Принуждение к замещению. Минпромторг хочет заставить госкомпании покупать только отечественное

Принуждение к замещению. Минпромторг хочет заставить госкомпании покупать только отечественное | Программы | ОТР

Это правильно?

2020-12-24T19:16:00+03:00
Принуждение к замещению. Минпромторг хочет заставить госкомпании покупать только отечественное
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Арсений Брыкин
председатель Координационного совета разработчиков и производителей радиоэлектронной аппаратуры, электронной компонентной базы и продукции машиностроения «Союза машиностроителей России»
Алексей Ульянов
директор «Института повышения конкурентоспособности», кандидат экономических наук

Иван Князев: Ну а мы начинаем. Чужого нам не надо, сказали в Минпромторге и подготовили план принуждения госкомпаний к импортозамещению. Здесь слово «принуждение» ключевое, по-моему. Речь о том, что вот эти самые госкомпании когда оборудуют свои офисы, мобильные телефоны покупают, строят дома, больницы оснащают и так далее, и тому подобное, должны закупаться у отечественных производителей, 251 товар в перечне.

Давайте посмотрим несколько примеров. 50% ноутбуков и планшетов в следующем году должны быть российскими с госкомпаний, в последующие годы доля будет только расти. Банкоматов и касс 18%, мобильных телефонов 1%, ну тут уж извините, замещать особо, видимо, нечем. А вот велосипеды – пожалуйста, 90% наших должно быть.

Марина Калинина: Ну вот, кстати, в этом списке есть и автомобили, половина автопарка тоже должна быть отечественного производства. Кстати, кто помнит, у нас уже был попытка как-то пересадить чиновников на «Жигули» и «Волги», и как-то не очень тогда это получилось.

Иван Князев: Не захотели они на «Волгах» ездить.

Марина Калинина: Может быть, сейчас что-то изменится? Посмотрим.

Ну а если серьезно, во всем ли сможем мы импортозаместить укомплектованность госкомпаний? И так ли хороша на самом деле импортная продукция? Может быть, действительно нужно закупать свою? Вот об этом будем говорить. Естественно, ждем ваших звонков, ваших мнений и ваших вопросов нашим экспертам.

Иван Князев: Арсений Брыкин у нас сейчас на прямой связи со студией по телефону, председатель Координационного совета разработчиков и производителей радиоэлектронной аппаратуры и продукции машиностроения Союза машиностроителей России. Здравствуйте.

Арсений Брыкин: Добрый вечер, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Иван Князев: Арсений Валерьевич, я так понимаю, все-таки некоторые представители госкомпаний немножко расстроились, потому что ну вот даже если посмотреть этот перечень, ну не все же можно заместить, особенно что касается электроники, вот мониторы и проекторы и тому подобное.

Арсений Брыкин: На самом деле заместить уже достаточно многое можно. Когда мы проводили по линии Союза машиностроителей анализ, то из 6,2 триллиона рублей, которые направляются на национальные проекты с текущего по 2024-е гг., более 50% уже возможно было импортозаместить, и совершенно спокойно российская промышленность могла поставить свои решения тем, кому они нужны в Российской Федерации.

Поэтому я бы не сказал, что совсем все так плохо. Реестр российской продукции радиоэлектронной пополняется, в нем есть достаточное количество и средств вычислительной техники, и упомянутых мониторов. Поэтому я считаю, что квоты, которые Минпромторг отстаивает и, как вы сказали, принуждает к ним закупщиков госкомпаний, совершенно оправданы и нужны, нужны в первую очередь российской промышленности и нашей экономике.

Марина Калинина: Арсений Валерьевич, давайте тогда разберемся, что считать чисто российской продукцией. Ведь не секрет, что комплектующие не все производятся на территории нашей страны, иногда, может быть и часто, компании закупают это все равно за границей. Вот где тот баланс производства российского и производства не совсем российского?

Арсений Брыкин: Именно для того, чтобы правильно и профессионально этот баланс соблюсти, в рамках 878-го постановления правительства с прошлого года начал формироваться соответствующий реестр радиоэлектронной продукции. В нем есть различные группы товаров, и сейчас Минпромторг продолжает активно работу с экспертным сообществом по балльной оценке. В каждом отдельном сегменте радиоэлектронной аппаратуры эта балльная оценка несколько отличается, и та самая грань для вычислительной техники или для монитора будет, безусловно, различной. Но то, что попадет в реестр, будет максимально российским и будет отстаивать интересы исключительно российского производителя. Что важно, каждый год требования и та самая планка, та грань, которая отличает российский продукт от нероссийского, будет повышаться в сторону большей локализации.

А тезис о том, что мы не производим все и часть комплектующих может быть иностранной, – ну что ж, ни одна страна в мире сейчас не может на 100% делать все самостоятельно, в каких-то материалах происходит международная кооперация, это нормально. Но отстаивание отечественного производителя – это тот правильный тренд, который давным-давно должен был начаться, и мы как промышленники, производители крайне позитивно к этому относимся.

Иван Князев: Ну, они-то понятно, промышленники и производители, у них это покупать будут.

Знаете, такой вот несколько обывательский вопрос: а насколько хороша наша продукция? Вот, например, если спросить автолюбителя, машина, которая собрана в России или которая собрана за рубежом, – это две большие разницы все-таки.

Арсений Брыкин: Ну, здесь надо встать на защиту российского автопрома: наши машины стали гораздо лучше, чем были. Другой вопрос, что по некоторым характеристикам они наверняка отличаются от зарубежных. Что же касается радиоэлектронной продукции, то давайте не будем забывать, что кроме мониторов и потребительской электроники есть огромный сегмент промышленной электроники, то, что обеспечивает нас связью, телекоммуникациями, интернетом, то, что обеспечивает нас энергетикой и электроэнергетикой. Там огромное количество профессиональных радиоэлектронных решений, которые российскими уже давно могли бы быть, но по некоторым причинам, инерция в том числе, более удобные условия поставки, в том числе финансово, были на стороне эти удобства не российских производителей. Сейчас для них открывается большая возможность, и для всей страны, я считаю, большой плюс.

Это дополнительные рабочие места в непростой период, это налоговые поступления в бюджет, ведь об этом тоже нужно подумать. Вы знаете, когда иностранная компания поставляет по 44-му или 223-му закону ту или иную радиоэлектронную или какую-то другую технику, не более 1% остается в Российской Федерации налоговых отчислений. Когда же речь идет о поставках российского оборудования, 6–7% остается в налоговом нашем потоке, кроме того, еще и масса рабочих мест оплачивается и сохраняется. Поэтому мы считаем это крайне позитивным трендом и думаем, что в следующем году правительство уже от директивных методов перейдет к подзаконным актам, к постановлениям правительства, которые отреагируют это на постоянной основе.

Марина Калинина: Арсений Валерьевич, а будут какие-то льготы предусмотрены для тех предприятий, которые вот сейчас навалятся всем миром и будут производить эту продукцию, для того чтобы хватило ее для всех компаний, которым она предназначена? Может быть, какие-то налоговые льготы, может быть, какие-то вычеты и так далее? Ведь это тоже большие затраты и на оборудование, и на все остальное.

Арсений Брыкин: Минпромторг и правительство в целом плотно работают с экспертным сообществом по преференциям. Будут предоставляться определенные преференции, чем более российским будет продукт, тем большее количество преференций и субсидий по другим линиям госпрограмм будет получать производитель. Главное, понимаете, для производителя – это рынок сбыта: если у вас есть гарантированный рынок продаж, рынок сбыта, платежеспособный спрос, а госзаказ – это один из самых гарантированных рынков, то у вас и доступность кредитов, и планирование производства, и загрузка производственных мощностей, и само развитие становится детерминированным, понятным и перспективным. А если у вас все висит на волоске, будет тендер, не будет, получится заключить контракт, не получится, сложно в таких условиях, болотистая если почва, развиваться.

Иван Князев: Арсений Валерьевич, но согласитесь, это ведь только с одной стороны. Обычно конкуренция приводит к тому, что продукты как-то совершенствуются, вот, иначе тогда какой стимул, если тебе, грубо говоря, рынок сбыта и так обеспечили.

Арсений Брыкин: В большинстве сегментов радиоэлектронного рынка конкуренция внутренняя уже давно существует, нет такого, что только один производитель может производить так себе аппаратуру или какие-то схемотехнические решения. Конкуренция имеется, я согласен, что она должна быть. Но когда мы говорим о псевдоконкуренции с иностранными компаниями, у которых, извините, происходит огромное демпингование и огромные финансовые вливания со стороны правительств, которые их поддерживают на экспортных рынках, то я бы не назвал это честной конкуренцией. Это конкуренция, которая субсидируется со стороны иностранных государств и задавливает, уничтожает по сути экономику и промышленность нашей страны. Это не совсем конкурентная борьба.

Иван Князев: Ну да, действительно, сколько китайского у нас идет на наш рынок.

Арсений Брыкин: Поэтому нужно защищать своего производителя, это делают все прогрессивные страны. Я очень рад, что и мы начали это делать разумными и действенными механизмами.

Марина Калинина: Спасибо. Арсений Брыкин, председатель Координационного совета разработчиков и производителей радиоэлектронной аппаратуры и продукции машиностроения Союза машиностроителей России.

Давайте послушаем мнение нашего телезрителя, Владимир нам дозвонился из Кемеровской области. Владимир, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, Владимир.

Зритель: Добрый вечер. Слушал я сейчас выступающего...

Иван Князев: Так.

Зритель: Мне, как говорил Преображенский, становится смешно. О какой конкуренции может идти речь, если у нас промышленности практически легкой нет, тем более электроники? Возьмите, все Китай кругом. На днях купил термометр кулинарный – китайский. Ну какая может быть конкуренция?

Иван Князев: Владимир, ну вот такими-то методами и предлагается с китайским засильем товаров вот этих вот и бороться, которые, может быть, даже и не всегда хорошего качества, еще и цена тоже может кусаться. А так наших немножко будем поддерживать.

Давайте еще Надежду из Брянской области послушаем.

Зритель: Что выпускать?

Иван Князев: А, да, Владимир, вы еще здесь, слушаем вас.

Зритель: Да. Выпускать-то некому, промышленности-то практически нет, в основном торговля.

Марина Калинина: Да, Владимир, мы вас поняли.

Давайте еще дадим возможность высказаться Надежде. Надежда, здравствуйте. Откуда вы?

Зритель: Добрый вечер. Я вам звоню из Брянской области.

Марина Калинина: Ага.

Зритель: Мое мнение – полностью согласна. Считаю, добавлю еще, давно нужно было это сделать. Ведь далеко не факт, что импортная та же оргтехника высокого качества поступала и поступает к нам из-за границы. Я сама работала за компьютером очень много лет и знаю, что это за товары были. Наверное, такие же «товары» и сейчас есть. Поэтому полностью согласна и желаю, чтобы это воплотилось в жизнь.

Потому что уверена: начнут наши работать, а у нас есть разработки, я знаю, есть, начнется какое-то шевеление, начнут рабочие места появляться, где-то что-то начнет развиваться. Уверена, еще раз повторюсь, давно нужно было это сделать, и не только госучреждениями, а вообще, как, кстати, делают за границей. Они в первую очередь продвигают свой товар...

Иван Князев: Да, с конкурентами не церемонятся. Да, спасибо вам большое, Надежда, за ваше мнение.

Ну вот несколько SMS от телезрителей. Самарская область: «Давно пора страну развивать, – пишет наш телезритель, – хватит Запад кормить с Китаем». Правда, некоторые сомневаются, вот Челябинская область: «Если наше и будет, то по немыслимой цене», – так что будут брать китайское, видимо, потому что дешевле.

Марина Калинина: Сейчас узнаем мнение нашего следующего эксперта, это Алексей Ульянов, директор «Института повышения конкурентоспособности», кандидат экономических наук. Алексей Сергеевич, приветствуем вас.

Арсений Ульянов: Добрый вечер.

Иван Князев: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Иван Князев: Алексей Сергеевич, вот смотрите, я тут долго изучал этот перечень, 251 товар, меня тут кое-что смутило. Автомобили для перевозки игроков в гольф у наших госкомпаний 90% должны быть отечественного производства. Это что такое? Автокраны еще понятно.

Арсений Ульянов: Ну, вы знаете, я-то глубоко не вникал в запросы наших госкомпаний, они действительно иногда у нас бывают, и на знаменитые корпоративы очень много тратится. Вообще, в целом, конечно, линия, которая выбрана правительством в последнее время, не может не радовать, поскольку, действительно, хватит нам быть сырьевым придатком. Давно известно, давно подсчитано, что если Россия сохранит ту специализацию, которая у нас сейчас, к сожалению, сложилась на мировых рынках, то есть это экспорт углеводородов, может быть, еще немного металлов, химии, леса-кругляка, то это страна сырьевой придаток, население которой 20–30 миллионов человек в лучшем случае, все остальное просто не нужно, оно будет вымирать «за ненадобностью».

То есть если мы хотим вообще сохранить страну, если мы хотим сохранить ее в наших границах, если мы хотим сохранить будущее наших детей, мы должны стать крупной обрабатывающей державой с цепочками добавленной стоимости. И конечно, без своего машиностроения нам не обойтись, и без поддержки этого машиностроения, как делается во многих развитых странах, о чем уже было, да во всех, собственно, все развитые страны, имеющие мощное машиностроение, так или иначе его поддерживают.

И мне вспоминаются цифры, которые тоже не любили приводить наше либеральное так называемое крыло в правительстве, многие, кстати, его члены, слава богу, покинули кабинет, вот мне очень отрадно, что глава ФАС сменился и теперь вменяемый человек пришел молодого возраста из бизнеса. А до этого ФАС занимался процедурным контролем госзакупок, а когда его спрашивали в правительстве: «Скажите, пожалуйста, вы контролируете госзакупки, сколько процентов отечественной продукции закупается? Вы знаете, сколько аукционов проводится, 80%, считаете, сколько числом участников тендера», – а они даже не знали, их не интересовало это. Вот 15 лет господин Артемьев руководил ФАС и его заместитель, их даже не интересовало, сколько покупается отечественной продукции.

А мы можем сказать, иногда доходило даже до 20% по некоторым позициям, в то время как в Германии, значит, доля импортной продукции, закупаемой в рамках госконтрактов, 3%, и эта доля максимальная, то есть в остальных странах еще меньше, 1–1,5-2%. То есть если государство, извольте все-таки поддерживать свое, если это деньги бюджета, давайте поддерживать своих производителей, в том числе вот такими методами. Хорошо, что наконец сдвинулась с места эта проблема.

Марина Калинина: Да, хорошо, что сдвинулась с мертвой точки эта проблема. Но, Алексей Сергеевич, если положа руку на сердце, мы десятками лет разрушали наши производства, которые сейчас стоят в разрухе, страшно на них смотреть, честно говоря, на большинство. Конечно, есть люди, которые это выкупают, продолжают, чтобы там было производство, дают рабочие места, что-то делают, стараются и так далее.

Но вот такими галопирующими шагам, как предлагается сделать, что уже в следующем году нужно закупать, уже давайте сразу и так далее, и так далее, может быть, как-то вот постепенно, а не нахрапом брать вот это все? Какие-то меры предусмотреть, меры поддержки какие-то конкретные, чтобы предприятия начали жить, а потом уже как-то вот все это?

Арсений Ульянов: Ну, вы знаете, надо ставить амбициозные цели. Действительно, возможно, по каким-то направлениям цифры нуждаются в корректировке, и, действительно, поддержка должна быть комплексная. Если мы говорим о поддержке своего производителя, то давайте подумаем и о налогах, и о кредитных ставках...

Марина Калинина: Да-да-да, ага.

Арсений Ульянов: ...и о различного рода... на модернизацию производства, об этом говорится уже давно и неоднократно с разных трибун. Конечно, тут это только сделан по большому счету только первый шаг. Но давайте хотя бы этот рынок сбыта создадим.

Но мне кажется, очень важно создать хотя бы какой-то сегмент, где начнется серия делать. Ведь если на самом деле серия, она снижает цену. Вот об этом говорится, что у нас иногда продукция выходит дороже зарубежных аналогов, далеко не всегда это правда, но иногда это, увы, так. Но проблема в том, что серия маленькая. Если мы закупаем один-два корабля в год или производим несколько штук самолетов в год, конечно, они у нас получаются золотыми. Давайте выходить на серию, тогда цена автоматически упадет, это закон для машиностроения железно действует. Если будут производиться сотнями и тысячами единиц, то и цена упадет, она станет более конкурентоспособной, и тот же Китай мы можем подвинуть.

Между прочим, Китай уже становится достаточно дорогой страной и процесс обратного перемещения производств из Китая как в США, о чем Трамп, значит, заботился и делал в годы своего президентства, так и в страны Европы и даже в Россию он уже пошел. На самом деле Китай уже становится дорогой, зарплаты там выросли, там уже тоже начинаются демографические проблемы в связи с политикой «одна семья – один ребенок». В конечном итоге какой-то такой обратный процесс естественный идет, и слава богу, что что-то становится выгодно производить и в России тоже.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Марина Калинина: Алексей Ульянов, директор «Института повышения конкурентоспособности», кандидат экономических наук.

Давайте еще один звонок возьмем, это Валерий из Ставропольского края. Валерий, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Вы знаете, что хотел бы сказать? Возможно, я в чем-то ошибаюсь, но для того чтобы поднять импортозамещение до нормальных пределов, для этого нужно для начала, понятно, купить станки, всякое такое прочее. Но прежде всего нужны люди, которые будут на этих станках работать.

Иван Князев: А вы думаете, у нас их нет в стране? У нас же сколько...

Зритель: Я думаю, что у нас этих людей очень мало. За 20 лет того, скажем так, руководства, которое у нас сейчас существует, у нас не сделано то, чтобы этих людей было больше. В коммунистические и даже социалистические, пардон, времена у нас была система ПТУ, там выходили оболтусы, выходили и более-менее приличные люди. ПТУ сейчас переименованы в колледжи, где готовят юристов, где готовят менеджеров и где готовят экономистов. А токаря и фрезеровщика найти очень трудно, практически невозможно, хорошего электрика найти очень трудно, практически невозможно.

Марина Калинина: Это правда, и на заводах их пытаются учить старые места.

Зритель: А без них у нас не будет ничего. Если нет хорошего электрика, станок не нужен, это кирпич.

Марина Калинина: Спасибо за ваше мнение.

Иван Князев: Спасибо вам большое за ваше мнение. Ну, тогда тем более нужно предоставлять какие-то рабочие места, чтобы под них уже готовили электриков, тех, кто на станках работает, чтобы они учились, приходили и работали, тогда весь процесс и будет запущен.

Я вот посмотрел еще перечень, у нас просто дальше будет, через какое-то время, медицинская тема, маммографов 55% должно быть в нашей стране отечественного производства, в 2022 году уже 65%. То есть есть к чему стремиться.

Марина Калинина: Есть к чему стремиться, это правда.

Ну а мы к следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Это правильно?