Продажи спиртного упали, но россияне стали больше пить...

Продажи спиртного упали, но россияне стали больше пить... | Программы | ОТР

Разбираемся в этом парадоксе вместе с экспертами

2020-11-13T22:10:00+03:00
Продажи спиртного упали, но россияне стали больше пить...
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Что нового? Как прошли праздничные выходные в Иркутске, Челябинске, Чебоксарах
Настоящий военный. Подарок к 23 февраля. «Главные документы войны». Пенсионеров попросили уйти. Медицинский туризм. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым
Как выбрать подарок на 23 февраля
Гости
Михаил Зобин
врач-нарколог
Али Каллимулин
специалист в области реабилитации людей с химической зависимостью (клинический психолог)

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», продолжаем. Ну вот говорили о том, что лекарства, цены на лекарства растут в нашей стране, но, кстати, не только лекарства. Хотя если водку считать лекарством, то...

Дарья Шулик: Кто-то так и считает, кстати.

Иван Князев: Да. В общем, друзья, последние новости: водка, коньяк и шампанское подорожают на Святой Руси с нового года. Вот смотрите, с 1 января 2021 года минимальная розничная цена на водку вырастет до 243 рублей за пол-литра; за коньяк в аналогичной таре придется выложить минимум 446 рублей, за 0,7 игристого 169.

Дарья Шулик: Слушай, может, на самом деле оно и к лучшему? Наркологи из Национального центра Сербского заявляют, что граждане стали чаще прикладываться на фоне этой самой пресловутой пандемии, стресс, самоизоляция, хотя одновременно в Национальном союзе защиты прав потребителей утверждают, что в стране существенно упали розничные продажи вина и водки. Они, кстати, сократились во многих странах, в частности в США, в Британии, в Канаде, Франции и других. В России продажи упали на 5%.

Иван Князев: Ну вот это-то на самом деле и настораживает.

Так что же, получается, пьют наши соотечественники сейчас? Уважаемые друзья, разные регионы, звоните нам в прямой эфир, расскажите, что пьют в вашем городе или селе, может быть, в каких объемах. Ну а мы пока с экспертами пообщаемся, а вы звоните, может быть, такую карту алкоголизации страны составим.

Дарья Шулик: Алкоголизации, что пьют по России в каждом регионе, да, расскажите нам.

Иван Князев: Сейчас у нас на связь выходит Али Каллимулин, специалист в области реабилитации людей с химической зависимостью, клинический психолог. Али Мухамедович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Али Каллимулин: Здравствуйте.

Иван Князев: Доктор Каллимулин, я предлагаю вот для начала посмотреть несколько историй, которые вот у нас есть, людских историй. Вот одна из них о молодом человеке из Челябинска, он потерял работу из-за пандемии, начал выпивать, теперь не может остановиться. Он скрывает свое лицо от камеры и просит не называть его имя, говорит, стыдно перед родными и знакомыми. Однако около 5 лет он работал экспедитором, а чуть больше месяца назад попал под сокращение. По специальности он токарь, но подходящих вакансий сейчас нет, поэтому и приходится подрабатывать грузчиком в ближайшем магазине. За 2-часовую смену мужчина получает 500 рублей и сразу тратит их на алкоголь. Первое время выпивал, чтобы просто расслабиться, теперь же хочет бросить, но не получается.

– Может быть, банально будет это звучать, но, может быть, как успокоение, как бы, ну я не знаю, как отключение, что ли, от проблем, вот как-то так вот. Мне и неприятно, и неудобно, во-первых, перед родственниками, перед родными. Желание, конечно, исправиться есть, поэтому вот я стараюсь, чтобы знали меня таким, какой я был до этого, как я сел на бутылку.

Дарья Шулик: Мужчина уже думает о том, чтобы обратиться к психологу, но пока морально не готов. С женой он в разводе, а с братом и сестрой общается очень редко. Дружит только с соседями; кто-то вместе с ним иногда выпивает, а кто-то подкармливает.

Варвара Панова: Сосед он в принципе неплохой, работал, общительный. Про него соседи скажут, что он хороший такой достаточно мужчина, просто потерял работу, начал пить. Иногда вот пироги приносим, чтобы покушал хоть что-то.

– Я вот как бы хотел бы заняться чем-то своим, чтобы, допустим, обучиться нужной профессии, скажем так, чтобы как бы и людям была моя профессия полезна, и в то же время чтобы самому было приятно ею заниматься.

Иван Князев: От прежней зарплаты у него осталось 50 тысяч рублей. Половину он уже отдал за ипотеку, остальные пропил. Совсем скоро очередной платеж, а еще нужно покупать продукты и одежду на зиму. Однако расходы на спиртное только растут и растут.

Али Мухамедович, наверное, таких историй у нас тысячи в стране, если не десятки тысяч. Я так думаю, что и в вашей практике, вы, наверное, чуть ли не каждый день с такими людьми сталкиваетесь. Вот что они говорят? Почему пьют? Самые частые причины?

Али Каллимулин: Вы знаете, сложно на прямой вопрос получить в таких случаях прямой ответ. Здесь можно только фантазировать и помочь человека приблизить к пониманию происходящего. Я не могу остаться в стороне и не прокомментировать быстро эту историю. Я сочувствую этому человеку. Отрадно, что он уже сам понимает, он говорит про успокоение, потому что тем самым человек понимает, что это самый доступный антидепрессант. Почему люди к этому приходят, это уже другой вопрос, и это важный момент, как раз понять, почему человек выбрал такую защиту, это своего рода защита.

Иван Князев: А от чего защищаются?

Али Каллимулин: От чего защищаются? Вы знаете, это уже идет давно. Например, мужчине говорят с детства: «Мужчина никогда не плачет», – и тогда он должен соответствовать, стиснув зубы и когда можно поплакать, он, накрученный всеми этими стереотипами, не может высказать свою эмоциональность... Знаете, эмоциональный интеллект, к сожалению, теряется с воспитанием, и тогда это самый доступный метод того, чтобы смягчить свою боль оттого, что нельзя предъявлять себя, часто... употреблять и так далее.

Иван Князев: Еще, наверное, стресс же заливают? Вон, нам люди пишут, денег нет, работы нет, как жить дальше, вообще непонятно. Или это какое-то прикрытие?

Али Каллимулин: Ну, тут нельзя отделять одно от другого, всегда есть, естественно, подмена и прикрытие, так есть факторы, естественно, стресса, потому что в него входит страх, от страха тоже хочется сбежать, а не прожить его, потому что это быстро кажется и не нужно думать. И поэтому стресс – это естественно, и мы не знаем, что будет завтра, и это пугает. И тогда человек вот в этом стрессе находится либо во вчерашнем дне, обвиняя и осуждая, либо в завтрашнем дне, что все поменяется. А вот прожить сегодня, здесь и сейчас, что мне плохо и что бы я мог сделать, это чуть-чуть сложнее, и это нужно прикоснуться к себе, а это часто бывает больно.

Иван Князев: И это мы не умеем делать вообще никак, нам проще пойти что-нибудь прикупить.

Али Каллимулин: Да.

Иван Князев: Хорошо, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Дарья Шулик: У нас звонок есть из Московской области, к нам дозвонился Виктор. Виктор, здравствуйте, мы вас слушаем. Слушаем вас, Виктор.

Зритель: Здравствуйте. Московская область, Виктор.

Вот я смотрю «А кто не пьет?!». Не пьет... Вы знаете, вот молодежь, они сейчас курят. Взять дозу, покурить я имею в виду, она стоит дешевле алкоголя. Я не призываю ни пить, ни курить, я за здоровый образ жизни, но вот как вот это расценить, что сейчас можно палево вот это купить, я имею в виду табачное, и никто на это не обращает внимания, а вот алкоголь, начинают бить, нельзя пить, пить, пить.

Иван Князев: Ага.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо за ваш звонок, Виктор из Московской области.

Ну вот смотрите, пишут, к нам в SMS-чат на самом деле приходит очень много сообщений, почему, например, пьют. Астраханская область считает, что отсутствие работы, личной жизни и прочего – это еще не повод и не оправдание для пьянства, это все отговорки. При этом другие регионы с нами делятся, что, собственно говоря, они употребляют на фоне того, что нам говорят, что в магазинах не покупают алкоголь. Вот в Удмуртии пьют подпольную водку, 5 литров стоят 600 рублей. Где-то самогон, в Кировской области самогонку и домашнее вино пьют.

Иван Князев: Из Воронежской области SMS: «Как пили, так и пьют у нас, видать, с заводов что-то возят, продают с рук и в магазине из-под прилавка. Это, видимо, когда спирт привозят, с водой разбавляют».

Дарья Шулик: Ага.

Иван Князев: Из Ульяновской области: «По случаю пью, напитки только собственного изготовления». Из Белгородской области мнение: «Народ пьет от нищеты и безысходности, от снятия стрессов и полной несправедливости в стране».

Дарья Шулик: Хорошее сообщение, Нижегородская область: «Не пью, слава богу, уже 19 лет, 3 месяца и 3 недели. Взял и бросил».

Иван Князев: Представляем следующего эксперта. Михаил Зобин у нас на связи, врач-нарколог. Здравствуйте, Михаил Леонидович.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Михаил Зобин: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Михаил Леонидович, ну вот смотрите, ситуация, когда человек, пьющий человек находится в семье, понятное дело, страдает вся семья, все ему говорят о том, что «давай уже, заканчивай», есть кому взять этого человека и отвести к психологу, как-то надавить на какую-то жалость. А вот одинокий человек, одинокий пьющий человек, как ему, да, набираться вот этих сил, чтобы понимать, что не то это, чем надо заниматься? И насколько часто вот к вам, например, приходят люди, которые одиноки, которые рано или поздно осознают, что все, пора заканчивать? Потому что я, честно говоря, не понимаю. Я понимаю, когда находишься в социуме и тебя кто-то подталкивает.

Михаил Зобин: Вопрос состоит в том, чем мотивированы одинокие люди на обращение к доктору за помощью в связи с алкогольными проблемами?

Дарья Шулик: Ага. Насколько часто одинокие сами обращаются, приходят к тому, что пора заканчивать?

Иван Князев: Сами хотят лечиться.

Дарья Шулик: Сами хотят лечиться.

Михаил Зобин: Очень редко.

Иван Князев: Ага.

Михаил Леонидович, смотрите, давайте мы сделаем вот что. Я предлагаю посмотреть опрос, который подготовили наши корреспонденты. Они спрашивали у жителей Рязани, Кемерова и Краснодара: «Вы в пандемию стали пить больше? И какие напитки предпочитаете?» И вот что отвечают люди.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот как легко говорят наши телезрители, один спирт чистый покупает, разводит, другой хорошей водочки...

Дарья Шулик: ...50 утром, 50 вечером...

Иван Князев: Да, 50 вечером. «Кто не пьет, я не знаю, жизнь скучная».

Михаил Леонидович, вас, наверное, как врача-нарколога вообще напрягают вот такие вот ответы? Как прокомментируете вот это все?

Михаил Зобин: Ну, комментарий какой тут может быть? Из вашего сюжета понятно, что разные люди пьют разные алкогольные напитки по разным причинам.

Иван Князев: Ну хорошо. Я просто говорил о том, как легко люди вообще об этом говорят. У вас сейчас, в пандемию, работы прибавилось?

Михаил Зобин: Нет. Дело в том, что количество или частота употребления алкоголя не всегда напрямую связана с повышением частоты обращаемости за помощью к врачам. Вот не всегда это прямо коррелирующие вещи.

Дарья Шулик: Михаил Леонидович, ну а как вообще сейчас лечат эту пагубную привычку? И есть ли какое-то средство, что вот, как говорится, раз и навсегда?

Михаил Зобин: Ну смотрите, проблема ведь не в том, что люди не могут обходиться без алкоголя. Если их изолировать, к примеру, на необитаемом острове или еще где-то, на длительный период времени, никто из них не будет употреблять алкоголь. Проблема в том, что люди не на необитаемом острове, а это означает, что, во-первых, у них есть доступ к алкоголю, а во-вторых, всегда найдутся причины, по которым его употребить. А причины нам сейчас все известны: дополнительные нагрузки, связанные с ковид-эпидемией, изоляция определенная социальная, пребывание в узком кругу семейном, который иной раз не добавляет...

Иван Князев: Ага.

Дарья Шулик: Михаил Леонидович, ну мы понимаем, что причин действительно много, а лечить-то это как?

Иван Князев: Современная наркология какой ответ может дать на все это? Как вы лечите их?

Михаил Зобин: В современной наркологии нет одного-единственного способа лечения всех пациентов...

Иван Князев: Ну хотя бы какой-нибудь назовите.

Михаил Зобин: ...а доказательных методов не так много. Это лекарственная терапия, связанная с несколькими препаратами, если нужно, я могу их назвать...

Дарья Шулик: Нет, препараты не надо.

Иван Князев: Нет, называть необязательно. Просто в двух словах, кодируете, что сначала? Вот приходит к вам человек, в запое месяц, что вы с ним делаете? Под капельницу его? Промываете, держите? Психологи, таблеточки?

Дарья Шулик: Гипноз, может, какой-то?

Иван Князев: Да, гипноз какой-то?

Михаил Зобин: Значит, сначала, если человек в запое, то есть в состоянии острой алкогольной интоксикации, главная проблема здесь не столько алкогольная интоксикация, сколько выход из алкогольной интоксикации, этим наркология отличается от токсикологии. Когда снижается уровень алкоголя в крови, как раз возникают все медицинские проблемы, то есть должно состояние как будто бы облегчаться, но оно как раз сильно утяжеляется, это одна часть проблемы, не самая тяжелая, это помощь пациенту в выходе из синдрома отмены алкоголя. Там есть свои медикаментозные преимущественно методы лечения, которые предназначены для снижения риска осложнений, белой горячки, судорожных расстройств, энцефалопатии... и так далее.

Но это первая часть проблемы. Основная проблема заключается в том, как человеку помочь на длительное время воздерживаться от алкоголя. Если у него нет намерения это делать, то помочь совсем сложно; если у него эти намерения существуют и он просит этой помощи, тогда появляются шансы. А вот тогда возникает основная работа: здесь и дополнительные мотивировочные усилия, здесь медикаментозная терапия поддерживающая может быть, здесь лечение сопутствующих расстройств и проблем, связанных с психическими сопутствующими расстройствами или с последствиями потребления, тут целый комплекс. Это работа индивидуальная всегда, иногда достаточно длительная, к сожалению, не всегда достаточно успешная.

Иван Князев: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Михаил Леонидович. Это был Михаил Зобин, врач-нарколог.

У нас есть звонок из Калуги, к нам дозвонился Игорь. Игорь, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Слушаем вас, Игорь.

Зритель: Я считаю, что люди, которые решают свои проблемы при помощи алкоголя, это сравнительно со страусом. Вот страус, когда какой-то стресс у него, когда он чего-то пугается или начинается проблема, он голову закапывает в песок.

Дарья Шулик: Ага.

Зритель: Но все остальное остается снаружи, фактически этим он проблему не решает, а только усугубляет. Алкоголь на время расслабляет, человеку становится хорошо, а утром, когда он трезвеет, становится намного хуже. Когда проблема, нужно, наоборот, сконцентрироваться и с трезвой головой все решать.

Иван Князев: Ага.

Зритель: А при помощи алкоголя можно легко опуститься и упасть, но подняться, особенно сейчас, в наше время, очень тяжело. Я по себе знаю. Я до 15 лет не пил совсем, потом просто попал в такую компанию, там все были пьющие ребята, а сами знаете, если будешь белой вороной среди, как говорится...

Иван Князев: Да, понятно, Игорь. Сейчас-то как у вас? Как сейчас с этим у вас?

Зритель: В течение 3 лет я стал алкоголиком и выходил из этого состояния почти что 30 лет. Сейчас я не пью совсем. Я и кодировался, и таблетки пил, помогало на время. Пока сам ты в голову не вобьешь, что это путь в никуда...

И вот если люди, которые... Вот я хочу всем россиянам сказать: алкоголь – это страшнее наркотика, страшнее героина, потому что от ломки никто не умер, редко кто умирает, а с похмелья... Сколько моих знакомых, ребят моложе меня, на кладбище уже, молодые ребята, могли бы жить...

Иван Князев: Понятно, Игорь, к сожалению, действительно это так.

Дарья Шулик: Спасибо, Игорь, за ваш звонок.

Мы подключаем нашего следующего эксперта – это Анастасия Булгакова, психолог. Анастасия Васильевна, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Анастасия Булгакова: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Анастасия Васильевна, вот смотрите, у нас в SMS-чате очень интересное сообщение из Воронежской области: «Не пьет тот, у кого есть смысл и цель в жизни». Скажите, пожалуйста, как психолог, действительно люди, у которых есть смысл и цель жизни, не становятся алкоголиками?»

Анастасия Булгакова: Это абсолютно верно, потому что... Я вот, кстати, совершенно не согласна с наркологом с медикаментозным методом лечения. Проблема алкоголя именно в глубинной нерешенной проблеме человека, какая-то внутренняя его боль, которую он не решил и пытается... Алкоголь является некой ширмой его либо слабой воли, либо безответственности, за которую он прячется, поэтому это абсолютно правильно.

Я сейчас перечислю три фактора, причины алкоголизма, и люди себя узнают. Первая – это психологический фактор, это вот как раз сложность с адаптацией. Например, адаптация, как в данном случае, под новый мир, под жизненные обстоятельства, слабая воля, это психологические. Социальные факторы – пропаганда алкоголя, ну вот как раз компания какая-то имеется, сложно отказаться, когда ты попал в такую компанию, и везде рекламируется алкоголь, или в магазине, в каждый магазин зайди, полмагазина алкогольной продукции, куда деваться? И третий, физиологический фактор, это если есть наследственность.

То есть вот эти вот три фактора, но причина – глубинная нерешенная боль: человек не стал профессионалом в какой-то области, не может решить вопрос со своей женой, с детьми, не является какой-то влиятельной фигурой, авторитетом для своих близких и так далее, ушел от своей мечты, поэтому... Но из этой ситуации абсолютно можно выйти. Первое... Я могу об этом сказать?

Дарья Шулик: Да, конечно.

Иван Князев: Конечно.

Анастасия Булгакова: Значит, не расстраивайтесь, если у вас есть эта проблема, ее можно решить. Первое – это прекратить общение с теми людьми, которые провоцируют вас на выпивку. Может быть, это домашнее ваше изменить или вы друзья, полностью поменять, все исключить.

Второе: обязательно нужно сделать полноценный отдых 3–5 дней. Для чего? Для того чтобы успокоиться, прийти в равновесие, отрезветь и понять, самому себе сказать, в чем же моя боль. Может быть, нужно изменить какие-то, наработать новые профессиональные качества, навыки, поменять работу, все-таки взять ответственность за свою жизнь. Конечно, легче залиться каким-то алкоголем и сбросить все на свою жену, на родителей, на социальные пособия.

Кстати, про социальные пособия: имейте в виду, многие сейчас, естественно, прибегают к алкоголю, потому что, допустим, «я остался без работы». Что делать? На человеке кредит, и он в ужасе. Ребята, помните: у нас есть биржа труда, мы все об этом знаем. Если вас уволили, вы можете встать на биржу труда, вам будут подбирать вакансии, это закон, и каждые 2 недели вам будут предлагать...

Иван Князев: Анастасия Васильевна, я думаю, сейчас, понимаете, наши многие телезрители немножко возмущаться начнут, потому что на биржу труда не всегда найдешь...

Дарья Шулик: Сейчас и там проблемы.

Иван Князев: И мне кажется, все-таки прятаться только за биржу труда здесь, наверное, конкретно нельзя...

Анастасия Булгакова: Нет, пока человек ищет другую работу.

Иван Князев: А, то есть сам процесс важен, да, того, что вот человек чем-то занимается?

Анастасия Булгакова: Важен сам процесс, чтобы он не останавливался, конечно. Ему будут предлагать работу, потому что он может стоять у закрытых дверей и все, и куда ему дальше деваться? По интернету искать? Нет, а там все-таки он получит 50–70% от настоящей заработной платы, и это хоть какой-то буфер, это надо понимать, надо использовать все возможности. Но опять же повторюсь, причина алкоголя во внутренней глубинной нерешенной проблеме. Чаще всего этим страдают мужчины, потому что, к сожалению, на мужчинах огромная ответственность, именно поэтому они погибают от инсультов, от инфарктов.

Иван Князев: Анастасия Васильевна...

Анастасия Булгакова: Поэтому, ребята, волю в кулак и вперед двигайтесь.

Иван Князев: Анастасия Васильевна, мужчины-то чаще заболевают, но я слышал, что женщины спиваются быстрее, у них там все как-то гораздо динамичнее происходит и последствия гораздо хуже.

Анастасия Булгакова: Последствия хуже почему? Потому что у мужчин более сильная воля, а если женщина уже попала в лапы алкоголизма, она не может, у женщины более слабая воля, именно поэтому ей очень сложно и вырваться из этих сетей, вот и все. Организм деградирует гораздо быстрее, происходят необратимые изменения психические и физиологические у женщин.

Иван Князев: Ага.

Дарья Шулик: Анастасия Васильевна, вот коротко только, пожалуйста, немного времени остается: как вести себя правильно близким, вот если в семье такая беда?

Анастасия Булгакова: Нужно поддержать. Ни в коем случае не колоть человека, не говорить «не надо, не пей». Просто, во-первых, ограничить его от алкоголя. Не нужно кодировать, не нужны никакие психотропные таблетки ни в коем случае, это только усугубит ситуацию. Поддержать его, если человек потерял работу, разобраться, что его тревожит, и помочь ему все-таки решить эту проблему, решить эту какую-то боль психологическую, вот и все.

Иван Князев: Понятно.

Анастасия Булгакова: Именно таким образом, психологическая поддержка.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Анастасия Булгакова была с нами на связи, психолог.

Ну, если ситуация сложная, все равно, наверное, лучше все-таки обратиться к специалистам, они подскажут.

Дарья Шулик: К специалистам.

Иван Князев: А вообще, друзья, ну будьте аккуратнее. Понятно, что сейчас время сложное, но так сильно заливать все наши горести, наверное, тоже не стоит.

Дарья Шулик: Совсем не выход.

А сейчас новости.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Разбираемся в этом парадоксе вместе с экспертами