Прививка от ограничений

Прививка от ограничений | Программа: ОТРажение | ОТР

Как идёт вакцинация? Как скоро появится коллективный иммунитет от Covid-19

2021-03-03T12:43:00+03:00
Прививка от ограничений
Формула любви
Станет ли обязательной прививка от COVID?
ТЕМА ДНЯ: Чёрная или белая - какую зарплату выбирают россияне?
Новые правила госзакупок для фармкомпаний
Путин и Байден. Мир и Visa
Что нового? Кемерово, Курск, Симферополь
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Гости
Владислав Жемчугов
доктор медицинских наук, иммунолог

Оксана Галькевич: Ну, вы все уже знаете. Сейчас будем вот о чем говорить. Что-то вот с этим коронавирусом, вы знаете, у нас потихонечку вроде как в стране эти ограничения снимают…

Иван Князев: Уже даже хотелось бы забывать про него…

Оксана Галькевич: Да, а соседи в Европе тем временем снова постепенно переходят к закручиванию гаек. Внезапно приходят то из Финляндии сообщения, то из Италии. Или вот из Чехии. Какое-то вот прямо не весеннее настроение там царит. Ждут новой волны? Может быть, и так. Ну, а как дела с вакцинацией у нас? ВОЗ тут заявила, что не стоит слишком оптимистично как-то настраиваться и ожидать победы над ковидом до конца этого года. Так что, если вдруг вы строили какие-то далеко идущие планы, друзья, то попробуйте этот фактор все-таки учесть. Мало ли, кто-то там за границу, в путешествие собрался, еще что-то. Тем более что, вы знаете, с разных концов света приходят еще сообщения о все новых и новых штаммах вируса. То вот был британский, говорили, да?

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Но вроде как вакцина с ним работает. Хотя до конца еще с ним не разобрались. А то вот появляются сообщения, информация о каком-то нигерийском штамме. И там какие-то совсем грустные новости о том, что плохо его вакцины берут.

Иван Князев: Да, сообщают, что вакцины его вообще в принципе не берут. Но пока это особо не проверили, неизвестно еще.

Оксана Галькевич: Так это или не так, будем сейчас выяснять в разговоре со специалистами. А к вам у нас вот какой вопрос и просьба. Расскажите, пожалуйста, вы прививку уже сделали? Дело в том, что вот эта масштабная кампания по вакцинации в нашей стране объявлена, запущена, уже идет какое-то время. И вот нам интересно по нашей аудитории оценить, насколько широк размах этой медицинской кампании. В конце беседы подведем итоги.

Иван Князев: Ну, а сейчас с нами на связи Владислав Жемчугов, доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог. Здравствуйте, Владислав Евгеньевич.

Владислав Жемчугов: Добрый день.

Иван Князев: Владислав Евгеньевич, по масштабам вакцинации у нас сейчас что можно сказать? Насколько у нас много людей уже привилось? Когда можно будет говорить о том, что вот этот пресловутый коллективный иммунитет будет работать, и потихонечку будем снимать ограничения?

Оксана Галькевич: Ну, почему же пресловутый? Желаемый коллективный иммунитет. Когда он у нас появится?

Иван Князев: Ну, его так называют, да.

Владислав Жемчугов: Очень хорошие комментарии, спасибо вам большое, что действительно желаемый. Потому что на самом деле только мы достигнем вот спада заболеваемости, и начнет завершаться (извините за словосочетание) пандемия и эпидемия с того момента, когда будет 60-70% людей уже контактировали с вирусом. Притом вакцина здесь пока имеет очень маленькое значение. Потому что мало людей провакцинировалось. Не так активно, как в Израиле, это происходит, например, или в Британии. Там очень активно. В других странах, ну, и у нас, просто населения много, территория другая, и трудности тоже есть объективные. Вот.

Но в этот коллективный иммунитет желаемый, ожидаемый входят ведь не только вакцинированные. Самая главная его составная часть – это выявленные зараженные (те цифры, которые каждый день вот мы видим и слышим). И вторая часть, про которую мало говорят, это нужно эту цифру умножить на 10 как минимум, и мы увидим, вот это будет цифра людей, которые с вирусом контактировали в невидимой форме. Т. е. это латентное или бессимптомное течение. Вот так. Так что, эти цифры если все сложить и разделить на население региона, то мы увидим вот этот вот процент. … объявил, что уже более 50%. Это он без подсчета бессимптомных форм так сказал. А я думаю, что уже за 60% точно…

Иван Князев: Повыше, да?

Оксана Галькевич: Ну, в Москве…

Владислав Жемчугов: …по Москве есть.

Оксана Галькевич: …плотность населения большая, трафик, движение очень такое напряженное. Вы сказали, что у нас страна большая, да, такая как бы разрозненная, мы друг от друга зачастую удалены. Но это ведь и преимуществом нашим может быть. Пока этот вирус заберется куда-нибудь далеко, глядишь, уже мы и какое-нибудь супероружие разработаем, привезем щит, людей спасем.

Владислав Жемчугов: Да нет, конечно, регионы все отличаются. Москва просто первой вступила в битву. И плотность населения, и коммуникабельность, вы все правильно это говорите, здесь быстрее просто процесс прошел. А где-нибудь на Чукотке, конечно, там вирусу надо, я не знаю, на нартах, наверное, бежать, чтобы от чума к чуму там достать. Так что там эпидемия сама по себе затухнет, даже без особых там усилий. Потому что морозы и все прочее.

Что касается всего мира, то, конечно, вот эти мутантные штаммы – их специалисты ожидают не без грусти. Потому что это неизбежный процесс. В самом механизме вируса заложена его изменчивость. Он просто подстраивается под ситуацию. Например, приведу в пример гепатит B. Десятилетия уже вакцинируем от гепатита B австралийским антигеном. Так вот, стали появляться вирусы без него. Понимаете? Как в фильме, в детективе: он, так сказать, вошел в белом шарфе, а вышел в черной кепочке, понимаете. Вот он тоже подстраивается. Это механизм изменчивости. Поэтому мутации. И задача исследователей – как бы опередить механизм вот этих мутаций, понять, где его самое слабое место. Потому что есть некие молекулы, которые абсолютно жизненно важны для вируса. И вот они меньше всего подвержены мутациям. Поэтому могу, да, привести в пример вот вакцину, о которой сейчас доложила… вернее, препарат лекарственный, который доложила Скворцова президенту. Это такие микропули из мелких молекул РНК, которые попадают в жизненно важные точки вируса, где он размножается, делится, вот удваивается. И все, и закрывают. Он не может больше размножаться. Это великолепная вещь без побочных эффектов ожидаемых…

Оксана Галькевич: Это какая вакцина, Владислав Евгеньевич? Потому что…

Иван Князев: Это лекарство.

Владислав Жемчугов: Это препарат …

Оксана Галькевич: А, лекарство. С ума сойти. Честно говоря, вы знаете, вы об этом рассказываете, об этом механизме, меня восхищают, конечно, люди, которые этим занимаются, наша наука – фантастика. Да.

Владислав Жемчугов: Да, вы правы.

Иван Князев: Послушаем наших телезрителей. Задаем им вопрос: вот вы уже сделали прививки? Я просто сейчас вот наблюдаю, как голосуют люди. Пока вот 74% пишут, что все-таки не вакцинировались. Ну, не знаю, что скажет Нина сейчас. Нина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Норильска. Мне 69 лет. Я сделала две прививки. А еще месяц назад, четыре месяца назад, я сделала от воспаления легких, там тоже какая-то прививка была. Так что я прошу всех: россияне, сделайте прививки! И не бойтесь. И верьте нашему президенту. У нас самый лучший президент в мире. Я бы хотела, я каждое утро…

Иван Князев: Как себя чувствуете-то, Нина, после прививки?

Зритель: Что? После прививки я себя отлично чувствую.

Иван Князев: Т. е. никаких побочных эффектов не было, ничего?

Зритель: Нет, нет. Я сразу на другой день пошла на работу. И в первый день работала, и во второй день. Все хорошо.

Оксана Галькевич: Вот. Ну, молодец.

Иван Князев: Отлично. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо вам за звонок. Мы, кстати, можем и Ивана спрашивать. Иван у нас тоже вакцинирован.

Иван Князев: Да, я тоже благополучно. Я вакцинировался как раз-таки «Спутником V». Владислав Евгеньевич, а смотрите, сейчас…

Оксана Галькевич: А у меня мама сегодня вторую дозу получила. Маме 70 лет, между прочим. Она молодец.

Иван Князев: Ага, вот. Тоже правильно, абсолютно правильно сделала. У нас сейчас уже три вакцины, я так понимаю. Потому что многие мои знакомые записываются и спрашивают, какой вакциной их будут прививать.

Владислав Жемчугов: Лучше всего посоветоваться, если есть свой личный доктор. Ну, у тех больных, которые входят в группу риска, с тяжелыми какими-то хроническими заболеваниями, как правило, всегда есть доктор. Это касается онкологии в фазе ремиссии, например, гипертоническая болезнь тяжелая, сахарный диабет и т. д. И есть люди, которые получают по поводу аутоиммунного заболевания какое-то лечение или системных коллагенозов. Но кто их имеет, они меня очень хорошо понимают, о чем я. Т. е. там, где есть лекарства на прием, влияющие на иммунитет. Вот это вот главное. И доктор скажет, какой вакциной, когда, вообще стоит ли вакцинироваться и т. д. Это идеальный вариант.

А так, принципиально, вакцины все эффективны. Они все продемонстрировали свою эффективность. Даже в однократном вот режиме, «Спутник Лайт», запущены вот исследования, они уже показывают очень неплохие результаты. Или вот вакцина центра «Вектор», она вообще без нуклеиновых кислот и без каких-то живых вирусов. Это чистые пептиды, вот как раз антитела к которым блокируют те самые жизненно важные механизмы для вируса.

Оксана Галькевич: А вакцина «Вектора» как называется? Вы нам, по названиям мы как-то их уже идентифицируем.

Владислав Жемчугов: Да-да, «ЭпиВак»… Потому что есть созвучие. Вакцина гамалеевская…

Иван Князев: «Гам-КОВИД-Вак» она, да. А эта – «ЭпиВак».

Оксана Галькевич: «ЭпиВак».

Владислав Жемчугов: Она на векторной платформе, что рождает путаницу. А вакцина центра «Вектор» новосибирского называется «ЭпиВакКорона».

Оксана Галькевич: Владислав Евгеньевич, вы знаете, вот тут еще про новую вакцину стали говорить. Про третью или четвертую уже по счету, ну уже, честно говоря…

Иван Князев: Четвертую.

Оксана Галькевич: …Да, четвертую по счету. «Мир» она называется. И там говорят, что у нее иммунитет очень длительный. Расскажите, может быть, если вы знаете, о принципе ее работы. И может ли иммунитет вот от одной прививки длиться, там, до 17, по-моему, лет?

Иван Князев: Да, там до 17. И вот у тех, которые уже вот у нас сейчас есть, у них-то какой иммунитет? Тоже многие спрашивают. Не получится ли, что потом снова нужно будет прививаться, осенью или еще когда-нибудь.

Владислав Жемчугов: Пока никто там не знает. Потому что с сентября только началась вакцинация. И сейчас вот идет такой… фактически третья фаза клинических исследований. Первый был … нашей гамалеевской и новосибирской. Значит, мы увидим. Какой основной критерий: будут ли болеть вакцинированные? И в какой форме они будут болеть: тяжело или …

Иван Князев: Ну, на самом интересном месте.

Оксана Галькевич: Ну, как всегда, на самом интересном месте.

Иван Князев: Ладно, пока почитаем СМС. Вдруг сейчас связь у нас восстановится? Из Курской области вот что пишут люди: «Мы с мужем сделали прививку. Но многие не хотят ее делать. Много вопросов поступает к нам, как мы себя чувствуем. Всегда говорим, что вроде все хорошо». Из Тверской области: «Не прививался, и никто меня не заставит». Из Ростовской области вот какое мнение: «Если наши туристы опять рванут за рубеж, то у нас опять будет эпидемия».

Оксана Галькевич: Так. Владислав Евгеньевич к нам вернулся. Владислав Евгеньевич, там зависла связь. Договорите, пожалуйста, уж очень интересно.

Владислав Жемчугов: Я договорю, да. Что значит вот эта вот «Мир», мы уже с вами рассказали. «Мир-19». … и вот лекарство. На основе мельчайших молекул РНК, которые блокируют собственную нуклеиновую кислоту в тех точках, которые жизненно важны для вируса. Вот для его синтеза, его частиц и т. д. Все. Они как, я не знаю, заклепка, точно попадают в эту дырочку, забивают ее напрочь. И вирус вот лишается способности к размножению. Это суперлекарство. Оно без побочных эффектов. А вакцина, о которой Скворцова докладывала, я так понял, что она доложила результаты вакцины, активизирующей клеточный иммунитет. Он гораздо дольше, действительно, сохраняется. Но а сроки мы увидим тогда, когда пройдет хотя бы год наблюдения за людьми, которые вакцинированы. Самый главный критерий: будут ли они болеть по сравнению с не вакцинированными или с вакцинированными другой вакциной, в каком проценте. И как тяжело они будут болеть. Если они будут даже болеть без тяжких и смертельных вот исходов, как уже показано (вот «Гам-КОВИД-Вак», наша вакцина, так делает, что опубликовано в журнале «Ланцет»), то это будет замечательный результат. А цифры все, я думаю, будут опубликованы, мы их с вами увидим и сможем уже точно прокомментировать.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Доктор Жемчугов был у нас на связи. Спасибо большое, Владислав Евгеньевич. Доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог. Давайте подведем итоги. Друзья, мы вас спрашивали, сделали ли вы прививку от COVID-19. 70% говорят, что нет. Но 30% все-таки уже сделали этот шаг.

Иван Князев: Ну, тут еще важно понимать, по каким причинам «нет». 70% «нет» это те, кто не хотят?

Оксана Галькевич: Потому что переболел?

Иван Князев: Или переболел? Или, может быть, пока еще вакцины нет в их городе и какая-то очередь есть. Тоже это нужно будет еще проанализировать. Ну, а если все говорят о том, что «не хочу», – ну, я так понимаю, что у нас и ограничения тогда пока сниматься не будут. Пока мы не привьемся. Так что это для размышления.

Оксана Галькевич: Но все-таки я думаю, что часть из этих людей, из этих 70%, уже просто люди переболевшие, с антителами.

Иван Князев: Вполне возможно.

Оксана Галькевич: Т. е. в принципе уже так, мы близки, друзья. Близки к какому-то рубежу очень важному.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Яков
Спасибо, не надо. Не делал и не буду!