Продукты потеряли качество

Гости
Дмитрий Востриков
исполнительный директор Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз»
Алексей Егармин
сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей

Иван Князев: «Итак, качество продуктов резко снизилось за время пандемии», - так считает почти половина россиян, которых опросили в «Роскачестве». Какие это продукты? Большинство граждан отметили, что невкусной стала колбаса и деликатесы – 72% таких, 59% считает, что сильно пострадала в качестве молочная продукция, затем идут сыры, мясо, свежие овощи и фрукты. Также недовольны люди качеством кондитерской продукции и хлеба.

Марина Калинина: В общем, практически.

Иван Князев: А вот алкоголь пока держит свои позиции, хотя и с трудом – 20% опрошенных считают, что он стал хуже.

Марина Калинина: Так что же случилось с нашим пищепромом? Действительно на нас экономят производители, может быть, заменяют какие-то составляющие тех или иных продуктов? Или мы стали вредничать и привередничать? Звоните нам в прямой эфир, пишите, рассказывайте, заметили ли вы, что действительно качество продуктов упало или нет, или все осталось по-прежнему? Будем с вами общаться.

Иван Князев: Кстати, уже первые смски пошли, уже достаточно много. Новгородская область: «Порой мне кажется, что мы питаемся хуже африканцев, у тех все натуральное: корешки, жучки и т.д.» «Качество продуктов было отвратительным, теперь это вообще не продукты», - это уже телезритель из Московской области нам написал.

Марина Калинина: Дмитрий Востриков с нами на связи, исполнительный директор Ассоциации «Руспродсоюз». Здравствуйте.

Дмитрий Востриков: Да, добрый день.

Марина Калинина: Ну что же происходит, люди жалуются, что почему-то именно вот за время пандемии качество продуктов ухудшилось, и как вот Ваня перечислил, практически всех.

Иван Князев: Подтверждаете эти тенденции?

Дмитрий Востриков: Ну, здесь с самого начала хочется сакцентировать внимание, что это все-таки не исследование, это не объективные данные, а это субъективный все-таки опрос, потому что опрос не может нести в себе критерия, допустим, проверки продукта на соответствие указанному на упаковке. У нас сейчас проверяются все продукты на безопасность, и мы всегда являлись приверженцами тому, что что производитель нанес на упаковке, такой же состав должен быть самого продукта. В этом случае все нормально.

Иван Князев: Но мне кажется просто, Дмитрий Владимирович, когда субъективное мнение в этом вопросе оно может быть самым честным, потому что как человеку скажешь: «Колбаса хорошая». А он говорит: «Нет, невкусная». «Нет, хорошая, ты не понимаешь».

Дмитрий Востриков: Ну, я поэтому и говорю, что при опросе критерий качества, он каждым человеком воспринимается по-разному. Все-таки 57% опрошенных, они сказали, что качество осталось неизменным. И есть 4%, которые сказали, что улучшилось. Поэтому это субъективно и, наверное, с налетом некоторых психологических последствий 2020 года, который у нас был, к сожалению, не самым жизнерадостным ввиду ограничений, появившегося ковид и т.д.

Здесь, конечно, можно смотреть на то, что у нас не увеличивается покупательная способность населения, и торговые сети перестраиваются в связи с этим на более дешевый продукт. Поэтому если покупатель покупал одну торговую марку, потом перешел на более дешевую, то здесь действительно объективно может быть ухудшение вкусовых качеств, что влечет такие данные опроса. Но если мы посмотрим на исследования веерные, которые проводит «Роспотребнадзор», и сейчас система «Роскачества» добавилась со своими веерами, то мы не видим динамики ухудшения в продуктах питания.

Мы, наоборот, видим по некоторым категориям даже улучшение. Потому что те же колбасы, на которые пожаловались 72% опрошенных, в 2020 году «Роскачество» проверяло ту же докторскую колбасу и отметило улучшение по сравнению с исследованиями, которые они проводили в 2017-2018 году. Вот это более объективные критерии, потому что они проводятся в аккредитованных лабораториях, их проводят специалисты и выявляют все нарушения, которые возможны. Да, в одном образце попалась превышение по антибиотикам, но в 2017-2018 году таких случаев было больше.

Поэтому объективные данные, основанные на сертифицированных лабораториях, они говорят несколько об обратном. Здесь, конечно, психологический эффект, и то, что у нас розничная торговля стремится следовать за покупательскими трендами, и гонится за более дешевым продуктом. Он в любом случае будет безопасен, но, наверное, если в качество закладывать изначальное природное – то, к чему мы раньше привыкли в продуктах, наверное, здесь какие-то изменения есть...

Иван Князев: Этого уже найти сложнее и сложнее становится. Дмитрий Владимирович, мы-то как раз-таки привыкли больше с телезрителями общаться, поэтому давайте еще немного субъективизма добавим в наш эфир. У нас Галина на связи из Москвы, послушаем ее сначала.

Зритель: Здравствуйте. Проживаю в Москве, очень часто хожу в магазин. Если я беру там колбасные изделия или даже полуфабрикаты, в том числе котлеты готовые, которые прийти домой, только на сковородку положить, пожарить с работы быстренько. Оно все соленое, соли кладут столько, что есть невозможно без хлеба, например. А я вообще ем без хлеба, но без хлеба это есть невозможно соленое. Раньше в столовой придешь кушать, у тебя на столе всегда солонка стояла, ты мог посолить еду, а еда-то была нормально соленая. Сейчас полуфабрикаты и колбасы солят очень много, видимо, для того, чтобы продолжить срок годности или что? Для чего столько соли, я не понимаю.

А что касается сладких изделий, кондитерских, сахара кладут столько – приторно сладко, что когда ты ешь конфеты, они все одного вкуса, чувствуется только сахар. И само изделие конфеты или вкус какого-то печенья не чувствуется, чувствуется только один сахар. И почему так? Почему мы говорим о том, что мы употребляем много соли, мы употребляем много сахара, а тогда зачем? Как проверяют качество изделий, они что, не видят, что там много соли?

Иван Князев: Хороший вопрос.

Марина Калинина: Понятно. Дмитрий Владимирович, давайте еще послушаем мнение россиян. Наши корреспонденты спросили жителей Перми, Липецка и Бийска, стали ли по их мнению продукты хуже на вкус. Вот, что люди говорили. Давайте посмотрим, потом продолжим беседу.

ОПРОС

Иван Князев: «Сахар и пальма», - пишет телезритель из Удмуртии. Из Ленинградской области: «Почему кошка не ест колбасу?» Ставропольский край: «Курицу вообще невозможно есть в Пятигорске». Из Саратовской области: «Качество колбасы кошмарное, и рыба туда же – вся переморожена».

Марина Калинина: Дмитрий Владимирович, ну вот вместе мы посмотрели, послушали, что люди говорят. Смотрите, за время пандемии все-таки предприятия испытывали какие-то трудности определенные и вынуждены были идти на какие-то меры, чтобы сохранить сотрудников, сохранить свои предприятия и т.д. Были ли случаи, заменяли ли какие-то ингредиенты, стали ли заменять, чтобы более дешевая была продукция и чтобы люди могли покупать? Потому что покупательная способность людей, она тоже, в общем-то, мягко говоря, за пандемию упала. Чтобы удешевить продукцию.

Дмитрий Востриков: Даже у телезрителей постоянно сквозит, что качество перекликается с ценой, то есть вот у нас 7 лет уже не растут доходы покупателя.

Марина Калинина: Они падают.

Дмитрий Востриков: За эти 7 лет уже, наверное, технологически использованы все замены, потому что тот же розничный сегмент, который идет в тренде, они, естественно, в первую очередь гонятся за тем, чтобы продукт был более дешевый. То есть технологии отчасти позволяют это сделать, но, по-моему, тут все ресурсы исчерпаны. Поэтому да, технологически мы достигли того, что у нас в каждом магазине просто все полки заполнены, и не понятно уже, что только отсутствует по любому вкусу. Наверное, это с первозданными продуктами сильно отличается. Вот люди говорили про молоко...

Марина Калинина: Очень много жалоб на молоко, кстати.

Дмитрий Востриков: Оно было совершенно другой жирности, оно было совершенно другого вкуса. Но вот за эти годы технологического развития мы дошли до того, что слепая дегустация покупателей коровьего молока из-под коровы и промышленного, изготовленного из Tetra Pak, она приводит к тому, что неосознанно люди уже выбирают производственный образец и говорят, что вот это молоко вкуснее.

Иван Князев: Потому что они к нему привыкли уже.

Дмитрий Востриков: С точки зрения продуктов их вкусовые предпочтения уже меняются, то есть мы уже говорим, что вкуснее то, что изготовлено на заводе.

Иван Князев: Послушаем телезрителей. Наталья, Великий Новгород на связи. Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос по качеству продуктов. Очень много в продукты добавляется всяких добавок, которые очень вредны – вот эти Е всякие. И все об этом знают, что они вредны, они вызывают онкологию. У нас дети болеют онкологией раньше, чем, в общем-то, уже возможно. Все об этом знают. А почему разрешают добавлять?

И второе. Вот по качеству колбасы. Откуда будет хорошая колбаса, если свинью, корову, курицу кормят уже с какими-то добавками, чтобы они быстрее росли, развивались, и получается, что мясо, которое приходит на завод, оно уже некачественное. Оно уже с какими-то идет добавками. Это вредно для здоровья людей. И, главное, все об этом знают. Наверняка, и Правительство, наверняка и все в Думе. Но ничего по этому не делается.

Почему не запретят? Вот раньше были ГОСТы. И не дай Бог раньше, в советское время нарушить этот ГОСТ, это были такие штрафы, это людей с работы увольняли. Они все боялись что-то нарушить. А сейчас делай что хочешь, и никто за этим не смотрит.

Марина Калинина: Да, спасибо за точку зрения.

Иван Князев: Спасибо, Наталья.

Марина Калинина: Дмитрий Владимирович, буквально кратко, потому что про ГОСТы тоже очень много спрашивают: «Куда делись ГОСТы, какие ГОСТы сейчас и почему нельзя делать единый ГОСТ для всех?» Буквально пару слов.

Иван Князев: Сейчас я просто немножко дополню. Дмитрий Владимирович, у нас же сейчас есть так называемые технические условия, и там вот что хочешь, то и делай: хочешь такой хлеб пеки, хочешь другой хлеб пеки, колбасу так делай и сяк. Разве не так у нас?

Дмитрий Востриков: У нас есть ГОСТы, некоторые еще с советских времен гарантируют то, что продукт такой же, собственно, как был по ГОСТу, и есть тех условия. Тех условия – да, они проходят на безопасность продукта. И продукты действительно безопасные. Если посмотреть количество отравлений, то вы увидите, что они все годы, собственно, снижались.

То, что касается натуральности и применения различных технологий, тех же ингредиентов, у нас, во-первых, ветеринарное законодательство, оно построже, чем во многих странах мира, и многие запрещены, в частности, гормоны роста, о которых говорилось, чтобы животинка быстрее росла. Но здесь мы всегда балансируем на грани как раз вот доступности и экономической доступности продуктов и их изобилия, в том числе позволяем увеличить сроки годности. И это позволяют, собственно, там технологии.

Потому что мы даже начнем с простого. Урожай зерновых получаем вне зависимости от того, что засуха, погода благоприятствует, препятствует получению урожая, за счет технологий мы получаем стабильный урожай: и на экспорт отправляем, и себе остается. Поэтому здесь палка о двух концах. Если мы не будем применять технологии, у нас урожайность будет совершенно другая, и доступность продуктов будет хуже. Мы, с одной стороны, жалуемся, что цены растут, с другой стороны нам не нравятся технологии. И здесь вот приходится балансировать между двумя этими понятиями.

Марина Калинина: Спасибо за ваш комментарий. Дмитрий Востриков, исполнительный директор Ассоциации «Руспродсоюз».

Иван Князев: Спасибо. Но все-таки это два разных принципиальных момента. Безопасность продуктов – да, наверное, в лабораториях там все подтвердят, что они безопасны. Но вот качество за счет этих тех условий, о которых мы говорили, оно как раз-таки и страдает.

Марина Калинина: А главное, что невкусно.

Иван Князев: Николай, Санкт-Петербург.

Марина Калинина: Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Да, по поводу качества продуктов. Колбаса очень стала плохая, то есть сосиски покупаем – дорого, дорогие сосиски, но их даже кошка не ест у нас. То есть добавляют туалетную бумагу. Молоко – это вообще, как можно молоко, что до следующего года хранится в холодильнике. Потом стало качество плохое хлеба. Хлеб мы покупаем, а просто пустой какой-то хлеб. И этим раньше занимались в «Роспотреб», а сейчас перестали этим заниматься, раньше как-то следили за качеством продуктов, а сейчас просто начихать на народ. Даже добавляют пальмовое масло – это вообще уму непостижимо, это нельзя добавлять. Везде, куда ни глянь, везде пальмовое масло добавлено.

Иван Князев: Да, спасибо за ваше мнение.

Марина Калинина: Спасибо. Но вот сообщений очень много по этой теме. «Хочу литовский сыр, рижские шпроты, финское масло, немецкую колбасу». Челябинская область: «Колбасы, сосиски беру очень часто, покупаю мясо в деревне».

Иван Князев: Ну вот очень много жалоб действительно на колбасные изделия: из Ленинградской области, Краснодарский край, Свердловская область, Архангельская – все про колбасу, про колбасу. Где-то соленая действительно, где-то крахмала много.

Еще один телефонный звонок у нас.

Марина Калинина: Наталья из Тамбова. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Я – Наталья, звоню из Тамбовской области. Добрый день.

Иван Князев: Добрый.

Зритель: Хотелось бы сказать, если меня слышат в прямом эфире. Алло, слышите меня?

Иван Князев: Да, вас вся страна слышит.

Зритель: Хорошо, пусть слушает вся страна, я думаю, со мной многие согласятся. Государство вообще, по-моему не контролирует пищевую промышленность совершенно. Абсолютно. И хотелось бы от государства большего участия, а то получается так, что везде уменьшают контроль качества, чтобы никаких предпринимателей меньше всего беспокоить, их не контролировать. А вот на простых людей как бы наплевательски все относятся.

Взять вот Nescafe, допустим, кофе растворимый. Ну откуда его везут, как его производят? Совершенно кофе растворимый пить невозможно. Шоколад, конфеты – все удешевляется. Все абсолютно удешевляется, качество не контролируется, ни хлеб. Я знаю такие пекарни, где они работают 5-6 лет, никакой контроль там никогда и в жизни...

Иван Князев: Ну, понятно, Наталья, нужно усиливать контроль за качеством.

Марина Калинина: Спасибо. Давайте дадим возможность ответить нашему эксперту. Алексей Егармин с нами на связи, сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей. Алексей Викторович, здравствуйте.

Иван Князев: Алексей Викторович, скажите, пожалуйста, вот что. А можно ли, даже на государственном уровне, именно вот такой жесткий контроль за качеством осуществлять? Не за безопасностью, за качеством я говорю. И при этом каким-то образом сохранять цены. Ведь мы понимаем, что одно с другим очень сильно связано.

Алексей Егармин: На государственном уровне, конечно, можно. Причем, обратите внимание, что зачастую качество и безопасность – это понятия, которые находятся неотделимо близко. Если мы говорим о качественных продуктах, то они безопасны. Если мы говорим о безопасных, то они, как правило, качественные.

Ну, естественно, имея такой инструмент как государство в целом – со всей этой регуляторной машиной, со всеми ведомствами, необходимыми для того, чтобы поддерживать эти параметры на высоком уровне, конечно это сделать можно. И совершенно не в ущерб стоимость товаров. Мы можем находить примеры в международном масштабе, как это делается, и неплохо получается. Поэтому было бы желание, как говорится.

Иван Князев: Вопрос только, как это сделать. Люди жалуются: много соли в колбасе, много добавок. Но делай ты ее из натурального мяса, это в три раза дороже. Какое в три? В десять раз дороже будет все стоить, если ты будешь именно по такой технологии делать.

Алексей Егармин: Здесь я с вами не соглашусь.

Иван Князев: И при этом отравиться ты и вроде как сильно не отравишься, не умрешь ты от нее.

Алексей Егармин: Давайте разделим. То, что есть колбаса, которая колбаса, как телезритель говорит, а есть колбаса, которая представляет из себя некий балластный корм. Мы не будем сейчас рассматривать, потому что это другое – это другая категория продуктов. А то, что вы говорите, будет ли она дороже? Да, действительно, на сегодняшнее время самое расхожее мнение, что она будет дороже.

Но давайте посмотрим, это же привело к тому, что мы на протяжении десятилетий не обращали на это внимания. И просто позволяли вот этим производителям, вот у вас картинка сосиски, добавлять туда, мягко скажем, то, что мы в нормальном, добром здравии не съедим, если нас заставить. А будут заставлять. Вот в колбасе в закамуфлированном виде все это, оно, вроде как, скармливается.

Поэтому знаете, что дороже – это непонятно, потому что последствия от употребления этого корма, они достаточно серьезные и совершенно небезобидные, как может всем показаться. И мы этих людей лечить будем, и мы этих людей будем содержать, если они потеряют свое здоровье, поэтому задача государства – сделать продукты питания продуктами, а не кормом. А задача контролирующих органов – смотреть, чтобы этот корм так называемый не попадал к нам на полки, потому что, подчеркиваю, он наносит ущерб национальному здоровью.

Не каждого в отдельности гражданина. Мы сейчас не говорим о том, что мы его хотим заставить здоровым быть, вести более правильный образ жизни и питания. Нет, это проблемы нашего национального масштаба, понимаете? И совершенно необязательно, что это колбаса. Я вам могу сказать, что если вы придете в магазин и посмотрите на продукты полуфабрикаты быстрозамороженные, быстрого приготовления, то ничего, кроме такого шока вы испытать не сможете.

Собственно говоря, там вообще все еще хуже. Там вместо говяжьих котлет выдаются какие-то субстанции, сделанные из кишок, жил и какого-то растительного бутера и пальмового масла, как здесь заметили. И это сплошь и рядом, понимаете? Обман, подтасовка фактов, вот эта выдача названий одних продуктов, под ними располагаются совсем другие несъедобные – это большая проблема.

Но смотрите, это же не вчера возникло, и до сих пор никто не наказан. Вот почему так происходит? Вот это самый большой вопрос, который есть. Почему ни один директор завода, который делает нам псевдомолоко и сбывает его в магазинах, не наказан? Ни один директор магазина, который сбывает нам котлеты, сделанные как написано из говядины, а по факту сделанные из какого-то растительно-жирового...

Марина Калинина: Ну, они же все говорят: «Они же, эти котлеты, они же безопасные, вы же от них не умрете, не отравитесь». А из чего они.

Алексей Егармин: Здесь другое, извините, Марин, здесь вопрос сложный. Потому что что значит безопасные? В моменте, если вы их съедите с утра, то к вечеру вы не умрете. Это совершенно точно. А вот что будет с вами через год, другой – это вопрос достаточно серьезный. И здесь я бы уже сказал, что безопасностью здесь не попахивает. Если вы будете регулярно употреблять вот этот корм, то ваш пищеварительный тракт, и мой тоже, и нашего населения, он не предназначен для перемалывания, переваривания костей, кишок, и в любом случае мы нанесем вред здоровью.

Иван Князев: Потом язвы, панкреатиты, проблемы с печенью и т.д.

Марина Калинина: Хорошо. Что делать?

Алексей Егармин: Если проведем корреляцию между этими заболеваниями, то поймем, что как только мы начали продукты сомнительного качества, заболеваний такого рода стало больше.

Марина Калинина: Что делать?

Алексей Егармин: Что делать. Ответ очень простой.

Иван Князев: Тех условия отменять?

Алексей Егармин: Понимаете, отменять тех условия – это один из шагов. Вообще у нас есть замечательный «Роспотребнадзор». Ну, наверное, надо привести к тому состоянию сейчас оборот продуктов, что мы должны понимать, что молоко – это молоко, масло – это масло. Если кто-то вместо масла туда добавил какой-то жир или что-то растительное, говяжий там, свиной – любой, значит это преступление против нашего общество. Значит людей надо отвадить, понимаете как? Но это уже другое, это уже регуляторика, и здесь должны подсоединяться все. И запретить просто в магазинах продавать не продукты, замаскированные под продукты.

Я же говорю, что здесь набор очень большой от радикальных мер, о которых я сейчас говорю, до экономических, чтобы мы поддерживали своего производителя, чтобы он производил хороший, качественный товар безопасный.

Марина Калинина: Ну, хорошо. А почему за столько лет, как вы уже говорили в начале нашей беседы, ничего не было сделано? Никто действительно не наказан, никто не оштрафован, ни одно предприятие не закрыто именно по этим причинам?

Алексей Егармин: Давайте подумаем, что мы здесь своими рассуждениями можем сдвинуть этот айсберг с мертвой точки. А вот почему. Потому что даже когда мы обращаемся как «Национальный союз потребителей» в компетентные органы и говорим: «Смотрите, мы обратили внимание, что котлетки-то не те, надо бы задать вопросу производителю и его подельнику продавцу, что они сбывают населению», мы ответов не получаем или получаем пространные какие-то ответы, что: «Вы знаете, вам нужно обратиться к производителю».

А что нам его спросить: «Уважаемый директор завода, что тебя привело к такому состоянию, что ты вместо говядины туда кишки с рогами пихаешь, в эти котлеты, и продаешь их за говяжьи?» А он посмеется и скажет: «Да вы не мешайте мне жить и наслаждаться жизнь, я же деньги зарабатываю на этом». Ну, иными словами, понимаете, надо жестче реагировать на это все.

Вот много случаев. Ведь пару лет назад мы все смотрели по телевизору творог, который горит, молоко, которое там сделано с примесью гипса – такое тоже было, это я не придумываю. Это я видел из средств массовой информации, и вы, я думаю, тоже. Где эти люди наказаны? Где они? Пора бы их найти. Это не такая сложная задача. Поэтому была бы воля, мы бы все это дело уже привели.

Вот сыр у вас сейчас на заставке идет. А вы знаете, что это один из самых проблемных продуктов? Он содержит этих растительных жиров с превышением, и вообще непонятным свойством. Во много раз превышает это все допустимое. Мы его едим и наносим ущерб организму. Где действие товарищей, которые за этим следят? Ну, давайте сделаем общественный резонанс, общественную дискуссию, заставим, в конце концов, поднять, извините, некие места со стульев и посмотреть, что же там производители делают и что же там их подельники продавцы сбывают нам. Если зафиксировали факт, что это не то, давайте доведем дело до конца. Но поймите, здесь как надо сделать прививку от этого всего. Прививки иногда бывают с побочными эффектами.

Иван Князев: Поэтому мы эту тему и поднимали. Спасибо. Алексей Егармин, сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей был с нами на связи.

После несерьезных новостей, которые буквально уже скоро будут в эфире, мы будем обсуждать, во что мы верим, насколько мы суеверны, верим ли мы в приметы и в какие.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (3)
Владимир
При чём тут пандемия, которой кстати и нет, и качество продуктов? Продуктов кстати тоже нет! Грех называть продуктом корм который продают в продуктовых магазинах. Снижение качества корма, постоянная тенденция. Так что произошедшее снижение качества произошло независимо от несуществующей пандемии.
Коля
После отмены ГОСТ на продукты и введения ТУ пища потеряла вкус задолго до пандемии .
Игорь
По моему мнению и многие сомной согласятся , да сейчас типа изобилие продуктов но в большинстве случаев всё отрава и синтетика и химия уже и до хлеба добрались берут фуражное нискокачественое зерно дешевое производят серую муку добавляют белила разрыхлитель и пекут хлеб который через 72 часа изнутри портиться и воняет!!! Так же и консервы а в колбасе нету мяса, а в молоке нету молока что это за продукты отрава!!!! Зато гордятся куда смотрит хоть кто нибудь раньше ГОСТ был , качество а сейчас обдиралово и травля людей!!!!