Производителей обложат налогом «на тару»

Производителей обложат налогом «на тару» | Программа: ОТРажение | ОТР

Молочка станет дороже, а будет ли чище?..

2021-03-30T20:25:00+03:00
Производителей обложат налогом «на тару»
Газификация: 90% к 2025 году. Мусорная реформа – на «тройку»? Саммит по климату. Центры занятости по-новому. Техосмотр под камеру
Александр Бузгалин: Советский Союз мог быть интеграцией только на основе социалистического проекта. На основе капиталистического проекта его создать нельзя. Это урок и Ленину, и стране
Встреча по-соседски
Смените климат. С какой повесткой выступил Владимир Путин на климатическом саммите?
Президент нажал на газ
Жителям Кыштыма выставили счёт в 25 млн рублей за подключение домовладений к газу. СЮЖЕТ
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Гости
Любовь Меланевская
исполнительный директор ассоциации «Промышленность за экологию» РусПЭК
Константин Синецкий
генеральный директор Ассоциации предприятий молочной промышленности «Кубаньмолоко»

Марина Калинина: Ну что, начнем нашу первую тему обсуждать, о ценах поговорим. Как говорится, ни дня без новых предупреждений о росте цен, мы как-то уже с этим свыклись, но все равно не перестаем удивляться. Вот сегодня, например, от имени производителей молока выступил Союз промышленников и предпринимателей: по их словам, цены на молоко в стране могут резко повыситься.

А вот в чем дело. Дело в том, что с 1 января следующего года производители должны будут утилизировать всю свою упаковку, а те, кто этого не сделают, будут платить экосбор по двойному тарифу. Да еще и вводится обязательная цифровая маркировка товара, все это увеличивает себестоимость продукции, а, в общем, в итоге цена на молоко, по предварительным пока оценкам экспертов, может подскочить на 10–15%.

Константин Чуриков: Ну и как это у нас обычно бывает, в правительстве что сделали? – сразу же опровергли грядущее повышение цен. Насколько я понимаю, это сделала вице-премьер Виктория Абрамченко.

Марина Калинина: Ага.

Константин Чуриков: Но мы верим правительству, но мы проследили, как было ранее с предупреждениями о повышении цен. Итак, внимание на экран. Апрель 2020 года, Зерновой союз обещает подорожание зерна на 5–15%; в Минсельхозе отвечают, что ситуация стабильна, предпосылок нет; в итоге макароны дорожают на 12%. В начале прошлого года картошка поднялась на 16%, Минсельхоз в мае уверял, разовая акция, все будет хорошо, в итоге цены взлетают уже сначала на 33%, в феврале на 40%. Похожая история с ценами на яйца. Вот, кстати говоря, была информация, что Минсельхоз-то сказал, что производители больше не будут повышать цены на яйца, но вот смотрим на неделю с 15-го по 22 марта, цены на яйца у нас продолжают расти. Этот список можно продолжать.

Но мы лучше побеседуем сейчас с Константином Синецким, это генеральный директор Ассоциации предприятий молочной промышленности «Кубаньмолоко». Константин Васильевич, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Константин Синецкий: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте сейчас, прежде чем какие-то оценки, на сколько может подорожать молочная продукция, давайте отдельно поговорим об этой вот экологической упаковке, о ее утилизации. Вот по вашим оценкам, на сколько это тяжелое бремя? Сколько затрат потребует от вас?

Константин Синецкий: Ну, мы являемся некоммерческой организацией и объединяем как раз молокоперерабатывающие предприятия юга России, называемся поэтому уже Южный молочный союз. Мы оценили ситуацию, мы видим, что экологический сбор до этого, вот взяли для примера несколько крупных предприятий. Например, предприятие, которое перерабатывает в районе 400 тонн молока в сутки, оно в настоящий момент оплачивает экологический сбор примерно 6,5 миллионов в год. Для него это вырастет минимум в 5–6, посмотрим, какие решения будут приняты, может, немного больше раз, естественно, это уже будет 20–25 миллионов.

Константин Чуриков: Упаковка в 5–6 раз подорожает фактически?

Константин Синецкий: Нет, это именно экологический сбор.

Константин Чуриков: Ага.

Константин Синецкий: Потому что и до этого он взимался, он взимался уже в течение 5 лет, и нам когда предложили высказаться по поводу вот этой инициативы, считаем ли мы ее приемлемой или неприемлемой, мы не смогли однозначно ответить на этот вопрос, потому что у нас остался свой вопрос. Очевидно, что экологические вопросы нужно решать и тонуть в мусоре планета Земля не должна, но нас интересует: вот тот экологический сбор, который в течение 5 лет взимался, он куда потрачен? То есть на что именно не хватает денег? Зачем сейчас увеличивать еще? Ведь никто не отменяет тарифы за вывоз мусора с граждан. И получается, вот это повышение этого экологического сбора должно быть, естественно, и контролируемым, и понятным, тогда предприятиям будет понятнее, за что они платят.

И тоже обращу ваше внимание, этот экологический сбор повышается для всех отраслей, здесь, конечно же, опять молочная отрасль оказалась в центре внимания еще и потому, что расходы этим экологическим сбором для нее не ограничиваются, у нас есть гораздо более такая острая проблема, которая нависла над отраслью, – это цифровая маркировка.

Константин Чуриков: «Честный ЗНАК», это наш был отдельный вопрос, Константин Васильевич, вы прямо вперед забегаете. Давайте мы сначала пока с упаковками разберемся.

Марина Калинина: Да. Вот скажите, вот эта утилизация 100%-я своей упаковки, насколько она вообще, в принципе технически возможна в России? У нас что, есть перерабатывающие заводы, которые в таком объеме будут это перерабатывать?

Константин Синецкий: Вот вы практически конкретизировали именно наш вопрос, который мы и хотим задать, прежде чем давать оценку этой инициативе. То есть насколько эффективно будут расходоваться ресурсы, сборы, которые возрастут многократно, и как израсходованы уже предыдущие полученные экологические сборы, а их ни много ни мало по Краснодарскому краю за 5 лет мы насчитали больше 100 миллионов.

Константин Чуриков: Я сейчас просто процитирую пресс-службу вице-премьера Виктории Абрамченко. Значит, сегодня там было сказано, что «новый экологичный подход и по экспертным оценкам, и по расчетам Минэкономразвития не приведет к росту цен», цитата по «Интерфаксу». Константин Васильевич, если такие затраты, так они увеличатся на утилизацию этой упаковки, значит, давайте попробуем просто понять, вот эти закупочные цены одного пакета молока или одной бутылки молока, если оно в бутылке, насколько они вырастут? И в магазине какое увеличение цены это даст?

Константин Синецкий: Вот, мы как раз подошли к самому корню вопроса. Здесь насколько вырастет цена в магазине, ведь еще зависит от того, готов ли покупатель эту цену будет заплатить. Поэтому, скорее всего, по нашим прогнозам, исходя из того, что покупательная способность населения и так на достаточно низком уровне, большинство расходов ляжет именно на производителя молока и на его переработчика, и именно из их средств будут оплачены все вот эти вот экологические сборы, маркировка и так далее. А покупатель, я хочу напомнить здесь грустную историю конца 17-го – начала 18-го года, когда неожиданно для многих цена на молокосырье, она вообще зимой традиционно должна расти...

Константин Чуриков: А, так вы про этот век говорите? А то я прямо вздрогнул уже, да. Все, наш, этот век, XXI.

Марина Калинина: Ха-ха-ха.

Константин Синецкий: Да. Но цена на молокосырье настолько сильно упала именно из-за того, что покупатель перестал покупать в магазине подорожавшую продукцию, что образовалась продукция на складе предприятий, предприятия не могли ее реализовать, полки были забиты, а, естественно, цена на молокосырье для производителей упала, потому что это молоко невозможно было закупить, потому что и так было все затарено, и производители начали испытывать серьезные проблемы вплоть до того, что они были готовы порезать коров и отказаться от молочного производства. Вот сейчас...

Марина Калинина: Константин Васильевич, а скажите, почему именно производители молока наиболее остро чувствуют вот эту проблему утилизации тары? Потому что есть же производители воды, разных напитков, это тоже те же бутылки, те же пакеты.

Константин Синецкий: Ну, здесь только моя личная оценка. Я, конечно, тоже слежу за этими новостями. Скорее всего, у тех, кто высказался на эту тему, просто сдали нервы.

Марина Калинина: Ага.

Константин Синецкий: Здесь, скорее всего, предприятия молокопереработки для себя уже поняли, с сожалением отметили, что по вопросу цифровой маркировки дискуссия зашла в определенный тупик, здесь уже никто не слушает доводов молочной отрасли о том, что это самая дорогая, которая была известна нам, инициатива государства для молочной отрасли, и многие из предприятий просто не переживут, они не найдут денег, для того чтобы реализовать это должным образом. Многие уже рассматривают вопросы, чтобы отказаться либо от ряда ассортиментных наименований своей продукции, либо вообще отказаться от ведения бизнеса и уйти в другие сферы ведения бизнеса, где эта цифровая маркировка не предусмотрена.

Константин Чуриков: Константин Васильевич, вот по поводу цифровой маркировки, «Честный ЗНАК», тоже короткий вопрос и короткий ответ: ваша оценка, на сколько это поднимет цену конечной бутылки, упаковки молока?

Константин Синецкий: Вот «Честный ЗНАК», конечно же, либо поднимет цену на бутылку молока, либо просто разорит предприятия, потому что очень дорогая технология, очень дорогое оборудование, и сама марка, каждая марка, за нее нужно заплатить.

Константин Чуриков: Ну помните, как в фильме «Гараж» говорили: «Для правды ничего не жалко»? Вот борются за правду люди.

Константин Синецкий: Ну так эта же самая информация и так нанесена на упаковку, на этикетку.

Константин Чуриков: Ну да.

Константин Синецкий: Она просто повторится в этой марке. И те, кто... Если рассмотреть вопрос именно борьбы с фальсификатом, те, кто этот фальсификат делают, они также внесут это и в систему. А вот для честного производителя, который и так уже все выполнил, честно нанес, вот эти лишние оплаты будут, конечно, очень приличными.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо огромное!

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Константин Синецкий, генеральный директор Ассоциации предприятий молочной промышленности «Кубаньмолоко».

У нас звонки же есть, звонков много. Давайте сейчас еще... Да, SMS много.

Марина Калинина: Ты прочитай пока SMS, потом звонок.

Константин Чуриков: Давай, да. Зрители парируют нам: «Чем бензин не сахар?» Парируют: «А чем Россия не Германия?» «У человека только одна шкура, а хотят содрать две», – как раньше говорили. «А доходы населения вырастут когда и на сколько? Когда нас услышат?» В общем, на самом деле очень много вот таких же примерно отзывов.

Сейчас звонок из Калининграда. Светлана, здравствуйте.

Марина Калинина: Светлана, здравствуйте.

Константин Чуриков: Сейчас, буквально вот только-только прямо Светлана до нас дозвонилась. Здравствуйте, добрый вечер, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я с Калининградской области звоню. В общем, что касается молока, у нас каждую зиму, естественно, оно повышается, а как только наступает лето, так начинают до минимума его срезать, то 16,50, то 15. В общем, в прошлом году у нас вообще стали «Залесский фермер», мы сдаем «Залесский фермер», они стали у нас принимать молоко то два через два, то два через пять, то обманывали, что у них там моют они эти свои маслозаводы... Прижимают людей, никакой дотации, дотации дают населению только за один месяц. В АО «Молоко» вообще у людей перестали принимать молоко, там если, допустим, сейчас жирность плохая, они по 10 рублей оплачивают и любыми путями стараются, чтобы только бы у людей не брать. А в магазине цена ну нисколько меньше не становится.

Константин Чуриков: Ну это совершенно точно. Я тут вот темный человек, только сегодня узнал, что, оказывается, молоко (во всяком случае сухое молоко) – это уже, товарищи, биржевой товар, сейчас вот пытаются производители молочной продукции, значит, наладить, уже как бы налаживают поставки в КНР, пытаются сейчас договориться, чтобы пошлины были не такие большие, ну со стороны Китая, и наше правительство просит союз профильный посодействовать...

Марина Калинина: Ну да, чтобы увеличить поставки.

Константин Чуриков: ...чтобы там уже с китайцами поговорили.

Сейчас у нас на связи Любовь Меланевская, исполнительный директор ассоциации «Промышленность за экологию». Я думаю, что это как раз повод, Марина, твой вопрос этот повторить по поводу переработки. Любовь Александровна, здравствуйте.

Марина Калинина: Да, Любовь Александровна, добрый вечер.

Любовь Меланевская: Здравствуйте.

Марина Калинина: Я и вам тоже хотела бы этот вопрос задать, есть ли у нас мощности для 100%-й утилизации упаковки, если мы сегодня о молоке говорим, вот этой молочной продукции?

Любовь Меланевская: Очень актуальный вопрос, коллеги. У нас действительно мощности в стране в зависимости от вида упаковки либо в переизбытке находятся, либо в недостаточном развитии. Если говорить конкретно о многослойной упаковке, в которой в основном представляют молочную продукцию на рынке, это такая картонно-алюминиевая полиэтиленовая упаковка, в которой 75% картона, то мощностей по переработке этой упаковки у нас в стране пока недостаточно.

Но на самом деле на данный момент проблема больше не с мощностями, которых и так мало и нужно развивать, а проблема с раздельным сбором этой упаковки. То есть если бы мощности были в избытке или хотя бы в достаточном количестве, они были бы недозагружены, как по другим видам упаковки, например по пластиковой, по полиэтилентерефталату просто потому, что у нас 95% отходов упаковки на сегодняшний день вместе с ТКО, твердыми коммунальными отходами, отправляются на свалки, не сортируются, не собираются раздельно, а просто отправляются на свалки. Поэтому чтобы... Прежде чем создавать мощности, грубо говоря, нужно создать практику раздельного сбора.

Константин Чуриков: Подождите, ну какая проблема, зачем тогда... Хорошо, зачем это на производителей тогда перекладывать, господи? Какая проблема? Прихожу я в магазин, не знаю, с условным названием «Вкусугодье», назовем это так, покупаю, значит, вот эту упаковку молока, она там из бумаги сделана, из картона. Ну в чем проблема? Пошел, выбросил в нужную урну и все, но цены только не повышайте, а?

Любовь Меланевская: Проблема в том, чтобы вам было легко и просто пойти и выбросить, этот контейнер должен кто-то поставить, должен кто-то его опустошить своевременно, обеспечить логистику этого контейнера, сортировку отходов, которые кроме вас туда еще кто-нибудь положит то, что не относится к отходам упаковки, и затем переработку.

Константин Чуриков: Тогда встречное предложение...

Марина Калинина: Так, может быть, положат-то и то, но нам зрители зачастую пишут, что приезжает грузовик-мусоровоз и из всех контейнеров мусор, который люди разделили добросовестно и честно, сваливают в один.

Константин Чуриков: Нет-нет, подождите, вот этот вот кто-то, очень интересно вот об этом «кто-то» поговорить. Значит, этот кто-то, перед тем как вводить историю с утилизационным этим сбором за упаковку, он же до этого проводил мусорную реформу, да? Этот кто-то с нас уже стал собирать больше денег, да? То есть, соответственно, пускай он как-то поймет, он за что нас хочет подоить, за это или за то.

Любовь Меланевская: Вот Константин, до меня спикер, совершенно правильный вопрос задал, он у меня тоже всегда в голове присутствует, я его при всяких уместных случаях (и неуместных иногда) задаю. Вот все очень озабочены сбором экологического сбора, простите за тавтологию, но при этом внятной программы, куда будут расходоваться эти средства, какие новые перерабатывающие мощности мы получим, какие сортировочные станции, где именно появится у меня во дворе, например, контейнеры для раздельного сбора этой упаковки... Ведь никто не может ответить на этот вопрос.

Более того, никто на себя на государственном уровне не принимает ответственность за достижение определенных целевых показателей по утилизации, которые поставил перед нами президент. Мы их можем повторить, мы их все знаем как мантру, те, кто к экологии каким-то образом относятся, это 100% всех твердых коммунальных отходов к 2030 году должны быть отсортированы, и полигонные захоронения должны уменьшиться на 50%. Вот кто у нас в стране несет ответственность за достижение этих лозунгов, этих показателей? У нас нет такого.

У нас в настоящий момент есть только цель собрать с производителей, потому что у нас очень удобно посчитать, и то не всегда удобно посчитать... Нас удобно увидеть, особенно крупных производителей, с нас удобно взять экологический сбор, а вот куда его потратить, на это пока не хватает...

Константин Чуриков: Я отпарирую: простите, не с вас, а с нас в конечном-то итоге.

Марина Калинина: С нас.

Константин Чуриков: Спасибо, Любовь Александровна, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Любовь Меланевская, исполнительный директор ассоциации «Промышленность за экологию».

Марина Калинина: У нас на связи Елена из Московской области. Елена, здравствуйте, вы в эфире, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день.

Я хотела бы рассказать вообще по поводу того, что утилизировать самостоятельно что-либо. Я попробовала в этом году. Так как Сергиево-Посадский мусорный комбинат перерабатывающий не смог мне в этом помочь: они делают сбор якобы экологический, но собирают все в кучу. Значит, утилизировать что-либо, пластик, стекло, макулатуру отдельно самому невозможно, потому что начинаешь тыкаться в эти компании и везде не принимают, потому что тут у пластика не такой вид, тут неподобающий тип, значит, тары, тут еще что-нибудь, какая-то проблема.

И раз нельзя утилизировать, можем ли мы получать это молоко, как раньше привозили большими цистернами, а мы ходили с бидончиками? По крайней мере я буду знать, что это натуральное молоко и через три дня оно скиснет, а не будет у меня стоять месяцами, и я смогу из этого молока творог сделать и кушать его не как непонятно разбавленную жидкость с какими-то добавками, а как натуральный продукт. И вообще слышит ли правительство то, о чем мы с вами разговариваем в этих программах? Видят ли они эти возмущения народные, или мы тут пошумели, пописали и всем это безразлично?

Марина Калинина: Ну, мы не можем об этом не говорить, не поднимать эту проблему.

Константин Чуриков: Вы знаете, не безразлично, вы знаете, нам кажется, что это не безразлично. Может быть, вы тоже обращали внимание: иной раз, да и нередко такое бывает, то, о чем мы, вот вы конкретно, наши зрители, говорите в эфире, ну буквально проходит день-другой, это становится поводом для обсуждения уже на самом верху. Так что нам кажется, что вы нам звоните не зря.

Итак, мы говорили о том, чем обернется повышение экологического сбора за упаковку молочной продукции. Посмотрим, чем сердце успокоится. У нас еще есть для вас новость.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)