Продукты подешевели: кроме Росстата, это кто-то заметил?

Продукты подешевели: кроме Росстата, это кто-то заметил? | Программы | ОТР

ТЕМА ЧАСА: реальные цены на овощи и фрукты

2020-08-14T14:38:00+03:00
Продукты подешевели: кроме Росстата, это кто-то заметил?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Балаев
первый заместитель председателя Московского Крестьянского Союза, владелец фермерского хозяйства «Экодеревушка» (г. Коломна)
Надежда Рябушкина
генеральный директор ООО «Управляющая компания «Восточный рынок»» (г. Краснодар)
Андрей Карпов
председатель правления Ассоциации экспертов рынка ритейла

Иван Гостев: Возвращаемся в студию. Это программа «Отражение». Ведут эфир Дарья Шулик и Иван Гостев. И мы говорим о нашей главной теме дня.

Росстат рапортует о снижении цен на фрукты и овощи, тенденция наблюдается уже три недели подряд. Овощи за прошлую неделю подешевели на 2,8%. Более доступными стали картофель (на 4,6%), помидоры (почти на 4%), лук (на 3,8%) и огурцы (на 3,3%). Также продолжилось снижение цен на яблоки – почти на 2,5%.

Дарья Шулик: Ну, это, конечно, в принципе-то, вполне объяснимо. Август – самое урожайное время. На рынках сейчас настоящее изобилие.

Однако сезонные рынки в последнее время испытывают большие сложности: их вытесняют сетевые ритейлеры, многочисленные проверки надзорных органов, да еще и городские власти, озабоченные благоустройством улиц, предпочитают избавляться от стихийных базаров. Какое будущее у уличных рынков? Выгодно ли там покупать продукты обычному потребителю?

А где вы покупаете продукты – на рынках или в магазинах? Это наш SMS-опрос. В конце часа подведем и тоги.

И давайте сразу посмотрим, что происходит сегодня на рынках в Бийске и Батайске.

СЮЖЕТ

Иван Гостев: Вот интересно, по прогнозам цены-то у нас понизились, снизились, а получается, что нет – выросли. Наверное, пока не успели за прогнозами просто.

Дарья Шулик: Видимо, да, не следят за прогнозами. Давайте, кстати, узнаем. Нам дозвонились, по-моему, из Чувашии, если я не ошибаюсь. Тамара.

Иван Гостев: Тамара с нами связывается. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я по поводу того, что вы говорите. Мы, пенсионеры (ну и молодежь, я смотрю), ходим на рынок, покупаем овощи, фрукты – там дешевле. У нас очень много магазинов «Магнит», «Пятерочка» – там хоть и со скидкой, а все равно дороже, чем на рынке. И там накрутки очень большие делают.

Иван Гостев: И вы, соответственно, выбираете рынки, покупаете там, правильно?

Зритель: На рынке, да, там дешевле. И очень рада, что на рынки люди ходят продавать. Было время, что я сажала свой огород. Но здоровье подкосило так, что продали дом, купили квартиру. Сердце не дает работать, никак не заведу.

Иван Гостев: Тамара, я так понимаю, у вас там продают в основном люди-частники, не в каких-то промышленных масштабах, да?

Зритель: Совершенно верно, приезжие из деревень, да. И буквально все!

Иван Гостев: Такие настоящие русские фермеры.

Зритель: Я очень рада…

Иван Гостев: Настоящие русские фермеры, да?

Зритель: Ну нет. Есть и русские фермеры, а есть и частные, с огорода.

Дарья Шулик: Ну а какие цены? Можете более подробно рассказать? Сколько у вас, например, помидоры, огурцы стоят?

Зритель: Помидоры – 50 рублей. А в этих магазинах дороже намного. Но почему такие дорогие яблоки? Наши «Советские» яблоки – выше 100. Самые дешевые в этих «Пятерочках» и «Магнитах» – ну, 99. Это же наши яблоки. Почему так дорого?

Иван Гостев: А у вас сколько стоят?

Зритель: Ну, у нас яблоки дешевле тоже, конечно, – 50, 60. Ну, намного дешевле. И наши, отечественные, местные, я имею в виду.

Иван Гостев: Тамара, подскажите, пожалуйста, а как-то качество отличается? Есть такое, что в магазинах, может быть, лучше за эту цену?

Зритель: Я сейчас скажу вам. В магазинах можно купить послаще, получше, но дороже. А у нас можно купить покислее, не очень вкусные, но можно напасть у нас на рынке и на хороший сорт яблок. Ну, когда как получится.

Иван Гостев: Понятно. Спасибо большое, Тамара.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Продолжайте следить за нашей программой. Будем узнавать, как в других регионах.

Мы сейчас будем обсуждать эту тему с Сергеем Балаевым, первым заместителем председателя Московского крестьянского союза, владельцем фермерского хозяйства «ЭкоДеревушка» в Коломне. Сергей Валерьевич, здравствуйте.

Сергей Балаев: Добрый день.

Дарья Шулик: Здравствуйте. Сергей Валерьевич, вот скажите, пожалуйста, как представитель фермерства, фермерского хозяйства, вообще на рынках насколько сейчас охотно предоставляют фермерам места? Или в основном с перекупщиками, скажем так, рынкам легче иметь дело, чем с фермерами?

Сергей Балаев: Если мы будем говорить о рынках города Москвы, то я думаю, что 98% там не фермеры. На фермерских рынках в Москве, к сожалению, фермеров нет.

Дарья Шулик: Удивительная ситуация! Вроде фермерский рынок, а фермеров нет.

Сергей Балаев: Фермеров нет. В последнее время начали давать места, потому что уже люди просто перестали идти на рынки. Вот тут сейчас у вас выступали люди и говорили, с «Магнитом» сравнивали, с «Пятерочкой». А в Москве такая ситуация: какой смысл идти на фермерский рынок, если все то же самое есть в «Пятерочке»? И народ перестал ходить. Они понимают, что там все то же самое.

Начали выдавать фермерам такие места, где продаж будет на 2 тысячи рублей за день. Естественно, никто туда торговать не поедет. Хорошие места все давно разобраны. И фермеров там нет.

Дарья Шулик: Сергей Валерьевич, вы говорите… Нам только что из Чувашии звонила женщина и сказала, что в «Пятерочке» и во всех других сетевых магазинах не нравится качество, все-таки на рынке как-то и цены приятнее, и качество получше. Люди за рынок.

Сергей Балаев: Ну смотрите. Я сегодня поехал на базу, посмотрел на цены. Допустим, разница в цене – от 10 до 18 рублей. На базе дешевле, чем в «Пятерочке». Любой человек с рынка, который не фермер, едет на эту базу, делает небольшую наценку и продает. Но они не фермеры.

Иван Гостев: Понятно. То есть, в общем, проблема в перекупщиках. А расскажите, пожалуйста (если, конечно, обладаете такой информацией), вообще сколько идет накрутка на рынках и в магазинах? Алло.

Сергей Балаев: Ну, мы прекрасно знаем, что сети меньше 100% вообще не живут. То есть говорили, только что женщина какая-то сказала, что в «Магните» вкуснее. Ну как вкуснее, если там покупается самое-самое дешевое? И это для того, чтобы сделать большую наценку.

Если фермеров начнут пускать на рынки, а не так, чтобы сделать только ярмарки выходного дня… Ну нельзя продавать только по выходным! Нужно продавать всегда, и в хороших местах, чтобы можно было заработать. Тогда и наценка будет небольшая. А пока что вы видите только посредников. Скорее всего, сама продукция просто перефасована. Вы посмотрите на коробки, которые сейчас нам на экране показывали. Ну, импортные коробки, а выдают под наше фермерское.

Дарья Шулик: Обманывают, обманывают покупателей. Сергей Валерьевич, а давайте послушаем наших телезрителей, которые, наоборот, любят покупать в магазине.

К нам дозвонилась Тамара из Москвы. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Иван Гостев: Тамара, ну что, где покупаете? Действительно в магазине?

Зритель: Да, я покупаю в магазине.

Иван Гостев: Почему?

Зритель: Я покупаю в «Билле», я покупаю в «Перекрестке», я покупаю в «Евроспаре». Меня вполне устраивает. У нас недалеко Домодедовский рынок. Я прихожу на рынок. Я хочу выбрать (это же рынок), а мне говорят: «Не трогайте! Это витрина».

Дарья Шулик: Ой! А есть такие продавцы. Но они же не все такие.

Иван Гостев: И портящиеся какие-то овощи и фрукты вам кладут, да?

Дарья Шулик: Все-таки на рынке…

Зритель: Я понимаю. Понимаете, я прошла весь рынок… Пришлось поехать в магазин и купить то, что мне нравится.

Иван Гостев: Тамара, то есть у вас претензии к качеству? Я правильно понимаю, что на рынке кладут портящееся?

Зритель: Естественно, конечно. И к такому отношению. Понимаете? Ну, это рынок, где я могу прийти, в принципе, и выбрать то, что мне нравится.

Иван Гостев: Ну конечно.

Зритель: А мне: «Не касайтесь! Вообще не трогайте!»

Иван Гостев: Ну хорошо, Тамара, вот смотрите. На рынке все-таки можно поторговаться, а в магазине – как стоит цена, так и стоит.

Зритель: Вы знаете, я пришла в магазин и выбрала то, что мне нравится. Понимаете? Картошка: захотела – помельче, захотела – покрупнее. Понимаете? А здесь тебе могут положить… Приходишь домой, смотришь и думаешь: ну это просто безобразие!

Иван Гостев: Тамара, спасибо вам большое.

Давайте послушаем прямо сейчас еще один звонок – Екатерина, город Геленджик. Слушаем вас.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я совершенно согласна с Тамарой. Я, например, в Геленджике (заметьте, это Краснодарский край) покупаю овощи и фрукты только в сетевых магазинах.

Дарья Шулик: Почему?

Зритель: Алло.

Иван Гостев: Да, мы слушаем.

Дарья Шулик: Почему в магазинах?

Зритель: Во-первых, они там дешевле. Во-вторых, я действительно выберу, вот прямо возьму и выберу все, что мне нужно. На рынке дороже. Более того, ведь еще и обманут. Сколько раз уже было. Перевесишь – там совсем другой вес. Или денежки накинут. Удивительная ситуация!

Иван Гостев: То есть используют разные способы обмана, применяют к вам?

Зритель: Да, да, да. В сетевых магазинах, лично в Геленджике, мне даже выгоднее покупать овощи, фрукты и остальное.

Дарья Шулик: Екатерина, скажите, пожалуйста, может, эта ситуация, что цены выше – это какие-то курортные рынки, рассчитанные на приезжих? Может, у вас есть другие рынки, где для местных цены-то поприятнее? Или прямо на всех рынках дороже?

Зритель: Да на всех рынках дороже. Все рынки, которые имеются в городе Геленджике. И даже ярмарки выходного дня…

Иван Гостев: И что, тоже дороже?

Зритель: Даже там дороже. Хотя народ, который приезжий… Я-то здесь живу, я знаю. А народ, который приезжий, безусловно, они туда мчатся и думают, что там лучше, трали-вали. Во-первых, там всегда куча народа. Ты даже не успеваешь выбрать. Тебе быстро чего-то накидали… Ты сказал: «Мне вот это, вот это», – тебе накидали. Приходишь домой, а там…

Дарья Шулик: То есть не только цены, но еще и сервис не устраивает на рынке, да?

Иван Гостев: Ну, больше даже претензий к сервису, я так понимаю.

Зритель: Да. То есть я хочу сказать, что сельхозпроизводители… Я, конечно, понимаю. Выступал у вас товарищ, у них какие-то проблемы, у сельхозпроизводителей. Тем не менее им самим тоже надо нос по ветру держать и более культурно обслуживать. Если уж ты видишь, что подгнивший товар, то ты убери. Что же ты закидываешь его?

Иван Гостев: Ну конечно. Понять вас можно. Действительно, это логично, в общем-то. Если ты продаешь плохой товар, то к тебе просто позже не придут. Екатерина, спасибо большое.

Сейчас вот какой вопрос хотим задать нашему эксперту. Продолжаем общение с Сергеем Валерьевичем. «Зовут меня Раиса Назаровна, – из Ростовской области пишет женщина, – я фермер. Подскажите, как продавать домашние овощи и фрукты напрямую, без скупщиков?» Есть ли какой-то такой способ обойти этих перекупщиков?

Сергей Балаев: Я еще раз хочу ответить той женщине, которая звонила. Эти цены, то, что недовесы, то, что подкладывают – это потому, что нет на рынке фермеров, там стоят одни перекупы. У них задача – купить подешевле, продать подороже. У фермера задача – продать свое, и чтобы к нему опять пришли.

Я бы, наверное, все-таки огорчил ту девушку, которая задает вопрос. Ну нет способа ей попасть на рынки Москвы или Московской области со своей продукцией там, где есть продажи. Там, где нет продаж, ей всегда предложат постоять, но она свой товар заберет назад домой.

Иван Гостев: Ситуация какая-то, прямо скажем, нездоровая.

Дарья Шулик: Были бы фермеры – и цена была бы приятнее, и сервис был бы лучше?

Сергей Балаев: И цена, и качество. И фермер всегда бы положил в пакетик побольше, а не поменьше. И он всегда бы положил покачественнее. И всегда бы улыбался. Но, к сожалению, такая ситуация, что ну нет фермеров.

Все красиво лежит… Вы посмотрите. Вот говорили про Домодедовский рынок. Ну зайдите и поищите там творог настоящий. За 150, за 200 рублей – там молока нет. И все же стоят и говорят, что они фермеры, а сами козу от коровы отличить не смогут.

Иван Гостев: Удивительно! Подскажите, пожалуйста, Сергей Валерьевич, а есть ли способы продавать, может быть, в торговые сети этим фермерам? Тут дела лучше обстоят?

Сергей Балаев: Торговые сети – это всегда очень сложно. Вы будете входить по полгода. Вы будете общаться с менеджерами, с категорийными менеджерами. Это очень тяжело.

Я вам могу сказать так: сейчас сети работают хуже, чем когда-то работали чиновники. Вот сейчас чиновники работают хорошо. А вот сети превратились в еще худших чиновников, которые были в 90-х годах.

Иван Гостев: Да вы что? А какие этапы проверки?

Сергей Балаев: Слушайте, вы сначала письмами будете два месяца переписываться.

Вы знаете, я вам просто пример приведу. У меня знакомые из регионов привозят в сети фурами продукцию. На приемке менеджер возьмет помидор из лотка, и если он ему не понравится, то он заворачивает фуру. Эта фура разворачивается и потом стоит сутки. Ну, ему сказали: «Плохой помидор, мы не берем». Стоишь сутки, ждешь, когда смена сменится, возвращаешься. И другая смена говорит: «Вот! Сразу бы такой товар привезли. Поэтому вас и завернули».

Очень тяжело, очень сложно! Эти возвраты, эти неприемы. Естественно, нужна продукция, которая сто лет пролежит на полке.

Дарья Шулик: Сергей Валерьевич, ну как же все-таки тогда быть в итоге фермерам? Я знаю, что вы, например, даже организовываете туры к себе на ферму. Сейчас, кстати, в социальных сетях очень часто, я смотрю, рекламу предлагают. Фермеры стали свою продукцию и в Instagram рекламировать, как-то продвигать.

Иван Гостев: Уже не знают, как показать просто.

Дарья Шулик: Сами доставляют, чуть ли не в квартиру привезут или в дом.

Сергей Балаев: Вы знаете, я вам отвечу. Я считаю, что для фермеров это один из лучших выходов – продавать у себя в своем хозяйстве. Вы всегда посмотрите в глаза человеку. Вы можете предложить показать. У меня же не только козы, у меня крокодилы, улитки. Я провожу мастер-классы, рассказываю, показываю. Доволен, улыбаюсь. Я всегда встречаю людей. Я хочу, чтобы они ко мне опять приехали.

В принципе, так во Франции, в Германии – небольшие фермеры всегда принимают людей. И это один из выходов, но он сложный. Фермерство только начинается, у людей не хватает денег, фермерам банки не дают кредитов. Кстати, государство нам помогает действительно хорошо, здесь можно порадоваться

Иван Гостев: А какие меры поддержки есть?

Сергей Балаев: Если кто-то захочет фермером стать, он может пойти и открыть свое дело. Но со сбытом, если выходить на рынки или в сети, будет очень тяжело. А у себя поставить указатель, вывеску и принимать людей – это выход, это действительно выход. Это радость и для покупателя, и для того, кто это производит.

Дарья Шулик: Ну подождите. Вы говорите, что государство помогает фермерам, а со сбытом не помогает. Действительно, все эти ярмарки выходного дня и всевозможные другие ярмарки – они же изначально-то были призваны для того, чтобы фермерам помогать сбывать свою продукцию.

Сергей Балаев: Московская область и Москва все-таки отличаются. Нам Минсельхоз помогает, а Москва, рынки – это Департамент торговли Москвы. Ну, это как бы разные вещи. Я еще раз говорю: рынки выходного дня открыли, и там, где нет продаж вообще, фермеров, пожалуйста, позовут, а там, продажи есть, туда встать невозможно никак.

Иван Гостев: Понятно. Да, печально. Сергей Валерьевич, спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Давайте послушаем звонок – Роман из Ростовской области. Роман, вы где предпочитаете покупать продукты?

Зритель: Добрый день. Покупаем на рынке и в сетевых магазинах.

Но хочу поправочку сделать, чтобы понимали. Я тоже звоню из города Батайска, накануне сюжет показали из Батайска. Цены у нас на рынках и в магазинах практически одинаковые. Но многие ошибаются, думают, что на рынках продукция фермерская, качественная. Я должен сказать, что там продукция с оптовой базы, которая, должен вам сказать, не отвечает никакой фермерской продукции. Помидоры выращены на продажу, огурцы на продажу. У них нет ни вкуса, ничего. Кто выращивал хотя бы раз помидоры, огурцы, любую свою продукцию, знает вкус и какие они должны быть, меня поймут.

По поводу цены. На рынках цены, как правило, равны. Почему? Потому что они ориентируются также на сетевые магазины. Соответственно, помидор что в Москве стоит 80 рублей в «Пятерочке» или в каком-то магазине, что у нас 80. А зарплата у нас в разы меньше.

Иван Гостев: Роман, а что же с фермерами? Где они продают свою продукцию?

Зритель: Фермеры? Вы знаете, я был свидетелем в том году, как люди приехали на этот рынок, с которого у вас был сюжет, в Батайске, и полиция просто их выгоняла оттуда, составляла протоколы. Там только молоко домашнее иногда продают. Это да, можно купить, согласен. А остальное… Людей гоняют, просто гоняют людей.

Иван Гостев: Да вы что?

Зритель: Да. Вот люди хотят свое продать – не получается. И есть даже люди, которые… Вот мясо домашнее невозможно купить. В Ростове я знаю только одну точку на рынке центральном, чтобы купить домашнее мясо. Заранее звоню и заказываю. Мой знакомый ездит за 40 километров в деревню, чтобы купить мясо, нормальное мясо, а не то, что продается у нас. Вы понимаете, это все здоровье нации, это здоровье наших детей. И бесконтрольно со стороны государства это остается.

Иван Гостев: Понятно.

Зритель: Никто ни о чем не думает и не контролирует.

Иван Гостев: Понятно. Спасибо большое, Роман.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Давайте еще один звонок послушаем – Людмила из Кемерова. Людмила, вы где затовариваетесь?

Зритель: Я пенсионерка. Я отовариваюсь в торговой сети, которая называется «Мария-РА».

Иван Гостев: Это местная ваша, да?

Зритель: Эта торговая сеть торгует продукцией с Алтая, из Томской области, из Новосибирской, из Кемерова. В основном Кузбасс. Вы меня слышите?

Иван Гостев: Слушаем вас, да.

Зритель: Значит, что они придумали? У нас большой микрорайон города Кемерова, называется Шалготарьян, порядка 100 тысяч населения. У них здесь большой сетевой магазин, и даже не один. Они для всех пенсионеров с понедельника по пятницу делают десятипроцентную скидку на любую продукцию, и на непродовольственную тоже, до 12 часов. Кроме того, у нас бывают акции. Продукция в основном идет хорошего качества и не дороже той, что на рынке, во всяком случае не намного. Мы экономим на дороге, чтобы не ехать на рынок, и имеем возможность выбора. Например, мясо, сегодня у нас продается свинина на кости, свежая – 199 рублей за килограмм. Можете себе представить? Я уж не говорю о других продуктах. И молочку можем выбирать, и куриц можем выбирать. И все эти замечательные скидки. Это вообще прекрасный опыт.

Иван Гостев: Да, это интересно, действительно. С помощью акций можно много сэкономить. Спасибо вам большое.

Давайте сейчас, в общем, посмотрим, где выбирают продукты наши телезрители, где покупают продукты – на рынке или в магазине.

ОПРОС

Иван Гостев: Вот интересно! Мнения разделились. Видишь, Даша?

Дарья Шулик: Да. Вроде бы и на рынке качество нравится, но то сервис не нравится, то цены большие. А что-то в магазинах не нравится.

Кстати, интересное сообщение, Кемеровская область: «Ягоды в этом году покупала на «Авито». Договорилась, во сколько приеду забирать. На «Авито» можно все купить». Вот такой интересный способ.

Иван Гостев: Действительно, может, новый способ. Что еще пишут? Из Краснодарского края: «В гипермаркетах все продукты дешевле и можно купить в любое время суток». Ну, это тоже вопрос к сервису. Действительно, рынки закрываются рано.

Дарья Шулик: Да. Из Нижнего Тагила как раз жалуются на то, что с 30 июля не было у них рынков, бабушек гоняют, покупать хорошие продукты, собственно говоря, и негде.

Иван Гостев: Еще одно сообщение из Москвы: «В магазине могу выбрать фрукты и овощи, а на рынке – нет». Действительно, выбор. Мы о нем уже тоже говорили.

Давайте продолжим наше обсуждение с Андреем Карповым, председателем правления Ассоциации экспертов рынка ритейла. Андрей Николаевич, здравствуйте.

Андрей Карпов: Добрый день.

Иван Гостев: Андрей Николаевич, поясните нам, пожалуйста, что за ситуация такая с фермерами? Почему их обижают? На рынки не пускают. В магазинах, в сетях проволочки, по несколько месяцев они вынуждены писать всякие разные бумаги. Ну что происходит? Почему бедных фермеров никуда не пускают?

Андрей Карпов: Наверное, не совсем правильно сказать, что их никуда не пускают. Их пускают. Все равно существуют рынки. Действительно, в Москве (мы тоже слышали такие жалобы) на хорошие и проходные места попасть достаточно сложно, но в целом, если смотреть ситуацию по России, то возможности для реализации фермерской продукции существуют.

Другое дело, что фермер фермеру – рознь. Как уже справедливо было замечено, на рынке существует огромное количество перекупщиков – то есть непосредственно не те фермеры, которые эту продукцию выращивают, а те, которые опять же ее покупают на базе. Соответственно, из-за этого мнение о фермерской продукции нивелируется, потому что зачастую она не отличается от той продукции, которая находится в магазине. И еще, как правило, оказывается, что она и дороже.

Сезонную продукцию, конечно же, выгоднее покупать не в магазинах, а непосредственно у каких-то бабушек, у каких-то фермеров. Кстати, здесь тоже надо для справедливости отметить. Почему, например, та же самая продукция в какой-то период может оказаться дороже в магазинах? Потому что для того, чтобы продукцию поставить в магазин, нужно на порядок больше документов непосредственно тому, кто эту продукцию производит. Соответственно, конечно, ему выгоднее продавать на рынке, где никаких документов практически именно на эту продукцию предоставлять не надо.

Иван Гостев: Ну а качество-то соблюдается на рынках? А то, может быть, не все нормы просто соблюдаются, и из-за этого меньше документов.

Андрей Карпов: Вы знаете, как раз в этом тоже может быть определенный вопрос: насколько качество соблюдается? Потому что когда говорят: «Вот мы поедем к какому-то фермеру, купим мяса, потому что у него дешевле, у него априори чистое, правильное и так далее», – вы знаете, практика тоже показала, что зачастую не так. Потому что фермеры, которые работают, например, по тому же мясу или курице на продажу, как правило, всю ту же химию, все те же добавки применяют не в меньшем размере, а даже в большем. Единственное отличие от крупного агрохолдинга в том, что агрохолдинг дозированно вкидывает какие-то витамины, химию и прочее, как по науке рассчитано, а фермер зачастую не может себе этого позволить, потому что у него просто нет соответствующего оборудования. И это все производится на глазок.

Поэтому, с точки зрения качества, можно сказать, что все-таки в магазинах то качество продукции, которая присутствует, ему абсолютно можно доверять. По фермерской продукции очень большой вопрос, именно по качеству. Поэтому государственная задача, с точки зрения получения сертификатов на органическую фермерскую продукцию, если покупатель платит за эту продукцию в разы больше, чтобы он действительно понимал, что эта продукция, например, именно органическая, а не та же самая, которая в магазине, но выдается за какой-то фермерский продукт.

Дарья Шулик: Андрей Николаевич, я правильно понимаю, что магазины отказываются сотрудничать с фермерами, потому что не уверены в регулярности поставок и в том, что качество всегда будет соответствовать заявленному?

Андрей Карпов: Смотрите. Магазин магазину – рознь. То есть небольшие торговые компании, которые могут позволить себе работать с небольшим объемом продукции, и им этого объема продукции, они работают с такими фермерами. Мало того, даже в крупных супермаркетах можно встретить фермерские лавки, как раз продукцию от небольших производителей.

Если брать магазины эконом-сегмента, именно большие сетевые структуры, то им зачастую невыгодно работать с фермером, потому что фермер не может им обеспечить именно объем этой продукции круглогодично. То есть магазину выгоднее заключить один контракт с одной компанией, которая закроет им полностью весь ассортимент, нежели чем заключать триста контрактов и, соответственно, обеспечить администрирование всего процесса.

Поэтому в целом надо понимать, что, конечно же, с сетевыми магазинами сотрудничать сложно, потому что определенная бюрократия присутствует. Да, определенные требования к качеству товара, к поставке, к калибру товара и прочее – они, конечно же, присутствуют. И зачастую небольшая компания, небольшое фермерское хозяйство не может этому соответствовать.

Но каждый должен поставлять продукцию туда, где действительно его продукция будет востребована. Соответственно, если это небольшой производитель, ну не нужно ему идти в большую и крупную торговую сеть и поставлять туда товар, потому что есть более небольшие магазины, есть региональные торговые сети – вот прозвучавшая, например, у вас «Мария-РА» и другие компании, «Аникс» в том же Алтайском крае. Огромное количество компаний, гораздо меньших по объему, которые могут работать с небольшими производителями.

Поэтому говорить о том, что продукция эта не поставляется… Ну, раз она производится – значит, она куда-то все-таки уходит в оборот, значит, где-то она продается. Поэтому все-таки не совсем правильно говорить о том, что сложно реализовать продукцию. Можно. И ее реализуют.

Иван Гостев: Андрей Николаевич, давайте вот о чем поговорим. В режиме карантина выросли продажи онлайн продуктов. Многие заказывали через Интернет, да? И в этом смысле магазины, конечно, оказались впереди. Они могут предложить систему доставки в любое время, можно заказать заранее, сервис и так далее. А рынки и особенно фермеры страдают в этом режиме? И какие перспективы вы видите дальше в онлайн-торговле продуктами?

Андрей Карпов: Вы знаете, в этом режиме пострадали все, потому что продовольственный бизнес к продажам в онлайне относился с определенно осторожностью. Мало того, доля продаж продовольственного сегмента в целом в онлайне была меньше, не знаю, 1%. Соответственно, это были крайне незначительные цифры в целом, если говорить о том, что продажи всего онлайна в обороте, не знаю, порядка 2% составляли. Соответственно, продовольственный сегмент от этих 2% составлял меньше 1%.

Поэтому основные крупные компании наращивали срочно продажи продовольствия каким-то дистанционным образом в онлайне как раз в те периоды, когда шел тот самый карантин. И варианты доставки в целом существуют, потому что есть отдельный сегмент, именно доставка продукции – вот те компании, которые предоставляют эти услуги, в том числе и крупным ритейлерам.

Соответственно, зачастую, наверное, самый важный вопрос в реализации – это, наверное, все-таки кооперация. То есть фермерам для того, чтобы развиваться дальше, им нужно кооперироваться, им нужно объединяться для того, чтобы создавать какое-то более массовое предложение на рынке, чтобы опять же можно было конкурировать с какими-то более крупными агрохолдингами в части поставки товаров.

В целом в Европе многие производители – они в принципе небольшие. Они умудрялись даже раньше поставлять продукцию в Россию именно через кооперацию. То есть у них существуют кооперативы, которые объединяют такого рода небольших производителей различной продукции. Соответственно, эта продукция дальше аккумулируется, и кооператив уже ведет переговоры по поставке продуктов, условно говоря, в «Ашан», в «Метро», в другие компании.

Соответственно, с точки зрения тех же самых онлайн-продаж, кооперация в этом процессе могла бы позволять фермерам, именно небольшим фермерам, смотреть с какой-то уверенностью в будущее. То есть нужно объединяться.

Иван Гостев: Кооперироваться, в общем. В этом ключ, да?

Андрей Карпов: Кооперироваться.

Иван Гостев: Понятно. Спасибо большое, Андрей Николаевич.

Давайте сейчас послушаем звонок, нам дозвонился Владислав из Ленинградской области. Послушаем, где он покупает продукты. Владислав, буквально коротко ответьте нам на этот вопрос.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, добрый день. Да, я из Ленинградской области. Я покупаю продукты, как ни странно, в сетевых магазинах.

Иван Гостев: Почему?

Зритель: Потому что на рынках очень дорого, очень дорого. И качество, честно скажу, неприятное. Я вот купил на рынке помидоры – жесткие, черствые.

Дарья Шулик: А в магазине лучше качество?

Иван Гостев: Можно выбрать, да?

Зритель: Да, на мой взгляд. Но это чисто субъективный взгляд. Получилось так, что я, в принципе, остался приверженцем торговли в магазинах, потому что… Я еще не могу понять, что они продают на рынке и откуда. То есть где эти помидоры были выращены – на обочине дороги либо по-настоящему, в чистом поле?

Иван Гостев: Ну да, действительно, вопрос. Владислав, спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Гостев: Давайте узнаем у нашего следующего эксперта – Татьяны Дмитриевны Губиной, руководителя аппарата Картофельного союза. А узнаем вот что. Какая у нас сейчас ситуация с фермерами и с перекупщиками? Как фермерам все-таки продраться сквозь этот слой перекупщиков и наконец продавать свои товары людям?

Татьяна Губина: Добрый день.

Дарья Шулик: Татьяна Дмитриевна, здравствуйте.

Татьяна Губина: Да, здравствуйте.

Дарья Шулик: Мы с предыдущим спикером говорили про объединение…

Иван Гостев: Давай сейчас ответит на мой вопрос.

Татьяна Губина: Мы считаем, что фермерские рынки – это альтернатива торговым сетям, при очень большом моем уважении к этой структуре, которая помогает нам реализовывать основную часть продукции. Единственное, что…

Отвечаю на ваш вопрос: как избавиться от перекупщиков? Избавиться можно, только это будет выбор между производством либо торговлей, если фермер не хочет прибегать к каким-то другим способам реализации своей продукции. Фермер – он все же выращивает. Да, это красивая иностранная картинка, когда фермер всю неделю варил сыр, потом приехал в центр Парижа и на маленькой ярмарочке в течение воскресенья с утра его распродал.

В действительности мы сталкиваемся со многими проблемами, связанными с доставкой продукции, с организацией места продажи, с наймом, если фермер сам не может, персонала. Вот самое главное – люди. Кто будет продавать? Эти продавцы, которые меняются один за другим: кто-то запил, кто-то убежал. Это тоже проблема, которую нужно понимать.

Я сейчас, пока готовилась, буквально за минуту до этого зашла на сайт Департамента торговли и услуг Москвы и, действительно, нашла здесь эту услугу, по которой можно обратиться на этот сайт и получить бесплатно возможность встать на ярмарке выходного дня. Однако даже здесь на сайте есть такая ремарка: если эту услугу вам не оказали или отказали, вы встанете в шорт-лист, то есть вы будете ожидать своего места. Вопрос. Я фермер, я наварил молока, сделал творог, обратился за услугой, а мне говорят: «Ждите».

Дарья Шулик: «Подождите, пока молоко в простоквашу превратится». Да?

Татьяна Губина: Да. Понимаете, это все хорошо, здорово. Я очень люблю этот сайт, где можно получить бесплатную услугу. Но в отношении фермеров это подчас не работает. А почему? Потому что подчас места на этих красивых ярмарках, которые стоят в Москве, действительно занимают перекупщики. Плохо это или хорошо – покажет экономика фермера. Может быть, ему гораздо выгоднее этому перекупщику сдать свой продукт и не заморачиваться с этими проблемами, связанными с его реализацией.

Иван Гостев: Да, действительно это большая проблема.

Вот пишут из Ульяновской области: «Хорошие овощи и фрукты были в СССР. Сейчас такой продукции не найдешь». Вы можете прокомментировать буквально коротко? Как вы считаете, почему продукция стала хуже? К сожалению, у нас звонок сорвался.

Ну что же, мы обсудили эту тему. Давайте обсудим итоги. Наши зрители закупаются: в магазине – 74%, на рынке – 26%. Это данные нашего опроса.

Дарья Шулик: Все-таки магазины перевесили. Не доверяют, к сожалению, рынкам.

Иван Гостев: Скоро вернемся, после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
ТЕМА ЧАСА: реальные цены на овощи и фрукты