Эх, молодей, рабочий класс!

Эх, молодей, рабочий класс! | Программы | ОТР

Как вернуть престиж рабочим специальностям?

2020-07-16T15:10:00+03:00
Эх, молодей, рабочий класс!
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Наталья Мялкина
помощник директора, ответственный секретарь приемной комиссии Политехнического техникума №47 имени В.Г. Федорова
Владимир Блинов
директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС
Вадим Зайнутдинов
эксперт WorldSkills Россия по компетенции «Производство мебели»

Анастасия Сорокина: «Эх, молодей, рабочий класс»: согласно статистике, 83% выпускников в этом году намерены поступить в вуз. Несмотря на попытки заинтересовать молодежь, она по-прежнему считает рабочие специальности непрестижными и не стремится идти в техникумы и колледжи. Какой же труд признает молодое поколение и как его переориентировать? Об этом поговорим в ближайшее время. Но сначала посмотрим репортаж наших корреспондентов, которые задавали вопрос родителям, на получении какого образования, высшего или среднего, они настаивают. Давайте посмотрим ответы.

ОПРОС

Александр Денисов: Хорошее, здравое мнение.

И продолжим наш разговор, точнее начинаем его с нашей собеседницей – Наталья Мялкина, помощник директора, ответственный секретарь приемной комиссии Политехнического техникума №47 имени В. Г. Федорова. Наталья Анатольевна, здравствуйте.

Наталья Мялкина: Да, добрый вечер, здравствуйте.

Александр Денисов: Наталья Анатольевна, чувствуется, вы владеете технологиями, там у вас экран такой с панорамой...

Наталья Мялкина: Да.

Александр Денисов: Это у вас такие аудитории, или это, мне кажется, столовая какая-то, что ли?

Наталья Мялкина: Обеспечены все аудитории квалифицированными, как вы видите у нас на экране, очень хорошие практические получают дети навыки, как вы видите, обеспечены всем, хорошая материально-техническая база.

Александр Денисов: Ага, да. Политехнический техникум какие дает профессии?

Наталья Мялкина: В основном это, конечно, в нашем конкретном техникуме рабочие профессии: слесарь, сборщик авиационной техники, электромонтер, наводчик аппаратного программного обеспечения, мастер по ремонту и обслуживанию автомобилей.

Александр Денисов: Ага.

Анастасия Сорокина: А...

Александр Денисов: (Да, Настя, уж прости.) Конкурс у вас как меняется год от года?

Наталья Мялкина: Из года в год у нас растет и балл на поступление, и дети из года в год, заинтересованные в рабочих специальностях, на рынке труда, как правило, это востребовано.

Александр Денисов: Ага.

Анастасия Сорокина: А вот этот интерес, повышение престижа? Сейчас из года в год разные экскурсии детям проводят, 10–11-е классы, какие-то показывают им возможности, даже иногда берут, оплачивают обучение, потом предлагают решить какие-то квартирные вопросы, то есть всячески вот эти самые специальности, сейчас стараются в них заинтересовать выпускников, чтобы шли и поступали. В вашем техникуме есть такая практика? Почему ребята выбирают его?

Наталья Мялкина: Ну, во-первых, у нас ведется профориентационная работа с учащимися школ. У нас проводятся дни открытых дверей, мастер-классы, экскурсии по техникуму. Более тысячи школьников прошли обучение дополнительного профессионального образования, и проведенная работа, естественно, с выпускниками школ дала свой результат для поступления. То есть дети получили практические навыки, посмотрели на эту работу, то есть руками попробовали, знают, какое современное оборудование используется в практическом обучении, какая база у техникума, материальная база, знают, какое современное оборудование, что они в дальнейшем будут уметь и делать. Такое задание выполнить, как правило, при итоговой аттестации... То есть когда ты практически получаешь уже представление об этой профессии, ты лучше ориентируешься, нужно тебе это в дальнейшем или не нужно. Ты видишь, привыкаешь не только к стенам, но и знаешь уже об этой профессии достаточно много.

Александр Денисов: А вы проводили, может быть, какое-нибудь небольшое исследование, сколько в среднем получают выпускники вашего техникума?

Анастасия Сорокина: Как трудоустраиваются?

Александр Денисов: Да. Ну, может быть, не в первый год, там когда набирают силу уже и авторитет появляется на рабочем месте, вот потолок зарплат?

Наталья Мялкина: Они же... Во-первых, у нас со всеми ведущими заводами и предприятиями Москвы заключены договора, где дети проходят практику после обучения и во время обучения. И работодатели заинтересованы потом в наших детях, естественно, приглашают будущих своих рабочих, наших студентов, к себе на предприятия. Зарплаты, я думаю, что там варьируются от 50 и выше, как правило, потому что дети уже начинают совмещать учебу и работу, и это нормальная ведется практика, потому что идут индивидуальные учебные планы. Востребованы на рынке труда, конечно.

Александр Денисов: Вот они уходят от вас, начинают работать, 50 тысяч, а потолок? Потому что вот мы сейчас говорим про рабочих, и наверняка у нас будут еще представители WorldSkills, они скажут, что хороший рабочий может получать и 150, и 200 тысяч. Вот расскажите, с 50 начинается, а куда движется дальше зарплата, до каких пределов?

Наталья Мялкина: Ну, до 100.

Александр Денисов: До 100 тысяч? И больше даже, да?

Наталья Мялкина: Да.

Александр Денисов: Да. И еще у вас хотел уточнить, Наталья Анатольевна, у меня вот ощущение, что... Ну, когда мы употребляем слово «рабочий», то немножко уже старый смысл вкладываем в это. Современный рабочий – это уже нечто другое: и знаний побольше, может быть, он еще даст фору какому-нибудь, ну я не знаю, выпускнику какого-нибудь вуза по уровню знаний, по компетенциям, по кругозору. Вот расскажите, ошибаюсь я или нет?

Наталья Мялкина: Нет, вы абсолютно правы, я с вами согласна, потому что это же выходят квалифицированные рабочие с навыками даже порой, да, как мы говорим обычно, что практические навыки можно получить только в техникуме, как раньше в училище. Потому что когда ты... В вузах, как правило, это более такие теоретические знания, здесь ты получаешь практические навыки.

Александр Денисов: Ага.

Анастасия Сорокина: Вот если уж заговорили о таких наблюдениях, многие ли собираются потом дальше поступать в высшие заведения, или все-таки так затягивает их процесс, что они становятся уже специалистами, работают, нет стремления повышать квалификацию?

Наталья Мялкина: Как правило, это в зависимости от того, куда дальше ребенок видит свое будущее. Многие студенты остаются и в наших техникумах, да и приглашают в виде педагогов и мастеров обучения. Некоторые, конечно, идут, продолжают обучение в профильных вузах, тем более у нас тоже с ними включены договора, и дети с удовольствием идут в вузы и остаются в техникуме, продолжают работать и на заводах, и на предприятиях. Поэтому здесь 50 на 50.

Александр Денисов: Вы знаете, вот когда учился, были истории с одноклассниками, парень решил пойти в ПТУ. Ему учителя говорят: «Да ты хорошо учишься, пойдешь в 10–11-е классы». Он говорит: «Нет, вот я хочу». У вас часто ли бывают такие студенты, учащиеся, которые приходят с высокими баллами по ЕГЭ, явно они могли бы и в вуз пойти, но вот они осознанно выбрали вас? Много ли таких?

Наталья Мялкина: Много, на самом деле таких много, и, как ни странно, даже на базе 11 класса. Потому что здесь он действительно получает практические навыки. У нас хорошее оборудование не только... Я как-то уже говорила, рабочие специальности, но именно навыки, практические навыки можно, мне кажется, получить только в техникуме, потому что и оборудование позволяет, и специалистами они выходят хорошими. У нас дети меньше 4 баллов средний, 4,5, с пятерками, с хорошими результатами ЕГЭ приходят поступать, потому что они говорят: «Я хочу получить практические навыки, я хочу научиться именно своей дальнейшей профессии, быть специалистом и профессионалом в этой области».

Александр Денисов: Да, спасибо большое вам, Наталья Анатольевна.

Анастасия Сорокина: Это была Наталья Мялкина, помощник директора, ответственный секретарь приемной комиссии Политехнического техникума №47 имени В. Г. Федорова.

Александр Денисов: Да. Ну и наш следующий собеседник Владимир Блинов, директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС. Владимир Игоревич, добрый вечер.

Владимир Блинов: Добрый вечер, добрый вечер.

Александр Денисов: Да. Вот мы говорили сейчас с Натальей Мялкиной, что жизнь меняется, может быть, мы не сразу эти изменения замечаем, живем так по старинке: ну рабочий, ну, значит, в вуз ему, так сказать, не по Сеньке шапка, ну вот он пошел в техникум, в ПТУ. А жизнь уже меняется, ребята могут и в вуз поступить с этими баллами, но они осознанно выбирают техникум, и работать есть где, работодатели сразу приходят в школу и говорят: «Ребята, будем вам доплачивать, если придете к нам, будете хорошо учиться».

Владимир Блинов: Да, конечно, мы, анализируя состояние рынка труда, его развитие, обращаем внимание на то, что расширяется сегмент таких профессий, специальностей, где очень востребованы выпускники практикоориентированных программ, где высокий уровень зарплат. Но самое главное, конечно, – это новые профессии либо профессии с новым оформлением, то есть это уже цифровые профессии, что важно подчеркнуть, и они, конечно, очень интересны сегодняшним школьникам. Тем более что, естественно, привлекают достаточно короткие сроки обучения, с одной стороны, быстрый выход на рынок труда, и многие школьники свои стратегии сегодня выстраивают именно таким образом.

Александр Денисов: Вы знаете, а есть еще обратная тенденция. Вот если взглянуть на высшее образование, вот, например, журфак наш МГУ, там сейчас можно 3 года отучиться. Я, честно говоря, не знаю, как можно впихнуть в 3 года программу, которую мы 5 лет осваивали, и то еще, знаете, не все-то на пятерки предметы сдавали, а тут за 3 года. Тут получается какое-то журналистское ПТУ, что ли, я уж не хочу хаять родной университет, но тем не менее недоумение возникает. Профессиональное образование у нас повышает уровень, а высшее образование как-то скукоживается до каких-то странных пары лет.

Владимир Блинов: Вы понимаете, тоже процесс очень такой естественный, я бы сказал. Дело в том, что прошло уже более 10 лет с введения бакалавриата в нашей стране, ну к МГУ это не имеет отношения прямого, но работодатель до сих пор не разобрался, кто такие бакалавры, потому что большинство вузов, к сожалению, пошли по пути именно такой вот секвестрированной, урезанной теоретической подготовки. Действительно, есть примеры того, когда выпускаются люди, недостаточно готовые ни к научной деятельности, ни к практической, то есть действительно такая вот заминка.

А в это время колледжи по многим специальностям пошли в прорыв, то есть это действительно так, это действительно дисбаланс. И наверное, надо, конечно, всмотреться и в нашу вузовскую систему. Я думаю, что вот мы выделяем этот фактор, фактор бакалавра, как влияющий на развитие интереса к системе среднего профессионального образования, но я бы не говорил, что это очень здорово. То есть слабость вуза – это плохой признак.

Анастасия Сорокина: Владимир Игоревич, а отличается как-то картина по регионам, по каким-то крупным городам, что в предпочтениях больше у выпускников?

Владимир Блинов: Да, конечно, конечно, для этого достаточно просто взглянуть даже в формате тех же служб занятости. Мы видим, что чем регион более экономически активен, чем, так сказать, более он развит промышленно, тем более высокий уровень предложений на рынке труда вот таких действительно наукоемких вакансий даже для рабочих. Я имею в виду, что это очень интересные специальности, интересные рабочие места. Но есть, естественно, и глубинка, и там в основном, вот я сейчас смотрел по сельским некоторым регионам, в основном предложения со стороны рынка труда – это низкоквалифицированные рабочие. Конечно, современному школьнику это неинтересно.

Поэтому да, это, так сказать, две совершенно разные жизни, и, мы видим, и переток происходит рабочих кадров, особенно молодых, потому что, конечно же, всем хочется занять серьезное рабочее место с хорошей перспективой, а не начинать свою биографию с разнорабочего.

Александр Денисов: Владимир Игоревич, у нас зрители хотят пообщаться с вами, давайте послушаем и продолжим.

Анастасия Сорокина: Галина из Ульяновска, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Владимир Блинов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, Галина, слушаем внимательно.

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу сказать вот про молодых людей, которые заканчивают колледж или техникум. В нашем городе более 15 тысяч никто зарплату не получает – о каких 50 тысячах идет речь? Люди даже которые проработали на том же автозаводе 30–40 лет, они и то эти деньги не получают.

Александр Денисов: А что у вас за завод? А, «УАЗ», ульяновский, я понял, да-да-да.

Зритель: Ульяновский автозавод, средняя заработная плата 20 тысяч.

Александр Денисов: Двадцать тысяч рублей. А ваш сын на «УАЗ» пошел работать, да?

Зритель: Сын пошел работать, он работал вначале на автозаводе, получал совершенно маленькую зарплату. Потом ушел в предприниматели, искавши себя, после этого все же нашел себя на другом месте работы, стал более-менее получать достойную зарплату, чтобы обеспечить семью из четырех человек. Чтоб получали у нас...

Александр Денисов: Куда он устроился, расскажите, интересно?

Зритель: Ну в частную фирму.

Александр Денисов: Ага. Работает по профессии?

Зритель: Работает ну не то что по профессии, что-то по профессии, что-то не по профессии.

Меня просто возмущают вот эти вот крупные города, которые сравнивают у нас всегда, Москва, Питер, может быть, еще Казань, где заработные платы. А вы обратите внимание на глубинки. Я вот знаю, у меня у знакомой дочь работает на автозаводе, она получает, работая... Иногда если она работает 12 часов, она может получить 20 тысяч, а если она работает одну смену, как положено 8 часов, она получает 15 тысяч в месяц.

Александр Денисов: Ага.

Зритель: Причем это вредное производство. Вот такие у нас зарплаты.

Александр Денисов: Галина, а где ваш сын учился, расскажите, интересно.

Зритель: Он учился в автомеханическом техникуме, довольно-таки прилично и давно.

Александр Денисов: А, в автомеханическом при вот этом заводе, правильно?

Зритель: Не именно при этом заводе, нет, он просто у нас муниципальный автомеханический техникум.

Александр Денисов: Ага, автомеханический техникум. Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Галина.

Еще один звонок, из Ставрополья Руслан на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Да вот надо побольше рабочих профессий, которые нас кормят, которые...

Александр Денисов: Да?

Анастасия Сорокина: Да, Руслан.

Зритель: ...от которых результат есть, надо о таких профессиях почаще говорить: о комбайнерах, о трактористах. Мы забыли все, только вспоминаем артистов и цифровые технологии – да разве они нас накормят?

Александр Денисов: Руслан, вы знаете, наверняка удивитесь, например...

Зритель: Нужно молодежь привлекать...

Александр Денисов: Да-да. Руслан, очень удивитесь, но, например, Анастасия, которую вы видите на своем экране, сейчас вот увидите, ее покажут, она посмеивается, но она умеет управлять трактором, научилась.

Анастасия Сорокина: Сегодня рассказала.

Зритель: Ну, управлять мы все умеем, только работать никто не хочет. Потому что наша молодежь, как посмотришь телевизор, считает за быдло, ха, это быдло, это быдло, одни артисты, у кого рот есть, надо всем петь, учите сами, чтобы все пели, вот надо туда идти, надо сюда идти... А кто кормить нас будет? Надо говорить о рабочих, показывать как-то: вот этот рабочий этого и этого достиг, этот этого достиг. ПТУ, конечно, мало, были ПТУ, закрыли... Если хочешь, иди туда. Раньше ПТУ... хоть с 10 человек один пойдет работать, и то хорошо.

Александр Денисов: Руслан, спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Ну, мы вроде и не поем, мы вообще не поем, а только рассказываем как раз и актуальные вопросы эти обсуждаем. Ну вот да, Настя, ты, конечно, не захотела работать на тракторе...

Анастасия Сорокина: ...но задумалась, знаешь.

Александр Денисов: Не угодила, вот видишь, Руслан бы хотел.

Анастасия Сорокина: Владимир Игоревич, вы как считаете, достаточно ли действительно вот того самого профориентирования? Многие ли вообще понимают, могут прикоснуться к какой-то профессии, попробовать ее и сделать выбор, или все-таки действительно сейчас больше на это влияют родители, которые ну так прагматично говорят: «Вот получишь такую профессию, престижно не престижно»? Или просто выбора другого нет?

Владимир Блинов: Ну, скажем, и так и так. Никто, наверное, не осмелится сказать, что родители утратили свою профориентационную функцию, и конечно же, по нашим обследованиям мы видим, что у родителей в голове одно: пусть ребенок идет туда, где я ему в дальнейшем смогу помочь. Ну, это наша старинная, так сказать, традиция.

Александр Денисов: А разве плохая?

Владимир Блинов: Она не плохая и не хорошая. Вот в свете того, о чем говорили люди, когда действительно есть сектора экономики с очень низкой зарплатой, где, конечно же, это трудная тяжелая жизнь, что там скрывать. Конечно же, это нормальная совершенно традиция для, так сказать, любой развивающейся экономики, то есть это вынужденное. С другой стороны, мы видим, что опять же в нелюбимых нами крупных городах, как выясняется, появились, так сказать, достаточно серьезные системы профессиональных проб. Я уж скажу про Москву, хоть я работаю в федеральном учреждении, но просто вижу, что происходит: очень широкий выбор профессиональных проб, и там, где есть малейшая возможность, это организуется и в далеких городах.

Например, ежегодно далекий-далекий, почти сибирский Ноябрьский колледж проводит более чем по 70 профессиям вот такой вот марафон, где каждый школьник может себя попробовать в каком-то деле, медсестрой, или кузнецом, или еще кем-то. Это новые формы, потому что, как говорится, лучше один раз попробовать, чем сто раз увидеть и тысячу раз услышать, то есть это очень важный момент. И кстати сказать, вот мне очень нравится, что на все эти мероприятия приглашаются дети вместе с родителями, потому что оценить, скажем так, сложность труда, его престижность, интересность и так далее, другие параметры, наверное, лучше вместе.

Поэтому профориентационные формы сейчас совершенно, так сказать, начали менять свой вид, очень интересные программы сейчас в Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге, конечно. Но опять же, вы видите, я называю наши промышленные гиганты, то есть там, где действительно рынок труда развит гораздо больше, гораздо шире выбор, есть из чего выбирать. Согласен, если это маленький сельскохозяйственный поселок, там особо выбора просто-напросто нет, есть эта проблема.

Александр Денисов: Владимир Игоревич, вот как специалист наверняка разъясните суть такого явления. После этой весны начался рост, начался спрос именно на рабочие профессии. И вот Минэкономразвития проанализировало несколько ресурсов, где ищут работников: на первом месте врачи, понятно, дальше идут грузчики, джуниор-программисты, водители, сварщики, уборщицы, администраторы, на 39-м месте работники радио и ТВ (ну понятно, кому мы нужны), столяры, плотники. Вот почему вырос спрос на рабочие профессии?

Владимир Блинов: Ну, я думаю, что это естественно совершенно, потому что, вот как раз следуя логике предыдущего выступающего, действительно, за время самоизоляции надо поправить некоторые дела: что-то почистить и вымыть, действительно, сменился штат водителей во многих местах, мы тоже на это обращали внимание. Действительно, появились какие-то первоочередные нужды, связанные с проблемами просто восстановления, и мы видим сейчас, какие трудности испытывает ресторанный, гостиничный бизнес. Естественно, необходимы работники, которые бы вновь запустили те или иные производства. Поэтому, безусловно, первые, кто оказываются востребованными именно в этот период, – это рабочие, причем вот такой, может быть, странный достаточно набор.

И вы видите, в структуре разные совершенно квалификации, то есть это не что-то однородное. При этом особого спроса на нас с вами, скажем так, на представителей, дикторы телевидения, я думаю, как-то в очередь не построились. Но если не будет происходить дальше каких-то жестких событий, я думаю, что выравняется эта ситуация и мы вернемся к тем же показателям, которые были прежде, то есть более равномерно и соответствующее темпам развития реальных производств и бизнесов.

Александр Денисов: Владимир Игоревич, еще побудьте, пожалуйста, третейским судьей. Вот мы перед этим говорили с Натальей Мялкиной о зарплатах, она сказала, что начиная с 50 у них выпускники получают, а там дальше и за 100, и 150, некоторые даже 200, бывает. Ну, люди вот, понятно, зрители наши, Пензенская область пишет нам: «Вы бессовестные». Дальше Кемеровская область: «Газосварщик 6-го разряда получает 25 тысяч рублей». Хотя вот да, мы тоже говорили, что сварщики иногда (правда, это в «Газпромах») и по 150, и по 200 тоже получают. Волгоградская область: «Сын сварщик, зарплата 15–20 тысяч рублей. Где большие зарплаты?» Рассудите, где они? Может быть... Что мы, врем тогда с экспертами?

Владимир Блинов: Вы знаете, передо мной, я много, так сказать, езжу по стране, бываю во всех регионах нашей родины и могу вам сказать, что и те и другие правы. Действительно, за одну и ту же работу можно получать совершенно разные деньги в Москве или, например, в Нижегородской области, где-нибудь в глубинке. То есть это действительно так, вот это вот расслоение, вот эта тенденция, конечно, очень опасна.

Но мы видим, что даже, так сказать, в государственных документах и методиках расчета все соизмеряется со средней оплатой по региону, и даже, скажем так, зарплаты учителей не едины в Москве и во Владимирской области, все привязывается к средней по региону. И здесь я думаю, что надо говорить не о нашем бесстыдстве, а о том, что мы все погружены просто вот в такую реальную проблему зависимости от, конечно, того диссонанса развития регионов, который сегодня видим. И выпускники в ближайшие годы будут, так сказать, на старте получать очень разные деньги, это действительно так.

Александр Денисов: Но с другой стороны, «Газпром» трубы свои тут у нас по Москве не варит, все-таки это тоже же в регионах происходит.

Владимир Блинов: Да, происходит. Я бы... Там тоже можно посмотреть, потому что есть оплата и вахтовыми методами... То есть бывает очень часто, что даже находясь очень близко к месторождениям и местам, где проходит, как говорится, труба, люди, которые живут рядом, от этого особо просто ничего и не получают, им не предоставляются высокооплачиваемые вакансии. Но это уже политика фирм, здесь я бы не стал, конечно, вторгаться, так сказать, глубоко.

Хотя есть и другие примеры, есть пример той же Тюмени, есть прекрасные именно, так сказать, ориентированные на добывающие отрасли колледжи, где, так сказать, как говорится, совершенно тоже другая жизнь, хотя вроде бы это далеко от центра. Многое, конечно, зависит и от политики региона, каким образом выстраиваются взаимоотношения с теми или иными бизнесами внутри, как это все развивается. Поэтому, я думаю, долгое время все это будет очень-очень по-разному. Но что касается Москвы, я подтверждаю, что там, в общем-то, практически любой начинающий специалист дипломированный может рассчитывать на зарплату в 50 тысяч, это реально.

Александр Денисов: Спасибо, Владимир Игоревич, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Владимир Блинов, директор научно-исследовательского Центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС.

Еще звонок у нас есть, на связи Елена из Петербурга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Да. Я хотела бы высказать свое мнение. На опыте своей семьи я считаю, что образование надо получать изначально с техникумовых училищ, тогда прекрасно ты ориентируешься в той специальности, которую выбрал. На опыте своей семьи: я закончила техникум, потом получила высшее образование, муж сразу высшее образование, и дочь у нас получила сразу высшее образование, закончила педагогический университет.

Университет научил ее работать с документами, кругозор мышления, все прекрасно развили, но не приготовил работать в школе с детьми. С группы, которую набирали, где училась моя дочь, в школу попали буквально единицы. А сейчас, вот уже более чем через 5 лет, осталось всего работать человека 2, остальные все ушли. Дочь получила второе высшее образование совершенно в другой области, экономическое, она работает сейчас главбухом. Закончила курсы по специалисту по налогообложению, довольна, счастлива, хорошо зарабатывает – в общем, нашла себя совершенно в другой специальности.

И мы с ней когда разговаривали, она говорит: «Если бы я знала, что обучение в педагогическом университете организовано так, как оно организовано, я бы начала с техникума сразу». Пошла бы еще работать, может быть, это самое, и не было бы такого разочарования, отучившись 7 лет с подготовительным отделением, понимаете, не смогла найти себя в первой специальности.

Анастасия Сорокина: Елена, а вы какое получили образование? Какой техникум закончили и потом... ?

Зритель: Я московский техникум связи закончила, а потом я уже закончила здесь, в Санкт-Петербурге, сначала 3 курса института Бонч-Бруевича по технической специальности, но тоже, знаете, как-то меня потянуло в другую область, и потом я закончила ФИНЭК.

Александр Денисов: Елена, а вот дочь в школе долго проработала? Какой предмет вела?

Зритель: Она вообще не проработала в школе.

Александр Денисов: Вообще, ни дня?

Зритель: Ни дня, да. Они были, это самое, на практике, практика была организована плохо. Но специальность у нее такая, русский язык как иностранный, и финский язык. Ну, специалистов я не знаю, для чего готовили, если у нас всего было в Санкт-Петербурге 2 школы на тот момент, 25 специалистов, не знаю, не нужны, наверное, были.

Александр Денисов: А может быть, Елена, в какой-то момент нужно было вам посоветовать, все-таки, может быть, это действительно не занятие было для дочери?

Зритель: Да нет, наоборот, у нее хорошие способности к языкам, такая, это самое, начитанная девочка, все вроде бы, понимаете, складывалось. И училась она в классе в школе, у которой профиль, так сказать, педагогический. Был, это самое, заключен договор с университетом, это было вот одно время, так заключали, то есть как бы она 2 года в школе училась по профилю педагогическому. И потом, естественно, они поступали в Университет имени А. И. Герцена.

Понимаете, вроде как все складывалось, но складывалось все в общем, пока не дошло до практики и до работы, и оказалось, что их и университет не подготовил к работе с детьми, и школа их не ждала, никто им там не помог. Понимаете, они разошлись, кто-то нашел себя, конечно, пошли в научное направление работы, ну вот моя кардинально поменяла, нашла себя совершенно в другом.

Александр Денисов: Да. Ну есть поговорка, бывает, и бог не угадает, поэтому ну да, вышло как вышло.

Зритель: Нет, если бы, понимаете, она начала с училища, например, педагогического, то, может быть, на этом бы все и закончилось, не было потерянных... Или наоборот, ее бы научили работать в школе, понимаете, она получила бы такие, ну профессиональные навыки, чего не дал университет. Теории дали выше крыши, понимаете, очень много, очень хорошо, начитанная, хорошо ориентируется в литературе, умеет работать с документами, но не с детьми.

Александр Денисов: Спасибо, Елена, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за историю, спасибо.

Поговорим с еще одним экспертом: на связи Вадим Зайнутдинов, эксперт WorldSkills Россия по компетенции «Производство мебели».

Александр Денисов: Вадим?

Вадим Зайнутдинов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: У вас вот тоже какая-то, да, была история с тем, что вы сначала выбрали одно направление, потом передумали? Как вы определялись, как искали себя?

Вадим Зайнутдинов: Добрый вечер. Да, действительно, у меня история такая, что сначала я получил высшее образование по специальности «Финансы и кредит», несколько лет отработал по этой специальности. А впоследствии я изменил свою профессию, и сейчас я мастер столярно-мебельного производства, обучился в колледже.

Александр Денисов: Ну это совсем необычный путь, после вуза в колледж.

Анастасия Сорокина: Да. Почему такое решение?

Александр Денисов: Расскажите подробнее.

Вадим Зайнутдинов: Ну... Я тоже слушал с вами всех предыдущих, и тех, кто спрашивал, интересовался, рассказывающие. Я считаю, что любое образование идет только в пользу, даже то мое первое образование было важным для меня этапом. И потом уже по жизни, то есть как бы работая, я обратил внимание, что у меня есть желание заниматься чем-то еще. И это желание росло настолько, что я решил сменить вид деятельности. Но при этом сейчас мое первое образование очень сильно помогает мне быть еще экспертом в нашем международном движении WorldSkills.

Александр Денисов: Да, я вот подумал, что, может быть, одна профессия приложилась удачно к другой, вот делаете мебель, еще и знаете, как продавать ее, может быть, что-то еще там. Помогает вам первое образование во второй профессии?

Вадим Зайнутдинов: Конечно. Как вы знаете, там же очень много дисциплин, собственно, которые мы получаем, изучаем в процессе получения профессии, особенно если это высшее образование. Поэтому да, действительно, очень много навыков было получено, которые я применяю здесь. Но также... в примере с той девушкой, которая выучила языки, я думаю, что ей это очень пригодится, она обязательно себя найдет и уже нашла...

Александр Денисов: Парню-финну, да.

Вадим Зайнутдинов: …у нее очень много возможностей для роста.

Александр Денисов: Вадим, я уж шучу, да, понятно, вечер уже, повеселее хочется.

Скажите, мебель вы делаете – мебель какая-то уникальная? Вряд ли вам интересно поточную какую-нибудь, табуретки или еще что-то. Расскажите, что за мебель делаете, дорогая ли. Может, закажем у вас для студии, Вадим.

Вадим Зайнутдинов: Ну, в общем и целом да, это индивидуальные проекты, индивидуальные проекты всегда дороже, чем, собственно, проекты, которые типовые и выполняются даже на мелкосерийных производствах. Мы работаем с мебелью из массива, поэтому опять же сырье дорогое. И зачастую мы используем какие-то традиционные способы обработки, что тоже является частью как бы образа нашего продукта, скажем так. Поэтому да, мебель дорогая, но вы можете себе заказать, у вас хорошая студия, она достойна хорошей мебели.

Александр Денисов: Ну, стол вот сколько будет стоить для нашей студии, ну вот такой примерно, если видите? Сколько с нас?

Вадим Зайнутдинов: Я буду голословен, вы же знаете, то есть я должен как-то оценить, собственно, габариты точные, понять, из какого материала вы будете это делать, поэтому...

Александр Денисов: Ну примерно, навскидку я вам скажу, тут где-то...

Вадим Зайнутдинов: Пальцем в небо...

Александр Денисов: ...метров 5 погонных, может быть, даже 7 метров погонных.

Вадим Зайнутдинов: Вы знаете, если хотите, допустим, вопросов и комментариев как бы от сообщества, то я вам скажу, допустим, цифру в 300 тысяч рублей. А если, собственно, можно его сделать и дешевле.

Александр Денисов: Можно и дешевле. Так, 300 тысяч... Ну немало, немало.

Вы знаете, Вадим, а у меня мелькнула мысль, что вы так долго рассказывали, и материал у вас редкий, мне кажется, вы так художник в душе, это не просто там, знаете, ну мебель, это уже там какое-то творчество у вас, я правильно понимаю, да?

Вадим Зайнутдинов: Наверное, да. Вообще я считаю, что в каждом из нас очень много творческого, просто нужно искать выход этому.

Александр Денисов: А что доходнее, первое ваше занятие было или вот второе, где столы по 300 тысяч, от 300 тысяч уже пошли у вас?

Вадим Зайнутдинов: Нет, стоимость продукции никак не влияет на, собственно, величину доходов. Я не скажу, что она у нас сильно высока. Но при этом действительно я реализую себя еще и как мастер, для меня это важно, вот.

Александр Денисов: То есть в доходах точно не потеряли, я так чувствую, да, судя по настроению?

Вадим Зайнутдинов: Да, в доходах я не потерял.

Александр Денисов: Спасибо.

Вадим Зайнутдинов: Я не индексировал, но я и не потерял.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Это был Вадим Зайнутдинов, эксперт WorldSkills Россия по компетенции «Производство мебели».

Александр Денисов: Да, вот такую сейчас мебель делают. Ну, подумаем, заказывать нам или нет.

Анастасия Сорокина: Приценились...

Александр Денисов: Да.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как вернуть престиж рабочим специальностям?