Продажи алкоголя снизились. Но россияне стали делать его сами и покупать контрафакт

Продажи алкоголя снизились. Но россияне стали делать его сами и покупать контрафакт | Программы | ОТР

К чему это приведёт?

2020-08-10T12:41:00+03:00
Продажи алкоголя снизились. Но россияне стали делать его сами и покупать контрафакт
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Гости
Михаил Смирнов
главный редактор портала «Алкоголь.ру»
Андрей Демин
президент Российской ассоциации общественного здоровья, профессор

Дарья Шулик: Россияне стали покупать меньше алкоголя. По данным исследования, продажи с марта по июль сократились на 15% по сравнению с прошлым годом. Самое большое снижение спроса пришлось на игристые вина – продажи упали на 30%. На 13% стали меньше покупать и крепкий алкоголь: водку, коньяк, ром и виски.

Иван Гостев: О чем говорят цифры? Россияне стали меньше пить или увеличился рынок контрафактной продукции? Давайте спросим наших телезрителей. Уважаемые телезрители, а вы стали меньше пить с начала пандемии или нет? Напишите нам, пожалуйста, позвоните.

А мы сейчас обсудим этот вопрос с экспертом. У нас на связи Михаил Смирнов, главный редактор портала «Алкоголь.ру».

А пока мы еще раз призываем вас нам звонить. Пожалуйста, расскажите. Пишите также SMS-сообщения.

Дарья Шулик: Ваня, чуть-чуть тебя перебью. Знаешь, мне сразу на ум пришла знаменитая фраза героя Леонида Броневого из фильма «Покровские ворота»: «А кто не пьет? Назови! Я жду». Вот давайте узнаем у наших телезрителей вообще их отношение. Употребляете ли вы алкоголь? Стали ли вы его меньше употреблять после самоизоляции или наоборот?

Иван Гостев: Даша, ты знаешь, а мне другая фраза пришла на ум – из знаменитой нашей «Бриллиантовой руки: «За чужой счет пьют даже трезвенники и язвенники».

Кстати, вопрос счета, действительно. Позвоните нам и расскажите, а есть ли вообще на что пить? Или доходы урезали настолько, что, в общем-то, и пить не на что, поэтому решили отказаться от этого? Пожалуйста, тоже поделитесь с нами своим мнением, своей информацией.

Я надеюсь, сейчас к нам уже подключится Михаил Смирнов, главный редактор портала «Алкоголь.ру». Сейчас мы увидим его…

Михаил Смирнов: Здравствуйте.

Иван Гостев: …и услышим. Отлично!

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Иван Гостев: Михаил Юрьевич, здравствуйте. Вот такие цифры, что россияне стали меньше пить… что стали меньше покупать алкоголя. Расскажите, как вы считаете, действительно стали меньше пить или вырос рынок контрафактной продукции?

Михаил Смирнов: В данном случае вырос рынок контрафактной продукции. И самое интересное, что изоляция сыграла свою роль. Люди стали просто меньше пить, потому что оказались дома. Сначала был всплеск потребления, когда это все началось, а потом пошло падение, потому что у людей нашлось время, чтобы заняться домашними делами. На самом деле, понимаете, меньше или больше пить не стали. Но то, что больше контрафакта – это без вопросов, конечно.

Дарья Шулик: То есть пить меньше не стали, просто пьют контрафакт?

Михаил Смирнов: Рост контрафакта неизбежен, потому что, откровенно, у нас очень высокие налоги, и официальный алкоголь стал стоить значительно дороже.

Дарья Шулик: Мы, кстати, недавно обсуждали, что водка у нас подорожала.

Иван Гостев: Да, минимальные цены подорожали у нас на водку, крепкий алкоголь. И даже предлагают на пиво ввести. Вы поддерживаете эту инициативу?

Михаил Смирнов: Я не поддерживаю – по той простой причине, что уже цена зашла за пределы разумного. Предположим, если вы покупаете бутылку водки, вы знаете, сколько вы платите налогов государству? Бутылка водки, предположим, стоит 300 рублей. Из них 140 рублей государство забирает сразу. Вы еще не купили, завод еще не произвел, а государство забирает сразу.

Иван Гостев: А каким образом? Акцизы, да?

Михаил Смирнов: 100 рублей – акциз, 40 рублей – НДС. Плюс еще дополнительные налоги. То есть на самом деле, понимаете, повышение цены привело к тому, что люди, в принципе, стали массово покупать самогонные аппараты, всего-навсего.

Иван Гостев: То есть, в общем, из-под полы стали больше продавать, а люди покупают?

Дарья Шулик: То есть повышение не поможет бороться с этой ситуацией, я так понимаю? Я имею в виду – с контрафактом.

Михаил Смирнов: Понимаете, в чем дело? Здесь ошибка чисто логическая, здесь неправильная постановка вопроса. Понимаете, бороться с алкоголем, с химическим соединением – совершенно бессмысленное занятие. Задача должна быть поставлена – снижение потребления на душу населения. А у нас борются с алкоголем. И в результате примерно 40% проданного алкоголя (я про водку сейчас говорю, про крепкий алкоголь) – он подпольный. А подпольщикам без разницы, какую вы цену назначите. Они свои возьмут. Они акцизов не платят.

Дарья Шулик: Кстати, нам и сообщения такие приходят: «Пью подпольный самогон». Из Свердловской области честно и откровенно человек сказал, что, действительно, подпольный самогон. Вот употребляют у нас, к сожалению, граждане

Иван Гостев: Да, действительно, люди пишут из Курганской области: «Нет после самоизоляции денег даже на хлеб, а вы про алкоголь».

Пожалуйста, подскажите нам. Вот как вы считаете, стали меньше пить, возможно, стали меньше пить, потому что денег стало меньше у людей? То есть, в общем, не на что пить? Можно ли какую-то такую зависимость вычертить?

Михаил Смирнов: Вы знаете, это только одна из сторон этого очень сложного вопроса, который нужно решать системно. Да, действительно, стало мало денег, но подпольщики предлагают ту же водку по более низкой цене – 100–120 рублей. Короче говоря, потребление постепенно уходит в подполье. А это значит, что теряет государство деньги. И самое главное – государство теряет возможность контролировать качество. Это самое страшное. Потому что, извините, если на заводе определяется качество спирта, качество продукта, то подпольщики – что нашли, то и нальют.

Иван Гостев: У нас небольшие проблемы со связью. Надеюсь, сейчас они будут ликвидированы.

Дарья Шулик: Кстати, про качество. Ваня, смотри, нам из Приморского края написали: «Не пьем в том числе из-за фальсификата вин. Это сводит на нет пользу вина и удовольствие сопутствующего общения».

Иван Гостев: Ну да, действительно, это печальная тенденция.

Дарья Шулик: Вот так вот. Боятся фальсификата.

Иван Гостев: Сейчас, надеюсь, связь улучшится. А мы пока послушаем звонок, нам дозвонился Тимур.

Дарья Шулик: Тимур, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Гостев: Тимур, здравствуйте.

Дарья Шулик: Какое у вас отношение к алкоголю?

Иван Гостев: Вы стали меньше пить?

Зритель: Да нет, как употребляли, так и употребляем.

Дарья Шулик: Фальсификата боитесь?

Зритель: Нет, не боимся.

Дарья Шулик: Или пьете домашнего разлива продукцию?

Зритель: В основном домашнего разлива пьем.

Дарья Шулик: А сами делаете или у проверенных покупаете?

Зритель: Ну, когда есть время, то свое. А когда нет, то у проверенных.

Иван Гостев: То есть, скажем так, официальный алкоголь вы не приветствуете?

Зритель: Ну, официальный – нет.

Дарья Шулик: А почему?

Зритель: Даже официальный алкоголь – это тоже контрафакт.

Дарья Шулик: Нет, ну как?

Иван Гостев: Ну как? Если вы зайдете в магазин, то там, пожалуйста, можно купить официальную легальную продукцию.

Зритель: Ну да, они показывают сертификаты. А может, они и несертифицированный продукт продают.

Иван Гостев: То есть вы не доверяете их сертификатам?

Зритель: Конечно, не доверяю.

Дарья Шулик: А домашнему разливу доверяете? Если не сами делаете, а у кого-то берете, то вы доверяете, абсолютно уверены в качестве?

Зритель: Конечно, да. Натуральный продукт.

Дарья Шулик: А откуда вы знаете – натуральный он там или нет? Вы же не сами сделали.

Иван Гостев: Тимур, спасибо большое за ваш комментарий.

Дарья Шулик: Спасибо, Тимур.

Иван Гостев: Давайте этот вопрос сейчас зададим нашему следующему эксперту – Андрею Демину, президенту Российской ассоциации общественного здоровья, профессору института имени Сеченова. Андрей Константинович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Андрей Константинович, здравствуйте.

Андрей Демин: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Гостев: Я не знаю, на каком этапе нашей беседы вы к нам подключились. Вот к нам только что звонил телезритель и сообщал о том, что он предпочитает только контрафактный продукт, потому что не доверяет тому, что продается в магазинах. Как вы прокомментируете эту тенденцию, что люди стали меньше доверять легальному официальному алкоголю?

Андрей Демин: Да, действительно, такое явление есть. И должен сказать, что вы зря слушали и все мы зря слушали представителя алкогольного бизнеса. Правда, у него там какой-то портал. На самом деле это алкогольщики в чистом виде. Они, конечно, будут стонать про свое – что мало продают, что хорошего качества не делают. Все это вранье абсолютное. Только погоня за прибылью. Их слушать вообще нельзя ни в каких ситуациях.

Что касается потребления. Задокументировано Всемирной организацией здравоохранения существенное сокращение потребления алкоголя в Российской Федерации – оно составляет до 20% и более. Причем у нас есть «золотой запас» – огромный процент населения, который вообще никогда не употреблял алкоголь, или люди, которые не употребляют год и более. Их надо всячески поддерживать, это действительно наш «золотой запас».

Вы меня слышите, да?

Дарья Шулик: Да-да, мы слышим вас.

Иван Гостев: Конечно.

Андрей Демин: Что касается неучтенного алкоголя. Действительно, у нас по какой-то нелепости продолжает в законодательстве сохраняться разрешение на производство алкоголя без цели его реализации. Я думаю, что это нелепая ситуация, и ее надо устранять. С этим связан вот этот разгул продаж, в том числе через Интернет, всякого рода приспособлений для самодельного изготовления алкоголя.

Иван Гостев: Как раз к слову о приспособлениях. Из Ставропольского края нам пишут: «Купил аппарат самогонный. Два перегона с отбором сивухи. Экологически чистый продукт». Ну слушайте, неужели нет рисков, когда таким образом сами готовят?

Андрей Демин: Применительно к алкоголю вообще разговоры о качестве смысла никакого не имеют, потому что вызывает заболевания и убивает людей не качество, а количество, конкретная химическая формула. В ходе биохимических превращений этиловый спирт превращается в страшный я думаю, который денатурирует белок. В общем-то, это гибель всего живого.

И конечно, здесь надо отметить то, что это соединение вызывает тяжелейшую химическую зависимость, от которой, в общем-то, отвязаться практически невозможно. Поэтому я хочу сказать, что эти разговоры о качестве надо заканчивать. И вообще с алкоголем надо, по-хорошему, заканчивать, потому что это психоактивное вещество, это химическое вмешательство в свободу человека, в волевую сферу, в интеллектуальное развитие. Особенно это касается нашей молодежи.

Дарья Шулик: Андрей Константинович, раз уж затронули тему количества, а не качества, то вообще в целом в России какая ситуация сейчас? Какая возрастная группа, скажем так, больше всего имеет проблем со здоровьем в связи с бесконтрольным или с большим количеством употребления алкоголя? Условно говоря, кто больше пьет?

Андрей Демин: Это все конкретно надо смотреть по разным категориям, по разным регионам. Я должен вам сказать, что у нас есть такие очень интересные регионы, где в основном мусульманское вероисповедание практикуется. И там вообще… Скажем, Чеченская Республика – у них ноль продаж официальных. Ноль. И я, в общем-то, этой цифре верю, потому что там действительно не применялись никакие административные меры, а просто люди решили, что им это не нужно. Сами люди решили.

Дарья Шулик: Но там вера такая. А давайте разберем регионы, где другая вера. И там есть не только официальная статистика. Как там вообще в целом на самом деле обстоит дело?

Андрей Демин: Надо сказать, что… Я недавно был на совещании, на котором разные представители выступали, в том числе и бизнеса, со статистикой. На сегодняшний день, как я вам сказал, очень существенное сокращение, и оно продолжается. Это, конечно, невиданное явление, потому что в глазах всего мира, да и в наших собственных глазах Россия и алкоголь – это вроде бы как какие-то близнецы. Но это совершенно ошибочное представление. То есть на сегодняшний день сокращение есть, оно документировано. Весь мир это изучает, потому что в очень многих странах эта проблема с алкоголем очень острая. И российский опыт стал крайне востребован.

Но при этом остается задача – документировать и определить, посчитать, сколько же составляет потребление неофициального алкоголя, вот этого, который где-то производится, какими-то теневыми каналами проходит.

Надо сказать, что государство очень большую положительную работу здесь выполнило. Введена система ЕГАИС, которая показывает путь каждой бутылки от производителя до конечного потребителя. Это очень здорово, прекрасная вещь! И то, что опять вопит и стонет наш алкогольный бизнес по поводу того, что цены высокие… На самом деле есть у нас закон о минимальной розничной цене. И надо сказать, что эта цена в значительной степени… Закон этот был сформирован под влиянием самого алкогольного бизнеса. Они в своих собственных интересах поднимают цены, чтобы повышать или сохранять свою прибыль.

Надо сказать, в период эпидемии, действительно, и алкогольная, и табачная индустрия выступили в роли таких защитников и спасителей с очень фальшивыми заверениями, что алкоголь дезинфицирует, якобы убивает вирусы – что не соответствует действительности абсолютно. А табачники сказали, что курящие вообще защищены от болезней.

Иван Гостев: Не болеют, да?

Дарья Шулик: Каждый защищал свой продукт, продвигал.

Иван Гостев: Интересно.

Андрей Демин: Это абсолютно фальшивые речи. К сожалению, нашлись наивные люди, которые этому поверили. Поэтому это все…

Надо сказать, что местные администрации на очень многих территориях ограничили продажи алкоголя. Это совершенно правильная мера, именно на период пандемии, потому что это связано и с проблемой домашнего насилия, как мы все прекрасно понимаем. Есть такая статистика, что насилие в отношении детей, преступность… Ну и эти опять-таки стоны по поводу того, что бедность, трудности, и выход – напиться. На самом деле не нужно слушать вранье этих бизнесменов.

В общем-то, на сегодняшний день наша задача какая? Конечно, сохранить здоровье, сохранить свой иммунитет, иммунную защиту. Надо иметь в виду, что алкоголь крайне сильно бьет по иммунитету, иммунная защита нарушается, потому что бьет по печени. В печени синтезируется огромное количество веществ, которые участвуют в защите организма, в том числе от инфекций, в том числе вирусных, в том числе и от конкретного этого вируса.

Поэтому – только трезвость, только отказ от алкоголя. И ни в коем случае не то, что нам навязывают они: что это красиво, что это культурно, это ради здоровья, «давайте выпьем за здоровье». Боже мой! Это на какую-то совершенно глупую часть аудитории рассчитано. Но я думаю, что все у нас очень быстро поумнели, особенно в последнее время, и все понимают, что здоровье нужно, иммунитет нужен, нужно зарабатывать деньги, у нас много разных дел впереди. Поэтому я думаю, что все прекрасно…

Дарья Шулик: Поэтому за здоровье не пьем, а укрепляем его.

Иван Гостев: Андрей Константинович, давайте вместе с вами послушаем звонок. Интересно, какое мнение у нашего телезрителя. К нам дозвонился Евгений. Евгений, здравствуйте.

Дарья Шулик: Евгений, здравствуйте.

Иван Гостев: Из какого вы региона?

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я из Ростовской области, край винограда.

Иван Гостев: Отлично! Рады вас приветствовать. Расскажите, что вы наблюдаете? Меньше стали пить?

Зритель: Вы знаете, проблем с этим нет, потому что свой виноградник, вино, делаем сами чачу.

Дарья Шулик: У нас сегодня прямо производители.

Зритель: Когда есть желание, можно выпить бокал хорошего вина под хорошее мясо. Ничего в этом презрительного нет.

Дарья Шулик: Но пьете только то, что сами делаете? Или еще покупаете у знакомых, может быть, которые тоже сами производят?

Зритель: Нет, только то, что сам.

Дарья Шулик: А в магазинах совсем не берете?

Иван Гостев: А почему вы отказываетесь?

Зритель: Никакой гарантии нет, чтобы в магазинах, в сетях купить качественный алкоголь. Были прецеденты отравления, поэтому только так.

Дарья Шулик: То есть не доверяете магазинному продукту, только своему?

Зритель: Просто были прецеденты отправления, попадали с отравлением после приобретения в супермаркете.

Иван Гостев: Евгений, спасибо большое за ваше мнение.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Андрей Константинович… Надеюсь, с ним у нас не пропала связь.

Андрей Демин: Да?

Иван Гостев: Отлично! Мы вас слышим. Ну, вы слушали, наверное, наш звонок. Действительно, много SMS-сообщений, такого же мнения люди. Пишет Краснодарский край: «Раньше были вино и водка качественными, потому что выпускались государством. А сейчас что спиртное, что пиво – нюхать противно, не то что пить».

Дарья Шулик: Смотри, с Чукотки: «На Чукотке не просто пьют, а едят спиртное и им же запивают». Это катастрофа.

Иван Гостев: Республика Тыва: «В магазинах отрава, пьем самогон». То есть какое-то такое тотальное недоверие к продукции из магазинов.

Почему так получилось? Может быть, как-то ужесточать контроль надо за этим производством?

Дарья Шулик: Так вроде бы ужесточают, ужесточают, а получается, что толку нет.

Андрей Демин: Что касается причин. Я вам говорю, что самый дорогой алкоголь и самое низкопробное пойло самодельное – все равно убийственный фактор у них один общий. Точно так же, как и сигареты – рассуждают, что есть более качественные, менее качественные. Нет, все одно и то же в конечном счете по вреду для здоровья.

А если говорить о доверии и недоверии, то я считаю, что это очень хорошо, что недоверие к алкоголю растет. Теперь нам надо просто перекрыть… Оно выросло до таких масштабов, что оно влияет уже и на потребление. Нельзя доверять алкоголю, с этим я абсолютно солидарен. Ну и теперь нам надо просто перекрыть этот нелегальный алкоголь.

Сейчас Министерство здравоохранения взяло на себя поручение правительственное – определить по разным территориям, сколько этого неучтенного алкоголя производится и потребляется. Ну а дальше дифференцированно по регионам будут предприняты меры, которые, я думаю, в том числе будут включать запрет на производство этого самодельного алкоголя. Конечно, я думаю, что это будет с учетом всех местных традиций и всего остального, и наркологической ситуации. Это будет делаться все очень постепенно. Конечно, надо опираться на население.

У нас есть очень хороший опыт, кстати сказать, этих самых противоалкогольных мер 80-х годов, которые спасли буквально миллионы жизней, которые сохранили очень многие семьи от распада, многих детей от сиротства, от преступности защитили людей – в общем, и все прочее. Все это документировано, мы все это знаем. Это наш совершенно недавний опыт, мы вполне можем им пользоваться.

Иван Гостев: Можем воспользоваться им еще раз, да? Спасибо большое, Андрей Константинович.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Мы общались с Андреем Деминым, президентом Российской ассоциации общественного здоровья и профессором института имени Сеченова.

А сейчас переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)