Производство сельхозтехники: проблемы и успехи

Производство сельхозтехники: проблемы и успехи
Нужно ли раздать людям деньги?
Поддержка сельских банков
Дети выбрали профессии
Регионы, что нового? Красноярск, Кемерово, Курск
Гонка технологий и ядерные сценарии. Кредитная амнистия вместо каникул? Законность коронавирусных указов. Торгово-развлекательная пандемия
Гонка умов важнее гонки вооружений
Россия - не придаток экономической политики Китая, как нас часто хотят представить. Мы - немногие, у кого положительное сальдо торговли с ним
Торговые центры открылись впустую
Ядерные сценарии
Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии?
Гости
Мария Ёлкина
директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России
Дмитрий Теплов
директор Краснокамского ремонтно-механического завода

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам, именно в 14:30 по московскому времени, мы рассказываем о российских предприятиях, показываем продукцию, которую они производят, людей, которые работают на этих предприятиях.

Сегодня поговорим о сельскохозяйственном машиностроении. Все мы пьем молоко, едим всякие творожные продукты. Для того чтобы эти продукты были качественные и полезные, коров, соответственно, нужно правильно кормить. А для этого нужно правильно заготавливать корма. Сегодня сюжет об одном из таких предприятий – это Краснокамский ремонтно-механический завод. Посмотрим сюжет, а потом поговорим конкретно об этом направлении и, естественно, о сельскохозяйственном машиностроении в общем.

У меня сегодня в гостях – Дмитрий Теплов, директор Краснокамского ремонтно-механического завода. Дмитрий, здравствуйте.

Дмитрий Теплов: Добрый день.

Марина Калинина: И Мария Елкина, директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России.

А вы присоединяйтесь к нашему разговору, задавайте вопросы моим гостям, высказывайте свои мнения. Давайте посмотрим сюжет, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой получился сюжет о предприятии. Честно говоря, когда я туда поехала, я даже не представляла, что так сложно заготовить вот этот сенаж. Столько нужно оборудования, машин для различных этапов этой заготовки!

Дмитрий, как создавалось производство? Почему именно это направление было выбрано для работы?

Дмитрий Теплов: Началось все примерно 20 лет назад, больше 20 лет назад. Пермский край – это такая территория, где зона рискованного земледелия. То есть мы не можем выращивать пшеницу – то, что делают на Юге у нас. У нас в основном животноводство, то есть это молочное, мясное животноводство. И самой главной проблемой и решающим фактором успеха являются корма. Вот эти дожди постоянные… У нас в прошлом году выпало, по-моему, 937 миллиметров только осадков. Это огромное количество! Постоянно льют дожди. И вопрос «Как заготовить качественные корма?» всегда беспокоил наших аграриев.

Около 20 лет назад мы как раз начали смотреть технологии, которые есть за рубежом. Нашли сенаж в упаковке. То есть это тогда, когда трава скашивается утром, а уже после обеда…

Марина Калинина: Там тонкости какие-то такие, что надо обязательно с утра ее скосить, чтобы влажность…

Дмитрий Теплов: Да, чтобы сохранить питательность. Мы объясняем, что косить надо чуть ли не с ночи. То есть ночью выходит фермер, начинает косить, подвяливается она. А уже к обеду мы ее прессуем и упаковываем. После этого она может храниться до двух-трех лет без потери качества. То есть это все протеины, сахара, обменная энергия – то, о чем говорили наши специалисты. И это мы потом даем корове. Корова здоровая, она не болеет, она дает хорошее молоко, качественное. Дети, люди пьют хорошее молоко. Вот это наша такая миссия, чтобы хорошие корма были у наших фермеров.

Марина Калинина: Нам пишут наши зрители. Из Иркутской области сообщение: «Алтайский тракторный – крупнейший завод для тех, кто осваивал целину, – убит, сдан на металлолом. Красноярский комбайновый – убит, сдан на металлолом. Вот такие «достижения» в сельхозмашиностроении», – Ирина из Братска нам написала.

Мария, у вас хочу спросить: сейчас какая тенденция? Очень часто люди пишут, что все у нас убито. Но есть же заводы. Вот каждый вторник показываем на протяжении трех лет. Как обстоят дела вообще сейчас в сельхозмашиностроении? Пациент скорее жив или мертв?

Мария Елкина: Все зависит от того, кто стоит у руля этих заводов. Как обычно, у нас в России человеческий фактор – превыше всего. Сейчас в России функционируют более 100 заводов в сельскохозяйственном машиностроении, на них занято более 40 тысяч человек. За последние годы удалось нарастить практически в два раза долю российской сельхозтехники на внутреннем рынке, она сейчас превышает 50%.

Можно сказать, что пациент жив. Но есть, конечно, примеры, когда нерадивые собственники запустили производство, когда было некачественное управление. Мы же сейчас в рыночной экономике. Кто более эффективен, тот и работает на рынке. Кто создает технику, которая нужна аграриям, которая интересна на рынке, – соответственно, они и зарабатывают деньги, и эффективно функционирует. А тот, кто не хочет работать, тот и не работает.

Марина Калинина: Дмитрий, как вы общаетесь с представителями власти? Вы какую-то помощь от них получаете? Или вы сами по себе, а главное – чтобы не мешали?

Дмитрий Теплов: Ну, правды ради хочу сказать, что, конечно, я думаю, всем промышленникам, промышленным предприятия было достаточно тяжело последние 5–6 лет работать в России.

Марина Калинина: Я думаю, что даже больше

Дмитрий Теплов: Да, вообще больше. Мы всегда ходили, особенно на начальном этапе, балансировали на грани. То есть мы должны были развивать производство, но это было делать очень сложно – недоступность кредитов и так далее.

Поэтому то, что сделал Минпромторг где-то примерно 6–7 лет назад, то, что сделала ассоциация… Сейчас, соответственно, «Росспецмаш» называется, а раньше называлась «Росагромаш». Она сплотила всех производителей сельхозтехники. И, честно говоря, нам было, конечно, очень интересно работать в этой ассоциации, тем более что были инициированы очень хорошие программы поддержки спроса на отечественную технику, благодаря которым фермеры и сельхозпредприятия начали обращать внимание на российских производителей сельхозтехники. Министерство сельского хозяйства, региональные министерства начали более пристально изучать все-таки ту технику, которая выпускается в России.

Это привело к тому, что на протяжении последних 5–6 лет мы увеличиваем производство сельскохозяйственной техники на 25–30% в год. То есть таких существенных темпов прироста, конечно, не добилась, скорее всего, ни одна отрасль промышленности у нас в России.

Марина Калинина: А какие сейчас вообще направления в производстве сельхозтехники приоритетны для Минпромторга? Что поддерживает министерство? Что интересно? Что нужно?

Мария Елкина: В первую очередь нам нужна востребованная на рынке техника. А что касается трендов, то, наверное, в производстве всех видов техники, не только техники сельхозназначения, естественно, дело в ее производительности. Как можно больше аграриев хотят более производительную технику, при этом чтобы она была эргономичной, потребляла меньше топлива.

И один из последних трендов – и это то, что мы активно поддерживаем – цифровизация в машиностроении. Соответственно, все хотят управлять техникой с планшета или с телефона. Хотят дистанционно мониторить, как техника работает в поле. Соответственно, вот эти тренды мы и поддерживаем. Мы поддерживаем разработки…

Марина Калинина: То есть без человека вообще внутри техники, да?

Мария Елкина: Да, да, да. Если поехать на любую мировую выставку сельхозмашиностроения, то там, наверное, 50% техники будет представлено, которая уже управляется без человека, то есть дистанционно. Техника сама работает в поле. Даже уже тракторы без кабины, просто двигатель и, соответственно, робот управляет, он тащит за собой орудие сельскохозяйственное.

Марина Калинина: А какие программы сейчас есть у Минпромторга для поддержки таких производителей, как Дмитрий, например, и остальные?

Мария Елкина: С этого года Минпромторг России будет администрировать такую меру поддержки, как субсидирование скидок на российскую сельхозтехнику в рамках постановления № 1432. До этого эту меру администрировал Минсельхоз России, а с этого года она передана нам в ведение. Мера показала колоссальную эффективность за годы ее реализации. Только по итогам прошлого года мы реализовали со скидкой… То есть субсидия была предоставлена в размере 14,5 миллиарда рублей. И количество техники, которая реализована аграриям, насчитывает десятки тысяч. Столько техники было продано со скидкой.

В этом году она также продолжит свою реализацию. Сейчас в бюджете предусмотрено 7 миллиардов рублей. По мере необходимости мы будем пробовать добавлять деньги на ее реализацию в весеннюю и осеннюю корректировку бюджета. Это самая эффективная мера поддержки. Аграриям непосредственно предоставляются скидки. Как отметил Дмитрий…

Марина Калинина: Мы сейчас у Дмитрия спросим. У нас эффективные меры поддержки?

Мария Елкина: Давайте, Дмитрий.

Дмитрий Теплов: Суть заключается в том, что мы делаем скидку сразу же. То есть, когда мы отгружаем технику фермеру, он ее уже получает со скидкой. Затем мы эти документы подаем в Минсельхоз, с этого года будем подавать в Минпромторг, и они компенсируют нам эту разницу. То есть, по сути, предприятие, не получая дополнительных денег по данной программе… А суть программы в том, что она стимулирует спрос на наше оборудование. Благодаря этому наша техника становится доступнее для фермеров, для небольших предприятий, для сельхозпредприятий. Таким образом, мы можем производить больше этой техники.

Мария Елкина: И вкладывать, соответственно, тоже больше. То есть компании получают больше прибыли, которую они могут реализовать в производстве новых видов техники, в модернизации уже существующих видов техники. То есть мы, стимулируя спрос на технику, повышаем прибыль предприятий, которые продают больше – соответственно, они могут и вкладывать в свое развитие больше.

Марина Калинина: А вот в плане конкуренции на этом рынке сельхозтехники – насколько мы можем конкурировать с зарубежными производителями по цене, скажем, по качеству, по доступности этой техники для небольших каких-то фермерских хозяйств? Ну понятно, что большие, наверное, могут себе позволить купить современную хорошую технику. А вот с маленькими как быть?

Дмитрий Теплов: В нашем случае мы как раз за то время, пока мы работаем (а с 2003 года мы производим технику на заводе), мы собрали все лучшие решения, которые есть в мире. То есть мы посмотрели… Это Северная Америка, это Европа. И тот комплекс техники, которую мы производим – это как раз такой микс из разных идей, которые в свое время зародились, еще раз говорю, в Канаде или в Италии. Таким образом было организовано производство в Перми.

Техника из Перми поставляется по всей России. Техника очень бюджетная. То есть наша техника как раз идеально подходит и начинающим фермерам, и фермерам, у которых 50–100 голов, которые планируют расширяться, строить, например, дополнительный коровник на 200 голов. Конечно, им очень дорого покупать тяжелую технику для заготовки силоса, например. Сено сейчас, конечно, делать невыгодно. Невыгодно кормить коров сеном, потому что корове будет только обеспечиваться жизнеспособность, но она не будет давать достаточно молока для того, чтобы хозяйство было рентабельным.

Поэтому все наши упаковки – конечно, это такая уникальная технология, которая подходит небольшим хозяйствам, малым предприятиям и позволяет получать высококачественные корма.

Мария Елкина: Позвольте еще добавить про конкурентоспособность. Я думаю, цифра, что наша сельхозтехника поставляется в 36 стран мира, включая Германии и Францию, говорит о ее конкурентоспособности.

Марина Калинина: Вы предвидели мой следующий вопрос, потому что я хотела спросить по поводу экспорта. Насколько мы можем свою технику туда поставлять? Не они нам захламлять своей все…

Дмитрий Теплов: Кстати, это была просьба Минпромторга. К нам в свое время обратились и сказали: «Посмотрите на экспорт. Продавайте технику не только в России, но и в других странах». Мы сказали: «Хорошо». После этого стали ездить на выставки зарубежные. В прошлом году были в Ганновере на крупнейшей в мире выставке. И мы видим, что к нашей технике очень большой интерес.

В силу того, что техника является уникальной… То есть мы ее подбирали для России, для наших условий, а она пользуется спросом, в том числе таких странах, как Германии, Франция, Швеция, Норвегия. Поэтому мы сейчас активно расширяем дилерскую сеть, то есть мы ищем дилеров по всему миру, с тем чтобы продавать наши уникальные решения, которые мы производим у себя в России. Ну, в том числе это ближнее зарубежье. Конечно, это и Узбекистан, и Армения. Мы уже экспортируем несколько лет технику в Белоруссию.

Марина Калинина: Хотя, казалось бы…

Дмитрий Теплов: Конкурируем с европейскими и мировыми производителями техниками, с американцами и так далее. Наши технологические решения позволяют делать это лучше.

Марина Калинина: А чего вам еще бы хотелось? Каких-то льгот, может быть, кредитов льготных, еще чего-то? У нас же есть сейчас такая возможность пообщаться с Министерством промышленности и торговли.

Дмитрий Теплов: На самом деле мы, конечно, очень верим в то, что в России ситуация в целом, начиная с прошлого года, с этого года, будет все-таки меняться в позитивную сторону достаточно быстрыми темпами. Очень хорошо, что мы пришли к низкой инфляции. Мы видим, что ставки по кредитам в целом снижаются. И мы рассчитываем на то, что банки начнут увереннее смотреть в будущее, активнее поддерживать и сельхозпредприятия, и промышленные предприятия в их развитии.

Дополнительное банковское финансирование позволит нам производить больше техники, потому что нам ее нужно успеть сделать к сезону, она востребована к сезону, сделать склад, а фермерам и сельхозпредприятиям – иметь средства для того, чтобы обновить парк. На самом деле вложения в новые технологии окупаются очень быстро. Но нужно, чтобы банки, лизинговые компании, еще раз, верили в развитие страны, верили в развитие сельского хозяйств и каждого конкретного сельхозпредприятия.

Марина Калинина: Это очень важно, кстати, чтобы была такая вера, потому что…

Дмитрий Теплов: Да. И чтобы помогали им.

Марина Калинина: Еще такая важная вещь. Ну, мало того что предприятие произвело продукцию, продали ее – и все, и забыли про покупателей и так далее. Вот как правильно общаться с покупателями уже потом?

Дмитрий Теплов: Мы очень давно поняли, что просто поставить технику (а тем более это техника для того, чтобы работать по новой технологии) – этого недостаточно. Мы каждый раз хотим добиваться успеха. В этом плане, конечно, поставляя технику, мы выезжаем в хозяйство и прямо несколько дней там проводим, объясняя, как нужно выстроить весь технологический процесс. Причем мы даже не берем за это деньги, потому что нам очень важно, чтобы мы выехали во все хозяйства и в каждом конкретном случае добились, как я сказал, успеха. Иначе это не имеет смысла.

Поэтому мы в Перми создали специальный центр развития молочного и мясного животноводства, специалисты которого постоянно обучаются, ездят по России, смотрят лучшие практики, соответственно, приезжают в хозяйства и обмениваются этим опытом уже непосредственно с агрономами, с зоотехниками. Что сложно? В каждом хозяйстве есть коллектив, и целый коллектив работает на то, чтобы корма получились качественными. Поэтому мы зачастую выступаем в роли организаторов, чтобы выстроить полностью технологический процесс.

Марина Калинина: Вы такие тренеры?

Дмитрий Теплов: Да. Мы разработали методики. Мы все детально и понятным языком прописали. Мы даже сделали онлайн-курс. В прошлом году мы разработали онлайн-курс, и теперь каждый, кто хочет перейти на новую технологию, может спокойно у себя, вне зависимости от того, где он находится, спокойно просмотреть и получить необходимые знания.

Марина Калинина: Мария, а насколько сельхозпроизводители готовы перестраиваться, то есть готовы переходить на какой-то уровень другой в развитии своего хозяйства благодаря новой технике и так далее? Или проще по старинке все? Вот что они сами говорят? Вы же тоже на места выезжаете.

Мария Елкина: Вы знаете, здесь, я думаю, главное – обрести баланс. Потому что крестьяне все-таки достаточно консервативные…

Марина Калинина: Я поэтому и спрашиваю.

Мария Елкина: Поэтому, да, действительно, предприятию машиностроения очень важно общаться с потребителем своей техники. И предприятию машиностроения тоже надо перестраиваться, свое мышление перестраивать, с точки зрения… Не так: «Мы выпустили технику, а вы уж как хотите, так ею и пользуйтесь». К сожалению, пока большинство компаний ведут себя так на рынке.

Но есть и положительные примеры. Когда компании тесно взаимодействуют с аграриями, то аграрии… То есть они учат друг друга взаимодействовать и идти на компромиссы, так сказать, чтобы не сразу перевернуть сознание, а именно постепенно переходить к новым технологиям. Но зачастую с опаской. Ну, такие люди у нас, достаточно консервативные.

Марина Калинина: Дмитрий, еще один вопрос успею задать, у нас буквально три минутку остается. По поводу кадров – проблема ли это для предприятия вашего и вообще для таких предприятий, как ваше?

Дмитрий Теплов: Единственное, что хотелось бы посоветовать – это, конечно, держаться за тот коллектив, который уже есть. То есть мы постепенно-постепенно в течение последних лет создали такой большой, тесный и дружный коллектив профессионалов. И мы стараемся его держать и никуда не отпускать, то есть наше предприятие.

Марина Калинина: Ну а новых вы как привлекаете? И где берете?

Дмитрий Теплов: Слушайте, мы очень тесно работаем с местным техникумом. Мы даже помогли создать им классы, например, обучения станочников ЧПУ, класс роботизированной сварки появился в нашем Краснокамском техникуме.

Марина Калинина: Прямо в техникуме?

Дмитрий Теплов: Да. Чтобы ребята изначально видели, что такие технологии есть, и могли там уже обучаться. И мы внедрили около четырех лет назад дуальную систему обучения, то есть когда 1 сентября приходят студенты в техникум и сразу же на все три года закрепляются за нашим предприятием. Мы их сопровождаем первый, второй и третий год. И на третий год…

Марина Калинина: Много ли поломали оборудования уже?

Дмитрий Теплов: Нет-нет. Мы очень довольны, потому что на третий год они уже становятся нашими сотрудниками практически, которые разделяют наши ценности, которые знают наши требования. То есть не так, что, знаете, как раньше говорили: «Пришел после института – после этого все забудь и переучивайся заново». Нет, здесь мы к концу обучения уже получаем, по сути, готовые кадры, отбираем лучших и приглашаем к себе на производство.

Марина Калинина: У нас минуточка еще остается. А со стороны Минпромторга есть какая-то поддержка именно таких техникумов, каких-то образовательных учреждений? В этом плане ведется какая-то работа?

Мария Елкина: Ой, к сожалению, системной поддержки подготовки кадров для машиностроительных предприятий со стороны Минпромторга не оказывается. Мы поддерживаем больше индивидуальные инициативы тех предприятий, которые действительно заинтересованы в обучении. У нас есть ряд предприятий, которые открывают кафедры на площадках вузов, и мы их стараемся поддерживать.

Сейчас мы, я думаю, в этом году начнем более плотно и активно работать с Минобрнауки России по этому вопросу и, может быть, даже подумаем по выработке какой-то программы, чтобы была именно поддержка тех предприятий, которые готовы обучать студентов, которые готовы открывать кафедры на своих площадках. То есть я надеюсь, что в этом году у нас получится что-то такое системное организовать.

Марина Калинина: Спасибо большое. Дмитрий Теплов, директор Краснокамского ремонтно-механического завода, и Мария Елкина, директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России.

Ну а прямо сейчас – производственные портреты Краснокамского ремонтно-механического завода.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)