• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Алексей Каневский: Нельзя людям за счет их нищеты и безысходности предлагать уцененный товар с истекшим сроком годности!

Алексей Каневский: Нельзя людям за счет их нищеты и безысходности предлагать уцененный товар с истекшим сроком годности!

Гости
Алексей Каневский
председатель Комитета по экономике и науке московского отделения «ОПОРА России»

Юрий Коваленко: Ну а мы продолжаем. Следующая тема у нас не то чтобы экономическая, а она скорее потребительская. Закупая крупные партии товаров, ритейлеры практически всегда рискуют продать далеко не весь товар: продукты портятся, срок годности подходит к концу. Магазины в большинстве случаев возвращают их поставщикам. И этой проблемой всерьез занялась группа депутатов во главе с Ириной Яровой. В Госдуму уже внесен проект, запрещающий возвращать непроданную продукцию. По мнению Яровой и ее коллег, это наносит прямой экономический ущерб прежде всего производителям, нарушая санитарные и гигиенические требования, в общем, и так далее.

Марина Калинина: Ну, с этим мы будем сейчас разбираться в прямом эфире с нашим гостем в студии. Но ведь просроченный товар куда-то нужно девать. Это же вроде как логично. И тут начинаются различные варианты. В некоторых магазинах просто продлевают срок годности по продукции – ну, перепечатывают наклейки со сроком годности. Некоторые в супермаркетах, например, делают полуфабрикаты. Какие-то уже подошедшие к концу срока годности курицы – из них делают гриль, потом делают салаты и так далее, и так далее. Так вот, как быть, чтобы минимизировать потери для всех и не нарушать права ни потребителей, ни производителей, ни покупателей? Вот сейчас будем обо всем этом говорить.

У нас в гостях – Алексей Каневский, руководитель Комитета по экономике Московского отделения "Опоры России". Здравствуйте, Алексей.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Алексей Каневский: Здравствуйте, добрый вечер.

Марина Калинина: Давайте сначала разберемся. Вы за такой способ, который предложили депутаты во главе с Яровой, или против?

Алексей Каневский: На самом деле закон "О торговле", который собственно и регулирует сейчас взаимоотношения с производителем, в 13-й статье он не обязывает производителя забирать товар из сети. То есть в этой статье сети запрещено навязывать это условие о том, чтобы непроданный товар поставщик забирал обратно. Это всегда договоренность какая-то индивидуальная и сильно зависит от вида продукции.

Если мы говорим о скоропортящейся продукции – скажем, о молоке и хлебе, которые быстро теряют свои качества, – то логичнее было бы, конечно, сильно обсуждать возможность получения этого товара обратно, потому что только поставщик или производитель имеет сейчас структуру для его утилизации. Потому что если сейчас это навязать одним щелчком сети, то у нее нет возможности ни хранить этот товар, ни потом утилизировать. Поэтому это большие затраты для ритейлера, который, конечно, делегирует в конечном итоге на другую группу товара или на цены, на другие группы товаров. То есть вопрос очень гибкий, неоднозначный. Одним махом на весь ассортимент я бы его не стал делегировать.

Юрий Коваленко: Все-таки утилизация – это так сложно, что действительно невозможно каким-то образом хлеб куда-то деть, молочные продукты? Или что?

Алексей Каневский: Мы как обыватели думаем, что это несложно. Но вы представляете, как зарегулирована вещь, например, с точки зрения санитарно-гигиенических норм. То есть это вообще большая проблема, конечно. А потом – как утилизировать? Вот тут был пример перевода, например, свежей курятины в разряд гриля. Это один из элементов такой так называемой утилизации. Говорить о том, что гриль потом достойного качества, тоже в этом смысле не приходится. То есть вопрос стоит о том, что, конечно, это такая тонкая профессиональная вещь. Это не означает – просто выбросить в мусорное ведро. Это большая проблема, которую нужно решать.

Марина Калинина: А давайте спросим наших телезрителей, что они думают по этому поводу. Что нужно было бы сделать с просроченными продуктами или с теми продуктами, срок годности которых вот-вот закончится? Позвоните нам в прямой эфир и расскажите. Может быть, в вашем городе, в вашем населенном пункте уже придумали какой-то способ, и магазины как-то справляются с этой проблемой, не в ущерб себе и остальным покупателям? Ну или пишите SMS-сообщения, тем более что они уже поступают на наш портал.

Ну, тут возникает такой вопрос. Сети примерно представляют, какой у них поток покупателей. В принципе, наверное, он сильно не меняется – ну, если только в зависимости от праздников, от какой-то сезонности. Но из года в год, в принципе, он один и тот же, цикличный, да? Ну, каких-то громов грянуть не должно, что все покупатели вдруг исчезнут или вдруг нахлынут какие-то миллионы новых клиентов. Зачем тогда покупать там много, что потом остаются вот эти продукты, с которыми вопрос: что делать?

Алексей Каневский: Вопрос достаточно забавный, потому что если бы все было так, как вы описываете, понятия рынка как такового вообще бы не существовало, потому что все было бы технологично.

Марина Калинина: Ну, я образно говорю. Где-то меньше, где-то больше.

Алексей Каневский: Я вас понимаю. Но вы правы в следующем. Конечно, существует такая категория профессиональных людей в сетях, как закупочные менеджеры, закупающие товар. Они, вообще-то, должны быть профессиональными экспертами в своей области. И в этом смысле на них лежит обязанность определения оптимального объема для таких закупок.

Но ведь понимаете, в чем дело? Процесс закупки – он не единомоментный. О них порой за несколько месяцев договариваются, планируются какие-то маркетинговые акции на этот период. А в этот момент, и особенно в нашей стране, ситуация молниеносно меняется, с точки зрения предложения по цене. Например, скакнул курс национальной валюты – поставщик уже не может продать по такой цене. Цена повышается. В этом смысле тогда ее надо делегировать на полку, будет продано меньше. А сделка по количеству уже совершена. Это первое.

Опирались на тенденцию, например, предновогодних продаж прошлого года по какому-то товару новогоднему. В этом году покупательная способность чувствительно меньше у населения – и эта группа товаров будет продана меньше. А взяли, как в прошлом году. Потому что, еще раз повторяю, сделки по поставке товара не планируются за день и за час.

Юрий Коваленко: То есть получается, что все это… проблема опять же в кадровом вопросе? У нас не очень компетентные кадры, которые не могут правильно рассчитать, спрогнозировать и качественно сделать свою работу?

Алексей Каневский: Я бы так не сказал, потому что, в принципе, спрогнозировать на 100% при любом уровне профессионализма невозможно. Погрешность всегда будет, потому что здесь есть человеческий фактор. Никто не Господь Бог, и никто не знает наперед. Плюс-минус, да, можно определиться. Для этого как раз существуют профессионалы, чтобы минимизировать такую погрешность.

Но при этом еще раз говорю, что всегда, при всех обстоятельствах товар, который будет не реализован с полок в момент его срока годности, он будет. Для этого в момент, когда он реализуется… Например, реализация пошла не так, не таким темпом, медленнее. Существует обратная связь с поставщиком. Поставщик может предложить какие-то маркетинговые услуги в этот момент, как-то промоутировать свой товар в этот момент.

Юрий Коваленко: То есть акции? Подходит срок годности – сделали акцию, вдвое дешевле?

Алексей Каневский: Например, да. И сети активно этим пользуются, ликвидируют таким образом товар по общему удовлетворению. Поставщик, например, не может по определению встать в какую-то жесткую позу и сказать: "Я не буду забирать товар". Он не будет просто работать с сетью. Сеть сейчас, к сожалению (или не к сожалению), диктует условия. И если занимать какую-то негибкую позицию, недоговоренную, то просто можно лишиться своего места на полке. Поэтому, может быть, и в законе даже Яровой может быть прописан такой механизм обязательного невозврата такого товара, но на практике, уверяю вас, сеть найдет возможность каким-то образом компенсировать потери.

Юрий Коваленко: То есть этот закон…

Марина Калинина: У нас есть звонок из Московской области, Александр нам дозвонился. Здравствуйте, Александр, вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер.

Марина Калинина: Да, слушаем вас, здравствуйте.

Зритель: Вот вы задали вопрос: что делать с просрочкой, проще говоря?

Марина Калинина: Да. У вас есть вариант?

Зритель: Я работаю торговым представителем. Я каждый день сталкиваюсь с данной ситуацией. И на своем примере могу сказать, что если просрочку не вывозить, то, допустим, мелкие торговые точки закроются, сто процентов. То есть, я думаю, эта инициатива вообще очень губительна.

Марина Калинина: Ну а вы какой вариант видите? С вашей точки зрения, что было бы правильным сделать в такой ситуации?

Зритель: Ну, единственное – уменьшать как-то бюджеты на вывоз, ну, на обратную реализацию, или какие-то программы поддержки разрабатывать. Ну, я не знаю. Просто страна беднеет, производить хочется, а… Как это назвать? Результат плачевный.

Юрий Коваленко: Но все-таки, если не возвращать товар, получается, что магазин будет вынужден продавать и вынужден будет, скажем так, лукавить со сроком годности, перерабатывать? Вот с этим вопросом как? Все равно же пострадает конечный покупатель.

Зритель: Покупатель пострадает. И магазин рано или поздно за это накажут.

Юрий Коваленко: Вот, собственно говоря, и палка о двух концах, к которой мы и подходим. Спасибо большое.

Получается, что здесь у нас конкретного решения принять этот закон не может, где-то в чью-то сторону отдельную он не может поставить свое твердое слово.

Алексей Каневский: Абсолютно верно. Еще раз говорю, это очень неоднозначный и непростой вопрос. Хотя, казалось бы, из здравого смысла все ясно: заказал неправильно – и барахтайся с этим сам. Но еще раз повторяю: как ни странно, может быть… Я не возьму на себя смелость утверждать, что по всем отраслям. Например, может быть, хлебобулочные и молочные производители меня здесь не поддержат. Но даже сейчас имеющиеся поставщики не были бы рады договоренности о невозможности сетью вернуть какой-то товар. Сеть просто начнет катастрофически, перестраховываясь, меньше заказывать.

Юрий Коваленко: Пустые полки?

Алексей Каневский: Конечно, будут пустые полки и меньший объем товарооборота с поставщиком, это точно. Пострадает ассортимент, пострадает конечный покупатель в большей степени, чем если будет найден какой-то компромисс по возврату товара. Он сейчас уже работает. То есть негласно, условно говоря, поставщики готовы забирать определенный вид продукции, ну, в каком-то объеме. И тогда они знают, что с этим делать. И это абсолютно не означает, что в этом смысле они будут превращать товар в контрафактный, как-то его всерую продавать. Это не всегда так.

Марина Калинина: Ну, помимо того, что наши зрители, как Александр, предлагают, чтобы удешевлять товар, о чем вы собственно говорили, то есть за какое-то время до окончательного окончания (извините за тавтологию) срока годности этой продукции просто делать половину стоимости, а может быть, даже и на большую часть снижать цену.

Алексей Каневский: Как вариант, как вариант.

Марина Калинина: А предлагают еще раздавать бедным просто еду бесплатно, отправлять в какие-то дома престарелых и так далее, и так далее. Есть и такие. Ну, это просто чисто такая благотворительность. Еще пишут, что можно во всякие фермерские хозяйства, чтобы откармливать коров, не знаю, свиней тех же самых и так далее, перерабатывать в корма. Насколько это реально?

Алексей Каневский: Вариант с животными более жизнеспособен, еще раз повторяю, потому что вопрос с продукцией… Ну, мы говорим о продуктах питания в данном случае, в основном, да?

Марина Калинина: Ну, естественно. Ну, туалетная бумага не портится.

Алексей Каневский: Да-да-да. Он зарегулирован настолько (ну, наверное, справедливо, с точки зрения санитарно-гигиенических норм), что отдавать его бедным – значит, подвергать определенную категорию людей опасности, просто для физического здоровья…

Марина Калинина: Но тем не менее такие места есть, такие палатки, магазинчики, где как раз продается, ну, не просроченная продукция, давайте будем откровенны, а уже близкая…

Алексей Каневский: Ну, с подходящим сроком годности.

Марина Калинина: Да, да.

Алексей Каневский: Но, понимаете, это все на грани. Произойдет один-два случая смертельных… Вы видите, к сожалению, мы привыкли махать руками, когда уже все произошло. И, наверное, здесь надо очень осторожно подходить, еще раз повторяю. Утилизировать с помощью передачи на корма – наверное, более простая ситуация. Но не все виды товара. Скажем, алкогольная продукция невозможна для реализации среди коров.

Марина Калинина: Ну, алкогольная продукция, в общем, долго не портится.

Так, еще у нас есть звонок – Александра из Пензы. Александр, здравствуйте, мы вас слушаем. Здравствуйте, Александр, говорите. Александр? Что-то со связью у нас, Александр нас не слышит…

Зритель: Я говорю: Александр Николаевич из Омска.

Марина Калинина: А, вы из Омска? Извините, пожалуйста. Да, Александр Николаевич, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вот слушайте. Я старый пенсионер. Здесь у нас в Омске, в городе Омске продают просрочку перекупщики. Я покупаю эту просрочку – и жив-здоров, и ничего со мной не случилось. И многие люди, которые пенсионеры… Ну, я не могу колбасу есть за 700 рублей. А ее продают за 100 мне. И вообще в магазине можно же открыть какой-то отдел "Просроченные товары". И не надо каким-то фермерам возить, свиней кормить, коров кормить. Мы не настолько богаты, чтобы свиней кормить колбасой. У нас народ весь еще не кушает колбасу. Сделайте, пожалуйста, просроченные товары ниже на треть – и люди будут брать. Вот и все проблемы. А то законы всякие, то да се. Зачем так много всяких бумаг, бумаготворчества? А люди-то у нас еще голодные. Так что вот мое предложение такое. И люди будут брать, тем более пенсионеры. Много у нас еще голодных и нищих.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

Юрий Коваленко: Здоровья вам в таком случае.

Марина Калинина: Вот видите – люди просто готовы рисковать все равно своим здоровьем и покупать такую продукцию.

Алексей Каневский: Что называется, без комментариев, потому что то, что сейчас прозвучало – это абсолютно несчастье и признак того, что…

Юрий Коваленко: Ну подождите. Омск. Я вот сейчас смотрю – Подмосковье, вот рынок в Сабурово, в Москве есть, воскрешающийся постоянно рынок в Котляровском районе. Здесь их можно смотреть и не перечесть. То есть получается, что кому-то выгодно.

Алексей Каневский: А что это за рынки?

Юрий Коваленко: Рынки? "Килограмм сосисок – 40 рублей. Банка тушенки – 60 рублей. Шашлык из свинины – 160 рублей. Сроков годности не найти ни на одной упаковке". Стихийные рынки. Зеленоград.

Алексей Каневский: Продукция без срока годности недопустима к продаже по законодательству. Если мы говорим, что существуют места, где законодательство нарушается, – да, они есть и их достаточно много, и именно в связи с ситуацией, которую сейчас предыдущий слушатель описывал. Люди готовы покупать. Есть спрос – предложение обязательно будет.

Юрий Коваленко: И они не готовы жаловаться в полицию?

Алексей Каневский: Они не готовы жаловаться до того, как они не почувствуют себя плохо. И жаловаться уже будут, к сожалению, их родственники. Задача государства – вообще не допустить обсуждения такого вопроса. Люди должны получать качественный продукт по тем ценам, которые они могут себе позволить. В данном случае для уважаемого пенсионера, безусловно, должны быть отдельные отделы в магазинах по специальным ценам, как угодно, но это должен быть все равно качественный товар. Нельзя людям из-за нищеты этой и безысходности предлагать товар с риском для жизни ни при каких обстоятельствах.

Марина Калинина: И еще один такой момент. Ведь ритейлеры зачастую из-за своей жадности выставляют на полки магазинов товар, который они приобрели у поставщиков, так скажем, в 2–2,5 раза дороже. Может быть, умерить аппетиты – тогда и продукция будет раскупаться лучше, и тогда не будет проблемы с тем, что она остается?

Алексей Каневский: Такие случаи, которые вы приводите, они есть, но, на мой взгляд, они точечные. Сейчас рынок и вообще ситуация экономическая в России сформирована таким образом, что тут не до жира, тут не до дополнительных торговых наценок. Я повторяю, что вы правы с точки зрения отдельных случаев, но сейчас абсолютно внимательное отношение с обеих сторон – и у поставщика, и у продавца – к возможной цене реализации. Потому что, еще раз повторяю, ритейл в прошлом году упал на десятки процентов. Это впервые за всю историю, с точки зрения денежно-товарного оборота, потому что денежная масса исчезает у людей. И конечно, выставлять продукцию, просто как на выставку, никому неинтересно. А потом мы столкнемся с проблемой, которую обсуждаем.

Что касается пресловутых аппетитов и торговых наценок. Ну, я в данном случае по своей истории больше на стороне поставщика. Но я в данном случае должен вступиться и за сети. Уверяю вас, что там не гигантские наценки сейчас везде, потому что платить за аренду, платить всем обслуживающим организациям, платить поставщикам (имеется в виду – за транспорт) и так далее, и так далее. И на круг остается не так уж много. А это все очень и очень дорого стоит, особенно в Москве.

Марина Калинина: Смотрите, давайте вернемся тогда к началу нашего разговора – вот к этому закону, который предложила Ирина Яровая, чтобы вообще запретить. То есть у нас если запретят, то значит запретят. И это создаст еще большие проблемы, чем сейчас. Если сейчас, вы говорите, это проблема договора между сетью и поставщиком, то потом это будет, в общем-то, проблема только сети, потому что поставщик уже здесь не сможет ничего сделать. То есть мы толкаем сети на то, чтобы они эту просроченную продукцию все-таки как-то реализовывали тем не менее, потому что ее очень много. Куда ее девать? Они же будут ждать до последнего момента, пока уже срок годности перескачет за ту дату, которая указана на упаковке.

Алексей Каневский: Да, вы абсолютно правы. То, как это сейчас выглядит в предложении – единомоментно и огульном – это приведет, на мой взгляд, к еще большим проблемам, которые существуют сейчас. То, что эту тему надо пообсуждать и, возможно, найти какие-то точечные решения – наверное, это справедливо. Но на это нужно какое-то время потратить, как обычно. Нельзя просто по инициативе какой-то группы производителей товара. А скорее всего, так произошло. У них, конечно, беда – их заваливают обратно продукцией, и они не знают, что с этим делать. Легче всего просто поставить в сеть и забыть о ней, да? С другой стороны, можно двигаться навстречу друг другу – производить более оптимальный по цене и качеству товар, который…

Юрий Коваленко: Разновидовой, который удовлетворит всех.

Алексей Каневский: Да. И она будет активно реализовываться. Применять какие-то маркетинговые механизмы. Надо просто двигаться навстречу, а не воевать бесконечно ритейлу с поставщиками. На мой взгляд, вот таким образом.

Марина Калинина: Ну, давайте посмотрим, что говорили люди в разных городах. Наши корреспонденты сделали такой опрос – просто на улицах прохожих спрашивали: "Что делать магазину с просроченным товаром?" И вот что они услышали в ответ.

ОПРОС

Юрий Коваленко: И хочется добавить. Чтобы не было, наверное, все-таки просрочки, есть смысл торговым сетям обозначить кассы для пенсионеров, для студентов, которые будут покупать дешевле, а все остальные будут покупать по этой же цене? Это должно избавить, по мнению европейских продавцов, от подобной ситуации.

Алексей Каневский: Да. И делать это вовремя, до истечения сроков годности. То есть на эти кассы надо направлять товар с подходящим сроком годности.

Юрий Коваленко: А после истечения срока годности уничтожать.

Алексей Каневский: Уничтожать.

Юрий Коваленко: Большое спасибо. У нас в гостях был Алексей Каневский, руководитель Комитета… Одну секунду.

Марина Калинина: …по экономике Московского отделения "Опоры России". Спасибо вам еще раз. Спасибо.

Алексей Каневский: Пожалуйста. Всего хорошего!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О просроченных продуктах
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты