Профилактика бедности

Гости
Александр Сафонов
проректор Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономических наук

Тамара Шорникова: Так плавно от подорожания как раз…

Иван Князев: Да-да-да, вновь о ценах.

«Сдерживать цены не нужно, лучше раздайте людям деньги на продукты», – с таким предложением выступили в Торгово-промышленной палате. Там заговорили о целевых выплатах нуждающимся категориям. Вопрос: кому и сколько раздавать? И за счет чего? Выплаты сделать постоянными или все-таки это будут какие-то разовые акции?

Тамара Шорникова: И какие продукты на эти деньги можно будет купить? Спросим у экспертов.

Как вы считаете, сдерживать цены или лучше деньги людям? А может, и то, и другое? Пишите, звоните, высказывайте свое мнение.

Приглашаем эксперта.

Иван Князев: Да. Александр Сафонов у нас сейчас на связи, проректор Финансового университета при Правительстве России. Здравствуйте, Александр Львович.

Александр Сафонов: Добрый день.

Иван Князев: Как охарактеризуете эту инициативу? С одной стороны, конечно, бизнесменов понять можно – им издержки надо как-то покрывать. И им не очень хорошо, когда цены придерживают. Но, с другой стороны, а сколько денег тогда людям платить? И кому? И какие категории?

Александр Сафонов: Ну, я сразу напомню, что этот вопрос ставится в повестку дня уже не один год. Если вы помните, обсуждался вопрос о введении карточек специальных, продуктовых, для и использования в ритейле.

Иван Князев: конечно.

Александр Сафонов: Тем не менее эта проблема остается насущной.

Я сразу хотел бы отметить несколько нюансов в отношении этого предложения ТПП. Ну, во-первых, собственно говоря, целевые выплаты, связанные с подорожанием продуктов, – это нехорошо. Почему? Потому что опять же ТПП, которая должна учитывать рыночные взаимоотношения, обязана понимать, что следствием дополнительных денег, которые появятся у малообеспеченных людей, которые ранее не могли их приобрести дорожавшие товары, этим следствием будет дальнейший рост цен.

Поэтому это не способ прекращения роста цен. И на следующем этапе опять государству придется увеличивать объемы субсидирования бедных семей. И так до бесконечности. Поэтому ценовая инфляция в этих секторах будет продолжаться.

Поэтому здесь, конечно, нужно действовать рыночным способом, если говорить о рыночных механизмах, – развивать альтернативные или, скажем так, дополнительные мощности, которые бы позволили создать конкуренцию и за счет выделения из числа производителей наиболее эффективных поддерживать низкую себестоимость продукцию, тем самым стабилизировать цены. Ну, как это происходит везде за рубежом.

Ну а если у нас пока это не получается, то, с точки зрения интересов всех категорий домохозяйств… Потому что нужно понимать то обстоятельство, что у нас, скажем так, черта между бедностью и почти бедностью – в один рубль. И это все равно создаст дополнительные обременения для очень большого количества семей, которые получают заработную плату или доходы на низком уровне, но чуть выше прожиточного минимума.

Поэтому государству нужно использовать все-таки те механизмы, которые бы помогали сохранять реальные доходы для всех категорий населения, независимо от размера заработной платы и нахождения за чертой бедности.

Тамара Шорникова: Александр Львович, понятные вещи говорите про возможную инфляцию и так далее. Однако огромное количество SMS сейчас приходит в эфир, вот некоторые из них. Краснодарский край, прямой вопрос от Михаила, пенсионера: «Мне денег дадут на еду? У меня пенсия – 11 975 рублей». Ксения Жемчужная в чате нашего телеканала на сайте: «Когда дадут малоимущим талоны на еду? Одна болтовня, результатов нет», – это город Пенза. «Давно пора помогать. В этом нет ничего плохого. Такая помощь должна быть постоянной. И люди должны жить, а не выживать», – это Костромская область.

Иван Князев: Ну, много таких сообщений.

Тамара Шорникова: То есть большое количество людей действительно считают, что эта мера нужна сейчас, чтобы помочь людям действительно выжить. Все-таки разговор про наращивание мощностей и так далее – это на перспективу. А здесь и сейчас конкретно мы видим (и статистика это показывает) люди экономят на еде. Существенно уменьшились траты на мясо, на овощи и так далее – просто не могут себе позволить.

Александр Сафонов: Тамара, но это же происходит в первую очередь и оттого, что у нас доходы стоять на месте. Поэтому, например, необходимо также двигаться в сторону повышения МРОТ. То есть это более быстрое движение, и оно охватывает сразу же очень большое количество людей. Тем самым, если мы будем проводить индексацию минимального размера заработной платы с учетом в первую очередь не просто этого соотношения медианных доходов, а в том числе с учетом продуктовой инфляции, то, соответственно, это более такое серьезное решение проблемы.

Дело в том, что для того, чтобы выдать деньги, нужно, соответственно, внести изменения в бюджет, а это не быстрое движение. Это раз. Во-вторых, предусмотреть дополнительные средства, произвести перераспределение этих средств с одной статьи на другую статью. Но это все опять же требует…

Тамара Шорникова: Александр Львович, а мы же быстро вроде бы это отработали в период пандемии – вот те самые разовые выплаты семьям. Достаточно оперативно все происходило.

Александр Сафонов: Ну, вы помните, что оперативно происходило по той простой причине, что в первую очередь… вернее, не в первую очередь, а это коснулось всех семей. То есть был подход такой: не по уровню дохода, а по наличию детей. Поэтому и очень легко было это сделать, довести эти денежные средства до всех семей, которые имеют детей, поскольку эти данные находятся в Пенсионном фонде без проблем. Соответственно, да, действительно, были дополнительные деньги выделены из ФНБ.

Но это была такая совсем критическая ситуация, когда люди сидели без работы, как вы помните. Сейчас уже такой ситуации нет. Соответственно, это потребует, скажем так, более сложного механизма определения, кому эти деньги платить, кому не платить. Опять же будет включена эта идеология прожиточного минимума. Надо будет доказывать, что есть доходы или нет доходов.

Иван Князев: Да и вообще, Александр Львович (простите, пожалуйста, что перебиваю), с точки зрения экономики, вот эта мера такая: «У населения нет денег? Давайте мы раздадим». Ну, как-то это не очень по-экономически, прямо скажем.

Александр Сафонов: Да, Иван, очень правильный взгляд на эту тему. Понимаете, нужно все-таки профилактировать ситуацию, при которой у населения будет периодически возникать дефицит денег на самое необходимое – на те же самые продукты питания.

Иван Князев: У нас же не какой-то маленький феодальный поселок: есть стало нечего – давайте больше денег дадим. Мне кажется, просто другие экономические механизмы включать надо.

Александр Сафонов: Ну конечно, да. И потом, не забываем о том, что у каждого субъекта Российской Федерации свой собственный бюджет. Где-то дадут, а где-то не дадут. А должна быть общая система обеспечения людей доходами, с тем чтобы государство постоянно не занималось только социальной защитой.

А для этого совершенно другие рычаги применяться должны, как я уже сказал. Это более быстрая индексация заработной платы, например, МРОТ того же самого. Это индексация тех же самых пенсий, пособий по нуждаемости, которые предусматриваются в зависимости от социального статуса. Если они будут двигаться более быстрыми темпами…

Сейчас же у нас ведь как происходит? У нас происходит сначала рост цен, а потом, через год, проведя индексацию, мы как бы закрываем этот дефицит. И получается, что у нас реальные доходы всегда догоняют инфляцию. Ну, значит, в этом случае нужно это делать более часто, более быстро, чтобы люди не ощущали вот этого провала в реальных доходах и не было нужды обсуждать эту историю.

Но с повестки дня все равно не должна сходить тема, связанная с развитием конкуренции, с совершенствованием…

Иван Князев: Александр Львович, мы сейчас поговорим об этом. Я просто предлагаю сначала телефонный звонок принять, выслушать телезрителей.

Тамара Шорникова: Любовь, Уфа. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я тоже хочу сказать, что… Вернее, не тоже хочу сказать. Вопрос: «Бедным дадут на еду?» А зачем раздавать деньги, заработанные людьми? Надо не раздавать деньги, надо давать людям работу, а не считать и высчитывать, кто сколько получил. Дайте работу! Сколько может человек заработать – столько он и зарабатывает. Я обращаюсь к правительству, конечно, не к вам. Дать работу надо. Надо открывать рабочие места. Надо в этом помогать людям. Люди страдают. Дети, молодежь без работы. Надо профобразование давать. Надо как можно больше бесплатного образования давать людям, детям нашим.

Иван Князев: Любовь, спасибо, спасибо вам, поняли мы ваше мнение.

Александр Львович, по поводу создания конкурентной среды: а у нас возможности-то еще остались что-либо конкурентоспособное создавать? Или производство и так уже подошло к низу этой себестоимости, что уже нельзя ниже просто производить те же продукты или что-то еще?

Александр Сафонов: Вы знаете, во-первых, никто не отменял экономического анализа и выявления, собственно говоря, за счет чего в первую очередь происходит это инфляционное развитие. Вернее, как это называется иначе в экономике – рост дороговизны. То есть надо выявлять те факторы, которые в большей степени влияют на увеличение цен. И именно в этих секторах экономики и развивать конкуренцию.

То есть если проблемы, связанные с топливом, например, с теми же самыми ценами на бензин, то, соответственно, правительство должно принимать решения по поводу создания дополнительных мощностей, которые позволяют, например, развивать альтернативные виды энергии (тем более мы движемся в сторону «зеленой» экономики), с тем чтобы потребность в нефти на внутреннем рынке сокращалась. И тем самым повышалась бы конкурентоспособность других, альтернативных источников энергии, удешевляла расходы тех компаний, которые занимаются производством продуктов питания.

Если это речь идет о логистике – значит, нужно развивать логистические центры, опять же создавая эти конкурентные преимущества.

Если мы таким образом не будем действовать, то у нас всегда будет ситуация складываться: хвост вытянем – клюв застрянет. То есть постоянно такие качели. Мы периодически видим с вами, что растут цены то на крупу, то на масло, то на мясо.

Я хочу вспомнить только один такой очень хороший, замечательный пример. Когда правительство поставило перед собой задачу создать конкуренцию западным производителям по тем же самым «ножкам Буша», мы сняли проблему, связанную с дефицитом птичьего мяса в буквальном смысле за несколько лет. И здесь действовали совершенно другие механизмы: не раздача денег на эти «ножки Буша» и поддержка западного производителя, а создание крупных агрокомплексов, которые закрыли эту потребность на 100%.

Ну, то же самое нужно делать и по другим направлениям. В конечном итоге, если у нас не получается это делать за счет внутреннего рынка, то должен быть, как в советское время, например, государственный экспортер, который… вернее, импортер, который закупает более дешевые зарубежные товары и пополняет резервы России, чтобы снижать цены.

Иван Князев: Ну понятно.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще один телефонный звонок вместе. Здравствуйте, Валерий. Забайкальский край на связи.

Иван Князев: Валерия.

Зритель: Валерий.

Иван Князев: А, Валерий.

Зритель: Скажите, пожалуйста, я подпадаю под такую статью? Ну, не под статью… «Бедным дадут на еду?». У меня общее заболевание, третья группа инвалидности. Я попадаю под это или нет?

Тамара Шорникова: А какой у вас доход?

Зритель: Да у меня пенсия скачет, нестабильная она, непостоянная – то восемь, то 10 500. Вот так.

Иван Князев: Это как так?

Зритель: Ну, у меня третья группа инвалидности. Получается, с учетом ЕДВ. Вот такая непостоянная у меня пенсия.

Иван Князев: Валерий, понятно.

Зритель: Ну, 8 тысяч.

Тамара Шорникова: Да, Валерий, спасибо за ваш звонок.

Действительно, вопрос важный: кто такой бедный? Как его будут определять? Например, SMS из Самарской области: «У меня пенсия – 10 тысяч. Зарплат – тоже 10 тысяч. Из них квартплата – семь, лекарства – две. 11 тысяч на жизнь. Мне помощь не дадут, так как все вместе – пенсия и зарплата – вроде бы хорошо, а я живу впроголодь», – пишет нам телезритель.

Как вы считаете, нужно ли… Мы часто в этой студии обсуждали как раз критерии бедности, кому помогать в первую очередь и так далее. Все-таки у нас бедные кто в стране?

Александр Сафонов: Ну, у нас официально к бедным относятся те люди, которые получают доходы ниже прожиточного минимума. Это исторический критерий, применяется с начала 90-х годов, и он не менялся. Единственное, что изменяется – расчеты оценки прожиточного минимума. Как мы помним, раньше это делалось на основе потребительской корзины, а с этого года мы перешли на систему процентного взаимоотношения к медианному доходу и к медианной заработной плате, если речь идет о МРОТ. А прожиточный минимум – это медианный доход средний.

Ну понятно, что любая методика не решает главную проблему, а именно то, о чем говорят наши зрители: качественное питание и чувство комфорта, связанное с жизнью.

Иван Князев: Ну да, тут как цифрами ни крути… Вот смотрите, что пишут наши телезрители: «Пенсии надо все-таки индексировать, и больше индексировать». «Лучше всем, получающим пособия, выплачивать периодически компенсацию», – это из Московской области. «До пенсии три недели, две тысячи осталось на еду. Как прожить?»

Александр Львович, если коротко, может быть, вот такой вариант: механизм сдерживания цен все-таки оставить и каким-то образом посмотреть, ну не знаю, может быть, в качестве временного какого-то механизма тем людям, которые пишут эти SMS, когда осталось две тысячи на еду, все-таки каким-то образом? Вопрос назрел-то уже.

Александр Сафонов: Вы знаете, я уже сказал, что, в принципе, конечно, можно рассматривать этот механизм предоставления талонов, но опять же все это упрется в размер прожиточного минимума. И там не будут же смотреть, осталось две тысячи или три тысячи до конца периода получения пенсии. К сожалению, здесь без более быстрой индексации, опережающей, и без гарантии минимальных доходов не обойтись. И, как я же сказал, здесь нужны очень серьезные проектные работы, с тем чтобы ликвидировать узкие места, приводящие к росту дороговизны продуктов питания.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Александр Сафонов, проректор Финансового университета при Правительстве.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)