Приватизация подбирается к воде

Приватизация подбирается к воде | Программа: ОТРажение | ОТР

Чем может обернуться разрешение оформлять в собственность участки у рек и озер?

2021-03-29T20:41:00+03:00
Приватизация подбирается к воде
Губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко в прямом эфире отвечает на вопросы жителей региона
Длинные майские праздники – хорошо это или плохо?
Ипотека на всю жизнь
Бездельники на работе
Валежник: что это и как его собирать
Новые ужесточения для водителей
Что нового? Магадан, Бийск, Астрахань
Газификация: 90% к 2025 году. Мусорная реформа – на «тройку»? Саммит по климату. Центры занятости по-новому. Техосмотр под камеру
Александр Бузгалин: Советский Союз мог быть интеграцией только на основе социалистического проекта. На основе капиталистического проекта его создать нельзя. Это урок и Ленину, и стране
Встреча по-соседски
Гости
Сергей Маликов
эколог, эксперт по водным объектам
Денис Подшиваленко
член Президиума Судебно-экспертной палаты России

Константин Чуриков: Ну что, приватизация любит, где лучше, где глубже, в общем, подбирается потихоньку к воде.

Марина Калинина: Подбирается следующим образом. Росреестр предложил частично снять запрет на приватизацию участков у воды. Суть в том, что ведомство хочет разрешить оформлять собственность на землю у озер, рек и других водоемов. Уже подсчитано даже, сколько это может принести, например, в бюджет Подмосковья, – 4,5 миллиарда рублей ежегодно. Законопроект должен быть готов уже в июне этого года.

Константин Чуриков: Мы сейчас обращаемся ко всем, кто имеет обыкновение выезжать на природу, может быть, летом даже такую привычку искупаться к реке, хотя бы к ней даже подойти, расскажите, вот вы за то, чтобы частично можно было разрешить приватизацию участков? Я поясню, что речь идет о приватизации земли во втором так называемом поясе, то есть не прямо вот у реки, у воды, но на небольшом расстоянии от нее.

Сейчас к нам присоединяется Денис Подшиваленко, член Президиума Судебно-экспертной палаты России. Денис Валерьевич, здравствуйте.

Денис Подшиваленко: Добрый день.

Константин Чуриков: Вот по поводу этого второго пояса. Объясните, пожалуйста, что такое первый, что такое второй, потому что не все понимают.

Денис Подшиваленко: Ну, вообще Земельный кодекс предусматривает три пояса, в третьем мы сейчас, соответственно, можем строиться и использовать, второй... Ну, первый непосредственно к воде и чаще всего огорожен, защищает водные объекты, особенно питьевую воду, от загрязнений и всевозможных в том числе диверсий. Значит, сейчас речь идет именно о втором поясе. Но в зависимости от конкретного объекта ширина этого второго пояса может достигать 2 километров, то есть всегда это устанавливается индивидуально.

Константин Чуриков: Ну смотрите, чтобы было понятнее, у нас по закону, по-моему, значит, 100 метров от берега вообще ничего как бы частного быть не может, правильно, по закону если, да? Дальше вот эта вот первая зона возникает, да? И потом только возникает второй пояс, да?

Денис Подшиваленко: Потом второй. Но на текущий момент на самом деле во второй зоне ведется застройка, то есть сейчас земли из второй зоны можно арендовать. И тут вот ключевой момент, что форма собственности, либо аренда, либо собственность, как сейчас предлагают нам приватизировать, несильно, на мой взгляд, окажет влияние именно на охрану окружающей среды. То есть если арендатор, условно говоря, плохо себя ведет на участке, то тут точно так же и собственник может вести. То есть тут вопрос даже не в форме собственности, а именно в ограничениях по использованию.

Марина Калинина: Нет, ну смотрите, Денис Валерьевич, если сейчас земля арендуется и в принципе можно этот договор аренды прервать, если какие-то есть для того веские причины, если она будет в собственности, то, извините, это частная собственность, в общем, человек там может делать все что угодно.

Денис Подшиваленко: Ну, изъятие из собственности тоже возможно. Но тут скорее вопрос сейчас о том, что в настоящее время больше 7 тысяч объектов капитального строительства в Московской области находятся именно в этой второй зоне, порядка 33 многоквартирных домов построено, больше 5 тысяч объектов индивидуального жилого строительства, то есть они уже сейчас там находятся, но на праве аренды. Соответственно, если они нарушают правила санитарного использования, то нарушают и сейчас.

Константин Чуриков: Ага.

Марина Калинина: Но смотрите, какая штука. И сейчас летом к воде подойти практически невозможно, все огорожено, спуститься к берегу, на берег, к реке или к озеру очень мало есть где. Теперь вообще нельзя будет никогда?

Денис Подшиваленко: Я с вами согласен, да, сам люблю купаться в открытой воде, и заборы, и постройки эти мешают. Но опять же пока речь о том, чтобы хотя бы привести в порядок уже существующие объекты. Нужно, конечно, обсуждать, можно ли будет строить новые и выкупать, это вопрос второй. Но если задача стоит пополнить бюджет, то помимо приватизации есть и другие механизмы, то есть сейчас у нас есть аренда...

Константин Чуриков: Ну мы буквально только что рассказывали, какие еще есть, да, способы...

Денис Подшиваленко: Да-да.

Константин Чуриков: Собственно, этому и посвящена наша сегодняшняя передача.

Денис Подшиваленко: То есть можно поднять ту же самую ставку... и получить те же самые 4,5 миллиарда. Вопрос, кто посчитал эти 4 миллиарда, из чего они складываются, в законопроекте указано, что ежегодно, на сколько лет, это тоже пока непонятно, то есть с этим нужно разбираться достаточно глубоко.

Константин Чуриков: Так, нам звонят из Пензенской области, да, из Пензы?

Марина Калинина: Николай, здравствуйте.

Константин Чуриков: Такой коррупциогенный в недавнем прошлом регион. Здравствуйте, Николай.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот сейчас слушаю этого Дениса и прямо вообще. Вот он говорит, что там чуть ли не какие-то террор делают на реках, запоганивают реки, это питьевая вода, надо брать это... А вот послушай, Денис, вся Россия построена на реках, это было испокон веков. Что ты с ними хочешь делать?

Потом Байкал, вы вот возмущаетесь, все реки запоганены. Кто запоганили? – да вы запоганили, эти все заводы, никто не очищает, никто не думает об этом. А вы с народа хотите брать какие-то там деньги, миллиарды подсчитал ты, умник...

Марина Калинина: Это не Денис.

Константин Чуриков: Николай, я только поясню, что Денис Валерьевич не инициатор этой меры, инициатор этой меры Росреестр, орган государственной власти исполнительной, а Денис Валерьевич – член Президиума Судебно-экспертной палаты России, на всякий случай. Ну, Денис Валерьевич, ответьте, пожалуйста.

Денис Подшиваленко: Да, я тогда прокомментирую. Николай, я говорю о том, что можно обойтись действительно без приватизации этих участков, а достаточно разобраться с тем, как сейчас используются эти участки, на которых уже построены какие-то объекты. А вот то, что предприятия находятся в этой зоне, – это регулируется уже не Земельным кодексом в данном случае, а правилами СанПиН. И в принципе, внося поправки именно в Земельный кодекс, надо понимать, что последует еще большое количество поправок и в Водный кодекс, и в санитарные нормы и правила, то есть предстоит большая работа.

Константин Чуриков: Ага. Денис Валерьевич...

Денис Подшиваленко: Надо взвесить действительно...

Константин Чуриков: ...все «за» и «против».

Денис Валерьевич, просто зрители очень интересуются, еще от себя тоже будет аналогичный вопрос. Нам пишут, значит: «В Татарстан съездите, все берега озер и рек застроены честными домами и дачами, даже никаких 100 метров не соблюдается». Я вспоминаю вот этот вот вид на Москву-реку, если там со стороны, значит, определенной точки, скажем так, смотреть, вот это вот Москворечье, ты смотришь на этот парк, боже, там дачки, причалы, дома какие-то. Слушайте, как им, в чем секрет?

Марина Калинина: В Тверской области на Волге все берега вообще заполнены, катера стоят, лодочки.

Константин Чуриков: Это как вообще?

Денис Подшиваленко: Ну, если вернуться к вопросу, с которого мы начали, внесение предложения Росреестра. Допустим, его нет, этого предложения. Дачи и вот эти постройки все равно остаются, то есть это вопрос из другой плоскости. Это нужно проводить такую политику, допустим, как в Москве с незаконно построенными ларьками и точками, то есть сносить, и это никак не связано, арендован этот участок, в собственности или вообще это просто самозастрой. То есть это...

Марина Калинина: Понятно. Спасибо большое за ваш комментарий.

Константин Чуриков: Спасибо.

Марина Калинина: Денис Подшиваленко, член Президиума Судебно-экспертной палаты России.

Константин Чуриков: Ну, народ хочет разобраться, Владимир у нас в эфире. Здравствуйте, Владимир из Иваново.

Зритель: Здравствуйте. Это вас беспокоят из Иваново, города Иваново.

Константин Чуриков: Знаем такой.

Зритель: Так, у меня огород есть, ну дача, можно сказать, на Уводьском водохранилище, откуда питьевая вода берется. Очень давно там огород.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Раньше было до уреза воды минимум 100 метров нельзя было ни строить, ничто, посадки были лесные по берегу, порядок был. Сейчас сделали 20 метров от уреза воды, все повырубали в округе, и никому ничего не скажешь, все крутые стали. К реке даже подойти нельзя. Мне даже вот жалко иногда приезжих, я даже половина... У меня к реке тоже идет, я половину не стал огораживать, чтобы люди ходили, ходили к реке...

Марина Калинина: Ага.

Константин Чуриков: Ничего себе, даже москвичей жалко зрителю, правильно. Спасибо за ваш звонок.

Марина Калинина: Вы сознательный человек, спасибо вам за это.

Константин Чуриков: Да. Сейчас еще один эксперт у нас на линии – это Сергей Маликов, эколог, эксперт по водным объектам. Сергей Анатольевич, здравствуйте.

Сергей Маликов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну почему наши прекрасные суровые законы вообще как-то вот не работают, понимаете, даже на этом этапе, до разрешения, о котором заявил Росреестр? Уже сейчас мы лишены, в общем-то, свободного доступа к рекам и озерам.

Сергей Маликов: Да, к сожалению, зачастую закон не соблюдается и наше право использовать и пользоваться водными объектами очень зачастую ограничено. Если рассмотреть в контексте все-таки данной темы, которую сегодня вы обсуждаете, насколько это вредно для водного объекта, как раз тут разницы никакой нет, арендован участок или его выкупили. Единственное, может быть, это какая-то сложная схема, когда хотят привести в соответствие, когда есть постройки, может быть, еще советских времен, и, возможно, если эта зона где-то отдыха и людей, когда они станут собственниками, обязать содержать водный объект, как в других странах есть такая практика. И водный объект чистят, приводят в порядок, а не так, как у нас, к сожалению, сейчас произошло, что половина водных объектов просто непригодны, обмелели, огромное количество и... отложений от жизнедеятельности человека и природы.

Марина Калинина: Сергей, а насколько большой урон, насколько большой вред приносят для водных наших объектов именно вот владельцы этих территорий, владельцы этих участков у воды? Ну, арендаторы на сегодняшний день...

Константин Чуриков: Да.

Марина Калинина: ...будущие владельцы.

Сергей Маликов: Да, мы очень хотим, чтобы у нас развивался внутренний туризм на водных объектах, но в то же время с культурой, экокультурой у нас еще большие проблемы. Нам нужно развиваться и понимать, как нужно бережно относиться к природе или там, где ты живешь. И конечно, все эти частные домовладения иногда пользуются, безусловно, септиками, и тут это только на ответственность конкретного человека, вовремя ли он удаляет или тотально отправляет туда бактерии, которые перерабатывают, сбрасывается ли уже действительно очищенная вода во вторичный оборот. Но, как опять показывает практика, зачастую, иногда гоняются за прибылью, или что-то не успели, или где-то это вообще на руках...

Марина Калинина: В общем, никто ничего не делает, короче говоря.

Сергей Маликов: Да, никто ничего не делает, а самое главное, контролировать это тоже практически невозможно.

Константин Чуриков: Да, вот кому это контролировать? Вот сколько этих контролеров? Кто это? Это люди в погонах, полицейские, я не знаю? Что за служба это контролирует?

Марина Калинина: Нет, и главный вопрос, как это контролировать.

Константин Чуриков: Да, как.

Сергей Маликов: Да, в том-то и дело, что представьте себе как. Это как-то нам нужно выбрать опять целую структуру, которая будет ходить проверять, правильно ли ты обслуживаешь септик? Это абсурд, это вопрос исключительно опять о культуре, о том, что сегодня новое поколение будет меняться, и когда... Ну вот каждый человек нормальный с утра просыпается и чистит зубы, правильно? Это как бы гигиена.

Константин Чуриков: Ну да.

Сергей Маликов: Вот так же нужно относиться и к природе.

Константин Чуриков: Нет, это понятно, это все прекрасно, мы обеими руками, вот у нас четыре руки, мы «за». Просто понимаете как, мы понимаем, что у нас в стране...

Марина Калинина: ...надо что-то делать.

Константин Чуриков: ...бывают отдельные перегибы на местах, вы говорите, это вопрос гигиены, – это вопрос денег, потому что придет товарищ, не знаю, какой-нибудь сержант, майор, спросит «Где у вас это, что у вас?», «А что у вас вот это тут делает?», всегда можно договориться, правильно? Давно здесь живем.

Сергей Маликов: Ну...

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем звонок. Нет, я неправ? Оно не так по факту?

Сергей Маликов: Я надеюсь, что нет, потому что, понимаете, тут очень ключевое, когда человек должен понимать, что вот он живет здесь, и не получится, вот он сбросил водичку, как концы в воду... Мы когда проводим экологические акции, вытаскиваем со дна ну такие вещи, покрышки, просто сотни покрышек с километра, они же там не из космоса появились, это человек их туда бросил. И вот когда человек поймет, что под водой внутри это так же страшно, как и когда это рядом с тобой, не нужно засорять мир вокруг себя.

Поэтому что касаемо этого предложения выкупать земельные участки, я думаю, что на сегодняшний момент больше сейчас раздувается проблема, потому что, я думаю, надо привести в соответствие очень много того, что сейчас существует: это строения, это где люди живут, и в большинстве случаев это вообще не связано ни с какими бизнесами, это просто домовладения обычных людей. А вот дальше, каким образом будут использовать эту лазейку, вот это большой вопрос, и вот тут надо, я считаю, очень аккуратно подойти к этому вопросу, чтобы все-таки была какая-то прозрачность и логика по выкупу этих земель.

Константин Чуриков: Да. Зрители нам активно пишут. Калининград: «Бизнес и патриотизм несовместимы». Москва: «Россия, похоже, ребята, все больше страна для богатых». Ленинградская область: «А как на Женевском озере?» – ну вот вы спросили, а мы там не были с Мариной, между прочим. Давайте звонок послушаем. Андрей, здравствуйте, Саратовская область.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Саратовская область беспокоит вас. Вот проживаю я здесь на берегах нашей удивительной реки Волги. Ведь у нас в Саратовской области одни из самых красивейших мест, волжские берега, да? Но хочу сказать, что да, Водный кодекс не соблюдается: у нас постройки, вот я смотрю...

Константин Чуриков: То есть уже к Волге не подойти, ладоши в Волгу уже не опусти, все уже, да?

Зритель: Нет. Дело в том, что постройки возникают в явно затопляемых зонах, то есть не то что вот как по Водному кодексу, если река протяженности более тысячи километров, 200, по-моему, метров нельзя строить никаких, – 20-метровые даже не соблюдаются, это вот раз, буду краток.

И еще хочу сказать. Вот когда весной выходишь, паводок, до того сердце щемит, вот все в пластике буквально, в мусоре, в пластике. Я еще хочу сказать, что не можем мы нормально отдыхать, и вот эту проблему, я смотрю, никто не решает. Ведь надо что-то придумывать, как-то убираться здесь.

Константин Чуриков: Это как же мы так все сильно устаем, что мы вот так вот все отдыхаем? Это правда, да. Спасибо.

Зритель: Ну вот так вот. В Европе ведь были такие проблемы в 1960–1970-х гг., они убрались у себя, потому что территории не такие большие.

Константин Чуриков: Ну да, а у нас три лаптя по карте.

Марина Калинина: Сами себя замусорили...

Константин Чуриков: Да.

Марина Калинина: Сергей, ваш комментарий?

Сергей Маликов: Вы знаете, зритель абсолютно прав, проблема микропластика сегодня выходит на первый план. Мы же все должны понимать, что часть вискозы, одежды, бутылки и все остальное, что лежит в природе, оказалось, это все оказывается потом у нас в организме, отсюда и пищевая аллергия, и все остальное, потому что наш организм пока не эволюционировал и никак не отделяет пластик от помидора, когда ты помидор вместе с пластиком ешь, для организма это плохой помидор, вот.

Поэтому, конечно, культура, когда не надо, опять же я повторюсь, бросать… Мы проводим огромное количество в Подмосковье акций, у нас есть экологическое движение. И конечно, непонятно, когда меня спрашивают, почему человек бросает мусор, зачем он в лесу бросает бутылку, это я всегда отвечаю очень просто: почему один человек убивает другого? Вот примерно здесь, наверное, так же.

Константин Чуриков: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Сергей Маликов, эколог, эксперт по водным объектам.

Через несколько минут продолжим, будем рассказывать удивительные вещи про ЖКХ, дождитесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)