Пропали на работе. Чаще других перерабатывают директора, водители и журналисты

Пропали на работе. Чаще других перерабатывают директора, водители и журналисты
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Валентина Митрофанова
Директор Института профессионального кадровика, к.э.н.
Ксения Юркова
исполнительный директор «Национального центра занятости»

Ольга Арсланова: День начинается и заканчивается на работе. Вот она, реальность миллионов россиян.

Петр Кузнецов: Регулярно задерживаются на работе больше половины наших граждан. Это выяснил портал Суперджоб.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим на эти цифры, как говорится, узнаем в них себя. Итак, почти каждый день это делают, т. е. задерживаются на работе, 22% сотрудников российских компаний, опрошенных только Суперджобом. Каждый пятый перерабатывает несколько дней в неделю. Никогда не остается на работе сверхурочной (покажите мне этих людей) лишь каждый шестой сотрудник.

Петр Кузнецов: Говорят, это эйчаровцы.

Ольга Арсланова: Да, вот давай посмотрим, с кем случаются чаще всего переработки, кто у нас страдает или наслаждается трудоголизмом. На первом месте журналисты. На втором месте руководители компаний, директора и их помощники, которых директора, вероятно, вынуждают оставаться на работе.

Петр Кузнецов: Т. е. тот же водитель, который, соответственно, если директор задержался, значит, и он задержался.

Ольга Арсланова: Секретарь. Да.

Петр Кузнецов: Секретарь.

Ольга Арсланова: Зам иногда.

Петр Кузнецов: Ну как он, конечно, как раньше директора уйти? Конечно, он тоже будет сидеть.

Ольга Арсланова: И вот. Потому что он хочет стать директором однажды, наверное. Зам.

Петр Кузнецов: Да? Я никогда не был замом, я не знаю, как они мыслят.

Ольга Арсланова: Так вот, еще очень важный момент. Чаще всего в нашей стране перерабатывают люди с доходом, т. е. зарплатой, от 80 тыс. руб. в месяц. Боятся потерять эти деньги.

Петр Кузнецов: Или прямая связь есть: если перерабатываешь, то и платят тебе больше.

Ольга Арсланова: Либо да. А если ты мало работаешь, так и смысл стараться? Точнее, если мало получаешь. Реже всех задерживаются эйчар-менеджеры. Среди них больше всего тех, кто никогда не перерабатывает.

Петр Кузнецов: Поясним. Эйчар-менеджеры – это как раз те люди, которые набирают персонал и следят за тем, как персонал ходит на работу. Не уходит ли он раньше.

Ольга Арсланова: Рабовладельцы, по большому счету. Об отсутствии переработок также говорили переводчики и бухгалтеры. Ну, у них все очень строго подсчитано, включая минуты, проведенные на работе.

Петр Кузнецов: Я вообще думал, что переводчики – это какие-то фрилансеры.

Ольга Арсланова: А вы перерабатываете? Вопрос к нашим зрителям. Позвоните, расскажите, как часто вам приходится на работе оставаться, даже когда ваши положенные 8 часов рабочего дня закончены. И, если не сложно, расскажите, за какую зарплату вы все это делаете и рискуете своим здоровьем, семейной жизнью.

Петр Кузнецов: Мы что имеем в виду. Вы задерживаетесь на работе, т. е. вы сейчас задумались: «Ну, больше, наверное, да, т. е. чаще, конечно, задерживаюсь». Вот так нужно размышлять и отвечать здесь, выбирать «Да» или «Нет» на наш короткий СМС-номер. Совсем скоро итоги подведем. Ксения Юркова, исполнительный директор Национального центра занятости, с нами на связи. Здравствуйте, Ксения.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Ксения.

Ксения Юркова: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите пожалуйста, чаще других задерживается – значит ли это, что дольше работает и больше работает?

Ольга Арсланова: И лучше работает, что самое важное.

Петр Кузнецов: Это уже второй вопрос.

Ксения Юркова: Здесь необходимо смотреть на ту сферу деятельности, где задерживается человек. Чаще всего сверхурочную работу берут на себя молодые специалисты, которые хотят построить карьеру или получить дополнительный опыт. Также вы уже сказали о директорах, которые делают показатели компании, для которых, наверное, просто необходимо, или показывают пример, как необходимо, как нужно, и хотят, чтобы их сотрудники так же работали. Вот именно, кстати, по этой причине мы сейчас говорим о том, что молодые специалисты хотят устроить карьеру и работу, именно по этой причине очень часто эйчары, про которых вы уже сказали, отказывают возрастным кандидатам. Потому что они реже готовы оставаться на работе, тем более – бесплатно.

Ольга Арсланова: А скажите, люди, которые остаются на работе, перерабатывают, делают это, как правило, все-таки по своей доброй воле, понимая, что это необходимо? Или их заставляют это делать в нашей стране?

Ксения Юркова: Если мы говорим про законодатель, то работодатель не имеет права привлечь сотрудника к переработке. Только с его письменного согласия. Без письменного согласия только в исключительных случаях, например, для устранения аварий. Реалии же рынка говорят о другом. На практике переработки регулируются между работодателем и сотрудником уже на местах. Практически каждый сотрудник хоть раз в жизни сталкивался с тем, что нужно что-то доделать. Вопрос оплаты этих переработок стоит уже отдельным вопросом. Как в коммерческих, так и в государственных структурах.

Петр Кузнецов: Т. е. это не при приеме на работу работодатель может предупредить, что возможен ненормированный график, там, в особую сезонность, в зависимости от…

Ольга Арсланова: Сюрпризы могут возникнуть по ходу.

Петр Кузнецов: …А уже, да.

Ксения Юркова: Да, сюрпризы могут возникнуть. Если для вас это принципиальный вопрос – переработки, то это необходимо проговорить на собеседовании. Но опять же, если у работодателя это частная практика, то скорее всего он насторожится, и выбор будет не в пользу вашей кандидатуры.

Ольга Арсланова: Понятно. Ксения, скажите, если все-таки такой сюрприз работодатель вам преподносит, как работник может урегулировать этот вопрос? Есть ли смысл тогда договариваться о каких-то преференциях, о каких-то дополнительных выходных, бонусах? Не деньгами, так еще чем-нибудь. И как к этому обычно работодатели относятся? К такой нормальной торговле рыночной.

Ксения Юркова: Вы правильно сказали: это рынок. Рынок труда. И, как я уже сказала, на практике здесь все регулируется внутри компаний. Если в компании принято оплачивать переработки, то, естественно, они будут оплачиваться и вам в том числе. Если в принципе это не практикуется в компании, это считается нормой, директор говорит: «Вот я же сижу до 11 вечера, делаю ваши показатели, а вы уходите домой», – то, конечно, здесь уже ничего не сделаешь. К сожалению, законодательство и практика здесь немножко расходятся.

Петр Кузнецов: А отказ оставаться и перерабатывать может стать основанием для увольнения?

Ксения Юркова: Опять же, по закону – нет. Но, поверьте мне…

Петр Кузнецов: Но пробел найти можно, да?

Ксения Юркова: Конечно. Работодатель всегда найдет причину, чтобы расстаться с сотрудником либо сделать условия труда такими, что сотрудник сам не захочет остаться. Но опять же коллектив. Если, например, сидят 4 бухгалтера и готовят отчетность…

Петр Кузнецов: И один из них…

Ксения Юркова: …встал и пошел, да? То, наверное, здесь и отношения в коллективе не будут складываться. Опять же, если для вас это принципиально, необходимо проговаривать сразу на собеседовании.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарий. Ксения Юркова.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ксения Юркова: Да, спасибо большое.

Ольга Арсланова: А мы продолжаем общаться с нашими зрителями. У нас на связи Сергей. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Как у вас с переработками?

Зритель: Ну, вы знаете, конечно, ваш эксперт говорит, как должно быть, но не есть на самом деле. При приеме на работу в любую престижную организацию вам дают талмуд разного перечня документов и инструктажей, которых вы подписываете не глядя, чтобы получить престижную и порой денежную работу. И как раз там обговорены возможные форсмажорные ситуации. Потом вы пишете заявление о приеме на работу. И, соответственно, одновременно заявление об увольнении. Без даты. С помощью которого вас без всякой мотивировки могут месяц протравить на вахте и скажут, что…

Ольга Арсланова: «А подпиши-ка нам заявленьице», угу. Да, просто вы подписываете и больше не работаете.

Зритель: Да. Поэтому любой кадровик, он выходит уже на вахте и перед охраной говорит, что мы в ваших услугах за тот или иной так называемый залет по мнению начальства не нуждаемся. Я работал и вахтовым методом и по 12 часов, и поверьте мне, в случае заболевшего сотрудника, ввиду того, что штат комплектуется по минимуму, ввиду экономии средств заработной платы, приходится оставаться на работе за счет заболевшего. А кто-то не вышел в том числе и по…

Петр Кузнецов: При этом никаких преференций, да?

Ольга Арсланова: Спасибо, Сергей. Давайте как раз обсудим все плюсы и минусы экономические переработок в масштабе страны с нашим следующим экспертом. У нас в студии директор Института профессионального кадровика Валентина Митрофанова. Валентина Васильевна, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Валентина Митрофанова: здравствуйте, коллеги.

Ольга Арсланова: Вот смотрите. С одной стороны, люди много работают, больше работают с каждым годом. Трудоголизм растет во всем мире, это факт, это статистика. И вроде как это должно прибавлять к ВВП, помогать экономике, с одной стороны. С другой стороны, эти люди быстрее выгорают, чаще болеют. И неизвестно, что выгоднее. Что выгоднее в итоге?

Петр Кузнецов: И улучшать производительность труда. А мы знаем, что не все хорошо так с ней.

Валентина Митрофанова: Да, это правда, на самом деле здесь, конечно, каждый работодатель выбирает для себя, что для него является приоритетным. И важно, наверное, понимать, что действительно проблема с переработками существует практически в каждой организации. Но объективно данных о том, какие размеры этой переработки, мы не имеем. Потому что очень многие работодатели ее скрывают. И даже при наличии переработок компенсируют это работнику в лучшем случае премиями. Иногда не компенсируют вообще. Поэтому здесь все всегда зависит действительно от работодателя, как и говорили ваши слушатели, которые выступали.

Петр Кузнецов: Но о чем можно в стране судить по количеству переработок, все-таки?

Ольга Арсланова: Не хватает чего?

Валентина Митрофанова: Переработки могут быть вызваны разными причинами. Естественно, есть объективная причина в части нехватки кадров. Это связано с какими-то отдельными удаленными объектами, где действительно очень сложно высококвалифицированный персонал обеспечить. Но все-таки мы должны понимать, что это скорее исключение из правил. В настоящий момент времени все-таки одной из основных проблем переработок является некорректное, неправильное нормирование нагрузки на персонал и недоукомплектовка штата. Т. е. это действительно одна из основных проблем. Поэтому скорее это минус экономики, если большие переработки.

Ольга Арсланова: Т. е. правильно мы можем сказать, что переработка – это вина организатора? Т. е. это проблема…

Валентина Митрофанова: Большей частью это проблема и вина работодателя, это правда.

Ольга Арсланова: А что работнику делать в такой ситуации, если он понимает, что его просто выгонят и все, если он не будет соглашаться на эти правила игры?

Валентина Митрофанова: Делать, наверное, какой-то выбор свой: готов ли он работать на этих условиях или не готов. У любого человека есть право обратиться за защитой своих интересов. Но, опять же, каждый человек прекрасно понимает, что иногда на кону стоит его работа, и выбирает вариант тот, что он готов работать с определенными нарушениями, лишь бы не потерять работу. Вот в регионах эта практика такая, наверное, очень распространенная. В Москве, в Питере, где количество рабочих мест все-таки достаточно большое, очень многие работники при таких грубых нарушениях режима работы просто разворачиваются и уходят к следующему работодателю. Но не во всех регионах можно найти себе работу так свободно. Поэтому люди многие и терпят нарушения.

Ольга Арсланова: Но а скажите, есть ли все-таки прямая взаимосвязь между количеством часов на работе, вот этим трудоголизмом, и продвижением по карьере? Многие же думают: «Я сейчас переработаю, немножко помучаюсь, ну, поболею, конечно, семью потеряю… Но зато у меня потом карьера ого-го как пойдет, я стану начальником».

Валентина Митрофанова: Большей частью, конечно, нет никакой такой зависимости. Потому что в настоящий момент времени у нас уже и работодатели многие понимают, что вопрос не в том, сколько времени ты находишься на работе, сколько в том, какую отдачу ты даешь. Поэтому, если это адекватный, нормальный работодатель, то твои переработки – это скорее минус. Это говорит о том, что ты не можешь планировать свое время. Но опять же, все зависит, естественно, от конкретной организации.

Петр Кузнецов: Спасибо вам большое, что многое объяснили. Валентина Митрофанова, директор Института профессионального кадровика. Задерживаются на работе, согласно нашему вот такому короткому опросу, но очень эффективному, 81% ответили, что задерживаются. «Нет» – 19%.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Николай
и не только водители ! мы все рабы за 20 коп работаем по 12 часов

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски