Производство упаковочного оборудования

Производство упаковочного оборудования | Программы | ОТР

О ситуации в отрасли - рубрика «Промышленная политика»

2021-02-09T15:47:00+03:00
Производство упаковочного оборудования
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Роман Саломатин
заместитель директора Ассоциации «Росспецмаш»
Михаил Шапоров
генеральный директор ООО «АВРОРА Пак Инжиниринг», г. Саратов

Марина Калинина: А прямо сейчас – рубрика «Промышленная политика». Как всегда в это время, в 14:30 по Москве, мы рассказываем о российских предприятиях из совершенно разных областей, о разных предприятиях: о больших, о средних, о малых. Они производят абсолютно разнообразную продукцию. Мы показываем сюжеты об этих предприятиях, показываем эту продукцию и, естественно, показываем людей, которые эти товары создают.

Сегодня на примере компании «Аврора ПАК Инжиниринг», которая находится в Саратове и производит оборудование для упаковки продукции для совершенно различных отраслей, поговорим о том, как чувствует себя этот сектор экономики, вот эти предприятия, заводы и фабрики, которые выпускают оборудование в России, с какими проблемами они сталкиваются и какая помощь от государства им на сегодняшний день нужна.

У меня на связи Михаил Шапоров, генеральный директор как раз «Аврора ПАК Инжиниринг» из Саратова. Здравствуйте.

Михаил Шапоров: Добрый день.

Марина Калинина: И Роман Соломатин, заместитель директора ассоциации «Росспецмаш». Роман, приветствую вас.

Роман Соломатин: Добрый день.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет о предприятии, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: И мы довольны, что такие прекрасные работники работают на предприятии. Обычно я про людей спрашиваю в конце, но сейчас очень хочется, потому что сюжет получился – настоящие такие рабочие мужчины рабочих профессий. Михаил Сергеевич, как с кадрами у вас? Где вы берете этих людей? И есть ли проблемы с ними, с такими специалистами?

Михаил Шапоров: Проблемы со специалистами сейчас есть, наверное, у всех. Специалисты действительно сейчас в цене. Мы давно на рынке, мы уже достаточно старая компания. Мы людей набираем давно и накопили в этом вопросе большой опыт. Поэтому мастера уже умеют отбирать специалистов, умеют их обучать.

В последние годы это все сложнее и сложнее, потому что старая школа постепенно уходит, новые кадры приходится обучать дольше, требования к оборудованию, к продукции не стоять на месте. Ну, в итоге, если ты занимаешься этим постоянно, если уделяешь этому много времени, развитию кадров, то и результаты положительные.

Марина Калинина: Роман Юрьевич, а как вообще предприятия такого плана решают проблемы с кадрами? Потому что перед всеми такие задачи стоят, и каждый свой выбор делает, чтобы их решить. В частности, ассоциация какую помощь может предложить, какие действия в этом плане?

Роман Соломатин: Ну смотрите. Обучение кадров, естественно, все предприятия сейчас проводят в основном самостоятельно, потому что, так скажем, уровень тех специалистов, который существует на настоящий момент, он не удовлетворяет. Во-первых, очень разнообразное оборудование, продукция у наших машиностроителей, и есть какие-то нюансы. Как правило, те предприятия, которые идут в ногу со временем и очень хорошо представлены на рынке, естественно, они своих специалистов всех обучают.

Мы увидели на примере «Аврора ПАК Инжиниринг», что, так скажем, немного перенимается, возможно, система советская, когда приходили, брали учеников, они обучались. С учетом того, что сейчас как таковой практики распределения нет, то предприятия самостоятельно проводят конкурсы. То есть предприятия более крупные проводят изыскания, учреждают свои гранты как на инженерные кадры, так и на специалистов для работы на станках.

Есть одно из предприятий в отрасли, аналогичное «Аврора ПАК Инжиниринг», и там коллеги проводят обучение, причем на таком уровне, чтобы даже не удерживать у себя специалистов, а они готовы обучать и для того, чтобы коллеги работали и в других отраслях, на других предприятиях.

Марина Калинина: Ну а теперь давайте непосредственно о компании. Михаил Сергеевич, почему было выбрано именно такое направление деятельности тогда, в начале вашей работы? В общем-то, не самое простое. Это конкуренция с импортным оборудованием. Это некий вызов был?

Михаил Шапоров: Да, действительно, направление непростое. И компания уже существует давно, с 98-го года. Когда это начиналось, это было без какой-то советской базы, начинали на энтузиазме. И тогда рынок был совершенно неконкурентным. Еще не было даже развитого рынка импортного оборудования. Все это начиналось уже позже, в 2000-х, при нас. И действительно, рынок очень сильно изменился. Сейчас наш рынок, например, очень насыщенный, очень конкурентный. Причем основные производители, основные конкуренты – это наши российские компании, такие же производители, как и мы.

Импорта действительно много на российском рынке, но тенденция последних лет, что количество сокращается. И если сравнить отечественное оборудование с аналогами импортными, неважно даже, с какой стороны, то практически отличий нет. Форматы похожие, исполнение похожее, уровень оборудования зачастую не уступает европейскому. Разница для заказчика идет только уже на уровне ценовой политики и его восприятия.

Марина Калинина: А насколько вообще… Сейчас мы очень часто говорим об импортозамещении, о локализации производства именно в России. Насколько на сегодняшний день удалось именно локализовать этот процесс производства и производить все из российских составляющих? Ну, тут еще и пандемия, и санкции внесли свои коррективы, безусловно. Вот как у вас?

Михаил Шапоров: Ну смотрите. Я выражу, может быть, не самую популярную точку зрения. Действительно, у нас принято говорить, что в России ничего не производится, ничего не собирается. Это было раньше. Сейчас, конечно, это уже прошло. Абсолютное большинство всего собирается, производится в России. Тем не менее в нашем оборудовании импортная составляющая достаточно велика. Но тут нужно различать, что такое импортное. Это не то, что закуплено за границей. Это просто то, что привязано к курсу валют при закупке. Собираться оно может и в России уже.

Но стоимость колеблется, исходя из того, что это привязано. Потому что какая-то элементная база закупается за границей. Производится на самом деле сегодня большинство. По рынку комплектующих (а у нас очень большое количество, многосоставное оборудование), конкуренция очень большая. Найти можно все что угодно и в разной ценовой категории. Делается это в основном все в России, но опять же, как я говорю, обычно это привязано уже к курсу валюты.

Марина Калинина: Роман Юрьевич, а насколько налажена эта кооперация в принципе у производителей оборудования в нашей стране, у производителей комплектующих? Вот если говорить в целом по отрасли. Ну, здесь все хорошо. А вообще эти связи? Вот кто-то делает комплектующие. Кто-то хотел бы сделать, но, может быть, не знает, что сделать. Кто-то пока не готов, но хочет.

Роман Соломатин: Сейчас мы идем по этому пути, для того чтобы, так сказать… И ассоциация ведет работу в данном направлении, чтобы скооперировать и производителей комплектующих, и производителей оборудования. До этого, естественно, производители самостоятельно выбирали. И как-то навязать производителю, из каких комплектующих собирать, мы не можем. И зачастую даже происходит так, что иногда даже потребители диктуют свои условия. Он говорит: «Я хочу видеть в своем оборудовании мотор такого производителя», – либо информационную управляющую панель тоже определенного производителя.

Но сейчас все равно эта работа ведется. Тем более политика государства сейчас направлена в том числе на то, чтобы… Как Михаил отметил, стадию производства оборудования мы прошли. Сейчас необходимо сосредоточиться. И сейчас работа развивается в направлении, чтобы производить дополнительные комплектующие. В том числе с тем посылом, чтобы нам отчасти отвязаться все-таки от курса мировых валют, чтобы у нас не было сильных скачков и потрясений для машиностроителей и для конечных потребителей, чтобы мы четко понимали, как у нас цена выстраивается и на компонентную базу, и на конечные изделия в целом.

Марина Калинина: А вообще реально отвязаться от этой валюты пресловутой, Михаил Сергеевич?

Михаил Шапоров: Ну смотрите…

Марина Калинина: Вы так кивали по поводу потребителей, что они: «Хочу это, хочу то».

Михаил Шапоров: Ну, на самом деле у нас основное что привязано к курсу валюты? Это же привязаны, допустим, не конкретные комплектующие, которые напрямую ввозятся из-за границы – и это было бы логично. Нет, у нас курсы валют привязаны в основном к металлам. Особенно цветные металлы, нержавейка. У нас привязан алюминий – тут вообще напрямую корреляция идет. То есть все очень просто. И как раз эти вещи подорожали за последний период, за короткий период, очень существенно. Как раз вот здесь необходимы определенные действия, потому что…

Марина Калинина: Кстати, да. За последнюю пару-тройку месяцев стремительно выросла цена на металл. И что с этим делать? Какова причина? В общем, мне внятно никто из людей, которые занимаются машиностроением, не может ответить. Вот у вас какие версии?

Михаил Шапоров: Ну смотрите. Действительно, причин много, в общем-то, но основная причина одна – последствия пандемии по всему миру. Действительно, никто в мире такого раньше не проходил. Было ожидаемо, что цены вообще на мировых рынках взлетят. И они действительно взлетели.

Дело в том, что у нас цены на внутреннем рынке на тот же металл, как на алюминий, коррелируются тоже с мировыми ценами. Вот мы и видим такое повышение, то есть повышение на уровне мировой конъюнктуры. У нас курс валюты вырос за последние месяца три, может, на 10%. Соответственно, импортное оборудование подорожало на 10%. А отечественное оборудование, по идее, должно подорожать значительно больше, потому что металлы выросли, по разным оценкам, на 90%. И это за последние три месяца. Такой рынок мы сейчас имеем.

Марина Калинина: Роман Юрьевич, вы тоже хотели что-то добавить? В чем вы видите причину? И что делать с этим?

Роман Соломатин: Очень проблемный вопрос в настоящий момент. Мы встречались, и ассоциация со своей стороны и этим вопросом, так скажем, этим вопросом занимается. Со стороны ассоциации мы написали обращение и на первое лицо государства, и премьер-министру, и списались с представителями металлургии в нашей стране. Коллеги-металлурги ссылаются на привязку всего металла к биржевым мировым ценам.

Но, насколько мы видим, наша позиция заключается в том, что все-таки должно быть отчасти регулирование, чтобы не получалось так, что у нас, так скажем, сырьевые товары стоят на первом месте по отношению к той продукции, которую мы производим, чтобы у нас не страдали наши машиностроители. А то получается, что сейчас металлурги у нас продают по высоким ценам, а рост цены наших машиностроителей не может быть высоким.

А особенно если мы говорим в рамках корреляции с какими-то государственными мерами поддержки, то государство машиностроителям не разрешает поднимать цены и рекомендует придерживаться в рамках обозначенных индексов цен. Соответственно, получается у нас ситуация не очень хорошая, потому что издержки машиностроителей возрастают.

Марина Калинина: Ну конечно. Возрастает цена, а цены на свою продукцию они не могут повысить на столько, на сколько хотели бы.

Роман Соломатин: Да. Но в этом ключе, так скажем, общение с представителями металлургов, повторюсь… Внятного объяснения мы так и не получили. То есть нам ответили, формальный ответ нам пришел, но он говорит о том, что вина в том, что проблема с ценой металла – как цветного, так и черного.

Марина Калинина: По поводу экспорта вот такой продукции – вот этих сортировочных и упаковочных линий. Как с этим дела обстоят? И нужна ли здесь поддержка государства тоже, какое-то регулирование? Михаил.

Михаил Шапоров: Действительно, поддержка и регулирование нужны, без этого никуда. Но на самом деле ассоциация достаточно много делает для этого процесса и для какой-то поддержки. Можно ли здесь как-то повлиять на этот процесс – касаемо цен на комплектующие? Ну, наверное, сильно – нет. Здесь изменения нужны более глобальные.

Марина Калинина: Какие?

Михаил Шапоров: Ну, в общем-то, меры эти во всем мире уже использовались. Просто нашим отечественным металлургам должно быть выгоднее продавать на внутреннем рынке. Естественно, они хотят продавать на внутреннем рынке по тем же ценам, что и на внешнем. Делается это так. То есть если ты продаешь на внутреннем рынке дешевле, то ты за счет этого получаешь субсидию от государства. Это вполне нормальное внутреннее квотирование, и оно во многих странах уже применялось.

Но, насколько мне известно, у нас такого раньше не делали. На самом деле сейчас, наверное, период настал. После пандемии мы имеем тенденции, которых в мире еще никогда не было. Отечественное оборудование долгие годы, последние десять лет только набирало свою конкурентоспособность, а за последние три месяца оно ее стремительно теряет, потому что наше оборудование становится где-то уже равно европейскому по цене. И оно совершенно не конкурентное, например, с китайским, потому что китайское подорожало, как я уже говорил, дай бог, на 10%, а отечественное у кого-то подорожало на 60–80% – исключительно из-за комплектующих. Естественно, с этой ситуацией нужно что-то делать, и достаточно быстро.

Марина Калинина: Ну а какой выход вы видите из той ситуации? Что нужно делать? Вот вы как производитель…

Михаил Шапоров: Ну смотрите. Конкуренция на рынке поставки металла, алюминия, достаточно большая, там трейдеров много. Тех, кто перепродает, тоже очень много. Но все поднимают цены, потому что цены подняли производители.

Марина Калинина: А за счет чего они подняли цены? У нас что, дефицит металла в стране, сырья, вот поэтому?

Михаил Шапоров: Дефицит металла? Ну, я не могу сказать, есть он или нет. Просто весь металл продается за границу – очень эффективно и по высоким ценам. Это вполне ожидаемо. Им невыгодно продавать в России.

Нужно сделать так, чтобы было выгодно продавать в России. Допустим, ты продаешь в России по внутренним российским ценам, а государство эту выпадающую прибыль компенсирует. Это применялось во многих странах, которые шли на экспорто-ориентированную политику в области именно высокотехнологичной продукции. Тогда можно что-то сделать. А если выгоднее за границу продать металлы, алюминий, то, естественно, мы этим и будем заниматься. А многосоставная продукция, как наша, например, естественно, она уже будет находиться где-то на задворках, потому что она неконкурентоспособной становится.

Марина Калинина: А что делать с импортом такой же продукции, как вы производите? Вот как защитить свою продукцию, чтобы покупали вашу? Вот какие тут меры? Может быть, какие-то ввозные пошлины? Вот что делать с этим?

Михаил Шапоров: Ну, безусловно, любому производителю, наверное, этого хочется, чтобы были ввозные пошлины. И ассоциация, я знаю, тоже давно занимается этим вопросом. Ну, безусловно, определенные моменты необходимы. Потому что помимо просто того, что нужна пошлина, у нас есть много таких странностей в законодательстве, в том числе, например, в таможенном.

Например, какое-то оборудование, которое неплохо бы производить в России (и кто-то пытается производить, энтузиасты его производят в России), но его можно ввести из-за границы не то что не платя пошлину, а даже не платя элементарно каких-то сборов, вообще ничего. То есть оно входит в какие-то льготные категории. При том, что сейчас актуальность этих льготных категорий сомнительная, потому что это уже спокойно производят в России. Но видно, что это производить невыгодно. И не будет роста этого производства просто потому, что импортное получается привезти дешевле и быстрее.

Марина Калинина: Еще один важный вопрос – это налоговые льготы для производителей, в частности оборудования. Каких налоговых льгот вы бы хотели? Чего вам сейчас не хватает, чтобы было полегче, особенно в такое непростое, в общем-то, время?

Михаил Шапоров: Ну смотрите. Действительно, несколько лет назад, наверное, нельзя было говорить ни о каких льготах. Сегодня это уже присутствует. И вариантов помощи от государства на самом деле сейчас много, тут грех жаловаться. Ну, вообще начнем с того, что в России налоги относительно невысокие так или иначе, с этим вполне можно жить.

Но если ты отечественный производитель, если у тебя высокая локализация комплектующих, высокая локализация изготовления, как в нашем случае, то, естественно, в этом случае были бы интересны дополнительные льготы. Например, и какие-то льготные ставки по НДС, и какие-то еще дополнительные урезание по тем же страховым взносам, поскольку, допустим, у нас людей работает много, у нас большой персонал, средние заработные платы тоже немаленькие. В нашем бизнесе вообще нет неквалифицированной рабочей силы, то есть все работники квалифицированные. А это большая расходная статья – расходы на оплату труда.

Если это будет как-то компенсироваться, то это будет очень эффективно. Будет мотивация нанимать больше сотрудников и платить им большие деньги – соответственно, тем самым и развивать производство.

Марина Калинина: Роман Юрьевич, как в плане продвижения вот таких идей, о которых Михаил сейчас сказал? Что Росспецмаш может предложить? И вообще, может быть, другие есть предложения от других производителей, которые были бы нормальные и полезные?

Роман Соломатин: Ну, в целом мы поддерживаем то, о чем сказал Михаил. В целом ассоциация придерживается этих позиций, чтобы…

Марина Калинина: Насколько вообще реально это действительно принять на законодательном уровне?

Роман Соломатин: Ну, наша позиция: это реально. Но это должна быть именно воля нашего руководства страны, чтобы это принять. В настоящий момент у нас получается некоторая разрозненность – в том плане, что машиностроители высказывают одну позицию, у металлургов другая позиция.

Марина Калинина: Ну, у них все хорошо, как мы понимаем, сейчас.

Роман Соломатин: Да. Еще какая-то отрасль говорит о том, что тоже все хорошо. В дополнение к Михаилу хотелось бы, наверное, отметить, что неплохо бы, чтобы была какая-то дополнительная льгота по отношению к налогу на прибыль. У нас очень много предприятий, которые сейчас вкладывают в развитие, инвестируют, развивают новое оборудование, развивают новые мощности.

И вот хотелось бы, чтобы к таким предприятиям применялись какие-то пониженные ставки, чтобы у них формировалось больше оборотных средств. Точно так же, как и политика, связанная с кредитованием. У нас производители легко не могут взять кредит – и достаточно высокий процент, и условия очень серьезные, чтобы пополнить свои оборотные средства.

То есть это одна из проблем. И это, скажем, одно из направлений, которое необходимо отрегулировать и помочь производителям, потому что у всех основная проблема – не хватает средств, не хватает, денег, которые можно было бы использовать для производства, для наращивания, для роста производительности.

Марина Калинина: Спасибо вам за эту беседу. Михаил Шапоров, генеральный директор компании «Аврора ПАК Инжиниринг» (город Саратов), и Роман Соломатин, заместитель директора ассоциации «Росспецмаш».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)