Продуктовые сертификаты: как это будет работать?

Продуктовые сертификаты: как это будет работать? | Программы | ОТР

Что мешало раньше взяться за внедрение продовольственной адресной помощи?

2021-02-18T12:35:00+03:00
Продуктовые сертификаты: как это будет работать?
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Деньги на свалку
Что нового? Южно-Сахалинск, Бийск, Санкт-Петербург
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Гости
Сергей Леонов
член Комитета Совета Федерации по социальной политике, представитель партии ЛДПР
Константин Ордов
руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве РФ

Оксана Галькевич: Мы с вами, уважаемые зрители, по предыдущему опыту знаем, что уж если президент вмешался, то все, значит, быть какому-то результату. Владимир Путин на днях на встрече с руководителями фракций Государственной Думы сказал, что считает возможным подумать над идеей введения продовольственных сертификатов.

Константин Чуриков: Не просто на днях, это было накануне.

СЮЖЕТ

Владимир Жириновский: У нас есть люди малоимущие. Магазинов много, товаров завались, но дороговато, понимаете. Давайте им по твердым ценам, пусть не самого высокого качества, или отдел в большом магазине, или просто отдельный магазин, и дать сертификат. В каждом городе знают: вот 100 человек малоимущих, здесь тысяча, там… Дать им сертификат, чтобы он в месяц мог там купить необходимый набор товаров. Это делает весь мир. Самая богатая страна Америка – 40 млн. пользуются этими сертификатами. У нас все раскачивается. Почему? Потому что в Минтруда одни единороссы сидят.

Владимир Путин: Продовольственные сертификаты? Мы с вами уже обсуждали это. И в правительстве я поручал поговорить на эту тему. Есть и плюсы, есть и определенные проблемные вопросы, которые надо порешать. Но, точно совершенно, подумать над этим можно. Правда, вот на мой взгляд, сейчас это, может быть, не так актуально, как было в разгар эпидемии. Но тем не менее, поговорить можно.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, для вас это сейчас актуально или нет? Напишите или позвоните. Кстати, в Минпромторге уже посчитали, что такие предполагаемые сертификаты (там, карточки или талоны, как угодно называйте) в качестве адресной помощи очень помогли бы 15 млн. россиян.

Оксана Галькевич: Как минимум.

Константин Чуриков: Как минимум, да. Но это несколько странно, потому что ранее сообщалось, что в России более 19 млн. россиян за чертой бедности.

Оксана Галькевич: По-моему, даже вот в период пандемии там как-то и больше стали эти цифры.

Константин Чуриков: Под 20.

Оксана Галькевич: Да. А из бюджета, тоже в Минпромторге посчитали, на это нужно 240 млрд. руб. В общем, такая посильная сумма для нашей страны. Какие плюсы, примерно понятно. Это адресная помощь, люди будут обеспечены доступными продуктами. А вот про минусы давайте тоже поговорим. Поговорим с экспертами и с вами. Раз уж программа неоднократно обсуждалась, в том числе с участием президента, то все должно быть, я так понимаю, уже по полочкам каким-то разложено. Но что-то же все-таки прежде мешало взяться за внедрение этой продовольственной адресной помощи. Что именно? Интересно разобраться. Выходите с нами на связь.

Константин Чуриков: А мы приглашаем в эфир Сергея Леонова. Это член комитета Совета Федерации по социальной политике, представитель партии ЛДПР, которая, кстати говоря, предложила законопроект о продовольственных сертификатах. Сергей Дмитриевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей Дмитриевич.

Сергей Леонов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Обоснование понятно, и почему об этом идет речь. Мы все ходим в магазины, у нас есть родственники, друзья, мы все понимаем примерно, как мы живем, кто и как живет. Скажите, вот ваша внутренняя точка зрения: какие плюсы, какие минусы?

Сергей Леонов: Я вижу в основном плюсы. Конечно, Минпромторг посчитал достаточно общо, обширно. 15-16 млн. человек, 240 млрд. руб. – это достаточно большая сумма для бюджета Российской Федерации. Но в целом, мне кажется, нужно обратить внимание на самые малообеспеченные и самые незащищенные слои населения. Пенсионеры, которые живут одиноко, получают небольшую пенсию, квартплата высокая, лекарства нужны. Просто на продукты этим людям не хватает денег, живут впроголодь: на 50, на 100 руб. в день. Вот это первая категория, которая должна, мне кажется, претендовать на такие продуктовые сертификаты. Это многодетные семьи, у которых тяжелая тоже может быть обстановка. Это инвалиды, которые получают сейчас не такую большую пенсию по инвалидности или вообще ее не получают, на работу устроиться не могут, тоже нужно оплачивать квартплату и лекарства. Большая проблема.

Минусы. Некоторые говорят, что будут злоупотреблять, там, работодатели и так платят маленькую зарплату, будут платить еще меньше и говорить, что вы можете тогда обратиться по поводу продуктового сертификата. Я думаю, что это, ну, так от лукавого история. Потому что все органы соцзащиты во всех регионах примерно знают, сколько у них людей, которые нуждаются именно в такой мере поддержки.

И, кстати, еще один плюс. Вот многие говорят: вот даете деньги малообеспеченным, все понятно, некоторые из них ведут асоциальный образ жизни, покупают на эти пособия, там, водку. Вот здесь вот водку купить нельзя будет. Здесь можно только купить продукты первой необходимости. Это, наверное, один из тоже самых главных плюсов.

Оксана Галькевич: А эти продукты первой необходимости, перечень насколько широк? Сколько там позиций, так скажем?

Сергей Леонов: Вообще перечень продуктов… Список тех людей, социальных групп, которые могут претендовать на данные сертификаты, будет по закону, который мы внесли, определять правительство Российской Федерации. И оно будет этот вопрос регулировать. Что касается перечня продуктов – это самые необходимые продукты: хлеб, мука, крупы, подсолнечное масло, яйца, мясо, рыба. Все, что вот необходимо для того, чтобы человек прожил.

Константин Чуриков: Сергей Дмитриевич, вы знаете, я вчера с удивлением для себя обнаружил, хочу этим с вами поделиться, может быть, вы тоже на это как-то сможете повлиять. Оказывается, у нас огурцы и помидоры не входят в перечень социально важных товаров. Я был удивлен. Нам сколько Минздрав говорит, что ешьте больше овощей.

Оксана Галькевич: Овощей не хватает.

Константин Чуриков: Вот, надо же, у нас, оказывается, картошка, морковка там, лук, и в общем-то и все.

Сергей Леонов: Ну, проблема, конечно, с огурцами и помидорами. Почему не входят? Наверное, во-первых, зимой это достаточно такой дефицитный товар…

Оксана Галькевич: Ну, не дефицитный, подороже он просто стоит. Он не в дефиците, конечно, но подороже.

Сергей Леонов: Да, да. А летом он вообще дешевый, потому что те люди, которые кормят себя, стараются обеспечить, в основном у них есть приусадебные участки, в основном это регионы Российской Федерации, и они выращивают кучу этих огурцов, помидоров, там, ведрами. Поэтому ценности оно не представляет. Сезонный такой товар.

Оксана Галькевич: Ну, хорошо. Выслушали вас, давайте еще подключим к нашему разговору Новосибирск, у нас зритель дозвонился, Валентин. Валентин, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я по поводу этих талонов на питание. Мне уже 70. Если вы знаете то, что мы эти талоны на питание уже пережили. В 80-е и начало 90-х. Я считаю, для нашего государства, богатейшего государства, это унизительно. И для меня как для пенсионера это унизительно. Я считаю, что президент и вот эти вот партии, которые сидят там в Думе, хотят окупиться от нас. Вместо того чтоб дать хорошую зарплату семьям, хорошую пенсию пенсионерам, рабочие места чтоб дать, вот, сделать это. Ведь президент говорил, что 25 млн. рабочих мест будет. А у нас идет, вот говорит, коронавирус, и все меньше и меньше.

Константин Чуриков: Вы обратили внимание, что президент вчера сказал, что как раз таки нет однозначной позиции по поводу этих сертификатов?

Зритель: Или вот, эта, тысяча с лишним собрала, значит, зерна. Куда оно, это зерно, идет? Зерно идет, понимаете, мы продаем в Китай, в Казахстан и в ряд других стран.

Константин Чуриков: Понятно. Вы хотите более системного подхода к решению этой проблемы, если я вас правильно понял, уважаемый зритель. Ну, действительно, осадочек-то остался от этих продуктовых карточек.

Оксана Галькевич: Да, но просто это долго, понимаешь, это нужно развивать экономику, чтобы росли зарплаты и т. д. Здесь все-таки такая скорая помощь, правильно я понимаю, Сергей Дмитриевич, предлагается?

Сергей Леонов: Вообще не надо путать продовольственные сертификаты, которые мы предлагаем, с талонами. Талоны выдавали в советское время при коммунистах, когда был дефицит. Т. е. люди просто не могли купить себе еду. И им давали порционно. Т. е. ты можешь купить, там, две булки хлеба, больше не можешь купить. Это совершенно две разные позиции. Продовольственные сертификаты – это один из видов поддержки малообеспеченных граждан.

Константин Чуриков: Мы поняли. Сергей Дмитриевич, просто с точки зрения значения слова разница не принципиальна. Талон – он, может быть, это маленький кусок бумажки, сертификат – это бумажка побольше, да? Но в принципе…

Оксана Галькевич: Смысловое наполнение просто другое.

Константин Чуриков: …это все равно так или иначе какая-то бумажка или картонка.

Сергей Леонов: Нет, совершенно разное направление. Сертификаты и талоны – совершенно разные вещи.

Оксана Галькевич: Ну, видите, какие-то ассоциации просто у людей срабатывают, и они такие достаточно неприятные коннотации имеют. Давайте выслушаем еще одного зрителя. Любовь из Крыма у нас на связи. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Ну что я хочу сказать. Вот у нас, я живу в селе, село Ермаково Джанкойского района, Крым. В общем, работы у нас фактически нет. Молодежи зарплату неоткуда получать, потому что работы нет. Если кто-то ездит, то ездит далеко на работу. Пенсионеры тоже. В общем, пенсия 9 тыс., не больше. Как можно прожить на эти деньги, как питаться? Газа у нас нет. Отапливаемся чем попало. Уголь, дрова. Дров нет. Уголь очень дорогой. Я вообще не представляю, как можно прожить на эту зарплату и на эту пенсию.

Константин Чуриков: А еще раз эту зарплату назовите, пожалуйста.

Зритель: А зарплаты нет. Людям негде работать.

Константин Чуриков: Хорошо, но какой у вас доход, вот в принципе? Какие-то деньги к вам поступают?

Зритель: Кроме пенсии, ничего.

Константин Чуриков: Какая у вас пенсия?

Зритель: А деткам там выплачивают какие-то копейки. Ну, как можно, если…

Константин Чуриков: Вы поймите, я просто хочу, чтобы сейчас Сергей Дмитриевич отвечал на конкретный вопрос. Какая у вас пенсия, скажите, пожалуйста?

Зритель: Ну, у меня конкретно нормальная пенсия, я за себя ничего не говорю, я говорю за людей…

Оксана Галькевич: Понятно…

Константин Чуриков: Ну, сколько? Ну, сколько?

Оксана Галькевич: Какая у вас пенсия, Любовь?

Зритель: У меня? У меня 15 тыс. пенсия.

Оксана Галькевич: 15. Хорошо. Любовь, как вы все-таки относитесь вот по теме, которую мы обсуждаем: введение продовольственных сертификатов (или талонов на продукты, карточек, там).

Зритель: Обязательно. Обязательно. Малообеспеченным обязательно нужны такие талоны.

Оксана Галькевич: Для малообеспеченных. Да, все.

Зритель: Потому что идут в магазин – покупают только хлеб, больше не на что, не хватает.

Оксана Галькевич: Понятно. Да. Спасибо, Любовь, спасибо.

Константин Чуриков: Понятно. Сергей Дмитриевич, скажите, пожалуйста, вот этот аттракцион, вот это, скажем так, мероприятие, назовем его так, оно же требует все-таки вложений государства, да? У государства хватит силенок, хватит бюджетных средств, чтобы вот, не знаю, постоянно с помощью этих сертификатов население, скажем так, субсидировать? Или предполагается, что кто-то другой будет субсидировать население, там, подкармливать? Это, я не знаю, будут производители, торговые сети и т. д.?

Оксана Галькевич: Переложить на бизнес, ты имеешь в виду?

Сергей Леонов: У нас объявлена все-таки борьба с бедностью. Это одна из форм этой борьбы. Это первое. Второе. Ну, если вы не знаете, я вам скажу, что региональные бюджеты, в том числе и бюджет Смоленской области, которую я представляю, – десятки миллионов, а может быть и сотни миллионов рублей тратят на такие меры социальной защиты. Вплоть до выделения материальной помощи. Ну, разные суммы там: от 3 тыс. руб. до 20 тыс. руб., совершенно разным семьям, в сложной такой ситуации. Т. е. это деньги. Они все равно есть. Деньги в региональных бюджетах, деньги в федеральном бюджете, тоже заложены определенные меры социальной поддержки. Поэтому в плане денег вопросов не должно возникать.

Оксана Галькевич: А вот, кстати, интересно. Это будет нагрузкой федерального бюджета или региональных бюджетов?

Сергей Леонов: Мы, конечно, за то, чтобы эти были деньги из федерального бюджета.

Оксана Галькевич: Так.

Сергей Леонов: Региональные бюджеты, к сожалению, очень скудные и не хватает даже на самое необходимое. Поэтому нужно трясти деньги из федерального бюджета.

Оксана Галькевич: Сергей Дмитриевич, еще один вопрос. Смотрите, ведь в этой программе, чтобы она заработала, недостаточно просто денег, которые будут выделены на эту программу в том или ином регионе. Там ведь упор делается еще и на то, что это будут отечественные продукты. Соответственно, нужны отечественные производители в каждом из обсуждаемых регионов, в каждом из субъектов федерации. И такая вертикальная цепь вот этих поставщиков по всему перечню вот этих продуктов. Такие возможности…

Сергей Леонов: Проблемы не вижу. У нас все продукты первой необходимости российского производства. Это первое. Сейчас достаточно активно развиты сети, в каждой деревне фактически у нас есть сетевые магазины. Можно заключить договор. Т. е. региональные власти заключают договор с сетевым магазином, он сам определяет, какая там будет цена, но по минимальной цене. Таким образом они еще будут конкурировать, чтобы обслуживать население в том или ином субъекте Российской Федерации. И цена будет снижаться. Потому что они гарантированно будут знать, что люди придут и заберут этот товар, а государство за него заплатит.

Оксана Галькевич: Ой, вы знаете, есть такая поговорка: ваши бы слова да богу в уши. Ваши бы слова да вот этим сетевикам в уши. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо. Сергей Леонов, член комитета Совета Федерации по социальной политике, представитель партии ЛДПР. Вот я читаю портал. На самом деле многие люди обижаются, что вот почему-то там наверху кто-то думает, что если людям дать деньги, они пойдут не в продуктовый отдел, а в ликеро-водочный…

Оксана Галькевич: Нет, там нельзя будет водку-то купить. Поймите, друзья, алкоголь будет нельзя купить…

Константин Чуриков: Да. Астрахань: «По-зор!» по слогам пишет.

Оксана Галькевич: …хотя можно сделать: сахар, вода, что там, нет?

Константин Чуриков: «Талоны на питание, как в перестройку». Москва предполагает, что «никаких апельсинов в этих талонах не будет, только дешевые крупы и серые макароны группы Б». Кстати, вот жалко, отпустили представителя этой…

Оксана Галькевич: О качестве товаров? Это важно, да. Но давай, может быть, зададим этот вопрос нашему следующему эксперту. У нас Константин Ордов на связи, руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве России. Константин Васильевич, скажите, пожалуйста, насколько качественным может быть питание с использованием таких сертификатов?

Константин Ордов: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Константин Ордов: В зависимости от того, какой бюджет на это будет предусмотрен, и в зависимости от того, насколько эффективно и беспристрастно будут организованы эти тендеры, торги у поставщиков.

Оксана Галькевич: А-а. Вот чтобы не свелось это все, понимаете, к закупке каких-то…

Константин Ордов: Но здесь какой-то, да, заранее предсказанности нету.

Константин Чуриков: Константин Васильевич, с точки зрения, вот вы из департамента корпоративного управления, с управленческой точки зрения введение таких мер вот в данный момент времени – это правильно или нет?

Константин Ордов: Да я, больше того, я могу всегда отсылать к нашим же с вами передачам. Год назад мы уже затронули тему о том, что это может быть необходимо в связи с той экономической ситуацией, которая сложилась. А полгода назад (можно пересмотреть наши эфиры) мы говорили о том, что это неизбежно. Поэтому с этим надо смириться. Вопрос, как это реализовать. И для тех, кто… Мне казалось, что больше все-таки правительство комплексует по поводу этих карточек или как их там назовите, как угодно. Но я вижу, и наши телезрители тоже, те, кто пережил 90-е, помнят, и их это очень сильно пугает. Я, единственное, еще раз, вот и предыдущий эксперт, говорил и подчеркну, что карточки прошлый раз были связаны с тем, что товаров не было. И поэтому это по сути был какой-то способ разделить то, что на всех не хватало. А сейчас это вполне естественная, нормальная, эффективная, экономически обоснованная забота о тех гражданах, кто попал в трудную жизненную ситуацию…

Оксана Галькевич: Вы знаете, вспоминаются, кстати, не только 90-е…

Константин Ордов: …что социальная функция в Конституции прописана, да.

Оксана Галькевич: Вспоминают не только 90-е. У нас вот был Валентин из Новосибирска, он сказал, что и в 70-е годы, и соответственно и в 80-е, и в 90-е. Это вот в Сибири, видимо, такая отдельная ситуация. Константин Васильевич, давайте Валентину теперь выслушаем. У нас на связи зрительница. Из какого региона? Из Ростовской области.

Константин Чуриков: Это Ростовская область, да.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела бы сказать о качестве продуктов. В 90-е годы действительно были не очень качественные продукты. Я однажды пошла тогда получать, мы как многодетная семья, пошла получать. И пшено давали – каждое зернышко с дыркой. И просроченная тушенка.

Константин Чуриков: А это когда было, Валентина?

Зритель: Это было в 90-е годы, я точно не помню.

Константин Чуриков: Ну, да. В 90-е.

Оксана Галькевич: Нет, но это же необязательно, что сейчас эта ситуация повторится. Все-таки, слушайте, времени сколько прошло, конечно.

Зритель: Необязательно. Я уверена в том, что контроль нужен за этими продуктами. Потому что не каждый…

Оксана Галькевич: А, обязательно, да.

Зритель: …да, чтобы была качественная продукция, а не сбыт уже просроченных.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Нет, нет-нет, это ни в коем случае, уж просроченные, мне кажется, даже обсуждать нечего.

Константин Чуриков: Но, подождите, вчера Владимир Вольфович сказал: «Продукты, пусть даже не самого высокого качества». А там уже, знаешь, не самое высокое качество – это такая категория неконкретная. Сейчас еще Оксану послушаем.

Оксана Галькевич: Но Владимир Вольфович умеет подкинуть бензинчику. Оксана из Перми у нас. Здравствуйте, Оксана, на связи.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Хотелось бы задать такой вопрос. Вот в телевизоре. Я мама двоих детей, воспитываю их одна, и заработная плата моя 18 тыс. руб. И дело в том, что этих 18 тыс. ни на что не хватает. И эти бы продовольственные талоны были бы прекрасным подспорьем.

Константин Чуриков: Так, Оксана, вы как считаете, какие вообще товары надо включить в перечень действия этих продовольственных сертификатов или талонов?

Зритель: Ну, товары, соответственно, это вот как творог, молоко. Соответственно, крупы, так как каши это очень хорошее питание. Считаю, что мясо должно быть обязательно…

Оксана Галькевич: Обязательно.

Константин Чуриков: Да, конечно.

Зритель: …потому что оно очень дороговато.

Константин Чуриков: А вот мясо какое? Потому что есть курятина…

Зритель: …Подсолнечное масло…

Константин Чуриков: …которая подешевле, хотя сейчас она уже совсем не подешевле.

Зритель: Ну, вот самое интересное, все, что мы и покупаем, это только курятину. Потому что денег на все остальное не хватает.

Константин Чуриков: Да, хорошо.

Оксана Галькевич: Оксана, скажите, а почему, как вы думаете, столько противников? Вот люди говорят: ой, у нас такие ассоциации тяжелые. Вот почему? Время-то другое совсем.

Зритель: Ну, вот, вы знаете, в школе дети, когда сидели на карантине, т. е. нам соцзащита выделяет питание школьникам бесплатное. Пусть оно недорогое, там, 70 руб. в день, но на эти деньги нам дают, как бы сказать, продукты вместо этого. И это было очень хорошее подспорье. Потому что…

Оксана Галькевич: Вот.

Зритель: …ну, как бы очень помогло и выручило, когда был карантин.

Оксана Галькевич: Да, да.

Зритель: Во-первых, сидишь дома, на работу выйти нельзя…

Оксана Галькевич: Конечно.

Зритель: И, соответственно, и так денежку не платят, а тут хоть что-то спасло.

Оксана Галькевич: Ясно. Спасибо. Да, у нас тоже многодетным мы продуктовые наборы достаточно большие такие выдавали.

Константин Чуриков: Да, тем, кто с недоверием относится к этой идее, можно в принципе напомнить строки из «Двенадцати стульев» (сейчас их цитировать не буду). «Никогда Воробьянинов не протягивал руки» – ты помнишь, что ответил Остап, да? Вот.

Оксана Галькевич: Это рука помощи, Костя. Это не та рука, которая тянется и чего-то просит. У нас по-прежнему на связи Константин Ордов, наш собеседник.

Константин Чуриков: Константин Васильевич, давайте с вами вот пофантазируем, да, как это может быть, в каком виде это может быть? И с какими, скажем так, организационными сложностями вот эта идея может столкнуться?

Константин Ордов: Да, очень правильно. Ведь, продолжая ваши ассоциации, главное, чтобы эта затея спасла все-таки отца русской демократии, правда ведь? И помогла тем гражданам, кто действительно, вот как мы слышим, даже имея работу, но, к счастью, имея детей, но не зная, как их прокормить, они в любом случае уже сегодня, приходя в магазин, не рассчитывают на самые дорогие, самые, не знаю, био, экологические все эти товары. Так что здесь, к сожалению, вот люди, которые получают до 20 тыс. руб. в месяц, они просто вынуждены в любом случае смотреть на полки с наименьшим ценником. А вот – да, да, очень правильно, что мы давайте уже лучше сконцентрируемся на том, во-первых, какие товары туда стоит…

Константин Чуриков: Вот.

Константин Ордов: …и какой, в общем-то, круг получателей этих сертификатов, талонов (как ни назовите), должен быть. Потому что вот сейчас мы с вами тоже услышали пример. Мать двух детей, работает, получает 18 тыс. Вполне вероятно, она и не должна, например, попасть в эту программу, хотя она острейшим образом, как мы услышали, нуждается в подобного рода помощи. И была бы очень признательна, если бы государство со своей стороны бы эту помощь оказало. Поэтому здесь очень важен критерий, по которому мы будем включать в эту программу людей. Здесь, может быть, в эфире не стоило бы будировать заранее, но сделать вот эту дискуссию публичной, открытой, понятной, – мне кажется, вот из Федерации как раз, если бы нас послушали и согласились с этой необходимостью, то общество в целом бы от этого только выиграло.

Константин Чуриков: И еще буквально реплика. Зритель пишет из Карелии: «Друг рассказывал, как в социальную службу Финляндии пришел спившийся неработающий мужчина и сказал, что ему нечего есть, нет денег. Проверили по компьютеру: действительно, на счету нет денег. Соцработник выдал карточку. И говорят сумму 50 евро. Вроде все уже рецепты есть. Как вот у нас бы наладить?

Оксана Галькевич: Костя, 50 евро это такие маленькие деньги в Финляндии.

Константин Чуриков: Я понимаю. Но все равно, вот, как вы считаете?

Константин Ордов: Да. Нет, мы с вами в любом случае должны все-таки, мне кажется, ориентироваться и на какие-то наши уже цифровые государственные услуги, дистанционные методы и способы поддержки. Для того, чтобы минимизировать в наше непростое, да даже когда будет простое, время, минимизировать контакты и минимизировать вот это желание бюрократии разрастаться. Вот сейчас мы с вами даже не заметим, как будут созданы новые комиссии, комитеты, управленцы, там, секретари, личные машины. Под сурдинку того, что мы считаем социально значимым и необходимым. Вот здесь, мне кажется, такой баланс с использованием современных цифровых технологий, интегрируя туда вот тех людей, которые на сегодняшний день в общем-то ждут не дождутся уже этих мер поддержки.

Константин Чуриков: Да.

Константин Ордов: Они уже полгода ждут. И дождутся ли? Поэтому тут, что называется, нет времени на раскачку.

Оксана Галькевич: Но нам бы знать еще, Константин Васильевич, как вот на это влиять, понимаете. Чтобы дело делалось делом, а не машины, там, личные автомобили и водители.

Константин Ордов: Конечно.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: У нас на связи был Константин Ордов…

Константин Ордов: Спасибо.

Оксана Галькевич: …руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при правительстве России.

Константин Чуриков: Этим вечером, сегодня вечером, коллеги наши продолжат обсуждение этой темы. Кстати, еще спасибо Марий Эл за идею: «Дайте столовые малоимущим». Кстати, в советское время столовая – это…

Оксана Галькевич: Кстати, да, и там тоже можно будет уже готовый какой-то обед получить несколько раз в день.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)