Профиль в соцсети вместо резюме

Профиль в соцсети вместо резюме | Программы | ОТР

Что мы рассказываем о себе работодателям в интернете и могут ли уволить из-за поста в сети?

2020-11-17T14:23:00+03:00
Профиль в соцсети вместо резюме
Цена на хлеб. Всё дорожает. Где лекарства? Теме недели с Сергеем Лесковым. Школа уже не та. Капремонт. Трезвый Новый Год. Наши мужчины. Как найти работу
Россия ограничивает экспорт зерновых. Кто от этого выиграет: потребитель или производитель?
Почему выросли цены на продукты?
Сергей Лесков: Судьба Марадоны ставит вопрос: талантливых людей много, но почему некоторые остаются на этом уровне, а другие считаются гениями…
Российские лекарства: почему их почти нет?
Вот это мужчина! Какими себя видят россияне – обсудим итоги соцопроса
Нашли работу на бирже? Центры занятости хотят перепрофилировать в кадровые агентства
Реальные цифры: что с ценами?
Первого и второго – без спиртного? Надо ли запретить продажу алкоголя в начале января
Новостройки хотят освободить от взносов на капремонт. Это правильно?
Гости
Татьяна Нечаева
юрист HeadHunter, эксперт по трудовому праву
Наталья Переверзева
эксперт по управлению персоналом и выстраиванию продуктивных коммуникаций, кандидат философских наук

Денис Чижов: Ну а сейчас вполне себе такая серьезная тема. Все мы с вами часто что-то пишем в социальных сетях, в Instagram, в «ВКонтакте», в «Одноклассниках», но у этого есть последствия. По данным опроса SuperJob, каждая 10-я российская компания увольняет своих сотрудников за посты в интернете. Так как это стало настоящей проблемой, многие кадровики начали отсеивать кандидатов с сомнительными аккаунтами еще на этапе подбора персонала.

Марина Калинина: Ну вот и в новостях мы достаточно часто слышим истории, когда от жизни в интернете зависит реальная жизнь и карьера. Вот некоторые из них.

СЮЖЕТ

Денис Чижов: Такие вот истории. Мне больше всего Кэтрин жалко за «спиногрызов», по-моему, совершенно несправедливо поплатилась.

К нам присоединяется Наталья Переверзева, эксперт по управлению персоналом, руководитель консалтинговой компании. Наталья Юрьевна, ну мы видим, что действительно проблема-то есть уже, и дайте рекомендации нашим телезрителям, которые будут устраиваться на работу или просто у них есть странички, они уже работают, что не нужно писать в социальных сетях, чтобы не дай бог не повлияло это на карьеру. На что вы обращаете внимание?

Наталья Переверзева: Ну, давайте начнем с того, что есть, можно выделить несколько факторов, по которым в принципе могут рассмотреть увольнение с тем акцентом, что в юридическом, скажем, законодательном аспекте у нас нет обоснований, для того чтобы увольнять, поэтому все эти увольнения происходят по соглашению, по заявлению, по собственному желанию, думаю, юрист ваш об этом уточнит.

Денис Чижов: Ага.

Наталья Переверзева: Так вот те факторы, которые можно рассматривать в качестве предпосылок, подоплек к увольнению, это могут быть социально-психологические факторы, когда руководителю, коллективу некомфортно в принципе то, что пишет сотрудник. Например, это может быть очень яркий сотрудник, харизматичный, который пишет какие-то, возможно, полупровокационные или провокационные посты. Если более сдержанные коллеги, это может раздражать.

Второй фактор. Это может быть юридический характер, то есть когда информация может в принципе вредить с точки зрения конфиденциальности той корпоративной структуре, той системе, в которой сотрудник работает. Об этом всегда нужно знать и помнить.

Может быть, скажем, моральный аспект. Вот то, что сейчас было показано с точки зрения учителя, когда-то был случай, что там в купальнике учитель выставил фотографию свою, ее уволили. То есть есть определенный статус, есть определенный образ каких-то позиций, мировой судья, юрист, учитель, которые в нашем менталитете нужно каким-то образом тактично соблюдать. И даже если мы что-то себе позволяем, по крайней мере не выкладывать это с видео открытым в соцсетях. Ну вот такие простые, в общем-то, рекомендации.

Сейчас, я думаю, прежде всего стало больше специалистов по подбору, HR-специалистов смотреть изначально соцсети нас, потенциальных сотрудников. И вот в этом плане больше уделяют внимания как негативным возможным сторонам проявления, то, что пишет человек, конфликтности, провокационности, конфиденциальности, которую он может нарушить, некорректности в общении в целом, стилю, такту поведения.

Но в большинстве это зависит от должности, уровня должности и от специфики деятельности, сферы, функционала позиции, на которую специалист рассматривается. То есть, допустим, если это специалист PR, диджитал, если это спикер, если это человек, который работает в такой харизматичной сфере, я бы сказала, то его активность в соцсетях будет приветствоваться, он будет дальше в большом приоритете, чем более закрытые, скромные коллеги, конкуренты, кандидаты.

Ну а что касается позиций руководства, особенно в госорганах, в таких крупных структурах, то, безусловно, будут смотреть прежде всего на этичность, на неконфликтность, на соблюдение конфиденциальности какой-либо, которые... Ну этических, моральных, конечно, сторон самого человека, на это, безусловно, сейчас обращают внимание.

Марина Калинина: Наталья, смотрите, мы как-то немножко, потихоньку, со временем перенеслись несколько в другую эпоху, на мой взгляд, в системе подбора персонала. То есть получается, что по большому счету твое резюме – это то, что ты пишешь в соцсетях, и работодатель твою характеристику там читает и составляет на тебя какой-то свой портрет, получается так. Это какая-то новая ступень, вот эти соцсети привели к такому...

Наталья Переверзева: Смотрите, все очень индивидуально. У нас есть, была, можно сказать, такая открытая интересная соцсеть, она иностранная, LinkedIn, которая практически профессиональная, в которой был полностью профиль всех сотрудников. Сейчас LinkedIn закрыт в России, но кто-то выходит там через VPN-доступы, но это была как раз платформа поиска специалистов и работы.

Марина Калинина: Но это немножко другое.

Наталья Переверзева: То, что касается Facebook, здесь не всегда профили людей отражают их профессионализм, их профессиональные интересы и в принципе то, чем они занимаются. Большинства все-таки, мне кажется...

Марина Калинина: Но тут не в профессионализме дело. Мы же посмотрели вот этот сюжет, там как раз о том, что люди думают, образ их мыслей, что они выкладывают, что они пишут, чем они делятся.

Наталья Переверзева: Но здесь не про профессионализм, здесь как раз про ментальность, назовем это так, про интересы...

Марина Калинина: Да.

Наталья Переверзева: На это действительно сейчас обращают внимание при подборе ключевых и топовых позиций. Но наш век действительно открытого такого позиционирования людей, превалирующее большинство людей общаются в соцсетях, это занимает по различным опросам, статистическим данным чуть ли не до 30–40% времени иногда у людей, когда они там утром, в обед, вечером зависают в этих соцсетях абсолютно разных.

Денис Чижов: Наталья, а вы сказали, обращают внимание кадровики – на что именно? Насколько глубока эта проверка, как правило? Просто страницу открывают или прямо изучают в интернете, ищут, на каких вы форумах что-то оставили, запись какую-то? Насколько глубока эта проверка обычно?

Наталья Переверзева: Смотрите, есть проверка HR-специалиста, который вообще сейчас часть специалистов мы ищем через соцсети.

Денис Чижов: Ага.

Наталья Переверзева: На это обращаем внимание, и на интересы, и на менталитет, и на яркость, и на профессиональные качества, которые могут проявляться, с кем общается, круг общения. Но это все равно более-менее...

Денис Чижов: Круг общения – имеете в виду, кто у тебя в друзьях в социальной сети, вот на это смотрят?

Наталья Переверзева: Да.

Денис Чижов: А если ты добавляешь в друзья всех подряд и не знаешь этих людей, это может повлиять?

Наталья Переверзева: Это... Ну, насколько это может повлиять? Это просто говорит о неизбирательности человека, без понимания, к какому кругу он сам принадлежит. То есть можно определить узкий круг, то есть человек более закрытый, есть широкий круг, это говорит о большем позиционировании себя на широкую аудиторию и об определенной системе мотивации, ценностях человека, допустим, важен статус, признание и так далее. То есть эти все нюансы психологически можно анализировать именно по соцсетям.

Что же касается аспекта проверки служб безопасности, то тут уже, конечно, более глубокая может быть проверка и на выражения... Как они говорят, есть специальные речевые программы, которые именно мониторят кандидатов по их проявлениям в соцсетях и выдают определенные данные.

Денис Чижов: Что-что-что? Что за речевые программы? Можете пример привести, какая может быть запись и что она повлекла за собой?

Наталья Переверзева: Ну, я вам сейчас навскидку не скажу, что это за название. Просто я работала именно в одной из компаний, мы подбирали им специалистов, программистов, и они разрабатывали речевые программы, которые анализируют весь, скажем, массив интернет-пространства и соцсетей и могут выявлять по каким-то ключевым запросам нежелательные, скажем, выражения, которые проявляют...

Денис Чижов: Вот это вот страшно, по-моему, Марина, потому что компьютер-то может ошибаться. Может быть, случайно написал какое-то слово, имел в виду другое, а компьютер идентифицировал себя как террориста какого-то.

Марина Калинина: А ты тридцать пять раз подумай, прежде чем слово написать.

Денис Чижов: Придется думать.

Марина Калинина: Павел из Московской области у нас на связи. Павел, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Ну вот по поводу врачей, учителей и судей, женщин, допустим, которые и так зажаты в своих профессиях, допустим, сейчас врачи в COVID, судьи в своих делах, учителя среди, значит, давления родителей, учеников. Почему они не могут расслабиться в соцсетях в свое свободное время? Относятся они не к кругу учителей, скорее всего, в свое свободное время, а к кругу человека, вот.

И по-моему, надо менять тут не взгляд этих людей и учитывать ментальность человека, а, скорее всего, ментальность уже менять по отношению к этим людям, потому что они такие же люди. Если они еще их будут зажимать помимо на работе в их тяжелых условиях, еще и в свободное от работы время, ну... Все-таки нужно как к людям к ним относиться.

Денис Чижов: Ну да, куда-то нужно выплеснуть эмоции, я понимаю, о чем вы говорите.

Зритель: Ну безусловно, безусловно!

Денис Чижов: А вы зарегистрированы в социальных сетях, Павел?

Зритель: Ну, я умею только почту послать электронную, есть мои работы там как бы профессиональные. А в соцсети я не вхожу уже сколько, лет 5, зарегистрирован я в Facebook и в Twitter, но мне приходит: «Вы ни разу не входили...»

Денис Чижов: Активную жизнь там не ведете, понятно.

Зритель: Ну у меня есть чем заняться, как бы я пустое такое общение непонятно с кем не очень-то приветствую.

Денис Чижов: Понятно, ваше мнение принято, спасибо, Павел, большое.

Наталья, возвращаемся к вам. Ну а как же действительно быть с тем, что человеку нужно выплеснуть эмоции? И вообще соцсети – это как бы, с одной стороны, публичная жизнь, но с другой-то все равно же личная. Какая разница, что я там пишу?

Наталья Переверзева: Ну, в общем да. У нас в соцсетях, мне кажется, в большинстве из соцсетей есть определенные сейчас настройки, на кого вы раскрываете ту или иную информацию, которую вы публикуете. Есть близкий круг, друзья, есть все, есть выборочно, кому бы вы не хотели, чтобы эта информация была раскрыта.

Я думаю, что если уж очень хочется выплеснуть какую-то эмоцию, разрядиться каким-то образом, то, наверное, нужно выбирать этот круг общения. Или если вы уж настолько видите для себя облегчение, стресс-фактор снять через публикацию, вот такое распространение в массовое сообщество той или иной реакции своей, видео, фотография или текстовые какие-то публикации, то по крайней мере нужно понимать те риски и те возможные эффекты как положительные, так и негативные, которые будут последствиями такой публикации. Это может быть не только увольнение, это может быть просто много противоречивых высказываний в ваш адрес со стороны множества людей, у нас у каждого свои ценности, понятия и так далее.

То, что касается врачей, учителей, у нас многолетнее, наверное, за сотни лет сложившееся определенное понимание ценностей таких, как профессии врачей, учителей, юристов, наверное, какая-то этика деловая и общественная, человеческая, социальная в любом случае должна соблюдаться. Если мы включим постоянный мат, неуважение, провокационные какие-то посты, здесь очень, скажем, непонятно, как можно реагировать, даже если это просто выплеск рядового человека, а не профессионала, в каком моменте он это публикует.

Денис Чижов: Спасибо большое, Наталья.

Марина Калинина: Спасибо. Наталья Переверзева, эксперт по управлению персоналом, руководитель консалтинговой компании.

Денис Чижов: Вот из Башкирии интересное сообщение: «Уволить могут не только за соцсети. Меня, например, уволили за усталость, от меня очень сильно устали», – пишет человек из Башкирии.

Марина Калинина: У нас есть небольшой сюжет. «В соцсетях вы пишете с оглядкой на руководство?» – спрашивали наши корреспонденты у прохожих на улицах. Давайте посмотрим и послушаем, что люди отвечали.

ОПРОС

Денис Чижов: Ну и теперь юридическая сторона вопроса. К нам присоединяется Татьяна Нечаева, юрист HeadHunter, эксперт по трудовому праву. Татьяна, можете как юрист прокомментировать, насколько правомерно, если... Опять же мы знаем, тебя де-факто уволят, конечно же, не за социальные сети, то есть найдут какой-то повод. Можно это потом как-то оспорить, не знаю?

Татьяна Нечаева: Да, безусловно, законным увольнение будет являться только лишь в том случае, если сотрудник у нас с вами нарушает тот или иной внутренний регламент либо нормативно-правовой акт, который у нас есть в компании. Значит в этом случае, что, скорее всего, вероятнее всего, с вероятностью 90% все-таки работодатель будет подводить ту или иную статью, например за дисциплинарное нарушение, при увольнении за тот или иной пост конфликтный, который был отражен в социальной сети.

Но нельзя забывать также, что социальные сети несут еще определенные риски, связанные с разглашением конфиденциальной информации, коммерческой информации, которая, безусловно, если придается огласке, придается огласке через соцсети, естественно, здесь мы можем уже говорить о других каких-то вещах. И здесь уже может быть увольнение по статье конкретно, да, за вот этот пост, потому что у работодателя будет достаточно большая доказательственная база, достаточно уверенная доказательственная база того, что в данном конкретном случае было совершено дисциплинарное правонарушение данным работником. Но еще раз оговорюсь, что, конечно, нужно, чтобы в локальных актах компании было отражено то или иное поведение допустимое.

Денис Чижов: А вот как же быть с учительницей вот этой вот Кэтрин, которая... ? Она что нарушила? Вы смотрели сюжет, учительницу уволили за то, что она на видео в соцсети просто назвала учеников спиногрызами. Закон-то не нарушен никакой, по-моему.

Татьяна Нечаева: Если честно, не знакома с этим сюжетом.

Денис Чижов: Ну вот я вам рассказал, она просто в соцсети назвала учеников спиногрызами. И ей сказали, так сказать, этика нарушена, вы учитель, у вас высокое звание, а вы такими вещами занимаетесь.

Татьяна Нечаева: Да, все верно, здесь действительно можно ставить вопрос о том, что поведение являлось аморальным либо неморальным. Здесь с точки зрения Трудового кодекса на педагогах лежит дополнительная ответственность, связанная непосредственно с их поведением, связанная с ведением их социальных сетей...

Денис Чижов: Ответственность лежит, но юридически-то это же не прописано.

Татьяна Нечаева: Юридически прописано, статья 81 ТК РФ у нас предусматривает увольнение, если...

Денис Чижов: Так.

Татьяна Нечаева: ...будет сочтено и будет достаточная доказательственная база того, что преподаватель, например, либо другое лицо, которое, скажем, воспитательные функции осуществляет, связанное с детьми, связанное с другой категорией людей, будет доказано, что действительно вот этот поступок характеризует человека как лицо, которое совершило аморальный поступок, который противоречит его функциям как преподавателя и накладывает негативный эффект на всех остальных людей, которые носят вот эту вот должность.

Денис Чижов: Ага.

Марина Калинина: А смотрите, Татьяна, еще такой вопрос. Если, например, ну действительно человек не устраивает руководство по тем или иным причинам и руководство начинает ковыряться вот в этих соцсетях, чтобы найти какой-то повод, чтобы от человека избавиться. Человек это чувствует, понимает, и работодатель ставит его в такие рамки, что «дружочек, я вот нашел, ты там что-то написал, мне вот это не нравится».

Денис Чижов: Компромат.

Марина Калинина: Ты не выдал никакие тайны, ничего-ничего, просто написал свое мнение по какому-то пункту. И он его так мягко подводит, что «ну давай по собственному желанию». Вот что этому человеку делать, если он формально, в общем-то, ничего не нарушил.

Татьяна Нечаева: Смотрите, история следующая. На самом деле работодатель крайне редко прибегает к таким способам, как увольнение за вот такие нарушения, потому что на самом деле судебные практики в нашей стране еще как таковой большой, популярной, естественно, нет.

Важно понимать, что работник как лицо, знающее свои права прежде всего, должен помнить, что если же при трудоустройстве либо в дальнейшем он подписывал тот или иной локальный акт в компании, либо это может быть правила внутреннего трудового распорядка, либо, может быть, это кодекс этического поведения, в компании который принят (это для примеров, конечно, названия, могут быть совершенно иные), но это будет внутренний какой-то регламент, который будет предусматривать то или иное поведение.

Если работник с ним ознакомился, если работник его подписал, то работодателю в принципе будет вполне резонная причина, для того чтобы такой диалог в принципе начинать вести. Если же этого не было, то, как правило, работодатели не будут на это давить, у работодателей есть другие инструменты, для того чтобы работника, который, допустим, не исполняет свои обязанности надлежащим образом, его уволить.

Денис Чижов: Достаточно тонкий, тонкий такой вопрос, конечно, здесь получается. Татьяна Нечаева была с нами на связи, спасибо большое.

Ну вот сообщения какие пишут наши телезрители интересные. «Учителя, врачи и судьи в силу своей профессии должны быть святее Папы Римского, а вы тут говорите про спиногрызов», – написали. И принимаем вопрос от Михаила в завершение из Иркутской области. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас, буквально кратко, потому что у нас время заканчивается.

Денис Чижов: Да-да-да.

Зритель: Кратко. Ну, прежде всего я как старый марксист могу сказать одно, что все по законам диалектики взаимосвязано и обусловлено. И нельзя сказать, что человек, который, знаете, на работе из себя строит строгого, порядочного глубоко, так сказать, в быту проявляет вот такие качества низменные, ну не может такого быть. Или он, что называется, не имеет закваски, что называется, стержень, или, так сказать, следовательно, ему не место там, понимаете?

Марина Калинина: Понимаем. Спасибо большое.

Денис Чижов: «Облико морале» – это очень важно. Начали с соцсетей, закончили марксизмом, вполне неплохо.

Марину Калинину я покидаю, а у нее рубрика впереди «Промышленная политика», не пропустите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)