Прощай изоляция! Как европейские страны выходят из карантина

Прощай изоляция! Как европейские страны выходят из карантина | Программы | ОТР

изоляция, Европа, Великобритания

2020-05-13T18:56:00+03:00
Прощай изоляция! Как европейские страны выходят из карантина
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений

Константин Чуриков: А сейчас будем говорить о том, что предстоит всем нам, когда и наша страна, вот поголовно все регионы, выйдут из режима ограничений, самоизоляции. Сейчас мы будем беседовать с нашими региональными… не региональными, а иностранными, можно сказать, респондентами – нашими соотечественниками в разных городах Европы. У нас на связи Владимир Дашевский, Франция, из города Парижа, Рита Кнобель-Ульрих из Германии, город Гамбург, и Екатерина Долфин из Италии, из Турина. Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, уважаемые друзья.

Владимир Дашевский: Здравствуйте.

Рита Кнобель-Ульрих: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Все радостные, самое главное. Видно, что жизнь начинает меняться к лучшему. Екатерина, давайте с вас начнем. Как в Италии? В стране, где все было очень сложно. Наверное, самая сложная была ситуация именно у вас. Как у вас сейчас страна выходит из режима карантина?

Екатерина Долфин: Да, вечер добрый. Постепенно выходим, возвращаемся к нормальной жизни. Но учимся адаптироваться к новым условиям, которые диктует нам жизнь.

В прошлый понедельник нам разрешили официально прогулки, также спорт на открытом воздухе. Открылась еще часть магазинов и ресторанов… не ресторанов, а магазинов и сервисных услуг, таких, как химчистка, например. Вот мы в первые дни, в понедельник уже вышли вместе с мужем и нашей маленькой дочкой на улицу, прогулялись в парке около дома. В принципе, все, кого мы встречали, носили маски. Но были те, кто был без масок, но люди в принципе старались сохранять дистанцию.

Теперь, с 18 мая у нас официально открываются рестораны и бары. И крупные большие магазины. Но, скорее всего, это будет в зависимости от региона решено по каждому региону отдельно. Потому что, например, сейчас, вот мы живем в Пьемонте, это второй по уровню заражений регион после Ломбардии, – соответственно мы не ждем, что у нас с 18 числа откроется. А в таких местах, как, например, Сицилия, там почти не было в принципе вируса, – естественно, у них будет больше послаблений.

Оксана Галькевич: Т. е. вы на втором месте, я имею в виду, регион, где вы находитесь, он на втором месте после Ломбардии? Т. е. это как у нас Московская область после Москвы на втором месте.

Екатерина, я хотела вот о чем вас спросить. Так или иначе, Италия во многом жила и за счет туристов. И многие наши соотечественники планировали, может быть, часть лета, отпуска провести в Италии, на побережье, отдохнуть. Что у вас говорят в вашей стране, когда страна начнет принимать иностранных посетителей?

Константин Чуриков: Граждане интересуются, скажем так, да?

Оксана Галькевич: Разные люди интересуются, да. Но я думаю, что это, кстати, вопрос, который может и итальянцев волновать, которые живут за счет этой индустрии.

Екатерина Долфин: Не могу ответить за международный туризм, могу сказать о том, что слышно про туризм внутренний. Т. е., например, вышло постановление о том, как должны работать пляжи, оборудованные пляжи, в связи с ситуацией с коронавирусом. Например, каждый лежак и зонтик должны находиться друг от друга на расстоянии 5 м. Соответственно, вы можете представить, какая дистанция должна быть у этого пляжа, протяженность.

Потом, вот про рестораны очень много было разговоров. Мы даже, готовясь к прямому эфиру, посмотрели специальный ролик. Там рассказывают, что все клиенты будут находиться, сидеть за столиками на расстоянии не меньше 2 м друг от друга. Меню не будет. Меню будет либо на стене, т. е. вы подходите и читаете, выбираете, что вам хочется, либо через приложение можно будет посмотреть меню. Каждый столик будет отгорожен плексигласом. Это такой материал… в общем, его используют еще также для лица…

Оксана Галькевич: Прозрачный такой, да.

Екатерина Долфин: Соответственно, все будут отгорожены. Официанты обязаны носить маски, носить перчатки. Клиенты за столиком могут сидеть…

Константин Чуриков: Подождите, но это неинтересно. На пляже 5-метровая дистанция. Официантки в масках. Нет, но в принципе итальянцы – довольно экспрессивный народ. Т. е. на расстоянии 2 м, даже 5 м они смогут общаться, они громко разговаривают и жестикулируют.

Оксана Галькевич: Хочешь сказать, что даже под маской будет понятна мимика?

Константин Чуриков: Абсолютно.

Оксана Галькевич: Можно добавить что-то руками.

Константин Чуриков: Екатерина, но мы очень на самом деле рады, что такие…

Екатерина Долфин: Я не знаю, но говорили о том, что собираются … маски.

Константин Чуриков: …мы очень рады, что у вас такие изменения. Тем не менее, что касается тяжелой информации: что сейчас с заражениями в стране? Вот что вы первыми узнаете?

Екатерина Долфин: У нас в 6 часов каждый день проходит такая пресс-конференция, где рассказывается о новом количестве. О количестве погибших, о количестве выздоровевших, о количестве зараженных. В общем, как проходит ситуация сама по себе. У нас были дни, когда доходило до 10 тыс. и больше, это были очень тяжелые дни. Но сейчас в среднем в день получается где-то тысяча человек регистрируется, новых зараженных. А при этом количество погибших более сотни, где-то в районе 100 человек в день.

Константин Чуриков: Получается, по новым зараженным прирост куда как меньше, чем в России, да?

Оксана Галькевич: Но мы на самом деле уже давно вышли на 2-е место после Соединенных Штатов. Теперь можно сказать, что мы уже обогнали Италию в том числе.

Давайте переместимся в Германию, к нашей собеседнице Рите Кнобель-Ульрих. Здравствуйте, Рита. Расскажите, как у вас происходит вот это возвращение к обычной жизни, выход из самоизоляции, карантина.

Рита Кнобель-Ульрих: Ну, конечно, люди очень счастливы, что сейчас детские площадки, музеи, зоопарки, парикмахерские, магазины, кафе, рестораны открыты. Но это все по очень строгим правилам. Это строго регламентировано. Это значит…

Константин Чуриков: Да, вот сюда, в другую сторону немножко сместитесь, и мы вас увидим тогда целиком. Вот-вот, ближе к шкафу. Да-да-да. И камеру можно развернуть. В другую сторону…

Оксана Галькевич: Чуть-чуть в другую.

Константин Чуриков: …В другую. А то мы вас не видим. Вот! Вот уже.

Оксана Галькевич: Не волнуйтесь, все отлично. Вот, уже лучше, да.

Рита Кнобель-Ульрих: Значит, у нас это очень строго регламентирован. Это значит, например: пекарня только разрешают 2 клиента в магазине. И есть очереди у входа в магазины. И у входа в музеи. Потому что место, куда можно ходить, ограничено. То же самое в кафе и ресторанах. И это волнуется очень владельцы, потому что там тоже очень строгие правила, расстояния между столиками в 2 м это значит, что есть рестораны, где только половина людей может обслуживания. Поэтому многие владельцы боятся, что они обанкротятся, потому что … самые заработки и аренда…

Оксана Галькевич: Упали, да. Рита, вы знаете, у меня такой к вам вопрос. У нас в Москве ввели режим масочный и перчаточный. Мы теперь обязаны во всех общественных местах непременно быть в масках и в перчатках. Как у вас в Германии, требуют находиться в масках, в перчатках в общественном транспорте, на улице? Где, в каких ситуациях?

Рита Кнобель-Ульрих: На улице это необязательно. Это обязательно в каждом магазине, в кафе, в ресторане. И в гостиницах, и в музеях. Обязательно. И люди в принципе наблюдают эти правила. Потому что они знают, есть такие цифры: если больше 50 новых инфекций на 100 тыс. жителей, тогда в этом регионе сразу будут сократиться эти ослабления. Поэтому люди стараются наблюдать эти правила.

Оксана Галькевич: Правильно, да.

Рита Кнобель-Ульрих: В магазинах продавцы часто, если я забываю эту маску, продавцы требуют: «Пожалуйста, не забудьте повязать маску».

Константин Чуриков: Да, спасибо большое. Рита Кнобель-Ульрих у нас была на связи. Теперь Франция, Париж. Владимир Дашевский. Владимир, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Владимир Дашевский: Бонжур.

Константин Чуриков: Вы на улице. Там за вашей спиной гуляют люди. Все уже напоминает отдаленно прежнюю жизнь? Или нет?

Владимир Дашевский: Нет, нет, конечно. Жизнь возвращается планомерно. Самый первый наш репортаж мы начинали тоже отсюда, когда Марсово поле было закрыто. Невозможно было никому прогуляться. Начиная как бы с 11-го числа, Марсово поле открыто, много людей, которые гуляют. Больше теперь не нужны никакие протокольные документы, чтобы выйти на улицу. Ношение масок и перчаток на улице необязательно. Но в транспорте и в общественных местах ношение масок обязательно, иначе будет штраф €135.

Оксана Галькевич: Владимир, вы знаете, вот сейчас Рита до этого говорила, что в музеях необходимо в масках быть. Я вдруг подумала, что я дико хочу в музей. Даже не в ресторан, не еще куда-то. В музей. Вы потом сказали: Марсово поле. У меня сразу вспомнилась ассоциация с Петербургом, и я подумала: вы из Парижа… вы знаете, вот все мои петербуржцы пишут, как прекрасен Петербург сейчас в это время, когда улицы пустые и когда можно было бы гулять…

Константин Чуриков: Мне это напоминает, Оксана, Ильфа и Петрова: «И тут Киса горячо заговорил о Париже», да?

Владимир Дашевский: 100%.

Оксана Галькевич: Вот я хотела спросить, как у вас. Людей сейчас меньше, туристов нет…

Владимир Дашевский: Слушайте, ну, двояко. Очень двояко. Потому что я вел репортажи в течение всего как бы коронавируса, всей эпидемии. Когда вообще никого не было народу, был только народ, который стоял в магазинах. Это было немножко странно. Сейчас появился народ, народу очень много, чувствуется, что как бы все возрождается. Притом возродилось очень сильно. Так сильно, что с 11-го числа, когда весь народ вышел на набережные Сены и на канал Сен-Мартен, все вышли без масок, просто это было какое-то столпотворение народа с увеселительными напитками, что пришлось вызывать полицию и запрещать эти мероприятия. Так что теперь распитие алкогольных напитков на набережных запрещено.

Константин Чуриков: Так. А если кафе, бары – ведь это все-таки французская традиция… (Не надо на меня так смотреть.)

Владимир Дашевский: Кафе, бары работают. Но работают не во внутреннем, а во внешнем режиме. Т. е. вы можете купить навынос что-нибудь. Но все остальное закрыто еще пока. Вопрос еще открытый. Мы ждем, я думаю, первых ближайших двух-трех недель, чтобы посмотреть, как будет реагировать эпидемия на людей. И как люди будут реагировать сами.

Оксана Галькевич: Владимир, а какая реакция была по мере ослабления? Что со статистикой у вас в Париже происходит? Вот мы всех спросили наших собеседников. Что у вас?

Владимир Дашевский: Статистика? Статистика положительная. Статистика идет – колокол, в котором мы находимся сейчас, как бы пик мы давно прошли, мы сейчас в самом низу, и все смотрится по реанимационным местам, которые с каждым днем все уменьшаются и уменьшаются. Это самое главное, что есть по статистике.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое, наши дорогие соотечественники, коллеги, друзья.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у меня короткая просто реплика…

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: …Я хотела сказать, что вот эти наши беседы с вами в прямом эфире, друзья, они для нас здесь в России очень важны. Потому что мы, по сути, сейчас смотрим в будущее: каким оно будет у нас, когда пройдет этот тяжелый для нас, очень сложный момент. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо всем. И скорейшего окончания режима самоизоляции. Владимир Дашевский, Рита Кнобель-Ульрих, Екатерина Долфин.

Еще у нас есть звонок. Давайте послушаем нашу зрительницу или зрителя из Ленинградской области.

Оксана Галькевич: Из Ленинградской области Владимир. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Добрый день. Вы знаете, вот я проживаю где-то полчаса езды от Петербурга. Это Тосненский район, Никольское. И вот на праздники, у нас речка там, людей было полно. Люди приезжают из города. Все без масок. Вот. А связано это с тем, вы знаете, что вот у нас населенный пункт за последние 5 лет вырос в 2 раза. А не хватает работников правоохранительных органов. Они просто сюда не едут работать, потому что им выгоднее работать в Петербурге.

Константин Чуриков: Владимир, но, с другой стороны, не в вашем ли регионе, не в Ленинградской ли области смягчили как раз режим? По-моему, даже уже кафе какие-то открываются, нет?

Зритель: Нет, вы знаете, я боюсь, что потом это все может аукнуться так, что будет, как в Москве, понимаете? Но дело в том, что вот у нас даже, вот я разговаривал с людьми, они говорят: «Мы бы с удовольствием пригласили сюда сотрудников работать, но их надо заинтересовать. Дать им жилье». То же самое, вот у нас нет ни одного хирурга в нашем населенном пункте. Потому что, мне главный врач говорит: «Звонят каждый день: мы хотим работать, дайте нам где жить». Понимаете? Т. е. вот эти проблемы все, вот эти мелочи, как бы, она сейчас выливается в то, что здесь нет вот этого контроля должного. Поэтому сюда люди, я вот сейчас смотрю: люди ходят в масках, действительно, соблюдают карантин, да, наш народ дисциплинированный. Но вот то, что я видел на речке: там полно, там сотни людей были в праздники, без масок, с детьми.

Константин Чуриков: Это при том, что в Петербурге, в соседнем регионе, получается, меры жесткие. Это, возможно, то, о чем мы сейчас будем дальше говорить. Спасибо большое за ваш звонок. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)