Прививка от безработицы

Гости
Сергей Елин
эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения «Опоры России»
Вадим Калинич
основатель и владелец сети ресторанов «Есть&Пить», Ростов-на-Дону
Андрей Масалович
президент консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности

Петр Кузнецов: Спасибо Елене Медовниковой, большой выпуск новостей, многое узнали. Оставайтесь с нами, это программа «ОТРажение», тем более что у нас сейчас большая тема начинается. Ксения Сакурова, Петр Кузнецов с вами, дневная часть в самом разгаре, давайте начнем.

Ксения Сакурова: И мы продолжаем, да. Напомню, что вы всегда можете присоединиться к обсуждению наших тем: к вашим услугам телефон прямого эфира, SMS-чат, пишите нам в социальных сетях, можете писать комментарии к трансляции на YouTube. Мы за всем этим следим и будем с удовольствием подключать вас к обсуждению.

Петр Кузнецов: А говорим мы сегодня о вакцинации, продолжаем, но уже так, с точки зрения бизнеса сегодня поговорим, потому что...

Ксения Сакурова: ...есть проблемы.

Петр Кузнецов: Есть.

Ксения Сакурова: Да, есть проблемы. Бизнес не успевает прививать своих сотрудников, но власти непреклонны, и к 15 июля, то есть уже через 2 дня, тех, кто не успел вакцинировать 60% коллектива, ну хотя бы первой дозой, ждут жесткие санкции. В данном случае речь идет о столице, но не только.

Петр Кузнецов: Да. Мы понимаем, что все начинается в столице и регионы постепенно опыт принимают. Обязательную вакцинацию для отдельных групп ввели уже к сегодняшнему дню в 28 регионах. Но здесь нужно понимать, что сроки там совершенно разные, это в Москве заканчивается 15-го, соответственно, так как регионы подключались к этой истории чуть позже, соответственно, и у них сроки...

Ксения Сакурова: В основном до конца июля.

Петр Кузнецов: До конца июля. И еще в шести, например в Крыму, Саратове и Ингушетии, мера носит рекомендательный характер, обсуждают такие меры, пока еще обсуждают, в Свердловской, Новосибирской, Самарской и Иркутской областях, в Ханты-Мансийском автономном округе и Красноярском крае. Вот смотрите, все эти три вида регионов на нашей карте.

Ксения Сакурова: Ответственность за коллективный иммунитет таким образом легла на работодателей, но таких действующих инструментов у них пока немного: непривитого можно от работы отстранить, но на его место нужно срочно найти другого, привитого.

Петр Кузнецов: Да, желательно с прививкой.

Ксения Сакурова: Обязательно, обязательно.

Петр Кузнецов: Или готового привиться.

Ксения Сакурова: Или готового хотя бы.

Петр Кузнецов: При приеме на работу сразу же.

Среди тех, кто сейчас устраивается на работу, почти каждый 10-й сталкивался с отказами из-за отсутствия сертификата о вакцинации. Большинство из них искали работу с зарплатой ниже 50 тысяч рублей. Среди более высокооплачиваемых специалистов на такие трудности пожаловались только 10% респондентов. Но все же большинство соискателей, а это 73%, пока не сталкивались с каким-либо проблемами из-за отсутствия прививки.

Ксения Сакурова: Ну, возможно, пока, возможно, пока, потому что есть регионы, которые еще только думают об обязательной вакцинации, и, возможно, число таких людей еще вырастет.

Эту тему мы будем обсуждать с экспертами. Сейчас у нас на связи Сергей Елин, эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения «ОПОРА РОССИИ». Сергей Викторович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Сергей Елин: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Вот, конечно, сейчас самая горячая ситуация в столице, 2 дня осталось до даты, даты икс, до 15 июля. В Москве, в общем-то, нет проблем с вакцинами, в Москве хватает пунктов прививки, но тем не менее не успевает бизнес, бизнес об этом уже сказал и просил отсрочек, отсрочек ему не дали. Почему не успевают?

Сергей Елин: Ну, на самом деле неоднозначная позиция все-таки у граждан, и в реалии работодатели сталкиваются с определенным сопротивлением, что не все хотят прививаться. И действительно, есть инструменты, позволяющие отстранить работника от его занимаемой деятельности, но не всегда это является решением, потому что не всегда есть кем заменить, и, в общем-то, в реалии требуется больше времени, для того чтобы в нормальном режиме решить эту задачу.

Петр Кузнецов: Сергей Викторович, вот этот документ, который обязывает или не обязывает, давайте так, рекомендует работодателю рекомендовать своим сотрудникам прививаться, как он выглядит? Что это за документ, и на основании чего он действует и работает?

Сергей Елин: Работодатели... Требование о прививке, о необходимой вакцинации базируется на целом ряде нормативных документов, в том числе на федеральном законодательстве. И работодатель, в общем-то, сам может определять формат взаимодействия с работником, то есть процедуру, как это может быть организована, она может быть реализована на усмотрение работодателя, скажем так, нет жестких требований, как это должно быть организовано. Главное, что должны быть соблюдены требования законодательства, должен был сдан отчет о проведенной вакцинации, плюс дополнительно федеральные органы контролируют это по федеральному ресурсу, проверяя достоверность предоставленной информации о вакцинации.

Петр Кузнецов: Сергей Викторович, в таком случае через 2 дня, что касается московских компаний, как вы думаете, волна штрафов, волна увольнений?

Сергей Елин: Через 2 дня, просто здесь...

Петр Кузнецов: Или продлят сроки?

Сергей Елин: Да, если сроки не продлят, есть риски привлечения работодателей к ответственности, соответственно, это может обернуться достаточно существенными потерями для бизнеса, особенно это, конечно, болезненно будет для сферы общественного питания, потому что она в принципе очень существенно пострадала в период пандемии, многие предприятия находятся в таком сложном финансовом положении, финансовые потери даже, может быть, не такие большие были у них для нормального режима, в данной ситуации могут оказаться критичными. Конечно же, есть тоже понимание, что контроль будет очень жесткий и без внимания не останутся предприятия из этой сферы, поэтому, конечно же, возникает у предприятия риск либо работать на свой страх и риск с нарушением норм, либо все-таки приостанавливать свою деятельность, что, в общем-то, тоже чревато потерями, приостановка любая – это те же издержки, те же потери, и выбирать из двух зол...

Петр Кузнецов: Безусловно.

Ксения Сакурова: Сергей Викторович, а понятно ли, как действовать в тех коллективах, где, например, большинство сотрудников недавно совсем переболели и у них есть основания для того, чтобы в ближайшие полгода не делать прививку? Либо вторая, например, половина имеют медицинские противопоказания. Вот здесь понятно ли, как действовать руководству предприятия, как обеспечить эти 60%?

Сергей Елин: Есть разъяснения по этому поводу. Те, кто имеют отвод от вакцинации, они попадают как раз-таки в 40%, 60% должно быть привито сотрудников, а те, у кого оснований нет прививаться, они как раз-таки попадают в 40%, которые могут быть не привиты. Но в реалии на самом деле я хочу сказать, что многие работодатели, даже формально не относящиеся к данной сфере, вовлеклись в этот процесс, и многие крупные предприятия добровольно-принудительно рекомендуют сотрудникам все-таки прививаться. Во многих организациях эта рекомендация носит такой характер, что прививайся либо увольняйся.

Петр Кузнецов: Сергей Викторович, а можно вас попросить как-то, может быть, мы на телефонную связь перейдем? А то прерывается, не совсем слышно. Или, может быть, поближе, сейчас пробуем.

Сергей Викторович, просто есть еще один вид этой проблемы, заключающийся, что ли, в форме, в особенностях деятельности самой компании. Ну вот, например, компания по роду своей деятельности проходит по вот этому списку рекомендательных, я имею в виду тех, кого нужно заставить прививать своих сотрудников. Но тем не менее при этом сотрудники работают, и всегда так было, на удаленке у начальника, они разбросаны чуть ли не по другим странам. Как в таких случаях прививать?

Сергей Елин: Ну, в таких случаях норматив действует именно в отношении сотрудников, во-первых, которые оформлены, которые физически работают именно в Москве, во-первых. Во-вторых, получается, если сотрудник работает в сфере взаимодействия с потребителями, но не желает прививаться, есть вариант у работодателя предложить формат удаленной работы, но опять же, если есть такая возможность, если подобная вакансия доступна в текущий момент, и в принципе этот вопрос остается на усмотрение работодателя, взаимоотношения работодателя с этим работником, хотя далеко не всегда есть возможность предложить альтернативу. Но в принципе удаленный формат может быть как раз-таки альтернативой вакцинации работников.

Петр Кузнецов: Сергей Викторович, еще один момент, опять же с точки зрения больше правовой безопасности, не столько финансово-правовой, сколько правовой безопасности бизнеса. Нехватка вакцины, с этим сталкиваются многие регионы. Мы же не можем как работодатель повлиять на это, нет и нет, а 15 июля близко.

Сергей Елин: Согласен, поэтому, на мой взгляд, с точки зрения, скажем так, баланса интересов в целом и экономики, и действительно важности вопроса вакцинации, мне кажется, если бы все-таки были сроки сдвинуты, в целом это бы благоприятно повлияло на общую ситуацию. Потому что процесс пошел, действительно люди массово вакцинируются, работодатели тоже активно втянулись в этот процесс, даже более того, как я сказал, не только те, кто формально находятся в этом списке, вот. И в данном случае просто действительно есть факторы и объема вакцин, который может предоставить здравоохранение, и вот организационный процесс, и кадровые моменты, которые тоже имеют значение. Если бы этот процесс, скажем так, продлился немножко дольше, я думаю, что в целом выиграли бы работодатели и меньше было бы каких-то предприятий, которые бы оказались на грани банкротства, и вот процесс от санкций тоже бы сильно не пострадал в этом плане, потому что он идет, он идет, в реалии просто требуется больше времени.

Ксения Сакурова: Сергей Викторович, а вот я знаю, что есть коллективы, где большинство сотрудников отказываются прививаться и заявляют об этом работодателю, и, собственно, иного инструмента, как отстранить их от работы, у работодателя нет, но таким образом он просто теряет больше половины штата, и, в общем-то, заменить этих людей оперативно некем. В данной ситуации есть какие-то понятные схемы действий для такого человека? Потому что никаких других... Уволить он не может, брать других людей – это же нужно еще создавать рабочие места под это, в штатном расписании в том числе, которые не предусмотрены.

Петр Кузнецов: Опять же, да, простите, я добавлю, даже, мне кажется, это критично, например, в сфере услуг, я сейчас подумал, где салон красоты, например, когда клиент привязан к определенному мастеру, он ходит только к нему, с этим мастером ну вот произошла такая история в виде отказа от вакцинации, он уходит, вместе с ним уходит и клиент, не только один клиент.

Сергей Елин: Ну вот да, это как раз-таки организационный аспект этого вопроса, потому что действительно работодатель потенциально может взять другого работника, но нужно время, когда это нужно разместить объявление на... ресурсе, нужно провести собеседование, а работать нужно завтра. И это действительно фактор, который сложно учесть заранее. Это означает... в эти жесткие сроки, все-таки они назначались из, скажем так, предварительно проведенных анализов, а в реалии, на мой взгляд, все-таки большее количество людей отказываются от вакцин, чем планировалось, и действительно требуется больше времени, для того чтобы работодатели могли провести какие-то ротации внутри штата либо дополнительно провести какую-то агитационную работу, чтобы все-таки работник решение..., кто-то в отпусках, кто-то болеет, не всегда это получается сделать оперативно. И действительно, кадровый вопрос для многих предприятий этот вопрос стоит крайне остро, и останавливать бизнес – это тоже большие издержки. Я думаю, что, если не будут продлены сроки, некоторые предприятия будут все-таки продолжать работать с нарушением этих нормативных требований, рискуя, в общем-то, нарваться на серьезный штраф.

Ксения Сакурова: И еще последний вопрос, вот, кстати, касается сферы услуг. Там нередко не трудоустроены по нормальному трудовому договору люди, они могут быть и индивидуальными предпринимателями, и самозанятыми, и просто арендовать рабочее место в том же салоне красоты. В данном случае тот бизнесмен, предприниматель, который сдает место такому, например, парикмахеру, он несет ответственность за его вакцинацию, или здесь уже сам самозанятый или индивидуальный предприниматель несет ответственность? То есть с кого спрос-то будет?

Сергей Елин: В данном случае несет ответственность тот, кто ведет реально бизнес. То есть если арендует помещение индивидуальный предприниматель или другое юридическое лицо, будет нести ответственность именно сам работодатель. Но другое дело, что должно быть четко...

Ксения Сакурова: То есть индивидуальный предприниматель в данной ситуации, да?

Сергей Елин: Индивидуальный предприниматель. Но должны быть четко оформлены договорные взаимоотношения, то есть должен быть договор аренды, где должно быть прописано, что действительно деятельность ведет арендатор, и эти документы в случае визита проверяющих можно будет показать, для того чтобы ответственность не легла, в общем-то, на того, кто реально не ведет деятельность...

Ксения Сакурова: Да, я так понимаю, что эта ситуация еще актуальна и для фитнес-центров, для спортивных каких-то организаций, там тоже очень часто сотрудники именно в таких отношениях. Собственно, фитнес-центр не является работодателем как таковым и, получается, не несет ответственности.

Сергей Елин: Конечно, да. Важно, чтобы эти взаимоотношения были оформлены, тогда... Чтобы не было потом дальнейших переквалификаций каких-то в отношениях, потому что если правда имеют место трудовые взаимоотношения, то такие взаимоотношения могут быть переквалифицированы из гражданско-правовых в трудовые, но это уже даже не только в разрезе именно обсуждаемого вопроса, но и в разрезе более широком, в разрезе трудового законодательства. Поэтому, конечно, важно, чтобы договорные отношения отражали именно реальные взаимоотношения, если это действительно как-то имеют отношения арендатор и арендодатель или договор оказания услуг, а не трудовые отношения, тогда ответственность будет снята.

Петр Кузнецов: Скажите... Подведем итог: все-таки для бизнеса это сильная нагрузка финансовая, организационно-правовая, или ему самому выгодно в зависимости от сферы иметь в штате безопасные единицы? Сейчас даже не с точки зрения возможных штрафов, которые появятся за несоблюдение этой пропорции, 60 на 40, а с точки зрения больше здравоохранения? То есть выгодно понести какие-то дополнительные расходы на вакцинацию, но сохранить сотрудника?

Сергей Елин: Ну, я думаю, что все-таки здесь скорее фактор такой общественной необходимости, для бизнеса все-таки это, конечно же, нагрузка, потому что сроки ограничены, это организационная нагрузка, это в некотором аспекте и финансовая нагрузка. Но в данном случае приоритет общественный важнее, чем личные интересы какого-то отдельного предприятия или физического лица, и это все определяет, поэтому такие сжатые сроки, поэтому, в общем-то, достаточно жесткая такая ответственность. К сожалению, это так, в данной ситуации все-таки приоритет именно в этом, и бизнес вынужден действовать согласно этим требованиям.

Петр Кузнецов: Спасибо. Сергей Елин, эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса Московского отделения «ОПОРА РОССИИ». Мы также ждем звонков от наших телезрителей, если вы работодатель, если вы сотрудник, которому настоятельно рекомендовано привиться, на каких условиях, сделали вы это или отказываетесь, как ведет с вами работу ваш работодатель, это очень интересно, ждем звонки и сообщения, истории в прямом эфире.

Прямо сейчас у нас на связи Владимир из Екатеринбурга как раз. Владимир?

Зритель: Вы меня слышите? Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Да, слушаем.

Зритель: Я педагог дополнительного образования, Екатеринбург. Нас обязали, уговорили сделать прививки. Что получается? Приходишь, прививка только вторая. В другое место приходишь уже через день, через два приходил, там только первая и только всего 40 доз, а людей стоит в очереди несколько сотен. Хорошо, идите, говорят, в поликлинику. Приходишь в поликлинику, объясняют, что запись с 07:30, но вакцины очень мало, прививок, и люди, говорят, приходят в 5 утра или в 6 записываться. Ну разве это дело? Как же так? Или она есть, вакцина, или ее нет, надо как-то, наверное, определиться.

Ксения Сакурова: А сроки какие?

Петр Кузнецов: Так и не дошла очередь?

Ксения Сакурова: Сроки какие? До которого числа вам нужно привиться?

Зритель: Ну, желательно вот до 15-го, говорили.

Ксения Сакурова: До 15-го все-таки.

Петр Кузнецов: До 15-го.

Зритель: Да. А ставят на очередь, я не до конца сказал, ставят на очередь больше чем месяц ждать.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Вот такая ситуация.

Петр Кузнецов: То есть до вас еще не то что не дошла, еще ждать и ждать, да?

Зритель: Да, конечно. Это я пойду в 5 утра, займу там очередь, так, простою, и посчастливится, я получу номерок на прививку, но в течение месяца мне надо будет ждать.

Петр Кузнецов: Другой возможности нет, как-то организовать это на местах, чтобы миновать эти общие очереди?

Зритель: Не знаю, как-то никаких предложений нет.

Петр Кузнецов: Никаких предложений нет, я вот про это.

Зритель: Или, может быть, это платно сделать – нет, нет такого, понимаете. То есть люди загнаны в угол, что делать, не очень понятно.

Ксения Сакурова: Сам работодатель (прости, Петь) не организует вам вакцинацию?

Петр Кузнецов: Ну вот я ровно об этом, да.

Зритель: Они отвечают, что не имеют такой возможности.

Петр Кузнецов: Просто изволь справку принести. Владимир, а вы, собственно, не против всего этого, просто вам не нравится, как этот процесс организован?

Зритель: Я не против, да, я не против, я первое время, как говорится, был, как сказать, в раздумьях, но сейчас я вроде как определился, думаю, ну пойти действительно, люди болеют же... Вот такая история.

Петр Кузнецов: Ну и тем более у вас работа такая, да.

Зритель: Да, но я с детьми работаю, я педагог дополнительного образования, с детьми работаю.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: И получается так, что ну как? А вот что делать, что делать?

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Только ждать очереди. Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Это Екатеринбург, Владимир, педагог.

Ксения Сакурова: И не только там есть проблемы, вот нам пишут еще из Тамбовской области: «Нет вакцины уже третью неделю, хочу, но не могу привиться. Говорят, что нет во всей области». И такая же ситуация в Чите, Забайкальский край: «Нет вакцины», – то есть все-таки не везде есть даже такая возможность несмотря на то, что у людей все-таки желание есть.

Петр Кузнецов: Продолжаем задавать вопрос в прямом эфире нашим телезрителям прежде всего, нужно ли прививаться, вакцинироваться на вашей работе, как это происходит, как организован этот процесс. И конечно, ждем с другой стороны, здесь пока не баррикад, но тем не менее, работодателей: расскажите, как вы организовываете это на местах, даже пусть в небольшой компании.

«На вашей работе нужно вакцинироваться?» – этот же вопрос задавали наши корреспонденты людям на улицах различных городов.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Карелия, телезритель только что написал: «Работодатели не могут договориться с медициной, нет свободных медиков». «Отказываются давать на руки приказ о принудительной прививке», – это сообщение из Архангельской области. «В Санкт-Петербурге в поликлиниках вакцины нет, записывают на прививку, ставят в очередь только через месяц», – вот подобное мы слышали от нашего телезрителя, педагога из Екатеринбурга, а это вот, видите, из Петербурга. И Татарстан, телезритель наш пишет: «Да не пойду я ни ради отдыха, ни ради работы. Прививка морально устарела, потому что уже другой штамм».

Ксения Сакурова: Есть и такие мнения.

Давайте узнаем, как обстоят дела в Ростове-на-Дону. С нами на связи Вадим Калинич, основатель и владелец сети ресторанов «Есть & Пить». Вадим Валерьевич, здравствуйте.

Вадим Калинич: Я почему-то не вижу вас, сейчас, надо настроить камеру...

Петр Кузнецов: А вы слышите нас?

Ксения Сакурова: А вы нас слышите?

Вадим Калинич: Да, я вас слышу.

Петр Кузнецов: Самое главное, что слышите нормально.

Вадим Калинич: Да, я слышу.

Петр Кузнецов: Вадим, пустой у вас ресторан-то.

Вадим Калинич: Ну, сейчас я нахожусь в ресторане «Шнайдер», это набережная реки Дон.

Петр Кузнецов: А, у конкурентов?

Вадим Калинич: Почему?

Петр Кузнецов: Вадим, а как у вас происходит в Ростове-на-Дону, расскажите, пожалуйста, с вакцинацией сотрудников?

Вадим Калинич: Ну, сотрудникам было объявлено о том, что им необходимо пройти вакцинацию, и в этом случае мнения разделились где-то примерно 50 на 50.

Петр Кузнецов: Объявлено на основании того, что вас при невыполнении соотношения привитых и непривитых, возможно, ждет штраф как компанию?

Вадим Калинич: Да.

Ксения Сакурова: А какой дедлайн у вас? До какого числа у вас должно быть привито 60%?

Вадим Калинич: Неким образом надо отчитываться о проценте привитых, то есть будет проверка эта проводиться мануально, руками, либо это будет какой-то портал, где будут заноситься данные и регистрироваться. Пока что я не представляю, насколько это возможно сделать механически, в том числе руками, и, скорее всего, это будет делаться избирательно. Пока что предоставлять отчетность нас не просили.

Ксения Сакурова: То есть нет какой-то конкретной даты, когда вы должны этот отчет отправить?

Вадим Калинич: У губернатора о процентном соотношении требование к сотрудникам, не более того.

Ксения Сакурова: Вадим, а вам удалось достичь нужного вот этого процента вакцинированных, именно в вашей компании?

Вадим Калинич: Я не сторонник того, чтобы оказывать некое давление на сотрудников, считаю здесь решение о вакцинации личным выбором каждого. В данном случае пока что насчет того, что мнения разделились 50 на 50, где-то привитых не больше половины.

Ксения Сакурова: А что вас ждет? Это будут штрафы, это будет закрытие? Что вам говорят Роспотребнадзор, власти?

Петр Кузнецов: Да, конкретные меры какие-то были приведены?

Вадим Калинич: Нет, пока степень санкций не определялась.

Ксения Сакурова: То есть вы просто людям рассказали о ситуации и дали им свободный выбор? Вы никак их не стимулировали ни дополнительными выходными, как где-то, в каких-то компаниях, ни премиями, ни штрафами, наоборот, ни увольнением?

Вадим Калинич: Ну, во-первых, влиять на мнение сотрудника, во-вторых, я сам не являюсь ярым сторонником вакцинации.

Петр Кузнецов: Ага. Я вот как раз хотел спросить, как проходит разъяснительная работа в офисе, потому что сам работодатель далеко не вирусолог, собственно, у него самого какая-то личная позиция есть, и он не может людям объяснить грамотно, в данном случае грамотно, все плюсы и минусы вакцинации. Это так, на общих началах, да, собрали народ, сказали, что...

Вадим Калинич: Я мыслю только аллегориями. Исходя из того, что происходило с архитектурой, у меня образование явно не медицинское, я художник по образованию, я знаю, что происходило с фасадами перед Чемпионатом мира, я могу спроецировать эту ситуацию на вакцину и сделать определенные выводы для себя ассоциативные и не более того.

Петр Кузнецов: Да, Вадим, легче нарисовать, что нас ждет.

Вадим Калинич: ...представить, что то, что происходило с обликом города, можно спроецировать на свое здоровье.

Петр Кузнецов: У вас в штате много ли, вообще есть ли, иностранных работников, сотрудников?

Вадим Калинич: Нет.

Ксения Сакурова: Вадим, я так понимаю, что сейчас, на данный момент вот у вас 50% вакцинированных и вам, видимо, грозят какие-то санкции. Если они наступят, я не знаю, будут это штрафы, будет это закрытие, ваши дальнейшие действия какие? Если вас начнут действительно, простите за это слово, прессовать сильно за то, что у вас не хватает нужного количества вакцинированных, что будете делать?

Вадим Калинич: ...производить давление на сотрудников. Но так как ответственность не лежит напрямую на сотрудниках, а лежит на работодателе, пока что придется импровизировать. У меня нет четкого ответа, пока не дождался уровня дисциплинарных мер. Когда я узнаю о дисциплинарных мерах, за что я должен нести ответственность, тогда я буду исходить уже из этой ситуации, либо из этой ситуации будут исходить юристы.

Ксения Сакурова: А как действуют ваши коллеги? Вот вообще, в целом ресторанная среда, ресторанный бизнес Ростова-на-Дону, как они из этой ситуации выходят? У них какая позиция?

Вадим Калинич: Позиция, я думаю, тут все зависит от компании или от предприятия. Пока что все в недоумении.

Петр Кузнецов: Вадим, скажите, пожалуйста, у вас самого, как вы обозначили, не совсем однозначная позиция по отношению к вакцинации? Вы не разделяете здесь личное отношение, ну как гражданина, к вакцинации и как человека, который заведует такой важной сферой, как общепит, где взаимодействие с людьми, контакты, и это та отрасль, где, как считается, наибольшие риски заражения коронавирусом, ну судя по мерам, которые наложены в Москве, начали именно с общепита ограничения.

Вадим Калинич: Наложены в Москве, живем мы в России, вокруг нас действует российское законодательство. Чем больше у тебя вопросов, тем больше ты обращаешься к другим источникам. Например, как показывает израильский опыт, очень масштабная вакцинация, более 90%, привела к всплеску другого штамма вируса, сейчас они испытывают большую нагрузку. Это не дает никаких ответов на требования и распоряжения сверху внутри государства.

Петр Кузнецов: Ага. Но все-таки по общепиту скажите, пожалуйста, нет ли у вас какой-то в этом плане как у руководителя дополнительной ответственности за то, что коронавирус может распространяться в вашем заведении, важно, чтобы все-таки защищены были прежде всего сотрудники, таким образом защищены будут и клиенты, чтобы все было безопасно?

Вадим Калинич: Вы говорите, защищены сотрудники. Защищены сотрудники ментально, я не чувствую ответственности, потому что я не готов опираться на то, что эти требования являются обязательными для всех, поэтому... Я не хочу сказать, что я ковид-диссидент, но и повально требовать от всех вакцинации, говорят, что это истинный способ уйти от болезни, от ее сильного или слабого течения, я не могу.

Петр Кузнецов: Ну, снизить риски, снизить риски в несколько раз заражения.

Вадим Калинич: Это снижает риски. Я думаю, что свежий воздух, правильное питание или отличное частое посещение стоматологии, качественно пережеванная пища – это гораздо более развитая иммунная система, чем постоянная провокация с помощью вакцин.

Петр Кузнецов: Ага. Ну и опять же, я прошу прощения, не пугает то, что заболели сотрудники, друг другу передали, вы лишились половины штата, ушли на коронавирусную самоизоляцию, пока лечатся?

Вадим Калинич: ...с одной стороны переболело, я переболел в августе, сейчас пока что не наблюдается такого всплеска.

Ксения Сакурова: А сейчас какая ситуация с коронавирусом в городе и с ограничениями? Как вы работаете, как работают остальные сферы услуг?

Вадим Калинич: Они не снимались еще с того периода, когда они были ослаблены, то есть они остались предыдущими: это использование масок, это санитайзеры на входе, это дезинфекция воздуха, это работа до 20...

Ксения Сакурова: До 20? Мы не расслышали. До 23?

Вадим Калинич:

Ксения Сакурова: Да, со связью у нас, конечно, сегодня не очень хорошо...

Петр Кузнецов: Да, у нас прерывается.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Вадим, скажите, пожалуйста, сейчас, может быть, еще попробуем... Скажите, пожалуйста, вы как владелец бизнеса, как вам кажется, вот в такой период, если есть настоятельная рекомендация по вакцинации, требующая определенных все равно затрат, должны ли бизнесу быть какие-то привилегии со стороны государства? Если да, то какие? Что бы вы попросили, раз вас просят организовать этот процесс?

Вадим Калинич: Более прозрачную статистику, потому что сейчас все, на что мы можем опираться, – это манипуляция цифрами и мнениями. Мнения расходятся, и источники могут быть разные, поэтому здесь средства массовой информации, интернет – это как источник информации, так и источник дезинформации. Поэтому мне сложно сейчас сказать, что... Я бы хотел опираться на какую-то конкретику либо опираться на мнение государства как, знаете, на последнюю инстанцию.

Петр Кузнецов: Вадим, я правильно понимаю, официальную статистику по заболевших, чтобы понимать, что картина действительно усугубляется и защищаться нужно, да?

Вадим Калинич: Ну, тут как бы нет четкого мнения, на самом ли деле они заболели, поскольку... существуют разные мнения о том, насколько правильно проводятся тесты и насколько эти тесты соответствуют течению того заболевания, которое мы называем COVID-19. Поэтому здесь можно дальше глубже копать, докопаться до истины, но я думаю, что мы к пониманию ситуации придем лет через 5–10.

Петр Кузнецов: Ага. Вадим, ну и финальный, пожалуй, вопрос. Сейчас, вот в этот непростой период, в период ограничений, так или иначе они есть, какие-то убытки существенные вы несете как ресторан?

Вадим Калинич: Убытки исчезли, потому что был очень большой наплыв локальных туристов. Но, опираясь на статистику и опыт московских..., на их цифры, у них за счет введения QR-кодов упали закрытые залы в пять раз, а летние террасы в три раза. Если эти ограничения придутся на Ростовскую область, я думаю, что статистика будет проецироваться примерно в тех же пропорциях.

Петр Кузнецов: Ага, но пока на плаву. Спасибо, вам удачи.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Вадим Калинич, основатель и владелец сети ресторанов «Есть & Пить», Ростов-на-Дону.

Ксения Сакурова: Давайте послушаем наших зрителей. С нами на связи Светлана из Рязани. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Звоню из Рязани, меня зовут Светлана Анатольевна, я пенсионерка, вот. Сделала прививку, 2 дня температурила, температура была высокая.

Но сейчас речь не обо мне, речь идет о молодежи. Мне очень жаль молодых людей, что их как скот загоняют на эти прививки, не спрашивая ни о том, как они себя чувствуют... Медикам дали распоряжение не давать никаких медицинских отводов от этих прививок, кому можно, кому нельзя, никто никого не спрашивает, всех загоняют и все. Результат этого никому не известен. Я очень против и людям говорю, молодых людей мне очень жалко, очень жалко, потому что их как скот загоняют, причем дают перед этим подписывать соглашение, что они согласны на это, что они будут согласны со всем, что потом будет, и что медики за это ни за что не отвечают, что они предупреждены. Это правильно вообще, скажите?

Петр Кузнецов: Да вы что...

Ксения Сакурова: Светлана, скажите, а почему вы сами решили сделать прививку? Вы же сделали ее, говорите, что хорошо.

Зритель: Я старая, я старая... Нет, не все хорошо, я болела очень, и неизвестно, что потом будет, через год, что потом будет, какие результаты. Все эти прививки никем не проверялись, ни на мышах, ни на крысах, ни на ком, ни на чем, делают просто и все, понимаете? Вот. Так что это очень серьезно, это очень серьезно.

Петр Кузнецов: Вчера у нас, видимо, вы пропустили эфир, мы как раз говорили о том, что все нужные стадии проверки вакцина прошла, есть независимая экспертиза, аргентинцы изучили, ни одной претензии в плане каких-то...

Ксения Сакурова: Серьезных претензий.

Петр Кузнецов: ...побочек и последствий. Берите Аргентину, независимый эксперт, у них нет.

Ксения Сакурова: Давайте еще один звоночек возьмем. Смоленская область, Петр с нами на связи. Петр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вы как кто, сотрудник, работодатель?

Зритель: Так, давайте я скажу как человек и как работодатель.

Петр Кузнецов: Отлично.

Зритель: Я сам отболел в прошлом году в начале лета, но я не хотел, чтобы мои сотрудники болели так же, как и я, потому что было ощущение, что ухожу на тот свет, вот. Поэтому я своим сотрудникам очень настоятельно рекомендовал: «Делайте прививки, ребята». Они все практически мои ровесники, то есть около 60 лет, 55–65, не столь важно, сотрудники магазина. Разделились мнения, кто-то сделал зимой, кто-то не сделал. В итоге заболели все, кто не сделал, и заболел один человек из тех, кто сделал. Но тот, кто сделал прививку, просто его лечили не в стационаре, а...

Ксения Сакурова: Легко переболел.

Петр Кузнецов: Понятно, да. Вакцина, еще раз, не гарантирует полной защиты, но она серьезно упрощает жизнь заболевшему.

Ксения Сакурова: Ага.

Зритель: Те, кто заболели, они сказали, вот последний только что выписался, он сказал: «Лучше бы я сделал два этих укола, лучше бы меня лихорадило, лучше бы у меня была температура, чем тот месяц, что я провел на больничной койке с неизвестным результатом». Он говорит, это крепкий мужчина 60 лет, всю жизнь занимавшийся спортом, не курящий и так далее, который очень поверхностно относился к самой этой болезни, и в итоге...

Петр Кузнецов: И работодателя подвел, на месяц...

Зритель: Два укола – это гораздо легче, чем месяц в больнице. А болезнь действительно страшная.

Петр Кузнецов: Петр, Петр, скажите, пожалуйста, смотрите, Смоленская область, там нет рекомендаций работодателю сверху, вы просто самостоятельно... ? Вы поняли, насколько это тяжелая болезнь, как она может проходить, чуть ли не на тот свет отправились...

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Вы просто по собственной инициативе собрали сотрудников, объяснили смысл вакцинации?

Зритель: Ничего подобного. Я им сначала объяснил, но люди... Значит, есть те, кто понимают, те, кто не понимают, поэтому я сделал очень просто, сказал: «Ребята, с сегодняшнего дня ваша зарплата уменьшается на 5 тысяч до того дня, когда вы мне принесете уведомление о том, что вы сделали первую прививку».

Ксения Сакурова: Петр, а это разве законно?

Зритель: А вы знаете, жизнь людей дороже любого закона, если честно. Если они этого не понимают, то я сделал так как сделал.

Петр Кузнецов: Вы жизнь людей в 5 тысяч оценили, да?

Ксения Сакурова: Подождите, а трудовая инспекция придет к вам, что будете делать?

Петр Кузнецов: Да, пойдут жаловаться.

Зритель: Но не пришла же, не пришла же.

Петр Кузнецов: Не придет, сами пойдут обиженный человек.

Зритель: Ну, пойдут – значит пойдут, но до сих пор никто не пошел. И в итоге за год ситуация именно такая, какая есть, мне прививку сделали месяц назад.

Петр Кузнецов: Петр, вы требуете отчет о том, что они сделали прививку? Вы просите на руки сертификат?

Зритель: Нет, нет, я просто могу позвонить, у нас маленький городок, не так много мест для прививки, и когда они указывают, где они привились, я могу просто позвонить и спросить, делали ли укол этим людям.

Петр Кузнецов: Ага. Нет, я все к чему веду? А если вот выяснится, что справочка-то липовая, ну или сказал, что «да, я сделал, вот у меня есть документ», ну не все вы можете проверить, ну сказал он: «Я съездил в другой регион, там сделал, вот у меня есть документ»?

Зритель: Ну, никто не ездил в другой регион, все делали в наших местных прививочных пунктах, поэтому сделали реально. А сейчас, вот сейчас они мне все говорят спасибо, потому что те люди, которые заболели, они им принесли свою информацию о своем самочувствии, и люди, в общем-то, благодарны. Они считают, что я им спас жизнь.

Петр Кузнецов: Ну, спасибо.

Ксения Сакурова: Ну вы своим примером, видимо, показали коллективу. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Ну вот с 5 тысячами, конечно, ему решать, он предприниматель, он фирма, трудовой инспекции не боится.

Ксения Сакурова: Ну, трудовая инспекция решит, если захочет.

Мы продолжим обсуждать эту тему. С нами на связи Андрей Масалович, президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности. Андрей Игоревич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Андрей Масалович: Здравствуйте, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Ну вот здесь мы слышали, что верят, в общем-то, на слово своим работникам, но это там, где обязательная вакцинация пока еще не введена, а вот там, где введена, многие работники пытаются как-то обмануть систему и принести какой-то поддельный сертификат. Все сложнее это, но тем не менее люди находят какой-то выход. Я так понимаю, что у нас сейчас волна новой киберпреступности, уже такой сертификатной?

Андрей Масалович: Ну, похоже, что у нас какое-то новое осложнение от COVID, он в первую очередь поражает мозги. Вместо того чтобы бесплатно, по-честному вакцинироваться, народ за деньги себе поднимает с пола уголовную статью. Правда, сразу оговорюсь, основная ответственность по этой статье за подделку, а не за использование поддельного документа, тем не менее хватит обоим, и тому, кто выдал такой сертификат, и тому, кто получил. Да, сейчас действительно не просто волна, а такой взрыв разных видов мошенничества, связанного с поддельными сертификатами, 2 месяца назад мы насчитали порядка 360 сайтов, ну площадок, где предлагались такие услуги, месяц назад их было больше 500, сейчас не считали, подозреваю, будет еще больше, то есть обмануть систему становится бизнесом.

Ксения Сакурова: А вот вы говорите, что люди сами себе поднимают уголовную статью, – а вот QR-код разве документ? Подделка QR-кода приравнивается к подделке документа?

Андрей Масалович: Подождите, QR-код – это фактор для проверки... QR-код – это штрихкод для проверки подлинности документа, который вообще должен лежать на Госуслугах в реестре документов: вот тот медицинский документ настоящий, если он есть, то он проверяется, если его нет, а пытаются изобразить, что он есть, это подделка документов, не сам QR-код, а вот именно запись в реестре. Так без записи в реестре, если вам кто-то просто нарисовал какой-то левый код, – это мошенничество, ну с вас взяли деньги, не оказав услугу, то есть фактически введя в заблуждение.

Ксения Сакурова: А вот если предъявить этот фальшивый QR-код где-то, где он требуется, то тут уже ответственность на том, кто предъявляет?

Андрей Масалович: Да. Ну смотрите, тут есть несколько градаций, это, кстати, не одно мошенничество, а целый веер. Первое: вам могут дать просто левый код, ни на что не похожий, и предупредить, что показывать его не надо. В этом случае вы просто деньги потеряли, QR-код можно было любой скачать из интернета, платить было даже не нужно, раз. Второе: дают QR-код, который ведет на какой-то сайт, похожий на настоящий, ну то есть на него наводят, и вроде как открывается экран, похожий на экран Госуслуг, и там даже, может быть, ваша строчка будет. Это уже чистой воды мошенничество, но такое профессиональное, это вот буквально в последнее время появилось, фишинговые сайты, похожие на Госуслуги.

Петр Кузнецов: Ага.

Андрей Масалович: Ну и самое страшное, вот где реальная уголовка, – это если действительно QR-код ведет на реестр Госуслуг и там есть ваша запись, то есть вашу вакцину кто-то утилизировал, либо ее вылили...

Петр Кузнецов: Это как? Это не без помощи кого, непосредственного сотрудника?

Андрей Масалович: Нет, это обязательно нужен сообщник, который из центра вакцинации, который либо эту вакцину потом продаст, либо выльет в раковину, в любом случае испортит.

Ксения Сакурова: А сколько это стоит вот в среднем сейчас? Сколько мошенники на этом зарабатывают?

Андрей Масалович: Ну, простейшая, где сразу предупреждают, что проверку не пройдет, это от 500 рублей до 4 тысяч, но это московские цены. Цены за QR-код, который проверится, который можно проверить, от 4 до 20 тысяч рублей.

Ксения Сакурова: Это с участием медицинских работников, да, вот эта вся история?

Андрей Масалович: Нет-нет-нет, первая половина, нижняя, от 4 тысяч, она может быть без участия, если делается фишинговый сайт, ну наводите на QR-код и кажется, что открывается сайт Госуслуг, а открывается что-то другое. Дорогие версии – это где используются медработники.

Ксения Сакурова: Да, и страшно подумать, сколько человек может заплатить своим здоровьем за такую псевдопрививку.

Петр Кузнецов: Да, спасибо большое, спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо. Андрей Масалович был у нас на связи, президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности.

Петр Кузнецов: Оставайтесь с нами, мы скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)