Процедура банкротства физлиц подешевеет в 20 раз. Поможет ли это снизить закредитованность россиян?

Процедура банкротства физлиц подешевеет в 20 раз. Поможет ли это снизить закредитованность россиян?
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Гости
Владимир Шикин
заместитель директора по развитию бизнеса Национального бюро кредитных историй
Юрий Кормош
первый вице-президент Ассоциации российских банков

Александр Денисов: Куда без денег?

Анастасия Сорокина: Никуда. Вот когда их не будет, надо брать в долг. Хочется-то жить без долгов. И это, короче говоря, не мечта, а перспектива, о которой заботится Минэкономразвития. На днях Максим Орешкин предложил снизить для физических лиц стоимость процедуры банкротства и упростить ее.

Александр Денисов: Да. Тему мы так и назвали. Есть в народе такое высказывание – «Кому я должен, я всем прощаю». Для банков это, конечно, как холодный душ. Но министр Максим Орешкин так и пояснил: «Надо думать, кому и сколько даете». В теории, конечно, все звучит хорошо. Как на практике – поговорим вместе с вами, а также с нашими экспертами. Что у нас? Сейчас у нас на связи Юрий Иванович Кормош, первый вице-президент Ассоциации российских банков. Юрий Иванович.

Юрий Кормош: Да.

Александр Денисов: Мы сейчас только что сказали, что предложение Максима Орешкина для вас будет, как холодный душ. Это действительно так?

Юрий Кормош: Это действительно так. Потому что банк выдает кредиты, старается, конечно, найти надежных заемщиков, для того чтобы заработать деньги. Он зарабатывает на процентах. Он имеет депозиты, которые надо будет выплачивать. Понятно, что банк является посредником. Если мы инициируем то, что нужно прощать тем, кто не выплачивает вовремя долги, когда накапливается задолженность, то это, конечно, для банков будет большущей проблемой, потому что они будут бояться выдавать кредиты. Понятно, что появится много желающих, особенно когда возникают трудности, не возвращать кредиты. И, соответственно, получить кредит будет очень сложно.

И сейчас уже количество выдаваемых кредитов снижается в связи с ситуацией, которая есть у нас в России. Падают доходы населения. Соответственно, банки еще более внимательно относятся к клиентам.

Александр Денисов: Юрий Иванович, мы, конечно, сочувствуем банкам, трудная работа. Но упрек Орешкина вполне оправдан: надо думать, кому и сколько вы даете. Ведь очевидно, что раз у человека нет денег, то это можно было предвидеть. Бывают, конечно, разные истории, но не в таком же количестве, чтоб было столько должников.

Юрий Кормош: Вы знаете, у банков давно есть кредитная политика. Она пользуется данными кредитных бюро, кредитной историей граждан. Обязательно туда обращается. Есть кредитная политика. Они выдают кредиты. Но иногда бывает, конечно, что, может быть, желание выдать кредит превысило риск. И потом, получается, в каких-то ситуациях граждане не могут возвратить. И, соответственно, появляется задолженность. Но сейчас политика выдачи кредитов будет еще больше ухудшаться. То есть выдавать будут потихонечку меньше и меньше. Хотя банки очень заинтересованы выдавать кредиты. Потому что им нужно зарабатывать на те деньги, которые есть в банках. Поэтому вот такая ситуация.

Анастасия Сорокина: А ситуация, которая также с подачи Максима Орешкина связана с выкупами россиянами своих долгов у банка. Зачастую банк перепродает какой-то коллекторской службе с очень большим списанием долгов. Почему нельзя дать людям возможность выкупить свой долг, как раз те самые проценты снизив.

Александр Денисов: На тех же условиях, что и коллекторам. С тем же дисконтом.

Юрий Кормош: Потому что это то, что я уже и сказал – это приведет к тому, что вообще перестанут выдавать кредиты. Потому что выдавать – это значит будут накапливать долг, побольше взять, а потом за какие-то проценты, за небольшую сумму можно выкупить свой долг. Представляете, большую сумму долга вы выкупите за какие-то небольшие проценты. Это в принципе невозможно. Потому что тогда это будет чисто провокация брать кредиты и не возвращать деньги.

Анастасия Сорокина: Юрий Иванович, я понимаю, конечно, банку выгодно, чтобы был большой процент, чтобы он заработал побольше. Но вот система, например… не буду приводить какую-то конкретную страну в пример. Но в Европе, например, 0.5-2% для кредитования. А в нашей стране совсем другие цифры – 10-30%. Может, тогда пересмотреть вот эту составляющую кредитов? Может, снизить процентные ставки?

Юрий Кормош: В принципе да. Но все зависит от денежно-кредитной политики, которую ведет Центральный банк. Пока она высокая, банки, соответственно, делают кредиты, стараются минимально снизить свои затраты и приближаться к показателям, которые дает Банк России. Там сейчас 7%. У нас потребительские примерно 15-16%. Ипотеку стараются ниже. Но это пока невозможно. Потому что банки будут в убытках. Они же сами покупают деньги. «Покупают» - имеется в виду депозиты. И все мы хотим получать по депозитам побольше процентов. И, соответственно, с тех денег от тех же граждан, которые вносят депозиты, банки добавляют себе в издержки какие-то проценты, чтобы заработать. Вот отсюда и вся цена. Чем ниже будут депозиты, чем они дешевле… Вы знаете, есть некоторые банки в Европе в некоторых странах, где для того, чтобы хранить деньги в банке, вы должны будете еще платить, а не получать проценты. Но мы все желаем получать проценты. Вот отсюда и простая арифметика. Банк является посредником.

Александр Денисов: Юрий Иванович, справедливости ради надо отметить, что проценты сейчас вообще ничтожные. Там по валютным вкладам это статистическая погрешность, 0.1%. Поэтому тут, конечно, безусловно, сложно обвинять.

Юрий Кормош: По валютным – да. Это все связано с тем, что торговля уменьшается. Когда будут больше инвестировать в какие-то проекты в валюте, тогда, соответственно, появятся заработки на валютных депозитах. Пока это именно так. Сейчас речь идет о рублях.

Александр Денисов: Спасибо большое, Юрий Иванович. Спасибо вам за рассказ. Это был Юрий Кормош, первый вице-президент Ассоциации российских банков.

Анастасия Сорокина: Очень много сообщений, которые, опять-таки, про одно и то же. «Очень большие проценты», - пишут нам из Челябинской области. Про алчность банков пишут из Приморского края. И в Самарской области мы с тобой, Саша, навели шороху. Пишут: «Грядет банковский крах». Опасаются этого люди. А вот из Ленинградской области тоже такой оптимизм: «Рабочий день начинается с инструктажа по технике безопасности современной российской жизни. Утром получил инструктаж от ОТР, расписался – и вперед». Продолжим инструктировать?

Александр Денисов: И вот еще сообщение из Свердловской области: «От одного из самых крупнейших банков приходят постоянные СМС-сообщения с предложением кредита, о чем его не просят». Действительно, не просишь – а предлагают. Как раз…

Анастасия Сорокина: Да. Про навязывание кредитов мы хотим спросить у нашего следующего гостя. Владимир Викторович Шикин, директора по маркетингу Национального бюро кредитных историй. Здравствуйте.

Владимир Шикин: Добрый день.

Александр Денисов: Владимир Викторович, только что мы общались с вице-президентом Ассоциации российских банков. Он сказал, что это для нас холодный душ, что никто не будет платить, что кредиты подорожают, что вы их не возьмете. Честно говоря, это нас вообще не испугало. И трудности банков нас не заботят. Все равно кредиты они будут выдавать. И все это только страшные сказки, очевидно. Тем не менее, под эту процедуру банкротства физлиц кто может попасть? Там же не так все просто и не так это легко сделать. Нужно соблюдать определенные требования: сумма долга, что у тебя нет никакой собственности, а то этим можно покрыть все долги. Расскажите нам.

Владимир Шикин: Здравствуйте. Конечно же, процедура банкротства нетривиальна. Она достаточно сложная. И этим и объясняется, что у нас потенциальных банкротств существенно больше, чем реальных, или даже тех, кто приступил к такой процедуре, будь то по инициативе самого заемщика, либо же по инициативе кредитора или группы кредиторов банка.

Но здесь, конечно, следует сказать, что этот процент связан как раз с двумя причинами. Во-первых, действительно, как вы правильно сказали, процедура достаточно сложная и дорогая. И поэтому, конечно, мы приветствуем инициативу правительства о снижении стоимости и упрощении этой процедуры. Но, с другой стороны, надо, конечно, тут не скатиться в популизм, потому что процедура банкротства – это ни в коем случае не прощение долгов.

Александр Денисов: Владимир Викторович, сразу вопрос. Тут у нас просто мало времени и вопросов много. Орешкин сказал, что сейчас это стоит в среднем 200 000. То есть это услуги финансового управляющего. А скатится все до 10. За 10 000 финансовый управляющий возьмется решать ваши вопросы, учитывая, что эта процедура занимает чуть ли не полгода-год?

Владимир Шикин: Я подозреваю, что нет.

Александр Денисов: Как быть тогда?

Владимир Шикин: Надо каким-то образом инициаторам этого процесса общаться с управляющими. Управляющих у нас много. И у них есть определенные требования. Но без них никак нельзя. Потому что, еще раз говорю, здесь есть риск ухода в популизм, когда мы действительно подменяем понятие банкротства на прощение долгов. Это ни в коем случае не прощение долгов.

Анастасия Сорокина: Есть у нас звонок. Владимир, не отключайтесь, пожалуйста. Возможно, потребуется ваш ответ. Дозвонился до нас из Тольятти Виктор. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот такая ситуация. Поддерживаю господина Орешкина. Банкам нужно закрутить крышки так поплотнее, чтобы эти банки полопались некоторые. Потому что я попал в ту категорию людей, когда выдают…

Александр Денисов: Виктор, в какую ситуацию вы попали? Видимо, связь у нас разорвалась. Владимир Викторович, только что зритель высказал мнение, что с банками нужно, наоборот, пожестче поступать, чтобы они, как пишут нам, не присылали СМС-сообщения, когда их не просят.

Анастасия Сорокина: Не навязывали свои услуги. И, короче говоря, Максим Орешкин сказал, чтобы они отговаривали людей от того, чтобы они брали кредиты. Вообще это реально воплотить в жизнь?

Владимир Шикин: В своей публичной риторике Национальное бюро кредитных историй первым пунктом, когда мы общаемся с заемщиками (с любыми, неважно – потенциальными либо действующими) мы всегда говорим, что перед тем, как взять кредит, заемщику надо оценить целесообразность получения этого кредита. Ведь фактически на самом деле банк-то выдает деньги. Человек эти деньги не ест, он не носит на себе, не ездит на них. Он на них покупает товары или услуги. Насколько эти товары или услуги нужны человеку? Понятно, что если он покупает автомобиль, который позволит ему больше зарабатывать, действительно, повысит уровень жизни, или новую квартиру, или ремонт в квартире, что-то для детей, для здоровья – это одно. А если он меняет один айфон на другой, не обладая при этим возможностями по обслуживанию долга, то это, конечно, не очень хорошая ситуация. И здесь, как бы мы ни привыкали к ответственности банки, надо все-таки с такими людьми работать.

Александр Денисов: Владимир Викторович, простите, что вас прерываю. Давайте коротко, буквально короткой строкой, каким требованиям должен соответствовать человек, чтобы подойти к процедуре банкротства, то есть какой долг, какая длительность просроченных платежей? Коротко.

Владимир Шикин: Суммарный долг более 500 000. Просроченная задолженность больше 90 дней.

Александр Денисов: И с такими показателями у него должна быть какая-то собственность?

Владимир Шикин: Собственность не обязательно. Еще раз повторю. Это не прощение этого долга. Как раз задача управляющего – оценить все активы, которые есть у этого заемщика сейчас, чтобы он ничего не утаил, оценить его текущие доходы, которые будут в будущем, таким образом, чтобы обслуживание тех долгов, которые у него сейчас есть, были выгодны и посильны ему и не ущемляли существенно прав кредиторов. Потому что Юрий Иванович Кормош правильно вам сказал, что банк выдает деньги не свои, а вкладчиков.

Александр Денисов: Спасибо большое, Владимир Викторович. Спасибо за интересный рассказ.

Анастасия Сорокина: Владимир Викторович Шикин был на связи. Заместитель директора по маркетингу Национального бюро кредитных историй.

Александр Денисов: Сейчас делаем перерыв на новости. И далее продолжим обсуждение наших тем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски