Администрация президента решительно разобралась и ответила им, что да, конечно, действительно, есть предписание, значит, надо что-то исправить. Но, понимаете, правительство до сегодняшнего дня не разработало специальное положение о том, как считать эти ваши самые общественные нужды, поэтому вам отвечают, правильно вас обсчитали. Вот такая у нас история с географией.

Что я могу пожелать, товарищи? Во-первых, смените управляющую организацию, ну первое, что надо делать. Если же вы...

Петр Кузнецов: Напомните кратко, как это делается.

Татьяна Овчаренко: Общим собранием.

Петр Кузнецов: Общее собрание голосует за снятие и сразу за назначение, да?

Татьяна Овчаренко: Основание – неисполнение обязанностей. В договорах управления написано, вообще в Гражданском кодексе, что у нас добросовестно обязуются исполнять обязательства, добросовестно.

Петр Кузнецов: Доказывать неисполненные обязательства они должны на собрании?

Татьяна Овчаренко: Доказывать должна жилинспекция, она выдала предписание, на этом все умерло. Пусть посмотрят, что за предписание, пусть требуют от жилищной инспекции дальнейших шагов, административных наказаний, там большие штрафы на дирекцию эту самую. И весь вопрос там в перерасчете: значит, вот за это, за отсутствие перерасчета, то есть нарушение статей Жилищного кодекса, и должны быть наказаны, за обсчет и за отсутствие перерасчета.

Ольга Арсланова: Понятно.

Послушаем звонок.

Петр Кузнецов: Сания из Казани.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Я хочу задать вам такой вопрос. У нас на 3 этаже живет житель, у него в квартире 4 «КамАЗа» мусора. Вот 2 года мы боремся с ним и не знаем, что делать. Уже жаловались и в милицию, уже по эфиру показывали города Казани, как бы это все зафиксировано везде, оно есть в архиве. Но как бороться с этим человеком, непонятно.

Татьяна Овчаренко: Чья квартира?

Ольга Арсланова: Квартира чья?

Петр Кузнецов: Сания, чья квартира?

Зритель: Квартира соседа нашего.

Татьяна Овчаренко: В собственности?

Зритель: Да, в собственности эта квартира.

Татьяна Овчаренко: Собирайте собрание, требуйте выселения его.

Ольга Арсланова: Опа.

Татьяна Овчаренко: Продадут его квартиру с торгов, разницу...

Петр Кузнецов: Конечно, чего мелочиться-то.

Ольга Арсланова: Сразу, да.

Зритель: Подождите, я извиняюсь, Татьяна, а есть такой закон, чтобы его выселить, да, если он набирает столько мусора? Там это вообще ужас, мусоросвалка страшнейшая.

Татьяна Овчаренко: У вас есть право на выселение такого жильца на основании того, что он не исполняет обязанности свои жильца, нарушает санитарно-гигиенические нормы, подвергает вашу жизнь опасности. Вот это все есть, пусть... У вас внуки, дети есть? – пусть в Интернете посмотрят, так и называется, пусть наберут «выселение за нарушение условий проживания», все найдете.

Ольга Арсланова: Вот реакция нашего зрителя из Волгоградской области: «Была бы у меня Татьяна Овчаренко главным инженером, я бы не уволился из ЖЭУ», – хороший комплимент, правда?

Татьяна Овчаренко: Ха-ха!

Петр Кузнецов: Подкатывает, что называется, эх.

Ольга Арсланова: Ценит профессионализм.

Петр Кузнецов: Вот про мусор еще вопрос, видимо, это важно нашему телезрителю: «Скажите, есть какой-то стандарт на расстояние между контейнерами для мусора?»

Татьяна Овчаренко: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Есть, да? А в чем проблема там?

Татьяна Овчаренко: Вообще говоря, от 20 до 100 метров, ближе 20 метров ни один контейнер стоять не может. Но еще зависит от размера дома, то есть количества квартир, до 100 метров.

Петр Кузнецов: А какие-то трудности в связи с этим возникают?

Татьяна Овчаренко: Это конкретный...

Петр Кузнецов: Просто я понимаю, если их не хватает, но расстояние почему важно? Как оно может… ?

Татьяна Овчаренко: Количество, все определяется в специальном постановлении правительства Российской Федерации, есть таблица, там написано, по-моему, в 491-м, и подзаконные акты есть конкретные, но они все федерального значения.

Петр Кузнецов: Ленинградская область: «Не хочу платить за домофон. Если перестану платить, что могут сделать?»

Татьяна Овчаренко: За домофон? О, это такой вопрос... Домофон – это золотое дно вообще, потому что вместо того чтобы заключать с нами договора на ad hoc, по случаю то есть, то есть сломался, пришли починили, выставили счета в конкретный подъезд, у нас абонементный, то есть мы платим абонементно за то, что раз в 3 года этот самый домофон летит. И получается, что мой 60-квартирный дом платит 36 тысяч в год, это неслабо, мне очень нравится.

Петр Кузнецов: А, ну да, да.

Татьяна Овчаренко: Замечательно. И вместо заключения с конкретными... Это не жилищная услуга вообще, конкретно с жильцами это заморочишься заключать, с управляющей организацией и все довольные, ни за что деньги, просто из воздуха. Поэтому можно перестать, можете написать «хочу заключить с вами личный, прямой договор», вы имеете на это право, «и до заключения приостанавливаю платежи», прямо заявление им пишете и перестаете платить, все.

Ольга Арсланова: Вот еще спрашивают: «ЖСК 1970-х гг., трасса отопления нашего дома подземная, но недействующая. При каких условиях земля над ней может перейти в придомовую территорию другого дома?»

Татьяна Овчаренко: Значит, дорогие жители кооперативов, вынуждена вам сообщить, что по возможности вас не консультирую, потому что у вас уставы 1964 года...

Ольга Арсланова: Понятно.

Татьяна Овчаренко: ...и вы ничем абсолютно не интересуетесь. Не знаю, при каких условиях. И «земля над» – нет такого понятия, от оси трассы влево и право 2 метра должны не иметь применения. Разбирайтесь на месте.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное за ответы.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам за вопросы, уважаемые телезрители. Как всегда не успели, конечно, на все ответить, но мы самые актуальные передаем Татьяне Иосифовне, она уже по их мотивам, мы даже формируем какие-то темы, от которых отталкиваемся каждую рубрику.

Это была рубрика «ЖКХ по-нашему», она вернется ровно через неделю. А вы оставайтесь с нами, мы скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Эксперт в сфере ЖКХ Татьяна Овчаренко