Производство упаковочного оборудования

Гости
Николай Кузнецов
генеральный директор ООО «КЛАСС-ИНЖИНИРИНГ»
Алла Елизарова
директор Ассоциации «Росспецмаш»

Марина Калинина: Еще раз всем тем, кто нас уже смотрит. И здравствуйте в первый раз тем, кто к нам только что присоединился. Напомню, что я Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Каждый вторник мы рассказываем о российских предприятиях, которые производят абсолютно разную продукцию, о людях, которые там работают, показываем сюжеты, беседуем с экспертами, естественно, принимаем ваши звонки и сообщения.

И на сегодня на примере компании Class Engineering, которая находится в Санкт-Петербурге и производит перемоточное и упаковочное оборудование, поговорим о том, как вообще живут такие нестандартные и очень интересные предприятия, которые производят не совсем стандартную продукцию, то есть оборудование для перемотки. Для меня это было, честно говоря, большое открытие, что у нас в стране есть такие предприятия. Ну вообще поговорим, какие меры поддержки нужны от государства. В общем, тем много. Как всегда времени мало. Но постараемся уложиться. Сейчас у нас на связи Алла Елизарова, это директор ассоциации «Росспецмаш». Алла Владимировна, здравствуйте.

Алла Елизарова: Здравствуйте. Очень рада вас видеть.

Марина Калинина: Да. Я тоже. И Николай Кузнецов, генеральный директор компании Class Engineering. Николай Владимирович, добрый день.

Николай Кузнецов: Добрый день, здравствуйте. Алла Владимировна, добрый день вам тоже.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет о компании, которая сняла наша съемочная группа, а потом побеседуем.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Николай Владимирович, давайте с вас начнем. Как вообще пришла в голову такая идея – производить такое оборудование? Как создавалось это производство? С чего все начиналось? Это вы скреативили, или команда ваших коллег?

Николай Кузнецов: Это генеративный, вообще говоря, такой подход. Происходил он в разные моменты времени на разных этапах. Мы формировали изначально идею как сервисная команда, команда инженеров, которая поддерживает разные направления производства. И в 2003 году родилась идея помочь тем компаниям, которые к нам обращались за помощью в рамках наладки оборудования высокоскоростных автоматических машин. Не только по рулонным материалам. По различным направлениям в том числе.

Оглядевшись, посмотрев, кто чем пользуется, кто на чем работает, у кого какие проблемы возникают, мы, собравшись группой конструкторов, приняли решение создать определенные автоматические системы, автоматические машины, которые позволят оптимизировать процесс производства и снизить себестоимость производимой продукции. Примерно с 2003 года начали производить именно высокоскоростные машины для рулонных материалов. Это, конечно же, стретч-пленка, фольга, бумага для запекания, различные ленты.

Марина Калинина: Вы в России единственные, кто это производит сейчас на сегодняшний день? Или у вас есть конкуренты?

Николай Кузнецов: На российском рынке в полном масштабе, который мы представляем в рамках спектра продукции, конкурентов нет. В полном масштабе. Но в определенных нишевых местах, конечно же, они есть. Куда без конкурентов? Более того, конкуренты есть как российские, так и конкуренты зарубежные, которые на российском рынке также очень плотно представлены. Это и европейские, и азиатские, и южноамериканские, и североамериканские.

Марина Калинина: Алла Владимировна, скажите, много ли в России, не только в «Росспецмаше», которые входят в эту ассоциацию, а вообще в принципе таких компаний, которые, в общем-то, уникальное такое оборудование делают, сами разрабатывают и сами еще и производят?

Алла Елизарова: Если мы говорим именно об аналогичной продукции, которую производит Class Engineering, то, как сказал Николай, в полном спектре, такая единственная…

Марина Калинина: Нет, какую-то специализированную? Что-то необычное, что-то новое – сами придумали и производят.

Алла Елизарова: К сожалению, прям что-то такого очень уникального, очень специфичного сейчас, мне кажется, даже невозможно уже придумать. Потому что рынок очень сильно насыщен разными видами оборудования. У нас вообще в России работает порядка 270 предприятий, которые производят именно оборудование для пищевого машиностроения. И, соответственно, у каждого есть какая-то техника, которую делает именно только этот завод, но при этом, если мы говорим про международные компании, да, и про иностранные компании, то, конечно, мы всегда можем найти аналог этой продукции, который производится либо в Европе, либо в Азии. То есть обязательно есть кто-то, кто делает такую продукцию.

Соответственно, компаний много. Делают технику новую, интересную, хорошую. И, конечно, все стремятся быть уникальными. Но, к сожалению, в нашем мире это достаточно сложно. Но радует то, что такие желания есть. И компании к этому стремятся.

Марина Калинина: Скажите, для компаний, которые работают с зарубежными странами (а таких партнеров у вас более 40, как мы из сюжета это слышали), очень важно участвовать в международных различных выставках, которые проводятся за рубежом. (Проводились. Пока, наверное, сейчас не проводятся). Участвовать в этих выставках сложно или нет? Насколько они эффективны? Ведь это такое мероприятие недешевое.

Николай Кузнецов: Это вопрос мне адресован или Алле Владимировне?

Марина Калинина: И вам, и Алле Владимировне. Вы можете между собой спокойно общаться, потому что вы друг друга видите, и я вас тоже вижу и слышу.

Николай Кузнецов: Ну, наверное…

Алла Елизарова: Давайте я скажу. Этот год у нас достаточно сложный. Мы как ассоциация в предыдущие года занимались организацией российских павильонов на разных выставках, в том числе и для производителей упаковочного оборудования. И соответственно мы считаем, что выставки – это один из основных инструментов продвижения техники и оборудования на международные рынки. И в этом году должна была состояться выставка interpack. Это крупнейшая выставка упаковочная, которая должна была быть в Германии, и Class Engineering тоже планировал там принять участие. Но этот год…

Николай Кузнецов: И Drupa.

Марина Калинина: Что-что?

Николай Кузнецов: И Drupa.

Алла Елизарова: Но этот год внес значительные коррективы. Мы ждем эту выставку в следующем году, обещают ее провести в начале следующего года.

Но хочу сказать, что такого количества партнеров и контактов, как на международных выставках, вы нигде не найдете. Поэтому, конечно, это очень важный и нужный инструмент. И я знаю, что Class Engineering это как раз та компания, на которую можно ориентироваться. Мне кажется, это компания, которая участвует во всех возможных выставках международных. И если где-то проходит выставка и участвует российская компания, то это обязательно будет Class Engineering. Потому что когда мы общаемся с Николаем, он постоянно путешествует по миру, его достаточно сложно застать в Санкт-Петербурге. Поэтому здесь, конечно, это работает именно на продвижение продукции на внешние рынки.

А экспорт – это у нас, так скажем, страховка. Когда что-то случается у нас внутри России, то экспорт – возможность поддержать на плаву. Если вдруг здесь произошел небольшой спад, экспорт вам поможет сохранить свою позицию на рынке. Поэтому, конечно, мы только «за».

Марина Калинина: Николай, а с вашей точки зрения как производителя, вы считаете, что выставки – это эффективно, раз вы постоянно туда ездите? Ведь это дорого достаточно.

Николай Кузнецов: Однозначно эффективно, если говорить коротко. Но я бы чуть-чуть пошире немножечко раскрыл бы этот вопрос. Партнеров у нас, конечно же, не 40. У нас, я думаю, что у нас партнеров около 3 тыс. И хоть и сказано было в сюжете о том, что у нас опыт поставки в 40 стран, но я, перебирая в голове, в общем-то знаю о том, что в Европе 50 стран, но мы, наверное, не поставили только в Исландию, в Ватикан и в Сан-Марино. Во все остальные страны поставки осуществлялись. Т. е., конечно же, намного больше 40 стран. И партнеров в каждой стране не по одному, а в некоторых странах их десятки. Конечно, в какой-то степени друг за друга конкуренты.

Как сказала Алла Владимировна, конечно же, выставки очень важная, а я бы сказал так: важнейшая, – важнейшая веха в продвижении оборудования на внешние рынки. Притом, там не просто вопрос демонстрации технологий или каких-то своих инженерных проектов и задач. Но это также общение с рынком и понимание, что интересно будет им в ближайшую перспективу, какие есть отдельные специфические требования в каждом отдельном направлении.

К примеру. Филиппины в среднем имеют рост человека 1 м 40 – 1 м 45 см и, конечно же, … оборудование нужно под них. В странах таких, как Дания, высочайшие требования к безопасности оборудования, во всех его проявлениях. В США очень высокие требования к технологической документации, сопровождаемой, или в рамках интегрирования в той или иной системе линий оборудования, каких-либо, например, технологических цепочек. И т. д. Плюс ко всему прочему, на выставках ты обкатываешь тех или иных (грубо сказал немножко), проверяешь, повышаешь опыт тех или иных молодых специалистов, менеджеров, которые общаются посредством электронной или видеосвязи с разными клиентами и партнерами в разных странах.

Конечно же, нужно приезжать. Конечно, нужно разрушать определенные психологические границы недоверия к российскому. Кто-то знает Россию с точки зрения космических ракет и военной техники. Но это не все. Россия – это, конечно же, большой потенциал в области инженерии, технологий и межинерционного реагирования на те или иные задачи, которые стоят со стороны внешних рынков.

Марина Калинина: Но вот это, кстати, очень важный момент. Мы практически каждый вторник, когда выходит эта рубрика, мы говорим о том, что не доверяют российскому производителю. Как внутри страны, так и за рубежом. Потому что наши люди считают, что если российское – значит, плохое. И вот переубедить их предпринимателям, производителям очень сложно.

Николай Кузнецов: Только время. Только время и только плотная плановая работа. И, к сожалению, практика общения в каждом персонифицированном случае Россия – это элементы психологического недоверия и разрушения каких-то границ во всех отношениях. Потому что, смотрите, к примеру: итальянцы как законодатели в области упаковочного оборудования, конечно же, производят и поставляют в разных странах. При непосредственной поддержке, конечно, и правительства, которое и сейчас, и в прошлые годы помогало и осуществляло их поддержку со всех сторон.

Но наступает август месяц. Если в Европе это зачастую время какого-то отдыха или отпусков, то в России это плотная-плотная работа. У нас не бывает такого, чтобы взяли мы и все дружно ушли куда-то в отпуск. И, конечно же, мы всех поддерживаем, у кого имеется и немецкое, и итальянское, и французское оборудование. Потому что, кроме оборудования, мы же как сервисная инжиниринговая компания поддерживаем в области и сервиса: запчастей, комплектующих, обучения, привязки к тем или иным технологическим цепочкам, которые необходимы. И адаптации под сырье и комплектующие. Потому что на российском рынке большое количество трудностей возникает с сырьем, утилизацией брака или внедрением тех или иных дополнительных технологических цепочек. Т. е. мы не только занимаемся оборудованием. Мы занимаемся и сервисной поддержкой, и адаптацией, и обучением людей к разным технологическим трудностям на жизненном этапе.

Марина Калинина: Да, это все прекрасно. Я хотела спросить: Алла Владимировна, государство субсидирует, помогает в проведении этих выставок? Вернее, участникам этих выставок. Потому что зачастую, может быть, предприятие и хочет поехать, но не может чисто финансово, а это для предприятия очень важно. Вот какие есть субсидии, какие есть программы?

Алла Елизарова: Да, сейчас есть у нас программы поддержки компаний именно для участия в выставках. К сожалению, там не такой большой перечень выставок, которые хотелось бы видеть нашим компаниям. Это достаточно ограниченное количество выставок. Выбираются крупные, значимые выставки, в которых несколько компаний, не менее 5-10 компаний, готовы принять участие. Как я говорила, вот interpack, например, крупнейшая выставка, она должна была пройти при поддержке Российского экспортного центра. Российский экспортный центр – они берут на себя частичное финансирование. Для крупных предприятий до 50% за участие в выставке, для МСП до 80% компенсация расходов по участию в выставке. Что включает и площадь, и застройку, и транспортировку оборудования на выставку и обратно.

Поэтому эти меры поддержки, конечно, очень важны и нужны. Потому что действительно, как вы правильно говорите, не все готовы сейчас тратить, а выставки стоят очень дорого. Тем более, международные крупные выставки, они стоят дорого. А наши компании, которые только планируют выходить на экспорт, т. е. только планируют экспортировать, они не готовы сейчас потратить очень много денег, не понимая, какой эффект от этого будет. Но после участия в выставках они понимают, что в выставках надо участвовать. И если первый, второй, третий раз эта выставка поддерживается государством и компании наши принимают там участие, то уже дальше, когда компании находят своих партнеров, находят какие-то компании, которые заинтересованы в их продукции, то тогда они уже дальше и сами будут готовы оплачивать участие в выставке.

Марина Калинина: Т. е. когда они поймут, что это эффективно и полезно, да?..

Алла Елизарова: Да.

Марина Калинина: …они уже будут как-то планировать свои расходы для того, чтобы.

Алла Елизарова: Да.

Марина Калинина: Но вот этот толчок первый, вот это помогает сделать…

Алла Елизарова: Да, первый шаг т. е. обязательно должен быть с поддержкой. Потому что когда вы выходите на новый рынок и никого там не знаете, вам очень тяжело предсказать, что от этого вы получите, какой будет эффект. А затраты при этом будут очень большие. И соответственно не все на это готовы.

Плюс есть еще поддержка – это транспортировка, субсидия на транспортировку техники. Но это уже после того, как вы нашли там партнера и вы отправляете ему туда свою технику и оборудование.

Марина Калинина: Николай, вот я вам хотела задать следующий вопрос про транспортировку. Какие проблемы здесь возникают? Потому что, если вы говорите, что вы там в каждой стране, допустим, работаете как минимум с 10 покупателями, клиентами, то вам постоянно приходится транспортировкой заниматься. Есть ли какие-то проблемы в этой области?

Николай Кузнецов: Проблемы, конечно же, возникают. Обязательно транспортировка всегда обсуждается в рамках логистики перевозки с клиентом и зачастую забивается в контракт. Это может быть как сухопутная, морская, воздушная транспортировочная линия. А также при транспортировках нужно будет всегда учитывать элемент подготовки документов. Это таможенное оформление, оформление эксконта, а также страхование груза или оформление определенных сертификатов происхождения. Т. е. это достаточно большая работа. И, конечно же, если бы, допустим, подразделения РЭЦ или «Росспецмаш» оказывали, действительно, здесь более глубокую поддержку (не обязательно ходатайство только за наше подразделение, за нашу компанию, а если говорить в общем), то, наверное, всем молодым, начинающим предприятиям, которые хотели бы производить элементы экспорта на внешние рынки, было бы чуть легче конкурировать или иметь какие-то более, маркетинговые больше плюсы, например, в отношении борьбы на внешних рынках с конкурентами.

Марина Калинина: Еще очень важный вопрос – это, конечно, проблема кадров. С такой проблемой сталкиваются практически все руководители производств, на которых мы побывали, которые приходили к нам в студию и мы с ними обсуждали этот вопрос. И этот вопрос стоит прямо ребром, можно сказать, очень серьезный. Я смотрю, у вас, судя по сюжету, очень много молодых специалистов. Где вы их берете? Взращиваете ли сами или как-то контактируете с вузами и т. д.?

Николай Кузнецов: Вопрос очень и очень непростой. Он зачастую задается не только в рамках нашего подразделения, а, наверное, это вопрос общероссийский.

Если говорить только о нашей компании – ответ в 3 секунды не уложить. Вкратце так: мы стараемся выращивать кадры самостоятельно. У нас очень многие люди, которые находятся на сборочном участке, очень хорошо знают, как конструирование производится. Конструкторы переходят в том числе и в отдел продаж. А продажники, или это продавцы, сотрудники коммерческих отделов, переходят в отделы закупки. Т. е. во всех этапах мы, конечно же, стараемся поддерживать и вычленять сильные стороны людей.

Конечно же, ориентируемся на молодых людей. Конечно, ориентируемся на кафедры, на вузы. Институт точной механики и оптики (сейчас он называется Университет ИТМО – информационных технологий, механики и оптики), конечно же, Технологический институт, Политехнический университет, Университет им. Устинова. В основном я перечисляю сейчас питерские вузы технические. Но в любом случае мы также приглашаем на практику, на преддипломное и дипломное обучение студентов и, конечно же, выбираем лучших, предлагая определенного рода условия, по которым существует элемент роста, обучения и погружения в процесс.

Т. е. нужно всегда погружаться. Мы в том числе на выставках приглашаем молодых специалистов из нашей компании, для того чтобы они трогали, просматривали и ощущали элемент так называемого свежего воздуха в инженерии непосредственно на внешних, за пределами российской действительности, полях.

Марина Калинина: Ну что, спасибо вам большое. Как всегда, как я говорила в начале рубрики, время пролетело незаметно. Спасибо за эту беседу. На связи (как уже привыкла говорить, «в гостях в этой студии», но все равно, хотя бы так) Алла Елизарова, директор Ассоциации «Росспецмаш», и Николай Кузнецов, генеральный директор компании Class Engineering. Спасибо вам огромное.

А прямо сейчас о кадрах компании Class Engineering: производственные портреты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как найти свою нишу среди таких компаний и какая им нужна поддержка от государства