Прогрессивные сортировочные технологии

Прогрессивные сортировочные технологии
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Максим Савинков
директор компании «СиСорт»
Роман Саломатин
заместитель директора Ассоциации «Росспецмаш»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Начался новый год, а значит – будет много новых предприятий, новых людей, новой продукции. Будем обо всем этом, как всегда по вторникам, рассказывать. Ну, в общем, начнем.

Вот мне интересно у вас спросить: вы знаете, как работают фотосепараторы? Они могут отделять мелкую соль, какие-то примеси от нее, вплоть до бытового мусора. Вот мы специально с нашей съемочной группой поехали в Барнаул на предприятие «СиСорт» – именно там выпускают эти сепараторы. Работа у них непростая. Вот сейчас будем разбираться со всем этим.

Максим Савинков у меня в гостях, директор компании «СиСорт». Здравствуйте, Максим.

Максим Савинков: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Роман Саломатин, заместитель директора ассоциации «Росспецмаш». Роман, приветствую вас.

Роман Соломатин: Добрый день.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет о предприятии «СиСорт» (напомню, находится оно в Барнауле), а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну, у вас не только программисты хорошие, а вообще все рабочие – хорошие люди, очень приятные. Я спросила в начале программы, знают ли люди, как работают фотосепараторы. Вот сообщение из Ярославской области пришло: «Если честно, я даже слова такого не знаю». А вы это все производите.

Как зародилась вообще эта идея? Ведь 2013 год – все-таки год непростой. И вы с нуля это производство решили запустить.

Максим Савинков: Ну, само слово «фотосепараторы»… Все началось с того, что у меня был небольшой маслозавод, мы делали ядро подсолнечника, «раздевали» семечку и продавали 3 тонны. Первый наш аппарат мы установили на собственное производство. И вдруг случился… Теперь это называется словом «инновация». Мы стали продавать 90 тонн в месяц этой продукции. Ее следует чуть-чуть доочистить. А по-английски эти аппараты назывались colour sorting machine.

Марина Калинина: Ну, по цвету. Давайте объясним русским языком.

Максим Савинков: Да, сортировщик по цвету. И для того чтобы было понятно, мы придумали сложносочиненное слово «фотосепаратор». И после этого стали использовать в русском языке такое слово «фотосепаратор». То есть мы как раз и придумали это слово. Вот как-то так.

Марина Калинина: Ну, принцип вообще обычному человеку… Вот я приехала на завод, и я совершенно не понимала, как можно… Эти семечки примерно одного размера, но разного цвета, с какими-то добавочками, и они в разные ящики рассыпаются. Где вы умы взяли вот эти, которые все это придумали?

Максим Савинков: Ну, я хочу, знаете, про каждую семечку сказать, каждое зернышко. У нас каждое зернышко – фотомодель, потому что мы фотографируем с обеих сторон несколькими камерами. Таким образом, у нас получается, что в час один аппарат делает порядка 100–200 миллионов фотографий. И мы из этих 200 миллионов фотографий выбираем хорошие зернышки и плохие зернышки. И у нас получается такая сортировка.

А умы как магнитом притянулись друг к другу. То есть случайно, скорее всего. «Ваша история успеха?» – «Повезло, наверное».

Марина Калинина: Роман, скажите, насколько вообще этот бизнес в России развивается сейчас, вот эти сепараторы? Это же для сельского хозяйства нужно, да? Про мусор мы будем обязательно говорить, потому что это тоже большая проблема, большое направление.

Роман Саломатин: Сейчас у нас развиваются очень разнообразные направления, а особенно инновации, которые производит и делает компания «СиСорт». Они сейчас в тренде. Еще несколько компаний тоже, так скажем, пытаются в этом направлении работать, но пока «СиСорт» остается все-таки передовиком производства. Они находятся сейчас на вершине, так скажем.

Марина Калинина: А вообще насколько это новое направление для нашей страны? Раньше сидели и гречку перебирали ручками

Роман Саломатин: Да, для нашей страны это очень новый и это прямо инновационный продукт, который, так скажем, появился, можно сказать, из ниоткуда и очень интенсивно развивается, потому что традиционно все-таки у нас применение механических способов сортировки и очистки. То, что предложили коллеги – это в тренде, причем общемировом. Это не только касается нашей страны, а это касается и общемировой практики, потому что с развитием различных направлений производства, как вы отметили, и сортировки мусора, и еще чего-то, каких-то материалов, да, необходимы какие-то особенные условия и технологии, которые позволят это очень качественно сортировать и отделять один продукт от другого.

Мы сейчас в ролике посмотрели, специалисты сказали, что даже зерно различных культур… то есть по размеру, по весу оно одинаковое, но оно отличается именно по своей структуре. И эту структуру может отличить только именно фотосепарирование, то есть когда мы просвечиваем, фотографируем и получаем либо спектральный анализ, либо какое-то фотографическое изображение. И за счет этого мы можем отсортировать. И никакая механическая сортировка нам в этом не поможет.

Марина Калинина: Максим, а кто вообще в мире лидер по производству такого оборудования? Мы как-то можем вклиниться туда и за границу поставлять?

Роман Саломатин: Конечно. Мы не только можем, а мы уже вклинились туда. В мире порядка 156 компаний, которые производят для сельского хозяйства подобное оборудование, и порядка десятка компаний, которые производят для рециклинга. В рециклинге традиционно первые японцы и немцы. А в сельском хозяйстве это итальянцы, англичане, а также японцы, американцы. Сейчас еще китайцы, кстати, активно набирают обороты мировые.

Мы тоже внесли свою небольшую лепту. Нам удалось, начиная с 2015 года, поставить в 26 стран наше оборудование. Самая далекая страна – это ЮАР и Ирландия, а самая интересная – это Лимпопо. У нас там стоит…

Марина Калинина: Ух ты! А там что сортируют, в Лимпопо?

Максим Савинков: В Лимпопо у нас стоят три аппарата, и они сортируют орехи, которые идут на экспорт. Бармалеев там нет, нормальные люди.

Марина Калинина: А вот по ценам мы можем с ними конкурировать? Я имею в виду – по цене за это оборудование. Или китайцы давят все равно?

Роман Саломатин: Ну смотрите, ситуация такая. Если брать абстрактно, то преимущество именно нашего российского оборудования – это все-таки конкурентоспособная цена. Все-таки мы во всех сегментах производим немного дешевле (пускай незначительно дешевле, но дешевле) при сопоставимом либо лучшем качестве.

Я могу привести пример немножко из другой области. Как коллеги мне говорили, доходит до того, что… Как раньше к нам в Россию завозили и перемаркировывали, переклеивали, так сейчас наши коллеги поставляют продукцию на экспорт, и на нее клеят…

Марина Калинина: Переклеивают наклейки, что ли?

Роман Саломатин: Переклеивают наклейки, да.

Марина Калинина: Максим так заулыбался.

Роман Саломатин: И выдают за европейских производителей. Поэтому мы конкурируем. Конечно, с китайской продукцией, наверное, сложно, так скажем, напрямую сравнивать, потому что в Китае существует очень серьезная государственная поддержка любого промышленного производства и экспорта, и они затрачивают на это очень колоссальные ресурсы.

Но опять же что касается цены и качества, то все-таки наша продукция существенно качественнее, потому что все-таки Китай в большей степени ориентирован, наверное, на массовое производство, а все-таки наши производители, в частности коллеги, они все-таки фанаты своего дела, и они ориентированы именно на признание и построение своего имени – не просто что-то продавать, а именно разрабатывать, совершенствовать и двигаться в своих технологиях и в своем производстве.

Марина Калинина: Максим, раз уж мы про поддержку китайского правительства заговорили. Вот у нас в стране есть поддержка вообще государства таких предприятий? Все-таки непростое предприятие.

Максим Савинков: Конечно, есть поддержка. У нас в стране существует порядка тысячи видов федеральной поддержки (как финансовой, так и нефинансовой) и порядка 750 видов региональных видов поддержки. Поддержки всевозможной очень много.

Марина Калинина: Но она полезна?

Максим Савинков: Конечно.

Марина Калинина: Чем можно пользоваться? Вот вы чем-то пользуетесь?

Максим Савинков: Да. То есть на разных жизненных циклах предприятия существуют разные типы поддержки. Когда предприятие небольшое, ему интересны субсидии и гранты. Когда предприятие чуть больше становится, интересна нефинансовая, консалтинговая поддержка и дешевые деньги. Когда предприятие совсем большое, крупное становится, то тогда интересен вопрос дешевых денег. Когда…

Марина Калинина: А налоговые льготы, например, вот для таких инновационных предприятий?

Максим Савинков: Вы знаете, я про налоговые льготы, честно… Ну, я знаю, что есть территориальные налоговые льготы, но у нас нет налоговых льгот. Ну и ничего страшного. То есть мы как бы в едином налоговом поле существуем

Марина Калинина: Вообще ваше предприятие не совсем обычное. У вас там даже рабочие с высшим образованием – что меня очень сильно удивило. Скажите, вы на свои силы рассчитываете все время? То есть сами, как государство в государстве, насколько я понял.

Максим Савинков: Вы знаете, мне 43 года, женат, двое детей…

Марина Калинина: Это важно.

Максим Савинков: И всю свою сознательную жизнь – 25 лет – я предприниматель. В этом отношении я всего лишь навсего месяц работал по найму, а все остальное время был предпринимателем – тем человеком, который несет ответственность за себя, за своих сотрудников. И в этом отношении как-то так повелось за эти 25 лет, что мы ровно так и существовали.

Марина Калинина: Сообщение из Краснодарского края: «Какие молодцы! Оказывается, у нас уже есть производство сортировочной техники для мусоросортировки. Значит, не за горами и переработка. Дайте возможность нашим умельцам себя проявить. Почему мусоро-реформаторы усиленно лоббируют мусоросжигательные заводы?» Ну, наверное, это не к вам вопрос. Давайте…

Максим Савинков: Ко мне. Почему нет?

Марина Калинина: К вам?

Максим Савинков: Все ко мне.

Марина Калинина: Да, давайте тогда.

Максим Савинков: Мы сделали первый аппарат… То есть я немножко издалека отвечу на этот вопрос.

Марина Калинина: Вообще вы несколько лет назад (вы об этом уже говорили) сделали этот аппарат для сортировки мусора.

Максим Савинков: Да. Но сейчас мы его начали тестировать. Протестировали в Иваново, то есть в полевых условиях. Он себя отлично показал. Мы сейчас из экспериментального сделали два промышленных образца. В феврале месяце в Москве два этих образца… в феврале и в начале марта мы запустим, и два образца уже заработают на реальных предприятиях, принося реальную пользу.

Сейчас реформа по сортировке мусора постепенно набирает обороты. А сердцем и ядром возвращения вторичных материальных ресурсов являются либо люди, которые руками сортируют, либо наши аппараты, которые мы придумали и производим. Ну, аппараты это могут делать 24 часа в сутки, и они чуть лучше людей это делают. То есть все больше и больше будет использоваться подобных аппаратов.

Марина Калинина: Из Нижегородской области сообщение: «Почему мусорные заводы только ввели, а там до сих пор работают люди, а не ваши фотороботы?»

Максим Савинков: Дайте нам три года. Отвечу словами Ленина: приезжайте вы к нам года этак через четыре – и вы увидите, как на каждом предприятии будет работать подобное оборудование.

Марина Калинина: Роман, вот это направление насколько вообще сейчас будет развиваться? Потому что одной компании, которая будет делать эти сортировочные машины для мусора, явно мало. И вообще мусороперерабатывающие заводы… Все говорят, что все завалено мусором, но как-то плохо движется все это дело.

Роман Саломатин: Ну знаете, здесь, скорее всего, некоторая инертность в целом нашего государства, потому что у нас немножко исконно не было это направление, так скажем, в поле зрения и в развитии. У нас проще было куда-то свозить, складировать это все и забывать. Почему у нас и возникает сейчас вопрос свалок. То есть вопрос неоднозначный.

С точки зрения развития предприятий, так скажем, если наше государство сосредоточится на это, и, может быть, не только государство, а именно мы как потребители или производители этого мусора тоже как-то изменим свой фокус внимания на это, мы поймем и придем к тому, что необходимо сортировать и перерабатывать все-таки те отходы жизнедеятельности, которые у нас получаются, то, понятное дело, тенденция будет на то, чтобы не одно предприятие такое у нас было, как «СиСорт», а еще ряд предприятий, которые в этом направлении будут работать.

И я думаю, «СиСорт» – они все равно настолько, так скажем, развились или разовьются, что здесь конкуренция им и самим не повредит, как в любом промышленном производстве. Ну и во-вторых, если это будет развиваться и будет спрос на это оборудование, то, конечно, производители начнут это производить.

Но пока (лично мое мнение) все-таки это зависит от какого-то, так скажем, фокуса внимания именно со стороны государства, чтобы было принято решение, как уже обозначили, не сжигать, не складировать, а именно перерабатывать. Ну, пока у нас, вероятно, хватает ресурсов других…

Марина Калинина: Земли много еще, да?

Роман Саломатин: Ну, не то что земли много. Тут же все связано с тем, что именно природные ископаемые либо материалы, которые у нас в достаточном количестве, и нет необходимости какой-то повторной, вторичной переработки. У нас, можно сказать, первоисточник. Наша страна – самая богатая страна в мире. Почему это развивается в других странах? Потому что нехватка ресурсов ведет к тому, что другие страны сосредоточились…

Марина Калинина: И потому что территории не такие большие, да?

Роман Саломатин: И территории, да, и сосредоточились на том, чтобы делать повторную переработку того же пластика, металла и всех других материалов. Это связано не только даже в первую очередь, скорее всего, с экологией, а именно с той точки зрения, что есть необходимость дешевых ресурсов – чтобы не закупать где-то эти материалы, а именно использовать вторично то, что уже было произведено.

Марина Калинина: Максим, а насколько вы чувствуете как предприниматель, как руководитель завода вот эту тенденцию к потребности в таком оборудовании? Или все-таки как-то…

Максим Савинков: Вы знаете, тут надо сразу понять, какими масштабами мы размышляем. Если мы размышляем сегодняшним месяцем или 2020 годом, то потребность только начинает развиваться. Но давайте задумаемся о том, что мы оставим своим наследникам через 20 лет, через 50 лет. Если мы таким образом, как сейчас, будем относиться к нашей природе, то и оставлять будет через 100 лет нечего. Подумайте о том, что человечество и тысячу лет проживет. А через тысячу лет что будет?

И в этом отношении тут надо заглядывать с этой точки зрения. То есть не в этом году, так через 10 лет эта технология все равно будет востребованной. И в тренде как раз те люди, которые задумываются даже не о частном будущем своей компании, а о той территории, на которой мы живем.

То есть я всегда говорил: когда не математика будет царицей наук, а природоведение, Алтайский край будет центром мира, потому что мы в этом отношении в Алтайском крае, по крайней мере, что-то оставляем потомкам. В Горном Алтае определенные ограничения на производственные предприятия. То есть через 500 лет он будет такой же Горный Алтай, как и все остальное. Чего не скажешь о другом.

Поэтому идея этого рециклинга – это идея цикличной экономики. Цикличная экономика как раз в противовес сырьевой экономике стоит. Это и возобновляемые источники энергии, это и циклически возвращаемое сырье, однажды добытое в виде углеводородного топлива и служащее несколько раз человеку, как металл. Отказ от одноразового потребления, то есть от сиюминутной прибыли.

Потому что в сырьевой экономике чем больше мы потребляем, чем больше мусорим, тем богаче становятся предприятия. То есть это такой парадокс получается. И пока мы идеологически не придем к разумному потреблению, то говорить о рециклинге, о цикличной экономике не приходится. А наше оборудование – это всего лишь навсего маленький паззл той большой…

Марина Калинина: Той большой системы, да?

Максим Савинков: …картины мира, которую мы оставляем. Так вот, мы как предприятие пропагандируем разумное энергопотребление, разумное потребление ресурсов, так как мы считаем, что, на сегодняшний взгляд, это правильно. И поэтому мы в этом отношении как бы не сильно в рынке, зато сильно в тренде. Почему? Потому что об этом пытаются размышлять многие, а мы чуть-чуть делаем.

Марина Калинина: Спасибо, спасибо большое. Как всегда, время пролетело незаметно. Максим Савинков, директор компании «СиСорт», и Роман Саломатин, заместитель директора ассоциации «Росспецмаш».

Ну а прямо сейчас – производственные портреты работников компании «СиСорт».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски