Про Россию – с нелюбовью

Про Россию – с нелюбовью | Программы | ОТР

Каков сегодня образ нашей страны в западной литературе и кино

2020-12-18T22:30:00+03:00
Про Россию – с нелюбовью
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Ильченко
профессор СПбГУ, доктор филологических наук

Александр Денисов: Про Россию – с нелюбовью. Из зарубежных шпионских романов, где главный герой – агент российских спецслужб, или агент ЦРУ, МИ-5 или МИ-6, работающий на российские спецслужбы, можно составить внушительную библиотеку. Почетную полку там займут романы недавно скончавшегося в Великобритании экс-сотрудника тех же МИ-5 и МИ-6 Дэвида Корнуэлла, прославившегося как Джон Ле Карре. Джон Ле Карре, можно сказать, одушевил для читателей, для нас с вами такое абстрактное понятие, как холодная война: благодаря его героям она перестала восприниматься как заурядный газетный штамп, за ним поклонники разглядели соперничающих агентов СССР и Запада, что отметил и глава британской контрразведки Ричард Мур. Он выразил сожаление о смерти писателя, назвал его «гигантом литературы».

Ле Карре часто писал о Советском Союзе. Его самый известный роман «Шпион, выйди вон!» – произведение, в котором по сюжету один из лучших западных агентов оказывается предателем, работающим на СССР. Думается, прототипом стал член «Кембриджской пятерки» Ким Филби, тот работал на нас, в итоге уехал в Москву и как раз и выдал работающего в ФРГ под прикрытием самого Корнуэлла. (Вот Ким Филби, сейчас как раз его видим, КГБ СССР удостоверение.) Другой известный роман Корнуэлла «Русский дом» вышел в 1979 году. Главный герой, агент Британии, влюбляется в русскую (вот его играл Шон Коннери, вы видите на экранах), что символично: мы опустили занавес, раскрыли Западу объятия, и нас вроде как стало даже возможным полюбить. Опять же символично, что увлечение оказывается если и не мимолетным, то не сильнее долга перед страной: герой Барли Блэр выполняет задание, бросает русскую красавицу и возвращается домой.

О шпионских романах, Корнуэлле, а также других писателях и о действительности, которая перехлестывает вообще сюжет любого шпионского романа, мы поговорим с Сергеем Ильченко, профессором Санкт-Петербургского университета, доктором филологических наук. Сергей Николаевич, добрый вечер.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Сергей Ильченко: Добрый вечер, Александр, добрый вечер, Елена, добрый вечер, уважаемые зрители канала ОТР.

Мне очень понравилось название вашей темы «Про Россию – с нелюбовью», явная отсылка к Яну Флемингу, еще одному классику, как мы говорим, антисоветского шпионского романа. Все знают его книгу «Из России с любовью» и фильм, который был по ней поставлен. Что же касается сэра Корнуэлла и Джона Ле Карре, я думаю, что это не единственные его фамилии, то надо бы вспомнить вообще классический еще роман, с которого, собственно, его карьера и началась – это 1963 год, «Шпион, пришедший с холода». Именно вот это слово «с холода» как раз и отсылает к понятию холодной войны.

И кстати, надо сказать, что показательно, практически все романы Ле Карре переносились на экран, пожалуй, за исключением последних романов 1990-х гг., потому что «Русский дом» – это 1990 год. А вот последующие романы, где в качестве действующих лиц были выходцы из России, они, в общем, я бы сказал, весьма и весьма критичны по отношению не только к России как таковой, как к поставщику криминальных и экстремистских элементов, но и к работе спецслужб, в том числе и западных.

Александр Денисов: И западных. Сергей Николаевич, сразу оговоримся, поменялись герои в последних романах, это русские олигархи и выходцы с Кавказа.

Сергей Ильченко: Совершенно верно, совершенно верно. Вот роман, например, 2010 года, «Такой же предатель, как и мы», про русского олигарха, в котором угадываются, так сказать, типичные черты некоторых товарищей из списка Forbes, это достаточно такой напряженный психологический роман. Собственно, шпионского там не очень много, точно так же как и в романе 2008 года «Особо опасен», где западные спецслужбы разрабатывают выходца из Чечни. В обоих случаях надо сказать, что судьба этих героев печальна. Не будем, как говорится, спойлерить и троллить эти тексты, я бы советовал читателям и нашим зрителям все-таки почитать эти книги, потому что Ле Карре проделал определенную эволюцию от, так сказать, критического отношения к России и вообще к Восточному блоку до понимания того, что это действительно противостояние двух систем, и непонятно, кто из них лучше и в моральном, и в политическом отношении.

Но у него есть одна книга, которая, в общем-то, может быть воспринята как политический конъюнктурный текст, тем более что он ее написал после того, как побывал в 1993 году в нашей стране, собирал информацию для этой книги, и книжка вышла под названием «Наша игра». Причем должен вам сказать, что тот конфликт, который в ней описывается, весьма скудно в 1990-е гг. освещался нашими СМИ, потому что это был чечено-ингушский конфликт. В общем, главный герой этой книги, бывший британский разведчик, который работает на ингушскую диаспору, на ингушскую сторону и пытается ей помочь в том числе и финансово. Так что, как видите, Джон Ле Карре – это, так сказать, вполне себе советский и российский автор, он очень внимателен был к тому, что происходило у нас.

Александр Денисов: А кстати, вот насчет финансирования, Сергей Николаевич, уж не могу не вставить пять копеек, интересный момент. Помните, ведь одно время президент Владимир Путин передал американцам сведения, что западные спецслужбы финансируют террористов на Кавказе. Они, правда, взяли, сказали: «Откуда это у вас?», почитали и сказали: «Ну, это мы финансируем демократические силы». Так что вот здесь парадоксально, что Джон Ле Карре стал играть, в общем, на нашей стороне и рассказывать так, как оно есть.

Сергей Ильченко: Ну, в общем да, и это говорит еще раз о том, что если это опытный человек и профессионал, человек талантливый, то он действительно не может идти против правды. Хотя надо сказать, что Джон Ле Карре возник не сам по себе. Надо вспомнить и, извините, Сомерсета Моэма, который работал на британскую разведку, находясь на территории Российской империи. Надо вспомнить Яна Флеминга, который приезжал в 1930-е гг. в Москву и хотел встретиться со Сталиным, но Сталин не смог, извинился, Ян Флеминг уехал обратно и начал выдумывать истории про то, как в России могущественное КГБ и всякие разные провосточные, просоветские силы пытаются изменить соотношение сил в мире. Можно вспомнить, в конце концов, Грэма Грина, который написал «Тихий американец», «Наш человек в Гаване». И кстати, между прочим, Грэм Грин тоже работал на разведку, и, кстати, он тоже встречался с Кимом Филби.

Александр Денисов: Был его другом причем, был другом его, да-да.

Сергей Ильченко: Да-да. То есть, понимаете, в этом мире шпионском все друг с другом связаны. Это, кстати, очень хорошо показано в фильме «ТАСС уполномочен заявить» по роману Юлиана Семенова, когда Глэбб и Соломин беседуют как добрые друзья, а на самом деле они понимают, что стоит за этой беседой, каждый делает свое дело.

Тут надо было бы назвать... Вообще, кстати, в будущем году исполняется ровно 200 лет первому шпионскому роману в мировой литературе: в 1821 году всем нам известный автор романов про индейцев Джеймс Фенимор Купер написал роман «Шпион», и, собственно, с этого слово «шпион» и стало литературным, а не политическим, военным. Действительно, за это время накопилась такая библиотека, где авторов можно читать, что называется, пачками и без перерыва.

Можно вспомнить еще двух авторов, которые выразили свое отношение к России, и, в общем, писали про Советский Союз. Это, конечно, Мартин Круз Смит, его роман «Парк Горького» 1981 года, и цикл последующих романов, где действует сотрудник советской спецслужбы Аркадий Ренько, вот. Дальше появился «Полярная звезда», «Красная площадь», «Гаванский залив», и самое интересное, в 2010 году Смит написал роман «Три вокзала» – понимаете, про какие три вокзала написал Мартин Круз Смит свой роман? Про те самые московские три вокзала, Ярославский, Казанский и Ленинградский. Есть у него еще роман «Призрак Сталина», где тот же самый Аркадий Ренько в Москве занимается поисками призрака Сталина, который якобы видели на какой-то из московских станций метро.

Ну и второй автор – это Том Клэнси, один из самых мощных, я бы сказал, авторов, тоже, так сказать, внесший свою лепту в нелюбовь к России. Знаменитый его роман «Охота за «Красным октябрем», ставший потом фильмом Джона Мактирнана в 1990 году, где недавно почивший Шон Коннери, который тоже, как вы знаете, был связан со всеми темами, и Джеймс Бонд был, и играл в «Русском доме», и вот сыграл в «Охоте за «Красным октябрем»...

Александр Денисов: И где в основе реальная история лежала, Сергей Николаевич, реальная история.

Сергей Ильченко: Да-да-да, причем, что интересно, Александр, сейчас дополню. История восстания под руководством Валерия Саблина в 1975 году, которая произошла в Таллине, когда он поднял мятеж на корабле и пошел в Швецию, но затем, будучи обстрелян, военный корабль был остановлен, Саблин был предан суду военного трибунала и казнен. Так вот эту историю совершенно точно в фильме, кстати, и в книге пересказывает главный герой, а главный герой, которого сыграл Шон Коннери, Марко Рамиус, он литовец, который якобы мстит за оккупацию Прибалтики Советским Союзом. Но там есть один, ну я не знаю, как это написал Том Клэнси, как в 1984 году он мог об этом догадаться. Знаете, как фамилия замполита на «Красном октябре», суперсекретной подводной лодке? Пауза. После паузы говорю: его фамилия Путин, правда, зовут его Иван.

Александр Денисов: Точно-точно-точно, да-да-да, Сергей Николаевич, совпадение поразительное, хотя, конечно, они переврали мотивы Саблина, там у него совершенно...

Сергей Ильченко: Нет, с мотивами я согласен, Саша, там все понятно. Но вы понимаете, такие совпадения действительно символичны в некотором смысле.

Александр Денисов: Поражают, поражают, Сергей Николаевич. Сергей Николаевич, а вас не поражает, вот перелистывая сейчас романы того же Ле Карре, вот удивительно, они так боролись с Советским Союзом, так строили козни и работали спецслужбы, а мы развалились вообще безо всякой войны. Сергей Николаевич, вот будет годовщина Беловежских соглашений, просто люди ради власти, стремления к богатству просто раздербанили на куски, каждый со своим куском отошел в свою сторону и все, и не потребовалось ничего, Сергей Николаевич, парадоксально.

Сергей Ильченко: Значит, я вам на эту тему приведу два примера из того же Тома Клэнси. У него есть роман 2013 года «Command Authority» («Последняя инстанция»), где действует президент тоже с говорящей фамилией Валерий Володин, который затевает агрессию против Эстонии, там, между прочим, проблема с интервенцией в Украину, отравленный полонием бывший сотрудник КГБ Головко... Роман 2013 года, и заканчивается он тем, что Крым отходит к России. Так что, как видите, следят они за нами и, в общем, очень четко чувствуют нерв наших внутриполитических событий.

А что касается того, что они воевали против нас, – да, кстати, между прочим, шпионских романов с их стороны было больше, другое дело, что их у нас практически никто не знал в советское время, они появились в постсоветский период.

А что касается развала, то тут тоже можно вспомнить еще один роман того же Тома Клэнси, называется «Зеркальное отражение» 1995 года, где министр внутренних дел под очень кинематографической фамилией Догин борется с президентом Жаниным, то есть борьба за власть, которая, как вы совершенно справедливо говорите, была в 1991 году, она действительно привела к крупнейшей геополитической катастрофе XX века. И то, что сейчас происходит по периметру наших границ, между прочим, тоже отражается в творчестве западных писателей. Например, в 2011 году в романе «В одной связке», Том Клэнси написал этот роман вместе с Марком Грини, постоянным соавтором, действие происходит не где-нибудь, а на «Байконуре», в Дагестане, и в качестве оружия возмездия фигурирует похищенная ядерная боеголовка.

Так что, как видите, все очень актуально. И несмотря на то, что шпионский роман – это некий условный жанр, где воплощаются идеи и воплощается определенный взгляд на потенциального противника, реалии этих текстов очень поучительны и, я бы сказал, очень наглядны именно потому, что этими текстами занимались люди, которые получали информацию поверх привычного слоя информации, потому что инсайдерская инфляция, они работали и сотрудничали со спецслужбами.

Более того, еще один поразительный момент: значит, оказывается, что число разведчиков, бывших сотрудников всех спецслужб англосаксонского мира очень жаждут стать писателями. Значит, ЦРУ привело такую статистику с 1998 года по 2005-й, что число заявок на романы о ЦРУ и авторов из числа бывших сотрудников удвоилось, то есть это такая мировая тенденция. У нас, кстати, тоже есть авторы, которые сотрудничали со спецслужбами, были их агентами и сотрудниками, ну а после выхода на пенсию стали вполне себе успешными писателями. Михаил Любимов, например, известный разведчик, не скрывающий того, что он разведчик...

Александр Денисов: В Великобритании работал, да-да.

Сергей Ильченко: Совершенно верно. Они там, наверное, и встречались со всеми этими товарищами и разведчиками. Но он не был разоблачен, соответственно, все закончилось хорошо для него в отличие от, скажем, Рудольфа Абеля, ставшего прототипом фильма «Мертвый сезон» Саввы Кулиша. И Любимов, и Овидий Горчаков, и в советские времена был еще такой сотрудничающий со спецслужбами советскими Лев Шейнин. Ну и, конечно, нельзя не вспомнить к ночи, но это реальность, предатель родины Резун, сбежавший на Запад, нарушивший присягу, и в романе «Аквариум» он попытался объяснить, почему некоторые советские разведчики предавали родину, в том числе и знаменитый Пеньковский, один из самых крупных провалов советских спецслужб в 1960-е гг. Но в целом я должен сказать...

Александр Денисов: Сергей Николаевич?

Сергей Ильченко: Да?

Александр Денисов: Простите, прерываю, очень интересно с вами разговаривать, конечно, поразительно интересный разговор. У нас есть опрос, вот в нескольких городах корреспонденты спросили: «В каких книгах и фильмах вы сталкивались с искаженным представлением о России и россиянах?» – в том числе и про шпионские романы. Посмотрим, вернемся к разговору, Сергей Николаевич.

Сергей Ильченко: Хорошо.

Александр Денисов: Смотрим.

ОПРОС

Александр Денисов: Да, это, по-моему, «Армагеддон» все-таки.

Сергей Николаевич, все-таки книги правдивее, не так утрированно подают Россию, как в кино? Тут все-таки уж совсем карикатурно.

Сергей Ильченко: Ну, я согласен с вами. Кино – это картинка, а чем картинка выпуклее, чем она ярче... Ну вот вспоминали «Армагеддон», вспоминали «Красную жару», забыть это невозможно, «Красная жара», простите, фильм 1984 года, но все же помнят, значит, это оставило след в памяти. Ну и в «Армагеддоне», конечно, русский космонавт в ушанке, кувалдой по приборам бьющий, надо сказать, что это очень «красивое», «запечатляющееся» зрелище. Между прочим, кстати, сейчас все по-другому. Вот на вашем канале показывают «Частицу Вселенной», например, там тоже все непросто на межпланетной космической станции происходит.

Нет, конечно, книги, совершенно очевидно, более лояльны, потому что что написано пером, не вырубишь топором, книги, как говорится, остаются. Недаром Раневская называла каждый фильм плевком в вечность. Так вот в определенном смысле этих плевков в вечность с их стороны было гораздо больше, чем с нашей. Да, в советское время был заказ на международную тематику, и понятно, с каким это было уклоном, но сейчас, я думаю, силы сравнялись и в принципе мы перестали быть империей зла №1, как сказал в свое время один из президентов США в 1983 году...

Александр Денисов: Рональд Рейган, да-да.

Сергей Ильченко: Да, совершенно верно. Но мы, как говорится, в списке опасностей, мы в списке, так сказать, потенциальных угроз. Но геополитическая ситуация в мире изменилась, и если взять американские сериалы, ту же, например, «Родину», то мы увидим, что там антироссийская тема возникает только в районе 5 сезона, и то, так сказать, в берлинском варианте, а все остальные сезоны, это уже 6, по-моему, или 7, там борются с арабскими террористами и с мусульманским миром, что показательно. И самые эффектные фильмы про работу американских спецслужб, и «Враг №1», и «Операция «Арго», которые были отмечены премиями, пользовались успехом не только в Америке, но и во всем мире, – это как раз борьба с исламским терроризмом. И в этом смысле, конечно, мы немножко отошли для них на второй план.

Ну, Владимир Владимирович вчера очень хорошо сказал по поводу того, сколько нам нужно времени, чтобы навести порядок в Америке, и я думаю, что это сдерживающий фактор в том числе, понимаете? Можно, конечно, критиковать Россию и говорить о хакерских атаках, но заметьте, в Америке фильмов про русских хакеров не снимают, снимают фильм про Сноудена и про всех остальных, что тоже характерно, они со своими внутренними разбираются...

Александр Денисов: Сергей Николаевич, да, это, возможно, будет следующим сюжетом. Сергей Николаевич Ильченко был на связи. Очень интересный, содержательный разговор, глубокий как обычно.

Впереди новости.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Каков сегодня образ нашей страны в западной литературе и кино